Лекция Морально-этические проблемы вмешательства в репродукцию человека - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Методические рекомендации по выполнению контрольных и творческих... 12 1990.67kb.
Лекция Проблемы подсознания. Сахарова Е. В. 10. 1998 1 73.41kb.
Пластических вмешательств на лице человека методом объемной деформации 1 73.72kb.
Проблемы оптической регистрации положения маркеров в хирургической... 1 68.35kb.
«Путешествие в страну сказок» воспитатель Фатьянова А. В 1 67.96kb.
Лекция 6 Этические проблемы оказания психиатрической помощи. 1 144.38kb.
Докладчик: председатель Этического Совета, профессор Мұстафина Ж. 1 46.56kb.
Что такое права человека 1 33.73kb.
Конспект физкультурного занятия «Путешествие на машине времени» бти... 1 34.1kb.
Тема: «Поможем Эмми» Группа: Старшая Цель 1 42.63kb.
Ткр микроэкономика (семестр 1) 1 45.88kb.
Ермолаева Ксения Александровна р п. Малиновое Озеро 2010 год пояснительная... 1 94.47kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Лекция Морально-этические проблемы вмешательства в репродукцию человека - страница №1/1





Лекция

Морально-этические проблемы вмешательства в репродукцию человека.

Медицинская генетика.
Морально-этические проблемы искусственного аборта.
Абортом называется всякое прерывание беременности. Основные моральные проблемы связаны с искусственно вызванным абортом. О них и пойдет речь.

Для верного понимания моральных аспектов этого вида медицинского вмешательства необходимо осознать два аспекта проблемы: во-первых, беременность – это нормальный физиологический процесс происходящий в организме женщины, во-вторых, - это процесс формирования нового человека. Поэтому неверно, с этической точки зрения, как это иногда делается, считать аборт обычным средством планирования семьи наравне с контрацепцией.


Краткая история проблемы искусственного аборта.
Аборт относится к числу старейших проблем медицинской этики, а также философии, юриспруденции и теологии. Клятва Гиппократа запрещает врачу прерывание беременности («Я …. не вручу никакой женщине абортивного пессария). В то же время Аристотель считал аборт допустимым. Аристотель обращал внимание на два аспекта проблемы: необходимость абортов обосновывается у него демографическими целями (регулирование рождаемости); одновременно он считал аборт допустимым, пока в зародыше не сформировались «чувствительность» и двигательная активность.

В Древнем Риме и особенно в его поздний период аборт не считался позорным и широко практиковался. В эпоху упадка состоятельные граждане предпочитали не иметь ни детей, ни семьи. Поначалу в римском праве зародыш трактовался как часть тела матери, поэтому женщина не подвергалась наказанию за изгнание или умерщвление плода. И только позднее эмбрион был наделен некоторыми гражданскими правами. Искусственный аборт стал трактоваться как преступление против прав родителей, если кто-то стремился таким путем достичь имущественных прав.

Окончательное осознание ценности плода связано с возникновением христианства. Уже в эпоху раннего христианства аборт отождествлялся с убийством человека. В средние века за аборт одушевленного плода оборачивалось суровым наказанием. Согласно своду германских законов «Каролина» (XVI век), аборт в случае уничтожения одушевленного плода карался смертной казнью. Смертная казнь за аборт была введена в 1649 г. и в России; отменена она была столетие спустя.

Особый интерес для нас представляет эволюция отношения медиков и общества к проблеме аборта в течение последних двух столетий. Так, основоположник отечественного акушерства Н.М. Максимович-Амбодик (1744-1812) еще в 1784 г. предвосхитил концепцию медицинских показаний к искусственному аборту, выступая за то, чтобы в критических случаях спасти жизнь женщины, а не плод. В европейской медицине важным моментом в окончательном формировании данной концепции стала дискуссия в Парижской медицинской академии в 1852 г.: статистика смертности после кесарева сечения стала главным аргументом в пользу этического оправдания аборта по медицинским показаниям.

Во второй половине 19 века в США возникает общенациональное движение за запрет абортов. Ведущую роль играло руководство Американской мед. ассоциации. Основываясь на эмбриологических открытиях, врачи доказывали, что плод является живым существом с момента зачатия. Поэтому медики настаивали, что аборт, даже в самом начале беременности, является убийством. В итоге к 1880 г. аборты в США были запрещены, за исключением случаев, когда беременность или роды угрожали жизни женщины. Принятые тогда законы сохранялись в основном до 60-х годов 20 века.

В 1869 г. британский парламент принял «Акт о преступлениях против личности», согласно которому аборт, начиная с момента зачатия, считался тяжким преступлением. Аборт, произведенный самой женщиной, наказывался значительно строже, если он имел место после появления признаков шевеления плода. В Германии в эти же годы производство абортов за деньги считалось отягчающим обстоятельством. Во Франции наказание усиливалось в отношении врачей.

В дореволюционной России законодательство четко различало разрешенные законом искусственный аборт с целью спасения жизни женщины, и аборт, производимый самой женщиной или посторонним человеком с преступной целью прекращения беременности. Производство криминального аборта медиком считалось отягчающим обстоятельством.

Однако в профессиональной медицинской среде моральная оценка искусственного аборта не совпадала с юридической квалификацией. Особый интерес представляют дискуссии об аборте и решения, принятые на 12 съезде Пироговского общества в 1913 г. выступая на съезде доктор Л. Личкус говорил: «преступный выкидыш, детоубийство и применение противозачаточных средств – симптом болезни современного человечества». Не менее бескомпромиссную позицию занимал доктор Д. Жбанков, писавший: «неопровержимая связь между культурой настоящего времени и упадком ценности жизни, как своей, так и чужой: выкидыш и самоубийство – явления одного порядка». Впрочем, еще раньше в своей книге «О врачах» Д. Жбанков называет «распутством настоящего времени воздержание от деторождения при усиленных половых сношениях», а женщины решающихся на аборт, как правило, именует «неомальтузианками», деятельность же врачей, оказывающих им пособие – «преступной», «бессовестной». Соглашаясь в целом с моральным осуждением аборта, другие врачи подчеркивали на съезде также и другие аспекты данной проблемы. Пироговский съезд, признав аморальность искусственного выкидыша, тем не менее, пришел к выводам, что государству необходимо отказаться от принципа уголовной наказуемости плодоизгнания. В резолюции съезда, сказано: «1. уголовное преследование матери за искусственный выкидыш никогда не должно иметь места; 2. также должны быть освобождены от уголовной ответственности и врачи, производящие искусственный выкидыш по просьбе и настоянию. Исключения из этого положения должны составлять врачи, сделавшие аборт из корыстных целей, своей профессией, и подлежащие суду врачебных советов».

В 20 веке в дискуссии о допустимости аборта особенно активно включаются феминистские движения. Протест сторонников движения феминизма против традиционного положения женщин в обществе (против «отречения женщины от прав на свою личность, имя и собственность») касался и ее сексуальной роли т.е. обязательно затрагивал и вопрос половой морали. В 50-е годы 19 века одна из первых американских феминисток, С. Гринке, в очерке «Супружество» писала о «праве женщины решать, когда она будет матерью, как часто и при каких обстоятельствах». В начале 20 века америк. феминистка М. Сангер впервые употребляет понятие «контроль над рождаемостью», которая вначале имела смысл пропаганду использование средств контрацепции, а несколько позднее стала рассматриваться также в контексте евгенических идей.

Первая страна, легализовавшая аборт «по просьбе» была Советская Россия. 18 ноября 1920 г. в совместном постановлении Наркомздрава и Наркомюста допускалось бесплатное искусственное прерывание беременности в условия советских больниц. Эта мера была направлена в первую очередь против зла криминальных абортов. Авторы Постановления видели причины роста числа абортов исключительно в моральных пережитках прошлого и тяжелого экономического состояния настоящего. Последующая история нашей медицины и общества в целом, показала, что проблема аборта не решается автоматически по мере экономического роста, распространения знаний о вреде аборта, развития учреждений по охране материнства и детства. Отношение советского государства к абортам было противоречивым. В 1930 г. была опубликована статистика об абортах, которая свидетельствовала о постоянном росте их числа. Так же следует упомянуть о значительной убыли населения России в связи с войной, голодом, болезнями. В 1936 г. ЦИК и СНК приняли Постановление запрещающие аборты, и в 1939 г. сбор данных об абортах был прекращен. Вследствие этого рост криминальных абортов, особенно в послевоенные годы, был значительным. Это заставило советское государство опять изменить политику в отношении абортов – в 1955 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «Об отмене запрещения абортов». Этим документом были легализованы «аборты по просьбе» при сроке беременности до 12 недель. К сожалению, в последующие десятилетия альтернативные аборту методы контроля за рождаемостью распространения не получили. До конца 60-х годов число абортов в СССР росло особенно быстро. В 70-80 г. кривая роста была не такой крутой. Официальная статистика об абортах свидетельствовала, что в СССР был самый высокий в мире показатель абортов – 120 на 1000 женщин фертильного возраста (15-49 лет), а по мнению зарубежных экспертов – такой показатель составлял 180. В бывшем СССР ежедневно в течение всего рабочего дня абортами занималось 3500 врачей. Только с середины 80-х показатель начал снижаться и в 1996 г. он составлял 89. За 2004 г. официально было произведено 2 млн. абортов.


Либеральная, консервативная позиции и умеренных подход к проблеме искусственного аборта..
В последние десятилетия аборт превратился в одну из наиболее интенсивно обсуждаемых проблем теории морали. При обсуждении данной проблемы необходимо ответить на два основополагающих вопроса: 1. Должны или нет эмбрионы, иметь право не быть убитыми, как и другие человеческие существа (личностный статус плода)? 2. Можно ли заставить женщину вынашивать нежелательный плод даже ценой собственного здоровья и жизни?

Доводы либеральной позиции. 1. Вопрос об аборте – это часть вопроса о репродуктивном здоровье и репродуктивных правах. Важнейшим из этих прав считается доступность для мужчин и женщин всех современных средств и способов планирования семьи. Женщина рожает то количество, которое соответствует условиям и ситуации, в которой она находится. Как говорила одна из первых активисток движения за права женщин на аборт А.Дэвис: «Какие бы права женщинам ни предоставляли – голосовать на выборах, получать образование и т.д. – все это ничего не стоит, если у вас нет права распоряжаться собственным телом и контролировать то, что с ним происходит, если нашу судьбу могут изменить те, от кого мы можем забеременеть в силу случайности, обмана или применения силы». Т.е. сторонники абортов утверждают право женщины распоряжаться своим телом, т.к. плод, эмбрион – это часть тела, и поэтому женщина самостоятельно решает его судьбу. 2. Следующий довод вытекает из первого – отрицание личностного статуса плода. 3. Еще в 19 веке стало ясно, что аборт по медицинским показаниям с этической точки зрения оправдан, т.к. предпочтительней спасти жизнь женщине, нежели сохранить плод.

Доводы консервативной позиции. Доводы, которые приводят противники абортов, многочисленны и достаточно убедительны. Вот некоторые из них: 1. Последствия абортов являются подлинным социальным злом. Ежегодно в мире от осложнений абортов умирает 70 тыс. женщин. По данным ВОЗ в России на 1000 женщин приходится 30 небезопасных абортов. 2. Плод имеет такое же право на жизнь, как и вообще всякий человек – признание личностного статуса плода. Традиционно считался главным вопросом в проблеме это вопрос о жизнеспособности плода. В настоящее время имеются задокументированные факты выживания детей, родившихся с массой 420,450,360 и 340 гр., если ранее считалось жизнеспособность при массе 1000 гр. и более. 3. Особая тема – чувствует ли плод боль. Если чувствует, значит, жив и аборт убийство 4. Обсуждая проблему аборта необходимо ответить на следующие вопросы, касаемые статуса плода и абортивного материала:

1. Где, с какого момента в процессе развития и преобразования живой материи мы можем с уверенностью сказать – здесь и только теперь начинается человек? Т.е. с этого момента живое существо ранее бывшее частью природы, частью матери, становиться одним из нас, членом общества, обладающего определенным набором прав, и главным – правом на жизнь.

2. Имеет ли в данном случае заповедь «Не убий» ограничения. Если да то каковы эти ограничения?

3. Одним из фактором здоровья человека является полноценная половая жизнь. Имеется ли грань, если да то где, между полноценной половой жизнью и распутством. Когда считать половую жизнь полноценной – в браке ли или вне его и т.д.

4. Каков моральный и социальный статус тех живых существ, которые еще не признаются в качестве человеческих? Можно ли, например, использовать эти существа для проведения научных экспериментов? Допустимо ли использовать их в качестве сырья для фармакологической промышленности? Можно ли превращать эти существа в товар, если да, то чья это собственность? В интересах, каких лиц следует рассматривать дальнейшее распоряжение этих существ – для спасения жизни больных младенцев используя нежизнеспособные плоды (но живые) для своеобразной заготовки органов для трансплантации, или сохранять жизнь плода для бездетных пар ждущих очереди на усыновление или удочерение?

Очень жесткой позиции придерживается религия.



Умеренный подход в основном допускает аборты по медицинским и социальным показаниям.
Этико-правовые проблемы новых репродуктивных технологий.
К числу наиболее обсуждаемых тем современной биоэтики относится применение новых репродуктивных технологий. Среди таких технологий выделяют:

  • искусственную инсеминацию спермой донора или мужа;

  • экстракорпоральное оплодотворение (оплодотворение вне организма, in vitro) с последующей инплантацией эмбриона в матку женщины;

  • «суррогатное материнство».

Метод искусственной инсеминации известен около 200 лет – в конце 18 века итальянский аббат Спаланцини провел искусственное оплодотворение собаки, а в 1799 г. англичанин У. Хантер применил искусственное оплодотворение у человека. В 1885 г. медицинскому факультету Парижского университета была представлена диссертация Ж. Жерара, обобщившего 600 случаев внутрисемейного искусственного оплодотворения. Факультет отверг эту диссертацию, приказав ее сжечь. Начиная с 60-х годов 20 века, этот метод постепенно становится одним из клинических методов лечения бесплодия.

Следует отметить, что при успешной инсеминации спермой мужа, биологические и социальные родители совпадают, поэтому такой метод сравнительно редко вызывает этические возражения, и не противоречит устоявшимся правовым нормам семейно-брачных взаимоотношений. Рождение же ребенка с помощью искусственной инсеминацией донора (ИОД) сопряжено со многими противоречиями морального порядка.



Прежде всего, это проблемы связанные с донорством половых клеток (яйцеклетки, сперматозоиды), что является одной из форм донации генетического материала. Если нравственный характер безвозмездного донорства крови ни у кого не вызывает сомнений то относительно донорства гамет имеются противоречивые оценки. Позитивные: как любое донорство в медицине, это – проявление альтруизма, оно оправдывается счастьем семьи. Негативные: 1. в практике ИОД значимым оказывается принцип не навреди – в частности в заявлении донора говорится «обязуюсь не скрывать перенесенных мною известных мне заболеваний, а также правдиво сообщить о моей наследственности..» Как видим соблюдения принципа не навреди зависит не от врачей, а от честности, порядочности донора. Особенен риск, когда имеет место недостаточное обследование донора. 2. В инструкции МЗ РФ регулирующей ИОД (1993 г.) говорится, что следует учитывать пожелания супружеской пары в отношении национальности донора и основных черт его внешности (антропометрические данные). В тоже время супруги заявители должны понимать, что рождение ребенка зависит от так называемой генетической лотереи. Поэтому в заявлении указывается «мы обязуемся не предъявлять претензии к врачу в случае рождения ребенка с аномалиями развития или с ярко выраженными отличиями от нашей национальности». Иными словами, принцип не навреди, в данной ситуации, ставится под сомнение, особенно если родится ребенок с аномалиями или внешними данными отличными от той национальности, которой принадлежат заявители. По этой причине супруги-заявители могут отказаться от ребенка, то моральное зло никак не может быть снято. 3. Более сложным является вопрос о вознаграждении доноров. Сама по себе сумма может быть интерпретирована как компенсация за потраченное время и вызванное неудобство. Однако в заявлении донора записано: «я предупрежден, что оплата за образцы спермы не будет производиться, если показатели спермограммы не будут соответствовать норме». Т.е. оплата, получаемая донором, оказывается ни чем иным как ценой за качественную сперму человека. Что это, как не купля продажа донорского материала? И еще один момент донор обязуется сообщать правдивые сведения о наследственности, перенесенных заболеваниях, выше сказанные обстоятельства подвергают сомнению правдивость донора, т.к. донор заинтересован в вознаграждении за качественную сперму. 4. ИОД некоторыми консерваторами иной раз рассматривается как одно из проявлений «селекции» человека, ведь супруги заявители могут выбирать донора по расовым и антропометрическим и иным признакам. 5. Некоторые авторы усматривают косвенную поддержку гомосексуальных браков, особенно в тех странах, где эти браки разрешены законом. Т.е. при определенных условиях эта «супружеская пара» может иметь ребенка, где один из заявителей будет генетическим «родителем». 6. Одна из острых проблем в настоящее время связана с созданием надежной методики консервации спермы. Сохраняющаяся в замороженном состоянии сперма может быть использована в ИОМ и после преждевременной смерти мужа. Или в нашей стране впервые зарегистрирован случай, когда был рожден ребенок после смерти биологического отца. В качестве генетической матери выступал донор яйцеклетки, в качестве родительницы – «суррогатная мать». После рождения такого ребенка у бабушки (матери умершего мужчины донора) возникли проблемы правового характера. Бабушка ребенка, по нашему законодательству, может стать только опекуном, а не бабушкой, с вытекающими отсюда определенными проблемами связанными, например, с наследованием имущества и т.д.

Проблемы экстракорпорального оплодотворения и «суррогатного материнства»

Много споров ведется относительно будущего оставшихся, так называемых «избыточных» оплодотворенных яйцеклеток. Если беременность не наступает сразу, то они могут быть использованы в последующих циклах. Если же беременность наступает, то эти яйцеклетки буквально становятся лишними. Будущее этих «лишних» эмбрионов может сложиться трояко: 1.Они могут быть разморожены и погибнуть. 2. Они могут стать предметом донорства. 3. Они могут быть предметом научных исследований. Вопрос о судьбе таких эмбрионов в программе ЭКО неоднократно находил свое отображение в международных, национальных этических и правовых документах. Специальные Резолюции Европейского Парламента (1988 г.) предписывают, чтобы при оплодотворении in vitro количество оплодотворенных яйцеклеток не превышало возможности матки и в тех случаях сохранять жизнеспособные эмбрионы, когда в силу определенных обстоятельствах невозможно ввести в матку эмбрион немедленно. В нашем законодательстве данный вопрос никак не отображен. И поэтому судьба эмбрионов может сложиться, так как было сказано выше, при этом не следует забывать, как это иногда делается, что оплодотворенная яйцеклетка – это уже начавшаяся развиваться человеческая жизнь.

По некоторым сведениям зарубежных авторов ЭКО по сравнению с естественным зачатием, обнаружило высокий риск – количество выкидышей возросло в 2-3 раза, внематочных беременностей 2-5 раз, многоплодной беременности – 20-27 раз. Велика напряженность, в случае врожденного бесплодия женщины, в отношении возникновения проявления данной патологии у потомства.

Особая проблема возникает в случае реальной возможности выбора пола будущего ребенка. Положение ВМА рекомендует воздерживаться от вмешательства с целью выбора пола, за исключением случаев, «чтобы избежать передачи серьезных заболеваний, сцепленных с полом». Однако, в ряде восточных стран, где престиж семьи зависит от рождения мальчиков, имеет место. В данной ситуации мы сталкиваемся с проблемой управления человеческой жизнью. Не приведет ли это к тому, что люди с генетическими нарушениями не смогут иметь своих детей, а только на детей от «полноценных» доноров генетического материала, т.е. евгенические идеи. В частности с 1982 г. в Сингапуре действует особая программа, стимулирующая плодовитость образованных женщин и ограничивающая ее среди необразованных. К таким мероприятиям относятся компьютерный подбор пар, круизы в «лодках любви», которые для образованных и одиноких женщин оплачиваются из казны, разнообразные финансовые льготы и привилегии для поступления таких детей в престижные школы и университеты. Для женщин с невысоким уровнем образования предоставляют безвозмездную ссуду для приобретения дешевой квартиры и т.д., в случае соблюдения условий: невысокий уровень образования и согласие на стерилизацию. Особое явление, имеющее место в настоящее время получило название «беспорочного зачатия», когда женщина, не страдающая от бесплодия, не желая создавать семью или сходиться с мужчинами, желает иметь детей и обращается за услугами ИОД и ЭКО.

Особая тема «суррогатное материнство». У ребенка родившегося таким образом могут быть пять родителей: 3 биологических (мужчина-донор, женщина донор, женщина-суррогат) и 2 социальных – те, кто выступает в роли заказчиков. Очень велика опасность возникновения проблем, в случае если ребенок узнает, как он появился на свет. Особая проблема связана с последующей судьбой самой «суррогатной матери» – не мало случаев когда «суррогатная мать» отказывается отдавать ребенка заказчикам. Одно время в некоторых странах возникали проблемы с социальным статусом, таким образом, рожденных детей, их попросту называли незаконнорожденными. Еще одна проблема заключается в следующем - данная манипуляция оформляется договором, согласно которому «суррогатная мать» получает после рождения ребенка материальные блага, то здесь мы опять сталкиваемся с проблемой купли-продажи – ребенок превращается в товар. В таком духе выступают противники такого материнства, считая, что женщина превращается в живой инкубатор, биопрепарат, новая форма торговли своим телом и т.д.

Таким образом, как очень часто указывают священники, таинство брака, деторождения, превратилось нечто обыденное, иной раз превращающееся в обычную торговлю, что в свою очередь подрывает традиционное представление семейно-брачных отношений и обесценивает святость человеческой жизни.



Поэтому современное законодательство в отношении новых репродуктивных технологий нуждается в более детальной проработке с учетом мнений этических комитетов, общественности, медиков.




Война — это серия катастроф, ведущих к победе. Жорж Клемансо
ещё >>