Марек Хэлтоф «Короткий рабочий день: механизмы власти» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учёт рабочего времени работников отдела маркетинга ООО «Виктория»... 1 8.24kb.
Франция при Людовике XIV 1 111.57kb.
Вакидзаси японский короткий меч 1 26.72kb.
Глава I. Рабочий стол 4 1 92.96kb.
«Мой рабочий день» 1 23.34kb.
Курская область 1 30.55kb.
Томская область 1 108.81kb.
Конференция «Государство. Наука. Бизнес: Механизмы взаимодействия... 1 36.55kb.
Сто дней у власти 1 102.21kb.
Политическая власть и механизмы ее функционирования 4 377.58kb.
Механизмы ткацкого станка Зевообразовательные механизмы 1 255.54kb.
Информация №18 о выступлении белорусских спортсменов 1 170.94kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Марек Хэлтоф «Короткий рабочий день: механизмы власти» - страница №1/1

Марек Хэлтоф «Короткий рабочий день: механизмы власти».
/vi. Short Working Day: Mechanisms of Power by Marek Haltof/
(по изданию Marek Haltof. The Cinema of Krzysztof Kieślowski. Variations on destiny and chance. - London/New York: Wallflower Press, 2004)
(перевод с англ. RSL (http://rebels-library.org))
Короткий рабочий день, фильм, снятый по роману Ханны Кралль Widok z okna na pierwszym piętrze (Вид с окна первого этажа), был сделан в 1981 году для польского телевиденья, но с возможным релизом для широкого экрана. Не как другие фильмы Кесьлевского, Короткий рабочий день посвящён важному моменту в истории Польши периода пост-1945. Фильм вновь рассказывает про жестокий рабочий бунт в городе Радом в июне 1976 года, который начался после внезапного объявления на телевидение об увеличении цен на еду, и который вскоре вылился в социальные и политические протесты. Протестующие осадили и подожгли здание региональной коммунистической партии и столкнулись с противобунтарской милицией (ZOMO). Протесты, которые быстро распространились в другие польские города, были жестокого подавлены властью, объединили политическую оппозицию в Польше. К примеру, сразу за этими событиями, был сформирован Комитет Защиты Рабочих (KOR), который сыграл важную роль в будущей политической борьбе за свободу. Из-за своей темы, Короткий Рабочий День сразу же был положен на полку властью и никогда не был выпущен на широкий экран. Кесьлевский часто подчёркивал слабые моменты фильма и, в течение долгого времени, сам был против его выпуска1. Премьера фильма состоялась на польском телевиденье после смерти Кесьлевского, двадцать лет спустя событий Радома, с небольшими отзывами от критиков.

Фильм начинается со сцены, которая представляет главного героя в 1968 году, беспокойный период в польской истории, обозначенный студенческими демонстрациями и антисемитскими кампаниями, организованными коммунистической партией. Главный герой порицает 'зачинщиков', манипулирующих студентами и, очень возможно, это оппортунистическое действие гарантирует ему позицию секретаря районной партии в индустриальном городе Радом в 1975 году. Спустя пять лет после событий Радома (во время периода деятельности Солидарности) на телевиденье он защищает своё поведение 25 июня 1976 года.



Как и Шрам и некоторые документальные фильмы Кесьлевского, Короткий Рабочий День рассматривает механизмы власти, запечатлённые изнутри системы. Фильм представляет точку зрения секретаря местной Коммунистической Партии, сыгранную Wacław Ulewicz, чей офис осаждён бунтующими рабочими. Зритель узнаёт, что заставило рабочих пойти на столь отчаянные меры через включение документальной хроники, показывающей Piotr Jaroszewicz, тогдашнего польского премьер-министра, возвещающего в телевизионной речи среднее 69 процентное увеличение на цены на еду (на мясо, в частности). Радомский партийный секретарь не знает как справиться с протестами рабочих: 'Мы должны им что-то пообещать. Не важно что', он объясняется в своём внутреннем монологе; 'Партийный активист не может обижаться на рабочий класс, даже если рабочий класс ошибается', он продолжает свои бюрократические наблюдения. Очень сложно, если невозможно, симпатизировать ему, несмотря на его очевидно подвергнутую опасности жизнь и его позицию одиночки, встретившейся с враждебной и непредсказуемой толпой. Партийный секретарь запечатлён как некомпетентный и нерешительный, типичный партийный активист, который пытается разрешить ситуацию, доминируя над воинственными рабочими и удовлетворяя своих боссов в Варшаве. Из-за того, что повествование ведётся в фильме от лица коммунистического чиновника, это конечно, отдалило польских зрителей, а также поставило в недоумение большинство польских критиков относительно намерений Кесьлевского. «Я поставил для себя ловушку», вспоминает Кесьлевский, «поскольку в Польше в это время — и даже в большей степени сейчас — у людей не было никакого желания понимать партийного секретаря»2.

Стилистический, операторская работа Krysztof Pakulski имитирует резкость документальных фильмов. Вставка документальных отрывков (польская хроника и телевизионные программы с политическими фигурами как Лех Валенса и Piotr Jaroszewicz) усиливает этот опыт. Фильм насыщен с кадрами коричневатых интерьеров здания коммунистической партии, долгими планами беспокойной толпы, увиденной с окна первого этажа, где расположен кабинет партийного секретаря и также крупные кадры лиц. Иногда Кесьлевский сосредотачивается на одиночном персонаже, замораживает картинку и на мгновение отсылает вперёд, представляя будущую судьбу персонажа, до того как вернуться к главному действию. Благодаря этому, Кесьлевский связывает события Радома с зарождением Солидарности. К примеру, зритель следит за рабочим, который избивается дубинками милицией после своего ареста, представлен в суд и обвиняется в хулиганстве. Другие отсылки представляют, среди прочего, молодого активиста KOR, помогающего арестованной женщине-рабочей и группе будущих активистов Солидарности.



Как всегда, Кесьлевский избегает острых разделений, сатиры или карикатуры в изображении польского общества в 1976 году. Короткий рабочий день — это документальная драма, которая запечатлевает дух событий Радома. Название «короткий день» отсылает к короткому рабочему дню секретаря. Обычно, он признаёт, он работает долгие часы, но 25 июня, когда заводы в Радоме идут на забастовку, он заканчивает свой рабочий день внезапно, около двух в обед, будучи эвакуированным с помощью секретной полиции до того как здание партии поджигается. Незвёздные актёры фильма помогают усилить почти что-то документальный привкус3. Главный актёр Ulewicz, который всегда в центре фильма, бесспорно специально подобран на эту роль Кесьлеским из-за своих ролей чиновника коммунистической партии в некоторых фильмах, сделанных в печально известной (из-за националистической и коммунистической предвзятости) киностудии Profil, возглавляемой Bohdan Poręba. Ulewicz появляется, к примеру, в фильме Gdzie woda czysta i trawa zielona (Где чистая вода и зелёная трава, Bohdan Poręba, 1977), Hotel klasy Lux (5-звёздный отель, Ryszard Ber, 1979) и Wysokie loty (Высокие полёты, Ryszard Filipski, 1980). Первоначальная идея Кесьлевского снимать Filipski4, отличного актёра, но противоречивую политическую фигуру, конечно продвинуло бы этот неровный фильм на другой уровень.

Записав это в 1981 году, Кесьлевский отмечает, что 'в тот момент внутреннее «я» художника, поиски его сердца и страх, были в меньшей степени важны … Сегодня говорить правду о мире, хотя всё ещё важно, больше недостаточно. Мы должны искать более драматические ситуации; нравственность, выходящую за пределы каждодневности; более универсальные и проницательные диагнозы'5. Эти комментарии, также как поэтика фильма Кесьлевского Случай, предскажут его будущий кинематографический стиль.

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike (Атрибуция — Некоммерческое использование — С сохранением условий) 3.0 Непортированная.



1Stok, Kieślowski on Kieślowski, 115-16.

2Stok, Kieślowski on Kieślowski, 116.

3Зрители, знакомые с польским кино, смогут, однако, узнать некоторых актёров, таких как Tadeusz Bartosik, Michał Szewczyk и Paweł Nowisz, которые снимались во второстепенных или эпизодических ролях в большом количестве популярных польских фильмов.

4Stok, Kieślowski on Kieślowski, 119.

5Kieślowski, 'In Depth Rather Than Breadth', 69-70.





Никто не умеет жить так, как не умеем мы! Борис Крутиер
ещё >>