Лекции по истории и археологии Хазарского каганата, которые нам читали, пожалуй, лучшие на сегодняшний день специалисты в этой облас - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сегодня – День социолога 1 44.53kb.
Законодатель градостроитель. Б. Сословия Киевской Руси, упоминаемые... 1 83.21kb.
Лекции по теории словесности и истории русской литературы, по археологии... 1 91.01kb.
Образование Хазарского каганата Введение 1 110.89kb.
Ладимир Карпец ч етвертое измерение русского Кавказа. Часть I 1 115.93kb.
Мск — на сегодняшний день 1 7.76kb.
«Проблемы сарматской археологии и истории» 1 41.44kb.
Версии смерти Джона Фитцджеральда Кеннеди 1 93.02kb.
Что такое на сегодняшний день хип-хоп? 1 33.31kb.
Конспект внеклассного мероприятия «Нужна нам память прошлых лет? 1 76.16kb.
Все о временной регистрации в Петербурге (СПб) для граждан РФ 1 35.96kb.
11 4х4 экспедиция «Лапландия сhallenge’2013» 13 – 28 июля 2013 г. 1 99.89kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Лекции по истории и археологии Хазарского каганата, которые нам читали, пожалуй, - страница №1/1

Хазарская экспедиция (19-30 июля 2011 года)

У московского Центра иудаики «Сефер» множество интересных и серьёзных программ: научные конференции, летние школы, в том числе и выездные, но археологические экспедиции случаются не часто. В такой экспедиции нам, студентам ИФТИ Св.Фомы, и довелось поучаствовать этим летом. Прослушав два теоретических курса по археологии, очень хотелось посмотреть, как всё это выглядит в полевых условиях. Получив «добро» на участие, мы уложили рюкзаки и отправились в путь.

Целью нашего путешествия был хутор Крымский, что расположен в Усть-Донецком районе Ростовской области (Ростов-на-Дону). В этом году именно там обосновалась полевая база археологов – ростовчан. Вскоре к ним присоединились ребята из Московской Высшей Школы Экономики и мы, «сеферисты». Но собрались мы все там не только ради археологического практикума. В программу входили также лекции по истории и археологии Хазарского каганата, которые нам читали, пожалуй, лучшие на сегодняшний день специалисты в этой области (о них чуть дальше).

У нас, как, впрочем, и у других студентов, были весьма смутные представления об этом древнем государстве. Пушкинское «…отмстить неразумным хазарам» и несколько стереотипных представлений – вот, пожалуй, и всё. Нашими просветителями в этой области стали: доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН профессор Владимир Яковлевич Петрухин, кандидат исторических наук Борис Евгеньевич Рашковский и кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии РАН Валерий Сергеевич Флёров. В этнокультурные особенности мифа посвятила нас доктор филологических наук Ольга Владиславовна Белова. Ну и, наконец, Анатолий Воробьёв прочёл нам лекцию по ономастике и, как всегда, был душой компании.

Но прежде чем перейти к описанию суровых будней экспедиции и тонкостей исторической науки, следует немного рассказать о ландшафте. Хутор Крымский расположен в живописной, по-настоящему южнорусской долине вдали от крупных транспортных магистралей. С одной стороны его окаймляет река Северский Донец, с другой – высокая, покрытая причудливой южной растительностью гряда из песчаника. Именно на одном из склонов этой гряды и поселились некогда те люди, которых принято называть в исторических работах протоболгарами или хазарами. Хутор состоит из одно- и двухэтажных деревенских домов и весь утопает в зелени. Особенно красив он в час заката, если смотреть на него с высоты песчаной гряды. Хуторяне дружелюбны и трудолюбивы. У каждого своё хозяйство и обязательно – виноградник. Нам, городским жителям, многое было в диковинку, но спустя два-три дня, мы уже чувствовали себя как дома, безмятежно прогуливаясь вечерами по окрестностям. Купание в Донце стало ежедневным ритуалом и доставляло массу удовольствия, особенно после тяжёлой работы на раскопе.

Наша студентка Ирина Любельская так описала свои впечатления от местной природы: «Гряда холмов длинная, извилистая, как ящер, сбрасывающий с себя кожу хвойного соснового леса. Там, где не успели распахать, там, где не вырос южный лес - переплетенные и перевитые колючки, - там осталась степь: с ума сводящий запах синей полыни, испаряющей сок на солнце, стрекот цикад и стон птиц: "Ку-ку-шку! Ку-ку-шку!" Песчаные холмы, покрытые дерном - нога не скользит, когда по ним на скорости хорошего бега спускаешься вниз».

Распорядок дня был следующим: подьём – в шесть утра, в половине седьмого – завтрак, в семь за нами приезжал местный автобус ГАЗ и отвозил на гряду, откуда мы ещё минут десять шли до места работы. Всё здесь было необычным и незнакомым. Колючий, совершенно непроходимый кустарник, странные насекомые, хищные птицы и даже змеи. Тропа шла в обход осиного гнезда, обитатели которого не очень радовались приходу археологов. И, наконец, сам раскоп: серия больших квадратных ям геометрически правильной формы, идеально зачищенных по бортам штыковой лопатой. Всё это тщательно фиксировалось в конце рабочего дня, для того чтобы хорошо видеть напластования земли. Как профессиональные археологи из Ростова выбрали именно это место, а не другое такое же в паре сотен метров, для нас, увы, осталась загадкой, хотя Валерий Сергеевич Флёров кое-что рассказал нам о принципах археологической разведки. Весь «объект» делится на две части: квадраты и отвалы. В квадратах идёт сам процесс, а отвал – это грунт, извлекаемый оттуда. Отвалы по мере необходимости перемещают дальше, так как крайне важно держать место раскопок чистым.

Полевые работы на юге, а тем более летом, – это страшная жара, пыль и тучи насекомых. Спасение только в воде и тени. Поэтому, места для отдыха были выбраны заранее и больше напоминали берлоги из плотно растущего кустарника. Воды же мы потребляли очень много. Её не только пили, но и лили на голову. Раз в два часа двое–трое ребят отправлялись на бивший неподалёку родник, чтобы принести холодной воды для всех. График работы был таким: пять-десять минут копаем, десять – отдыхаем. Вода многое значит в этих местах. Сухой жаркий климат заставляет относиться к ней бережно. Не случайно на территории хазарского городища были обнаружены керамические трубы. Кстати, нормального водопровода и канализации в Крымском нет до сих пор, а вот протоболгары тринадцать веков назад, оказывается, имели подобные удобства.

Владимир Яковлевич Петрухин, человек старой закалки, в шутку часто напутствовал нас словами: «Вы должны раскопать хазарскую синагогу или хотя бы черепки с надписями на иврите, тогда будет нам всем счастье». Черепков было найдено невероятно много, но ни на одном из них не было и следа каких-либо букв, не говоря уже об ивритских: я проверял! Оно и не мудрено. Мэтр археологии Флёров, лично исходивший весь юг страны в поисках хазарских поселений, сказал нам так: «Керамика – это хлеб археологии, это восемьдесят процентов всех находок. Именно по ней всегда было принято датировать находки и сравнивать различные археологические культуры». Валерий Сергеевич в первый же день провёл нам краткий, но очень информативный «ликбез» по местной керамике, объяснив с черепками в руках, чем отличаются обломки византийской амфоры от чёрных, вощеных аланских горшков и какие типы узора использовали в гончарном ремесле протоболгары. Всё это нам очень пригодилось вскоре. Черепки «всплывали» из-под земли десятками. В конце первого же дня, мы со своего квадрата собрали целый пакет килограммов на пять.

Палящее солнце, пыль, мозоли и мухи сильно утомляли нас. Кроме воды и тени, приток бодрости ощущался разве что при появлении Владимира Яковлевича. Человек в затемнённых очках с окладистой седой бородой, он одной своей шуткой поднимал настроение всем. В прокалённом южным солнцем мареве из горячего воздуха и рассеянного в нём культурного слоя, Петрухин бесшумно планировал над раскопом, перебирая в голове свои мысли, из которых впоследствии рождаются книги.

Надо сказать, что землекопы из нас были неважные, несмотря на всё наше искреннее усердие. На фоне профессионалов, ребят-добровольцев из Ростова во главе с Сергеем, на счету которых были десятки таких экспедиций, мы выглядели дилетантами. Бронзовые от загара, эти парни рыли землю так, как будто на дне ямы их ждало золото. Ритм и выверенные движения – вот что отличало их от нас.

К часу дня работа заканчивалась и мы, спрятав лопаты, отправлялись к автобусу, жёлтому ГАЗику, который терпеливо ждал на гряде. В два часа был обед, а в четыре – начинались лекции. Я никогда не забуду этот удивительный лекционный зал, под потолком которого ласточки вили гнёзда и, как сумасшедшие, летали над головами слушателей, не обращая на них никакого внимания. Из выбитых окон струился солнечный свет, и паук мирно плёл свою паутину у меня над головой. Впрочем, это не мешало, скорее наоборот, создавало ареол чего-то настоящего, настолько пронзительно истинного, что вопросов никто не задавал, а со стороны наша сходка походила, наверное, на собрание некоего посвятительного, эзотерического общества, где докладчик делится с присутствующими сокровенным знанием. Вероятно, так оно и было. Разумеется, в Крымском не было достойного помещения под аудиторию, но, как известно, не место красит человека…

Владимир Яковлевич рассказывал нам о хазарском каганате. Думаю стены бывшей хуторской школы, где всё происходило, никогда не слышали и не услышат речи столь блистательного учёного мужа. Его мини-курс из четырёх лекций, помимо всего прочего, затрагивал две основные хазарские проблемы: попытку современных исследователей выделить среди прочих местных культур чисто хазарскую, и, разумеется, проблематику хазарского иудаизма. Мы не будем здесь подробно разбирать этот курс, как и остальные прочитанные нам курсы, скажем только, что всегда приятно и полезно получить информацию от одного из ведущих специалистов в этой области.

Наверное, самым стойким и мужественным лектором оказался Борис Рашковский, молодой учёный, защитивший недавно кандидатскую по теме «Выбор веры» в средневековом иудаизме: Хазария в еврейских источниках X-XVI вв.». Борис, несмотря на статус преподавателя, все эти дни самоотверженно махал лопатой, попутно рассказывая нам интереснейшие вещи из мира науки и не только. После работы мы дружно садились в зале с ласточками и внимательно слушали его курс «История еврейского прозелитизма по средневековым письменным источникам». Надо сказать, что исследователь зачастую может дать куда больше материала, нежели профессиональный преподаватель. Борис Евгеньевич увлёк нас своим курсом с первой же лекции. Нам, как будущим религиоведам, этот курс был особенно интересен. В нём было всё: археологический материал, ранее не известные нам источники и факты, а так же масса любопытных терминов на греческом и иврите. А вы, например, знаете, что в греческом языке означал термин «прозелит» дословно? Нет? Посещайте лекции Бориса!

Ольга Владиславовна Белова, специалист в очень интересных областях науки: фольклористика и этнография. Миф и легенда для неё – не пустой звук. За народным, подчас примитивным преданием скрываются важные факты и интереснейшие выводы. Ольга Владиславовна много лет собирает фольклорный материал, систематизирует и анализирует его. В Крымском она занялась своим привычным делом: опросом населения на предмет здешних баек и сказаний. Методикой и полученными выводами, а также некоторыми закономерностями в исследовании народных преданий она и поделилась с нами. Запомнился её рассказ о местном хуторском духе – домовом Хоку, который прячется по тёмным углам. Но, видимо, всё время нашего пребывания на хуторе Хоку был в отъезде, и пообщаться с ним лично не удалось.

В ходе экспедиции мы посетили два любопытных музея. Первый – в городе Азов. Его экспозиция рассказывает об истории края от древнейших времён до наших дней. Обилие выставленных в экспозиции археологических находок, от костей древних животных до казачьего оружия, приятно удивило. Особенно запомнился зал со скифо-сарматским золотом, где можно было взглянуть на золотые кинжалы и конские попоны, украшенные этим металлом.

В станице Раздорской мы осмотрели другой музей, посвящённый истории казачества. Здесь упор сделан на быте станицы и предметах повседневного обихода. Особенно запомнились огромные, отделанные бронзой, сундуки, которыми некоторых казаков награждали за верную службу.

В самом конце нашей экспедиции мы немного поработали на городище в районе Семикоракорска. Представьте себе огромное поле, спускающееся к реке, поросшее высокой травой и изрытое силосными ямами. А некогда это было большое, процветающее поселение, которое даже имело стены. Валерий Сергеевич Флёров впервые приступил к раскопкам этого городища в середине семидесятых годов прошлого века. Он обнаружил характерные для этой культуры стены и постепенно начал их вскрывать. Мы продолжили этот нелёгкий труд в компании болгарского археолога Мирослава и группы учёных-геофизиков, которые обкатывали на этом объекте своё новое оборудование. Новейшие технологии позволяют сейчас смотреть под землю, не вскрывая объекта. Это называется щадящим археологическим методом, при котором памятник не разрушается. Но разрушение памятников хазарской археологии связано не только с профессиональной деятельностью археологов. Самый выдающийся объект, раскопанный сразу после второй мировой войны – крепость Саркел, ныне почти полностью находится под водой в результате строительства Цимлянского водохранилища. Подобная же участь в ближайшее время ждёт и многие другие памятники, которыми так богаты донские земли. Невежество и наплевательское отношение к своей истории ежегодно губит десятки, если не сотни археологических объектов края.

На наш взгляд, «хазарский проект» благодаря активному участию в нём Центра «Сефер» получил новый импульс для развития. Широкое привлечение студентов, прекрасные преподаватели, способные увлечь молодое поколение в дальнейшем создаст новые квалифицированные кадры для отечественной археологии. Мы же получили богатый опыт, новые знания и уникальную возможность прикоснуться к истории своими руками.

P.S. Нам хотелось бы выразить благодарность Петрухину Владимиру Яковлевичу за то, что он просто есть, Анатолию Воробьёву за правильные слова в трудную минуту, Татьяне Шелониной за организацию и помощь в нашем отъезде, Евгению Зильберштейну за неоценимую помощь при работе на кухне, и Тали Лавин за прекрасные беседы, отвагу и незабываемые пешие марши по окрестностям.


Мингалеев Максим




Журналист — это писатель, редактируемый своей газетой. Адриан Декурсель
ещё >>