Майкл Крайтон Разоблачение - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Bentley Motors Биография 1 11.62kb.
Название: Мумия: в поисках свитков 1 29.86kb.
Майкл оуэн – «вундеркинд», «могучий мышонок» 1 64.82kb.
Урока. Тема урока: «Разоблачение идей механизированного общества... 1 152.03kb.
Знаменитый рестлер стив остин в крутом боевике тактическая сила 1 18.38kb.
Стивенс Майкл Без революций. Работаем над собой, оставаясь в гармонии 10 2131.91kb.
Я просто не могу перестать любить тебя 1 370.96kb.
Информация о фильме Название 1 14.02kb.
Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) в 90-е... 12 2701.96kb.
Майкл Джордан лучший Американский баскетболист. Новый чемпион нба. 1 27.86kb.
Разоблачение 1 50.42kb.
Происхождение ЭВМ 1 370.32kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Майкл Крайтон Разоблачение - страница №1/28




Майкл Крайтон

Разоблачение

«Майкл Крайтон. Разоблачение»: Эксмо; М.; 2004

ISBN 5 699 07994 7

Оригинал: Michael Crichton, “Disclosure”, 1993

Перевод: И. Уткина
Аннотация
«Разоблачение» — один из лучших романов американского писателя Майкла Крайтона, которого по праву называют отцом технотриллера. Эта книга, ставшая основой одноименного голливудского блокбастера, главные роли в котором исполняли Майкл Дуглас и Деми Мур, позволяет читателю увидеть изнутри жизнь крупной корпорации и погрузиться в безжалостный мир, где человеческие чувства и судьбы людей — лишь ступеньки карьерной лестницы для беспринципных интриганов.
Майкл КРАЙТОН

РАЗОБЛАЧЕНИЕ
Посвящается Дугласу Крайтону

«Незаконными деяниями при найме на работу являются:

отказ принять на работу или уволить любого индивидуума или проявление дискриминации по отношению к любому индивидууму применительно к заработной плате, срокам, условиям или льготам, связанным с занимаемой должностью, из за его расы, цвета кожи, религии, пола или национальности;

ограничение или разделение сотрудников или соискателей любым путем, который может лишить их прямо или косвенно равных возможностей или иным образом повлиять на их служебное положение из за их расы, цвета кожи, религии, пола или национальности».

Акт о Гражданских правах от 1964 года, Статья VII.
«Власть не имеет пола».

Кэтрин Грэхем


Часть первая ПОНЕДЕЛЬНИК
ОТ: DC/ M АРТУРА КАНА

МЕРЦАЛКИ/КУАЛА ЛУМПУР/МАЛАЙЗИЯ
КОМУ: DC/ S ТОМУ САНДЕРСУ СИЭТЛ (НА ДОМ)
ТОМ,
УЧИТЫВАЯ ПРЕДСТОЯЩЕЕ СЛИЯНИЕ, ДУМАЮ, ЧТО БУДЕТ ЛУЧШЕ, ЕСЛИ ЭТО СООБЩЕНИЕ ТЫ ПОЛУЧИШЬ ДОМА, А НЕ В КОНТОРЕ.

СБОРОЧНАЯ ЛИНИЯ МЕРЦАЛОК РАБОТАЕТ С ЗАГРУЗКОЙ НА 29%, НЕСМОТРЯ НА ВСЕ НАШИ УСИЛИЯ. ВЫБОРОЧНЫЕ ПРОВЕРКИ ДИСКОВОДОВ ПОКАЗАЛИ ЗАПАЗДЫВАНИЕ СИГНАЛА НА 120 140 МИЛЛИСЕКУНД. И У НАС НЕТ ПОЛНОЙ ЯСНОСТИ, ПОЧЕМУ НАМ НЕ УДАЕТСЯ ВЫДЕРЖАТЬ ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ. КРОМЕ ТОГО, НАБЛЮДАЮТСЯ ПЕРЕБОИ В ПОСТУПЛЕНИИ ПИТАНИЯ НА ДИСПЛЕЙ, ЧТО, ПО ВИДИМОМУ, ЯВЛЯЕТСЯ СЛЕДСТВИЕМ КОНСТРУКТОРСКОГО ДЕФЕКТА ШАРНИРА. НЕСМОТРЯ НА ТО ЧТО МЫ ВЫПОЛНИЛИ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО УСТРАНЕНИЮ НЕПОЛАДОК, СВЯЗАННЫХ С ПИТАНИЕМ ПОСТОЯННЫМ ТОКОМ, ПОЛУЧЕННЫЕ НАМИ НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ, Я НЕ УВЕРЕН, ЧТО ЭТА ПРОБЛЕМА ПОЛНОСТЬЮ РЕШЕНА.

КАК ДЕЛА СО СЛИЯНИЕМ? СКОРО ЛИ МЫ СТАНЕМ БОГАТЫМИ И ЗНАМЕНИТЫМИ?

ЗАРАНЕЕ ПОЗДРАВЛЯЮ С ПОВЫШЕНИЕМ.

АРТУР.
Том Сандерс и представить не мог, что опоздает на работу в этот понедельник, пятнадцатого июня. В 7.30 утра он встал под душ в своем доме на острове Бейн бридж. Он посчитал, что если за десять минут успеет побриться, одеться и выйти из дома, то как раз успеет на паром, отходящий в 7.50, и будет на работе в 8.30, то есть как раз, чтобы еще раз утрясти все вопросы со Стефани Каплан перед тем, как идти на встречу с юрисконсультами фирмы «Конли Уайт». День обещал быть заполненным делами, а факс, который он только что получил из Малайзии, только добавлял головной боли. Сандерс работал менеджером в отделе компании «Диджитал Комьюникейшнз Текно лоджи» в Сиэтле. Всю неделю компанию лихорадило — ее покупал «Конли Уайт», нью йоркский издательский концерн. Подобное слияние давало «Конли» возможность приобрести новейшую издательскую технологию, технологию следующего столетия.

А вот последние известия от Артура из Малайзии были неважными, и Артур неспроста послал факс Сандерсу прямо домой. У Тома, когда ему придется посвящать в суть дела людей из «Конли Уайт», будут проблемы, потому что они просто не…

— Том? Ты где, Том?



Жена Сандерса, Сюзен, звала его из спальни. Он высунул голову из под струй.

— Я в душе!



Сюзен что то ответила, но Сандерс не расслышал. Он вышел из под душа, потянулся за полотенцем:

— Что что?

— Я спрашиваю, ты можешь покормить детей?

Его жена была адвокатом и работала четыре дня в неделю в какой то фирме в деловой части города. По понедельникам она была свободна, чтобы побольше времени проводить с детьми, но, поскольку особой склонности к домашним делам у нее не было, утром каждого понедельника возникали какие то сложности.

— Том! Так ты сможешь покормить их, ради меня?

— Нет, не могу, Сью, — откликнулся он. Часы на раковине показывали 7.34. — Я уже опаздываю.

Сандерс напустил воду для бритья в раковину и начал намыливать щеки.

Он был привлекателен внешне, легко, по спортивному двигался. Он потрогал синяк на скуле, воспоминание о субботней игре в американский футбол между командами сотрудников компании. Быстрый, но неуклюжий Марк Ливайн в одном из эпизодов сбил его с ног. Да, староват уже Сандерс для футбола, хотя и поддерживает неплохую форму — его вес если и увеличился после окончания университета, то не более чем фунтов на пять, — зато, когда Сандерс ерошил себе волосы, в них отчетливо виднелись седые волоски. «Да, — подумал он, — кажется, пора вспомнить о возрасте и переключиться на теннис».

В ванную комнату вошла Сюзен в купальном халате. Его жена утром, встав после сна с постели, всегда выглядела великолепно. Она была красива той свежей красотой, которая не требует косметики.

— Ты точно не сможешь их покормить? — спросила она. — Ух, классный синяк! Страсти какие… — Она легонько чмокнула его и поставила на полку перед ним кофейник со свежесваренным кофе. — Мне нужно успеть с Мэттью к педиатру к четверти десятого, дети еще не завтракали, и я еще не одета. Может, ты все же успеешь их покормить? Ну, пожалуйста… — Поддразнивая, она потрепала его по волосам, и халат распахнулся. Она улыбнулась, запахивая халат. — А я буду должна тебе…

— Сью, я не могу, — он рассеянно поцеловал жену в лоб. — У меня важная встреча, и мне никак нельзя опоздать.

— Ну ладно. — Она вздохнула и, надувшись, отошла. Сандерс начал бриться.



Через минуту он услышал голос жены: «Быстрей, дети, быстрей! Элайза, надевай туфельки». За этим послышалось хныканье Элайзы, которой недавно исполнилось четыре года и которая не любила носить туфли. Сандерс уже почти закончил бриться, когда снова услышал: «Элайза, немедленно обувай туфли и сейчас же веди брата вниз». Ответа Элайзы не последовало, и тогда Сюзен крикнула: «Элайза Энн, я с тобой говорю!» После этого Сюзен начала сердито хлопать ящиками бельевого шкафа, стоявшего в холле. Дети хором разревелись.

Элайза, которую расстраивало малейшее проявление напряженности в доме, вошла в ванную, скривив лицо и роняя слезки.

— Папочка… — всхлипнула она. Сандерс обнял ее одной рукой, другой продолжая бриться.

— Она уже достаточно большая для того, чтобы немного мне помочь! — крикнула Сюзен из коридора.

— Мамочка! — еще сильней зарыдала девочка, вцепившись Сандерсу в ногу.

— Элайза, прекрати немедленно!

Элайза продолжала реветь. Сюзен в коридоре топнула ногой.

Сандерс не выносил слез дочери.

— Ладно, Сью, я покормлю их.



Он выпустил воду из раковины и сгреб дочку.

— Пойдем завтракать, Лиз, — сказал он, вытирая ей слезы, — съедим чего нибудь.



Они вышли в коридор. Сюзен выглядела довольной.

— Мне нужно всего навсего десять минут, — сказала она. — Консуэла снова опаздывает. Ума не приложу, что с ней происходит.



Сандерс не ответил. Его девятимесячный сын Мэтт сидел посреди коридора, колотил погремушкой и ревел. Сандерс подцепил его свободной рукой.

— Пошли, детки, — сказал он, — давайте ка перекусим.



Когда он наклонился за Мэттом, полотенце, обмотанное вокруг бедер, соскользнуло, и он едва успел его придержать.

Элайза захихикала.

— Папуля, а я вижу твой член. — И, раскачивая ногой, попыталась лягнуть предмет своего особого интереса.

— Не надо бить папу по этому месту, — сказал Сандерс смущенно. И, снова закрепив полотенце на бедрах, потащил детей вниз по лестнице.

— Не забудь добавить в кашку Мэтту витамины, — крикнула ему Сюзен вдогонку. — Одну ложечку. Рисовую муку ему больше не разводи, он ее выплевывает. Он теперь любит пшеничную. — И она скрылась в ванной, захлопнув за собой дверь.



Элайза посмотрела на отца серьезными глазами.

— Похоже, что сегодня один из этих дней, папа?

— Да, похоже на то. — Сандерс пошел вниз, понимая, что на паром он уже не успеет, а следовательно, опоздает на первую назначенную на утро встречу. Ненамного, всего на несколько минут, но это значит, что он не успеет порепетировать со Стефани. Хотя ей можно позвонить с парома и тогда…

— А у меня есть член, папа?

— Нет, Лиз.

— Почему?

— Ну, так уж получается, милая.

— У мальчиков есть члены, а у девочек влагалища, — торжественно сообщила она.

— Это правда.

— Почему, папа?

— Потому, что кончается на «У». — Он свалил дочь на кухонный стол и, вытащив из угла детский стульчик на высоких ножках, усадил на него Мэтта. — Что будешь на завтрак, Лиз? Воздушный рис или кукурузные хлопья?

— Кукурузные хлопья.



Мэтт начал колотить по столу ложкой. Сандерс достал из буфета пачку хлопьев и кастрюльку, затем прихватил пачку детского питания и кастрюльку поменьше — для Мэтта. Элайза следила за тем, как он полез в холодильник за молоком.

— Пап?

— Что?

— Я хочу, чтобы мамочка была счастлива.

— Я тоже, миленькая.

Он размешал смесь для Мэтта и поставил перед ним тарелку. После этого он опустил кастрюльку Элайзы на стол, насыпал в нее кукурузные хлопья и вопросительно взглянул на дочь.

— Хватит?

— Угу.

Сандерс налил в кастрюльку молока.

— Не е ет, па ап ап! — заныла дочь. — Я сама хотела налить молоко!

— Извини, Лиз…

— Достань оттуда молоко… вынь молоко… — Она начала визжать почти в истерике.

— Ну прости, Лиз, но это…

— Я хотела наливать молоко!!! — Элайза сползла со стула на пол и лежала там, отчаянно молотя пятками по полу. — Убери его, убери молоко!



Элайза вытворяла подобные штуки по нескольку раз на день. Сандерсу говорили, что это возрастное явление. В таких ситуациях родителям рекомендовалось проявлять твердость.

— Мне очень жаль, — сказал Сандерс, — но тебе придется это съесть, Лиз.



Он присел к столу рядом с Мэттом, чтобы покормить мальчика. Мэтт залез пальцами в кашу и провел ими по глазам, отчего тоже начал плакать.

Сандерс схватил посудное полотенце, чтобы вытереть Мэтту мордашку. Мельком он заметил, что часы показывают уже без пяти восемь, и подумал, что было бы неплохо позвонить в офис и предупредить о своем опоздании. Но для начала следовало успокоить Элайзу, поскольку она продолжала валяться на полу, стучать ногами и вопить о молоке.

— Ладно, Лиз, успокойся. Не кричи. — Он взял чистую миску, насыпал еще одну порцию хлопьев и передал пакет молока дочери, чтобы она налила сама. — Давай.



Элайза скрестила руки и надула губки.

— Не хочу.

— Элайза, немедленно налей молоко!

Дочь проворно вскарабкалась на стул.

— Ладно, папочка!



Сандерс сел, вытер Мэтту личико и начал его кормить. Малыш тут же перестал плакать и принялся жадно глотать свою кашку. Бедный мальчик просто был голоден. Элайза встала ногами на стул, подняла пакет повыше и залила молоком всю столешницу.

— Ой ой!..

— Пустяки. — Сандерс принялся вытирать стол, продолжая при этом кормить Мэтта.

Элайза поставила перед собой коробку с детским питанием и, глядя на этикетку с изображением пса Гуфи, начала есть. Мэтт, сидя напротив, тоже ел спокойно. На некоторое время в кухне установилась тишина.

Сандерс через плечо посмотрел на часы: почти восемь. Надо звонить в контору.

Вошла Сюзен, в джинсах и бежевом свитере. Ее лицо было умиротворенным.

— Жаль, я, видимо, пропустила самое интересное, — сказала она. — Спасибо за то, что задержался. — И она поцеловала мужа в щеку.

— Ты счастлива, ма? — поинтересовалась Элайза.

— Да, сладенькая. — Сюзен улыбнулась дочери и повернулась к Тому. — Я принимаю дежурство, ты ведь не хочешь опоздать, да? Нынче у тебя ведь важный день, так? Когда будет приказ о твоем повышении?

— Надеюсь, что сегодня.

— Как только узнаешь, позвони мне.

— Обязательно. — Сандерс вскочил, придерживая по— Обязательно. — Сандерс вскочил, придерживая полотенце у талии, и побежал наверх одеваться. Перед отходом парома в 8.20 улицы всегда забиты транспортом. Чтобы успеть, нужно пошевеливаться.
* * *
Том оставил машину на обычном месте, позади заправочной станции «Шелл», принадлежавшей Рики, и торопливо пошел по тротуару к парому. Он взбежал на борт за несколько секунд до того, как убрали трап. Ощущая под ногами мерный стук двигателей, он прошел на основную палубу.

— Привет, Том!



Сандерс посмотрел через плечо: к нему подходил Дэйв Бенедикт. Бенедикт работал юристом в фирме, которая обслуживала кучу компаний, специализирующихся на точных технологиях.

— Что, тоже опоздал на семь пятьдесят, да? — спросил Бенедикт.

— Ага. Сумасшедшее утро.

— Кому ты это говоришь! Я собирался быть в конторе еще час назад. Но сейчас начало каникул, и, пока дети не разъехались по лагерям, Дженни не знает, что с ними делать.

— Угу…

— У меня дома полный бедлам, — пожаловался Бенедикт, качая головой.



Они помолчали. Сандерс чувствовал, что у них с Бенедиктом было примерно одинаковое утро, но в дальнейшее обсуждение домашних проблем не вступал. Его всегда интересовало, почему женщины говорят между собой о самых интимных деталях семейной жизни, в то время как мужчины предпочитают об этом помалкивать.

— А, все равно уже, — наконец сказал Бенедикт. — Как Сюзен?

— Отлично. У нее все в порядке.

— Ас чего ты тогда хромаешь? — ухмыльнулся Бенедикт.

— Матч по футболу среди сотрудников, в субботу. Слегка подковали…

— Не будешь в другой раз вязаться с детьми, — сказал Бенедикт: компания «ДиджиКом» была широко известна большим количеством молодежи среди сотрудников.

— Ха! — оскорбился Сандерс. — Я, между прочим, заработал очко.

— В самом деле?

— Еще бы! Чистый «тач даун». Я пересек заднюю линию и, осиянный славой, пал на поле брани.

В кафетерии на основной палубе они встали в очередь за кофе.

— Вообще то я думал, что ты побежишь на работу пораньше, — сказал Бенедикт. — Ведь сегодня для «ДиджиКом» большой день, а?



Сандерс получил свой кофе и начал размешивать сахар.

— В каком смысле?

— Ведь сегодня должны объявить о слиянии?

— Каком слиянии? — равнодушно поинтересовался Сандерс. Слияние было пока секретом, и о нем знали только немногие ответственные работники. Сандерс посмотрел на Бенедикта честными глазами.

— Да ладно, брось, — сказал Бенедикт. — Я в курсе, что это большая тайна. А Боб Гарвин сегодня объявит о структурных изменениях и о куче повышений. — Бенедикт отхлебнул кофе. — Похоже, что Гарвин уйдет из компании, а?

— Посмотрим, — пожал плечами Сандерс.



Бенедикт уже действовал ему на нервы, но Сюзен приходилось частенько иметь дело с его фирмой, и Сандерс не мог себе позволить быть невежливым. Вот вам еще одно осложнение в бизнесе. Оттого что супруга работает.

Они вышли на палубу и стали слева у поручней, наблюдая, как мимо проплывают дома Бейнбриджа. Сандерс кивнул в сторону дома на Уингпойнт, который долгое время служил летней резиденцией Уоррену Магнусону, когда тот был сенатором.

— Я слыхал, его опять продали, — сказал Сандерс.

— Ну? И кто его купил?

— Какой то козел из Калифорнии.



Бейнбридж скрылся за кормой. Они стали смотреть на серую воду пролива. Над стаканчиками с кофе поднимался парок, отчетливо видный в лучах утреннего солнца.

— Да, — заговорил Бенедикт. — Как ты думаешь, может быть, Гарвин не уйдет?

— Кто его знает, — ответил Сандерс. — Боб создал компанию пятнадцать лет назад из ничего. Начинал он с того, что продавал дрянные модемы 1 из Кореи. Это тогда то, когда никто толком не знал, что такое модем! А сейчас компании принадлежат три здания в центре города и заводы в Калифорнии, Техасе, в Ирландии и Малайзии. Он производит факс модемы размером с десятицентовую монету и программы для электронной почты 2, он занялся изготовлением CD ROM 3. Наконец, он разработал и запатентовал алгоритмы, которые в следующем столетии сделают компанию ведущим поставщиком компьютерных программ в отраслях, связанных с образованием. Боб уже далеко не тот парень, что торговал тремя сотнями бракованных модемов… Не знаю, сможет ли он все это оставить.

— А что, условия слияния этого не предусматривают?

— Если ты что то знаешь о слиянии, Дэйв, — улыбнулся Сандерс, — то, будь другом, поделись со мной, потому что я ничего об этом не слышал.

Вообще то Сандерс и в самом деле ничего толком не знал об условиях слияния — он занимался развитием производства CD ROM и электронных баз данных. Хотя эти проблемы и были жизненно важны для будущего компании — собственно, из за них «Конли Уайт» и покупали «ДиджиКом», — они все же касались только техники. И Сандерс, занимаясь своими делами, мало что знал о решениях, принимаемых на высшем уровне.

Сандерсу это даже казалось забавным. Дело в том, что в прежние годы, в Калифорнии, он имел отношение как раз к чисто управленческим вопросам, но с тех пор, как восемь лет назад он перебрался в Сиэтл, административные проблемы занимали его в гораздо меньшей степени.

Бенедикт глотнул кофе.

— Ну, я определенно слыхал, что Боб уходит и собирается ввести в состав правления женщину.

— Кто это тебе сказал? — поинтересовался Сандерс.

— Ну, он же уже назначил финдиректором женщину, не так ли?

— Да, конечно. И довольно давно.

Стефани Каплан была финансовым директором «ДиджиКом», но предположение, что она сможет руководить компанией, казалось весьма маловероятным. Молчаливую и настойчивую Каплан считали компетентной, но многие ее недолюбливали. Гарвин тоже не очень то ей благоволил.

— Ну, — сказал Бенедикт, — слух идет, что он собирается на ближайшие пять лет назначить начальником женщину.

— А слух не сообщил тебе, как ее зовут?

— Я думал, ты знаешь, — покачал головой Бенедикт. — В конце концов, это твоя компания.


* * *
Продолжая стоять на освещенной лучами солнца палубе, он достал свой переносной телефон с памятью и набрал номер.

— Кабинет мистера Сандерса, — услышал он голос своей секретарши Синди Вулф.

— Привет. Это я.

— Привет, Том. Вы на пароме?

— Угу. Я буду на месте около девяти.

— Ладно, я им передам. — Она замялась, и Сандерс почувствовал, с какой осторожностью секретарша подбирает слова. — Сегодня довольно суматошное утро. Мистер Гарвин только что был здесь, искал вас.

— Искал меня? — нахмурился Сандерс.

— Да. — Снова пауза. — И, по моему, он был сильно удивлен, что вас нет.

— А он не говорил, что ему нужно?

— Нет, но он обошел один за другим почти все кабинеты на нашем этаже. Разговаривал с людьми. Что то происходит, Том.

— Что?

— Мне никто ничего не говорил, — ответила она.

— А что там Стефани?

— Она звонила, но я сказала, что вас пока нет.

— Еще что нибудь есть?

— Артур Кан звонил из Куала Лумпура и спрашивал, получили ли вы его факс.

— Получил. Я ему позвоню. Что еще?

— Да вроде все, Том.

— Спасибо, Синди. — Он нажал кнопку, прерывая связь.

Стоявший рядом с ним Бенедикт показал на телефон Сандерса.

— Забавная штуковина. По моему, эти аппараты становятся все меньше и меньше, а? Этот не у вас ли сделали?



Сандерс кивнул.

— Я бы без него пропал, особенно в последнее время. Разве все телефонные номера запомнишь? А это не просто телефон — это телефон вместе с телефонным справочником. Вот смотри… — Он начал демонстрировать Бенедикту возможности аппарата. — У него память на двести номеров. Их можно зашифровать первыми тремя буквами имени.



Сандерс набрал «К А Н», чтобы вызвать из памяти

прибора международный номер Артура Кана. Затем нажал кнопку «Пуск». Послышалась череда попискиваний: каждое соответствовало цифре номера. Для Малайзии, с учетом кода страны и кода городов, таких попискиваний получилось тринадцать.

— Господи, — поразился Бенедикт. — Ты что, на Марс звонишь?

— Почти. В Малайзию — у нас там завод.

Завод «ДиджиКом» в Малайзии находился в эксплуатации всего год. Там производили новые лазерные дисководы — аппараты, работавшие как проигрыватели компакт дисков, но предназначавшиеся для компьютеров. Во всем деловом мире считалось признанным фактом, что вся информация будет в скором времени записываться цифровым способом и большая ее часть будет храниться на компакт дисках. Компьютерные программы, базы данных, даже книги и журналы будут переводиться на диски.

Этого не случилось до сих пор только потому, что лазерные дисководы работали слишком медленно. Пользователи должны были сидеть перед погасшими дисплеями, пока дисководы неторопливо шелестели и пощелкивали. А пользователи компьютеров не любят долго ждать. Вообще то, в мировой компьютерной индустрии все скорости удваивались приблизительно каждые восемнадцать месяцев; с лазерными дисководами такого прогресса не удалось добиться и за пять последних лет. В «ДиджиКом» была разработана новейшая технология, предусматривающая использование дисководов нового поколения, получивших кодовое название «Мерцалка» (по начальному слову детской рождественской песенки «Мерцай мерцай, маленькая звездочка»). «Мерцалки» были в два раза быстрее, чем любые другие. С виду они напоминали обычные бытовые проигрыватели компакт дисков, но имели экран. Их можно носить с собой в руке и пользоваться ими даже в автобусе или поезде. Новые дисководы обещали стать революцией в вычислительной технике. И вот теперь на заводе в Малайзии возникли проблемы с новинкой. 1

Бенедикт спросил, прихлебывая кофе:

— Это правда, что ты единственный начальник отдела — не инженер?

— Да, — улыбнулся Сандерс. — Я из маркетинговой службы.

— Кажется, это довольно необычно? — спросил Бенедикт.

— Не совсем. В нашей работе по маркетингу нам приходится тратить уйму времени, пытаясь выяснить свойства, характерные для нового продукта, и большинство из нас не может говорить с инженерами на равных. А я могу. Я и сам не знаю почему — у меня нет технического образования или опыта, но я нахожу общий язык с этими ребятами. В технике я понимаю ровно столько, сколько нужно, чтобы не давать им повода для шуток. А восемь лет назад Гарвин спросил у меня, не возьмусь ли я за руководство отделом. И вот я здесь.

В телефоне раздался сигнал, что звонок прошел. Сандерс посмотрел на свои часы: в Куала Лумпуре была почти полночь. Оставалось надеяться, что Артур Кан еще не спит. В следующую секунду в трубке щелкнуло, и сонный голос произнес:

— Ау. Привет.

— Артур, это Том.

Артур Кан трескуче кашлянул.

— А, Том… Привет. — Еще кашлянул. — Ты мой факс получил?

— Получил.

— Тогда ты в курсе. Не могу понять, что происходит, — пожаловался Кан. — Хотя и провел весь день на сборочной линии. А куда денешься — Джафар сбежал.



Мохаммед Джафар, очень способный парень, был бригадиром на конвейере.

— Сбежал? Почему?



В трубке послышался треск электрических разрядов.

— Его сглазили.

— Не понял?

— Джафара сглазила его двоюродная сестра, и он ушел.

— Чего о?

— Трудно поверить, да? Он сказал, что его сестра наняла в Джохоре колдуна, чтобы наслать на него порчу, и он тут же отправился к колдуну лекарю в Оранг Азли для контрпорчи. У местных здесь есть целая больница в Куа ла Тингите, в трех часах езды от Куала Лумпура. Очень знаменитая. Многие здешние политики обращаются туда, когда чувствуют какое то недомогание. Так что Джафар отправился в эту больницу за помощью.

— И как долго он там пробудет?

— Хоть убей, не знаю. Рабочие говорят, что около недели.

— А что случилось со сборочной линией, Артур?

— Не знаю, — ответил Кан. — Я вообще не уверен, что дело в линии, но те приборы, что с нее сходят, функционируют очень медленно. А когда мы производим начальную контрольную загрузку, время поиска постоянно получается на сто миллисекунд выше, чем у прототипа. Мы не знаем, почему они работают медленно и почему здесь такое отклонение. Наши инженеры полагают, что тут дело в совместимости чипа контроллера 4, который ориентирует расщепляющую оптику, и драйвера 5.

— Ты полагаешь, что чипы плохие? — Чипы контроллеры производились в Сингапуре и доставлялись на автомобилях через границу в Малайзию.

— Не знаю. Или они плохие, или дефект в коде драйвера.

— А что там насчет мелькания на экране?

— Я думаю, что это проблема конструкторов, Том. — Кан кашлянул. — Мы сами справиться не можем. Шарнирные контакты, подводящие ток к экрану, заключены в пластмассовые кожухи. Они должны функционировать независимо от того, как повернуть экран. На деле каждый раз, когда шарниры поворачиваются, ток то включается, то выключается, и экран мигает. Сандерс нахмурился.

— Но это же стандартная конструкция, Артур: самый паршивый лэптоп 6 имеет такую же конструкцию шарнирных контактов. Их используют добрый десяток лет.

— Сам знаю, — сказал Кан. — А у нас они не работают. Меня это просто с ума сводит.

— Пошли мне несколько аппаратов.

— Уже послал, по Ди Эйч Эл FDHL — международная курьерская почта. Они будут у тебя сегодня вечером, самое позднее — завтра утром.

— Ладно, — сказал Сандерс. — И какие у тебя соображения?

— Насчет завода? Ну, в настоящее время мы не вышли на полную мощность и гоним продукцию, которая работает на тридцать пятьдесят процентов медленнее, чем опытные образцы. Это никуда не годится. Мы ведь не бытовые проигрыватели производим, Том. Наши показатели лишь немного лучше, чем у продукции «Тошибы» или «Сони», уже занявших рынок, а японские аппараты еще и стоят намного дешевле. Так что все очень серьезно.

— И сколько времени уйдет на решение всех вопросов? Неделя? Месяц? Сколько?

— Месяц, если дефект не в конструкции. Если в конструкции, то клади четыре месяца… Ну а если дело в чипе, то, может быть, и год.

— Чудесно, — вздохнул Сандерс.

— Вот такая ситуация. Штука не работает, и мы не знаем почему.

— Кому ты об этом говорил? — спросил Сандерс.

— Никому, кроме тебя, мой друг.

— Спасибо, дорогой. Кан кашлянул.

— Ты не выпустишь наружу эту информацию до окончания слияния, или как?

— Не знаю еще. Не уверен, что получится.

— Ну, от меня они ничего не узнают, обещаю. Если кто нибудь спросит — я ничего не знаю, тем более что так оно и есть.

— Ладно. Спасибо, Артур. Попозже еще позвоню.

Сандерс дал отбой. «Мерцалки» определенно превратятся в политическую проблему при предстоящем слиянии с «Конли Уайт», и Сандерс понятия не имел, с какого бока за нее взяться. А решать предстоит скоро — паром прогудел, и впереди уже показались черные контуры Колмановских доков и небоскребов делового центра Сиэтла.


следующая страница >>



В сфере духа встречаются весьма плодовитые импотенты. Станислав Виткевич
ещё >>