М. Н. Черкасова, кандидат филологических наук - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ласкина Наталья Олеговна кандидат филологических наук, доцент; 1 113.49kb.
Бобылев Борис Геннадивич 1 90.54kb.
Программа воспитания и обучения в детском саду 22 3582.63kb.
Архарова Д. И., кандидат филологических наук, доцент кафедры лингвистики... 12 3118.01kb.
Пространство Киева в восточнославянских литературах: специфика изображения 1 39.06kb.
Моторин сергей Николаевич, кандидат филологических наук, доцент Базовое... 1 26.87kb.
Функционирование прозвищ во французском языке Северной Африки 1 43.92kb.
Европа-россия 4 511.5kb.
Культурологическая адаптация текста перевода 1 26.52kb.
Директор Е. Ю. Булыгина Начальник умаиД: Ю. В 1 291.14kb.
Нурмаханова Маржан Калжановна, кандидат филологических наук, доцент... 1 92.44kb.
Формирование концептуального представления в образовательном дискурсе 1 92.63kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

М. Н. Черкасова, кандидат филологических наук - страница №1/1

РЕЧЕВАЯ АГРЕССИЯ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

М.Н. Черкасова, кандидат филологических наук


Ростовский государственный университет путей сообщения, Россия
Проблема агрессии, вербальной и невербальной, все чаще становится предметом анализа и обсуждения психологов и журналистов (Берковиц Л., Дзялошинский И., Левитов Н.Д., Леонтьев А.А., Михайлова О.Ю., Целиковский С.Б.), педагогов (Бютнер К., Добрович А.Б., Щербинина Ю.В.), лингвистов (Горбаневский М.В., Жельвис В.И., Голев Н.Д., Енина Л., Муравьева Н.), юристов (Галяшина Е.И., Пантелеев Б.Н.).

Идеи Макиавелли о необходимости отступать от добра и пользоваться им по надобности, и при надобности же «не чураться» и зла активно воплощаются в процессе современного воздействия как на отдельную личность, так и на общество в целом. Одна из составляющих противодействия добра и зла, терпимости (толерантности) и нетерпимости (интолерантности) – агрессия. Необходимость исследования этой проблемы обусловлена включённостью её в социальный контекст, и именно общество выполняет функцию регулятора разнообразных проявлений этого феномена. Внутренние поведенческие установки проявляются в речи, в различных текстах. Наша задача – проанализировать речевую агрессию и выделить конституирующие элементы понятия, описать их взаимодействие и соотношение; дать социолингвистическую оценку этого явления в педагогическом дискурсе.

Педагогический дискурс в качестве открытого интеллектуального пространства, располагающего широкими возможностями для взаимопонимания и согласования позиций [определение «дискурс» по В.А. Бачинину: 2, с.129], на наш взгляд, демонстрирует явление looking glass self [2, с.93] (зеркальное «я»), так как происходит рефлексия действительности в самосознании как личности обучающего, так и личности обучаемого. В работе будут рассмотрены такие понятия как, агрессия, вербальная (речевая) агрессия в контексте семиотического акта, виды агрессии, единица агрессивного речевого поведения.

Явление агрессии нам представляется целесообразным рассматривать с точки зрения трех типов отношений знака в процессе семиотического акта: семантического (отношение знака к обозначаемому предмету), синтактического (отношение знака к другим знакам) и прагматического (отношение знака к участникам речевого акта). В этой связи необходимо охарактеризовать социолингвистическое и психологическое наполнение слова «агрессия», социально-правовую оценку явления «речевая агрессия».



Социолингвистическая характеристика слова «агрессия»

Рассмотрим семантическое наполнения слова агрессия с точки зрения отношения знака к обозначаемому предмету (семантика).

По данным Словаря иностранных слов: актуальная лексика, толкование, этимология [13], слово «агрессия» в русском языке зафиксировано во 2 половине 18 века со значением «вооружённое нападение государства с целью захвата его территории и насильственного подчинения. Со 2 половины ХХ в. у слова появилось новое значение «активно враждебное поведение одного человека по отношению к другим». Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой [16] приводит такую дефиницию:


  • Незаконное с точки зрения международного права применение вооружённой силы одном государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства. 2. перен. Открытая неприязнь, вызывающая враждебность.

Толковый словарь: язык газеты, радио, телевидения Г.Я.Солганика [14] трактует анализируемую единицу следующим образом:

АГРЕССИЯ, -и, ж. Негат. Нападение одного государства на другое с целью захвата территории, уничтожения или ограничения его независимости и насильственного подчинения его населения захватчику.

Лексикографический анализ показывает наличие основных сем в составе значения слова: «нападение», «вооружённое нападение», «применение вооружённой силы», «незаконное применение вооружённой силы», «захват», «подчинение», «насильственное подчинение», «уничтожение», «ограничение независимости».

В качестве синонима к слову «агрессия» З.Е.Александрова [1] приводит единицу «нападение» (Агрессия см. нападение): НАПАДЕНИЕ, атака, штурм, налёт, набег, приступ, удар; наскок (разг.) о захватнических действиях государства: агрессия.

Приведём дефиниции единиц данного ряда [16, далее дефиниции приводятся по этому источнику]:

Атака – стремительное наступательное движение войск.

Штурм – приступ, решительная атака укреплённой позиции, крепости. 2. перен. Вообще решительное наступление на что-н.

Налёт – стремительное и внезапное нападение; нападение с целью грабежа

Набег – внезапное нападение, вторжение; внезапный стремительный и короткий удар по противнику (спец.)

Приступ – атака, штурм

Удар – 1. короткое и сильное движение, непосредственно направленное на кого-н., резкий толчок. 3. стремительное нападение, атака.

Наскок – неожиданное стремительное нападение, налёт; неосновательный, грубый выпад против кого-либо.

Анализ синонимического ряда с доминантой «нападение» демонстрирует также семы с нарастающей отрицательной окраской «стремительный», «наступательный», «решительный», «внезапный», «неосновательный», «грубый».

Исходя из семантики лексических единиц анализируемого синонимического ряда, мы также можем говорить и о двух сторонах процесса агрессии: субъект агрессии – агрессор, захватчик, нападающий, завоеватель, т.е. то, что действует незаконно, против общепринятой морали, и объект агрессии – то, или что, подвергаемое агрессии, захвату, нападению, насилию, о чём говорят семы «противник» (что уже свидетельствует о бинарности: противник – непротивник; свой – чужой), «наступление на что-нибудь», «выпад против кого-либо» (речь идёт о направленности действия, причём о целеноправленном действии).

Предложенная семантическая характеристика общеупотребительного слова «агрессия» необходима для понимания речевой агрессии как явления контактного плана, которое проявляется через отношение знака к другим знакам (синтактика) и к участникам самого речевого акта (прагматика). По мнению Л.Ениной «речевая агрессия – это сфера речевого поведения, которая мотивирована агрессивным состоянием говорящего» [6, с.105]. Н.Муравьёва считает, что речевая агрессивность проявляется в «навязывании со стороны говорящего своего речевого (а шире – коммуникативного) поведения, в отказе от диалогичности, в неумении слушать собеседника [11 , с. 111].

Нелингвисты в понятие «агрессия» вкладывают несколько иное содержание, выделяя два вида агрессии – оборонительную (доброкачественную), служащую выживанию индивида и защите рода, и злокачественную, сопровождающуюся стремлением к максимально возможному разрушительному эффекту [2, 79]. З. Фрейд, заслуга которого состоит именно в рассмотрении человеческой агрессии в качестве объекта научного анализа, выделял «инстинкт жизни», созидательный человеческий инстинкт, и «инстинкт смерти», разрушительный, выражающийся в злобе, ненависти [18, с.375].

В психологическом аспекте агрессию можно представить как любую форму поведения, которая нацелена на то, чтобы причинить кому-то физический или психологический ущерб [4, с.24]. Эта трактовка «агрессии» более жестка и категорична, чем дефиниции из лингвистических словарей, так как само слово «ущерб» (потеря, убыток, урон) несёт ярко негативную окраску, не оставляющую надежды на быстрое или даже возможное восполнение утраченного. Психоаналитики говорят о так называемом агрессивном драйве, который обусловливает широкий спектр поведенческих актов, многие из которых не являются по своей природе явно агрессивными. Как агрессия рассматривается и стремление к независимости или энергичное отстаивание собственного мнения [там же]. Примечательно, что автор основополагающего труда по психологии агрессии «Агрессия: причины, последствия и контроль» Леонард Берковиц перешёл к изучению влияния ситуации на агрессивное поведение от экспериментальных исследований проявления альтруизма и содействия и рассматривает агрессию как холодное и рассчитанное действие, совершаемое намеренно или как эмоциональную реакцию, управляемую преимущественно желанием причинить вред другому лицу. Но в своем труде Л.Берковиц поднимает такой вопрос, как можно ли рассматривать агрессию только в качестве социально порицаемого явления, поведения, связанного с нарушением социальных правил [4, с.27]. И сам же отвечает, что нет, так как «мы не всегда можем точно определить, какие именно правила и социальные нормы релевантны рассматриваемому действию» [там же]. Таким образом, энергичное отстаивание своего мнения также можно отнести к агрессивному поведению, важно лишь определить вид агрессии (доброкачественный или злокачественный).

Е.С. Максимова [9, с.468], рассматривающая проблему речевой агрессии в современных СМИ, говорит о том, что «суть агрессивного воздействия – в изначальной «предвзятости», которая отвечает стратегической сверхзадаче, основной интенции адресанта, стремящегося контролировать отношение объекта речевой агрессии к явлениям действительности». Таким образом, речевая агрессия – это целенаправленное на объект интенциальное авторское действие, конструируемое языковыми средствами (определённые пласты лексики, интонация, способ организации высказывания), цель которого – подчинение адресата.

Анализ речевой деятельности (процесса понимания и говорения), состоящей из речевых актов – целенаправленных речевых действий, совершающихся в соответствии с принятыми в обществе принципами и правилами речевого поведения, можно провести с точки зрения наличия или отсутствия единиц или единицы агрессии.

Ю.В. Щербинина речевую (вербальную) агрессию определяет как «обидное общение; словесное выражение негативных эмоций, чувств или намерений в оскорбительной, грубой, неприемлемой в данной речевой ситуации форме» [19, с.9] и подчеркивает, что «такая агрессия возникает чаще всего как ответная реакция на внешний раздражитель» [там же]. В качестве иллюстрации словесных выражений негативных эмоций приведем примеры из медиа-текстов, затрагивающих проблему взаимоотношений между преподавателем и учеником с одной стороны, и с другой, между самими учениками:

Пример №1:

Учительница обозвала ученика и … пошла под суд

Её извинения родители школьника не приняли
В тот день на уроке русского языка в школе города Ленинска Волгоградской области проходили фразеологизмы. Учительница Вера Гудкова объясняла восьмому «Б» смысл выражения «ни рыба ни мясо»:


  • Если говорить на ВАШЕМ языке, ­­­- это «лох», пояснила Вера Александровна. И на свою беду закрепила сравнение наглядным примером. – Ну как … Максим Абросимов.

Класс (выражаясь современным языком) «выпал в осадок». …

Филологическими изысканиями на тему «откуда есть пошли лохи на Руси» заняты и педагоги, и следствие.

  • Я же не хотела Максима обидеть, - убеждает нас провинившаяся учительница. – Я назвала то слово, имея в виду недотепу, неграмотного человека…

Пока она по-прежнему ведет уроки в восьмом «Б». Ждет суда, который разберется в этом филолого-педагогическом споре – является ли слово «лох» оскорбительным и должна ли учительница отвечать за базар? Ну, выражаясь доступно.

(Комсомольская правда. 19.05.2006)


Пример №2:
Кто положил школьника на рельсы?

Дело о доведении учительницей до самоубийства восьмиклассника Ромы Лебедева передано в суд
Веру Новак … обвинили в доведении ребенка до самоубийства, оскорблении и неисполнении обязанностей по воспитанию детей. …

  • Я не думала, что слова «хрюшки» и «поросятки» могут кого-то обидеть, - качает головой Вера Новак. – Эта игра началась очень давно – кто-то из детей прочел стишок, в котором были такие строчки: «Если даже не отвечу, в потолок уставлю взор, то вы сразу не кричите и дневник не забирайте, а скажите с тихой лаской: ну и хрюша ты, дружок». Я это стихотворение даже своему ребенку на форзаце тетрадки написала. И когда дети плохо на уроках отвечали, я двойку в дневник не ставила, а говорила: «Ну и хрюша ты, дружок».

(Комсомольская правда. 22.03.2006)
Пример №3:

Школьные «деды»
Не все знают, что оскорбления и вымогательства не только армейская беда. Все начинается гораздо раньше – на школьных переменах.
Панельная школа небольшого провинциального городка в часе езды от Перми. Типовое здание. В туалете написано, кто есть кто: Серега Круглов – «пацан», а Веня Астахов – «чушка», и т.д. Большая часть учеников – жители фабричного района. Друг друга по имени не называют, общаются по фене – все, в общем, тоже типовое. Такие школы разбросаны по всей России.

Раз или два в неделю авторитеты уводили жертву за школьный сарай. На Антоне они отрабатывали удары, которые видели в боевиках. За достижениями «братвы» наблюдал весь класс…

(Аргументы и факты. №6. 2006)
Примеры №1 и №3 содержат элементы вербальной агрессии, в частности агрессивные единицы, слова-ярлыки: «лох», «пацан», «чушка». Словарь Д.И. Квеселевича [7] единицу «лох» дает с пометой жарг.: простак, деревенщина; простофиля, разиня и приводит устойчивые сочетания с этим словом: выцепить лоха на катку (вовлечь жертву в шулерскую игру); обувать /обуть / постирать лоха (обманывать/обмануть лоха). То, что слово выходит за пределы русского литературного языка, не вызывает сомнения, это же подтверждается дефинициями и пометами в Толковом словаре [16]: деревенщина – прост. О грубом, простоватом человеке, жителе деревни; простофиля – прост. Глуповатый, малосообразительный человек, разиня. Слово же «разиня» в словаре фиксируется как обладающее разговорно-пренебрежительной окраской: рассеянный, невнимательный человек.

На наш взгляд, вина учительницы в том, что «следуя моде на язык», что подтверждается ее же словами «говорить на ВАШЕМ языке», она позаимствовала чуждый для публицистического дискурса инокультурный элемент из сферы жаргона, который как раз воспринимается как оскорбительный в определенной субкультуре, в которой «за базар можно и ответить» (см. окончание статьи). Налицо вторжение криминального дискурса в рамки педагогического. В этой связи уместно вспомнить о феномене зеркальности: «чем развитие индивидуальное сознание, тем эффективнее его рефлексивная деятельность, тем больше оно обнаруживает в «зеркале» самосознания разнообразных опосредствующих смысловых ценностей и ненормативных звеньев в своих отношениях с действительностью. Значимость его усилий возрастает в кризисные, переломные моменты индивидуальной жизни» [3, с. 271].

Рефлексирующая действительность педагогического дискурса манифестируется и в примере №2, в котором речь идет о школьных «дедах» (из армейского жаргона – старослужащий солдат), «авторитетах» (жарг. Опытный вор, пользующийся доверием преступников, способный быть во главе преступной группировки), «пацанах» и «чушках».

Слово «пацан» в Словаре Д.И. Квеселевича приводится в нескольких значениях: 1. прост. Мальчишка; 2. жарг. Член преступной группировки подростков; 3. жарг. Вор, совершающий кражи не менее трех лет – кандидат в «воры в законе». Социальное расслоение школьников зеркально отражает и иерархичность криминального мира, что воплощается в оппозиции авторитет, дед, пацан – чушка (По Д.И. Квеселевичу: чмо (тупой, грязный, морально опустившийся человек, вызывающий презрение окружающих; чмо болотное употребляется как бранное слово). Любое речевое сообщение может быть проанализировано в трёх направлениях: конкретно-фактологическом, содержательном и коммуникативном. Заметим, что при анализе агрессивных речевых форм важно учитывать не только значение слова, но и его смысл («привлечение субъективных аспектов значения соответственно данному моменту и ситуации» [8, с. 53].

Пример №2 не так однозначен, как проанализированные ранее иллюстрации, так как сами единицы «хрюшки» и «поросятки» не являются ни жаргонными, ни словами-ярлыками. Ю.В.Щербинина предупреждает, что «не следует смешивать обидные, оскорбительные, агрессивные высказывания со внешне сходными по форме и смежными по ситуации употребления высказываниями, встречающимися в детской речевой среде», так как «агрессивность высказывания определяется только контекстом речевой ситуации, реальными условиями общения» [19, 14]. В примере №2 мы действительно имеем дело с детской языковой игрой, морфемный состав слов, с одной стороны, демонстрирует уменьшительно-ласкательное значение слов, а с, другой стороны, ситуативное употребление не позволяет говорить об агрессивном поведении учителя.

Социально-правовая оценка

Приведенные примеры еще раз доказывают необходимость соблюдения «лингвистической безопасности» и включения лингвистических исследований в контекст психолингвистических и социально-правовых отношений. В книге «Цена слова» [17] приводится пример, демонстрирующий, что в XIX в. Московский окружной суд признал доктора медицины виновным в оскорблении частного пристава неприличным словом «безобразия». Часто требуются специальные лингвистические и психологические исследования-экспертизы для установления самого факта преступного деяния по многим видам преступлений, предусмотренных УК РФ, например: преступление против чести и достоинства, ст.129 УК РФ (клевета), ст.130 УК РФ (оскорбление). В журнале «Российский судья» Б.Н.Пантелев [12] указывает, что «в информационно-правовых базах российского законодательства … более 700 нормативных актов различного уровня, регламентирующих экспертную деятельность».

Одним из источников агрессии, многие авторы называют средства массовой информации (Берковиц Л., Горбаневский М.В., Щербинина Ю.Д.). Оскорбление стало одной из главных тем, которые освещают Российские СМИ. По меткому замечанию М.В.Горбаневского, председателя правления Гильдии лингвистов экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС), СМИ становятся тем публичным местом, куда выплёскиваются потоки грязи, начиная от бранных слов, находящихся за пределами литературного языка, и единиц, нарушающих «лингвистическую безопасность» человека и сообщества, до откровенных призывов экстремистского характера [15]. В судах увеличивается количество гражданских исков о защите чести, достоинства и деловой репутации, а уголовные дела, возбуждённые по статьям «Клевета» и «Оскорбление» стали обычной практикой.

«Аргументы и факты» (№1-2, 2006) сообщают, что «Полковник ГРУ в отставке В. Квачков намерен подать в суд иск о защите чести и достоинства к главе РАО «ЕЭС России» А.Чубайсу, в покушении на которого он обвиняется. В передаче, показанной одним из телеканалов, Чубайс назвал Квачкова «фашистом». Ростовская вкладка «Комсомольской правды» (7.02.2006) констатирует: «Главное – ни что сказать, а с каким умыслом. Так что даже безобидным словом «козёл» бросаться не стоит», так как согласно ст. 130 УК РФ «Оскорбление» (унижение чести и достоинства в неприличной форме) на ответчика может быть наложен штраф до 40000 рублей или речь может идти об исправительных работах на полгода.

В силу ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения сведений, порочащих его честь и достоинство, деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они не соответствуют действительности.

Современное агрессивное общество, современный агрессивный язык, агрессивные отношения между людьми – зеркало наших мыслей, так как язык, по мнению С. Довлатова, не может быть плохим или хорошим…, так как язык – это только зеркало, на которое глупо пенять».



Литература:
1. Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. М. 1971.

2. Бачинин В.А. Философия. Энциклопедический словарь. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2005.

3. Бачинин В.А. Эстетика. Энциклопедический словарь. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2005.

4. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. – СПб. 2002.

5. Галяшина Е.И. Лингвистика vs экстремизма: В помощь судьям, следователям, экспретам / Под ред. Проф. М.В.Горбаневского. М. 2006.

6. Енина Л. Речевая агрессия и речевая толерантность в средствах массовой информации. В кн.: Российская пресса в поликультурном обществе: толерантность и мультикультурализм как ориентиры профессионального поведения. М., 2002. с.104-110.

7. Квеселевич Д.И. Толковый словарь ненормативной лексики русского языка. – М.: Астрель: АСТ, 2005.

8. Лурия А.Р. Язык и сознание. М. 1979.

9. Максимова Е.С. Проблема речевой агрессии в современных СМИ //Журналистика в 2005 году: трансформация моделей СМИ в постсоветском информационном пространстве. Сборник материалов научно-практической конференции. М. Факультет журналистики МГУ, 2006.

10. Михайлова О.Ю., Целиковский С.Б. Деструктивное общение и агрессия // Психология общения: социокультурный анализ: Материалы Междунар. Конф. 30 октября – 1 ноября 2003 г. Ростов-на-Дону. С.238-239.

11. Муравьева Н. Речевая агрессия как форма проявления конфликтного сознания журналиста. В кн.: Российская пресса в поликультурном обществе: толерантность и мультикультурализм как ориентиры профессионального поведения. М., 2002. с. 110-114.

12. Пантелеев Б.Н. Экспертиза текстов массовой информации – необходимое условие подлинного правосудия. Российский судья. №9.2002. с.30-33.

13. Словарь иностранных слов: актуальная лексика, толкование, этимология. Н.С.Арапова, Р.С.Кимягарова и др. М., 1999.

14. Солганик Г.Я. Толковый словарь: язык газеты, радио, телевидения. М., 2002.

15. Спорные тексты СМИ и судебные иски: Публикации. Документы. Экспертизы. Комментарии лингвистов / Под ред. Проф. М.В. Горбаневского. М., 2005.

16. Толковый словарь русского языка. С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова. М. 2003.

17. Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации / Под ред. Проф. М.В.Горбаневского. 3-е изд. испр. и доп. М. 2002.

18. Фрейд З. «Я» и «Оно». – Тбилиси: Мерани, 1991.



19. Щербинина Ю.В. Русский язык: Речевая агрессия и пути её преодоления. М., 2005.




Только десять заповедей, а какой репертуар грехов! Юлиуш Вонтроба
ещё >>