Квартирные кражи, совершаемые несовершеннолетними - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
2. Измена. Кражи личного имущества 1 13.61kb.
Квартирные бюро: «уют», Квартирное Бюро 9 353.01kb.
Небо цветов федерального флага 1 85.88kb.
Главное управление мчс россии по Владимирской области 1 198.84kb.
Вид работы Курсовая работа Название дисциплины Уголовное право Тема... 1 308.93kb.
Ложные друзья переводчика и ошибки перевода false friends of interpreter... 1 69.62kb.
Порядок взаимодействия органов и учреждений муниципальной системы... 1 152.85kb.
Марни ("Типпи" Хедрен) воровка. Каждый раз после кражи она меняет... 1 174.21kb.
Программа вступительного испытания в магистратуру в форме тестирования 1 79.18kb.
Модель организации индивидуально профилактической работы с несовершеннолетними... 1 252.06kb.
И расследования несчастных случаев с несовершенолетними 1 41.19kb.
Реферат История органов внутренних дел мвд XIX –xx веков 1 287.79kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Квартирные кражи, совершаемые несовершеннолетними - страница №1/1


МВД России

Санкт-Петербургский университет

На правах рукописи


СВАРЧЕВСКИЙ

Константин Геннадьевич


КВАРТИРНЫЕ КРАЖИ, СОВЕРШАЕМЫЕ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

(криминологический аспект)


Специальность 12.00.08 –

Уголовное право и криминология;

Уголовно-исполнительное право



АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Санкт-Петербург

2002

Работа выполнена на кафедре криминологии Санкт-Петербургского университета МВД России




Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор,


В.Н. Бурлаков




Официальные оппоненты:

заслуженный юрист Российской Федерации доктор юридических наук, профессор Д.В. Ривман

заслуженный юрист Российской Федерации кандидат юридических наук, профессор Н.П. Берестовой
Ведущая организация:

Челябинский юридический институт

Министерства внутренних дел Российской Федерации

Защита состоится «__» ________2002 года на заседании диссертационного совета Д-052.10.02 по защите диссертации на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (198075, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, дом 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198075, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, дом 1).

Автореферат разослан «__» _______ 2002 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Д-052.10.02

кандидат юридических наук, доцент С.А. Денисов

I.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. В современной российской преступности значительна доля посягательств на имущество граждан, находящееся в их жилищах. Эти преступления характеризуются повсеместной распространенностью и низкой раскрываемостью. Они вызывают у собственников состояние постоянной озабоченности и острого беспокойства за своё имущество. В условиях экономической нестабильности, инфляции и роста цен, потерпевшим крайне сложно восстановить утраченную в результате преступного посягательства собственность.

С ростом благосостояния российских граждан изменились размеры личной собственности сосредоточенные в жилых помещениях. Однако система охраны личной собственности граждан не учитывает еще в полной мере этот объективный факт. Как показывают выборочные криминологические исследования, наблюдается значительное отставание в организационно-техническом и правовом обеспечении защиты личной собственности граждан от преступных посягательств. Возникающая диспропорция повышает вероятность совершения краж личного имущества, в том числе несовершеннолетними.

За совершением каждого преступления стоит личность конкретного подростка, формирование которой является результатом действия целого комплекса криминогенных факторов, имеющих социально-демографическую, нравственно-психологическую и правовую природу. Еще до начала 90-х годов к их числу криминологи относили лишь отдельные недостатки, имевшие место в системе семейного, школьного, трудового воспитания, некоторые упущения в организации досуговой деятельности, влияющие на криминализацию несовершеннолетних. В настоящее время серьезную обеспокоенность вызывают иные проблемы – гораздо большей масштабности и криминогенной значимости: тотальное семейное неблагополучие, кризис школьного и профессионального образования, длительная трудовая незанятость, неорганизованность досуга несовершеннолетних, наркотизация и пр.

Стремление к богатству любыми средствами уже не вызывает в обществе должного осуждения. Эта касается, прежде всего, молодого поколения, в том числе несовершеннолетних, поскольку они выросли в период реформ и, не имея опыта восприятия дореформенных «коллективистских» нравственных ценностей, ориентируются на ценности, порожденные «диким» рынком, где все продается и покупается, а главным и универсальным критерием личности является богатство и деньги. Происходит отчуждение людей, падение нравов вызванное дестабилизацией, разрушением или значительным ослаблением традиционных социальных институтов, связей и структур, утратой ими своих контрольных функций.

В связи с этим, комплексное исследование проблемы совершения квартирных краж несовершеннолетними, ведущееся уже много лет, не снижает ее актуальность и значимость по причине динамичности изменения социальной среды, а вместе с ней и криминогенных факторов, влияющих на еще не сформировавшиеся у подростка сознание и психику, повышая у него тем самым вероятность преступного поведения.

Актуальность исследуемой проблемы определяется и тем, что меры, принимаемые государством и обществом в отношении криминогенных факторов и общественных противоречий, не дают ощутимых результатов. К тому же новая система профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на сегодняшний день пока мало эффективна.



Цель и основные задачи диссертационного исследования. Целью настоящей диссертации является проведение комплексного исследования причин, механизма и особенностей совершения несовершеннолетними такого вида преступления как квартирная кража.

В соответствии с поставленной целью диссертантом сформулированы следующие исследовательские задачи:



  1. Провести анализ состояния краж и уголовно-правовых норм об ответственности несовершеннолетних за их совершение в историческом аспекте и сравнить его с современным состоянием;

  2. Изучить динамику краж, совершаемых несовершеннолетними, по данным уголовной статистики;

  3. Выявить криминологические особенности квартирных краж несовершеннолетних в условиях кардинальной трансформации политической и экономической сфер общества;

  4. Исследовать социально-экономические, психологические и другие причины криминализации несовершеннолетних в современной России;

  5. Проанализировать демографические, нравственно-психологические и правовые особенности личности несовершеннолетнего преступника;

  6. Составить характерный (типичный) портрет личности несовершеннолетнего, совершающего квартирную кражу;

  7. Выявить проблемы в сфере профилактики преступлений несовершеннолетних;

  8. Проанализировать недостатки общесоциальной профилактики квартирных краж несовершеннолетних и определить пути их устранения;

  9. Сформулировать предложения по совершенствованию системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в современных условиях.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с кражами несовершеннолетними имущества, находящегося в жилищах граждан.

Предмет исследования составили криминологические особенности квартирных краж и характеристики личности несовершеннолетних их совершающих, а также нормативный материал по вопросам преступности несовершеннолетних, практика судов и деятельность специализированных органов Министерства внутренних дел и Министерства юстиции по предупреждению имущественных преступлений несовершеннолетних.



Методологическую основу диссертационного исследования составляют базовые общенаучные положения диалектико-материалистического метода познания, различные методы научного исследования: историко-правовой, сравнительно-правовой, системный, формально-логический, статистический, анализ документов, интервьюирование, социологическое анкетирование, математические методы обработки анкетных данных и некоторые другие, успешно апробированные специалистами в области уголовного права и криминологии.

В качестве основного инструментария использовались: программа изучения уголовных дел о кражах из квартир; программа изучения личных дел осужденных за квартирные кражи; план экспертного опроса сотрудников внутренних дел; анкеты; опросные листы осужденных за совершение квартирных краж; план интервьюирования потерпевших от квартирных краж; сетка контент-анализа; компьютерное программное обеспечение для обработки материалов исследования.



Теоретическую основу диссертации составили научные труды ученых в области общей теории права и государства, ювенальной, семейной, общей криминологии, виктимологии, социальной и возрастной психологии, социологии, уголовного права: Г. А. Аванесова, Б. Н. Алмазова, Ю. М. Антоняна, Р. А. Базарова, В. Н. Бурлакова, Ю. В. Бышевского, Ю. И. Бытко, Н. И. Ветрова, Б. В. Волженкина, М. Н. Гернета, А. А. Герцензона, Я. И. Гилинского, Н. П. Добрынина, А. И. Долговой, Д. А. Дриль, В. Д. Ермакова, К. Е. Игошева, И. И. Карпеца, В. М. Кормщикова, И. С. Кона, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, О. В. Лукичева, П. И. Люблинского, Г. М. Миньковского, Н. А. Окунева, С. С. Остроумова, В. В. Панкратова, Н. И. Пишикиной, С. В. Позднышева, Д. В. Ривмана, В. Я. Рыбальской, В. П. Сальникова, А. Б. Сахарова, Н.С. Таганцева, Е. Н. Тарновского, Д. А. Шестакова, А. М. Яковлева, Н. Г. Янгола и др.

Нормативную базу диссертационного исследования составляют Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, Конвенция о правах ребенка, Конституция Российской Федерации, законы Российской Федерации и ее субъектов, указы Президента и постановления Правительства Российской Федерации, нормативные акты МВД России, программы борьбы с преступностью.

Эмпирическую базу составили данные уголовной статистики общих и мировых судов о движении детской преступности в 1884 – 1895 гг. и 1901 – 1910 гг.; сведения, собранные статистическим отделением Министерства Юстиции Российской империи в 1891 – 1893 гг.; статистические сведения, собранные Министерством внутренних дел Российской империи и Главным Тюремным Управлением о количестве осужденных несовершеннолетних и малолетних прошедших через тюрьмы с 1911 по 1915 гг.; статистические данные об осужденных несовершеннолетних в СССР с 1964 – 1990 гг. и в России за период с 1991 – 2000 гг.; статистические данные Госкомстата России, аналитические материалы ГИЦ МВД России, ИЦ ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области о состоянии преступности за 1997 – 2001 гг.; материалы практической деятельности государственных органов, общественных организаций и иных субъектов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних; аналитические материалы по проблемам положения детей в Санкт-Петербурге за 1999 г.; результаты исследований, проводимые Научно-исследовательским институтом МВД России, вузами МВД России (по проблемам преступности несовершеннолетних); данные, полученные в результате анкетирования и интервьюирования диссертантом более 100 сотрудников органов внутренних дел, около 150 несовершеннолетних, осужденных за совершение квартирных краж и отбывающих наказание в Воспитательной колонии ГУИН МЮ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области; результаты аналогичных исследований, проводимых ранее другими авторами.

Научная новизна. Диссертация представляет собой одно из первых монографических исследований, в котором рассматриваются динамика и структура тайных хищений чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, совершаемых несовершеннолетними; криминологическая характеристика квартирных краж несовершеннолетних; причинный комплекс факторов, способствующих совершению преступлений данного вида; проводится ретроспективный анализ генезиса института ювенальной юстиции и определяются перспективы его дальнейшего развития. Новизну диссертации подчеркивают введенные в научный оборот результаты конкретного криминологического анализа причинного комплекса совершения несовершеннолетними квартирных краж в современных условиях.

На основе этого анализа диссертантом выносятся конкретные предложения по совершенствованию организации и деятельности субъектов профилактики преступного поведения несовершеннолетних, а также сформулированы предложения по повышению эффективности применяемых к несовершеннолетним мер.



Положения диссертации выносимые на защиту:

  1. Ретроспективный анализ уголовной статистики середины ХIХ – начала ХХ века дает основание полагать, что для несовершеннолетних до 17 лет главным, преобладающим над другими, правонарушением являлась кража чужого имущества.

  2. Осуществляемые в середине ХIХ – начале ХХ века реформы отразились и на характере уголовно-правовой политики, и на содержании законов. Так меры, принимаемые российским государством, по перевоспитанию несовершеннолетних, совершающих кражи из квартир, стимулировали правотворческую деятельность в этой области, а общественное движение направляли на предупреждение преступности несовершеннолетних, организацию их воспитания в специальных заведениях.

  3. Совершение квартирных краж несовершеннолетними имеет свою специфику в процессе подготовки преступления, его мотивах, времени совершения, способах проникновения в жилище, в перечне похищаемых предметов и реализации похищенного имущества.

  4. В основе причинного комплекса квартирных краж, совершаемых несовершеннолетними, лежат объективные социальные противоречия.

4.1. Про­тиворечие между потребностями (ценностями, устремлениями) и возможностями их удовлетворения, то есть социальное неравенство.

4.2. Противоречие между объективной необходимостью нравственных норм в оценке деятельности, поведения, поступков и невостребованностью их в обществе.

4.3. Противопоставление материальных благ духовным, нравственным ценностям с приоритетом материального над духовным.

4.4. Расхождение в содержании и реализации, как норм права, так и норм морали.



  1. Для наиболее эффективной работы с несовершеннолетними необходимо сформировать органы ювенальной юстиции, где центральным звеном является суд. В этом случае деятельность по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних будет осуществляться в рамках стройной, последовательной системы.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что полученные в его результате новые знания вносят вклад в развитие ювенальной, семейной, общей криминологии, виктимологии и уголовного права. Так как исследуемые в диссертации проблемы детерминации преступного поведения несовершеннолетних относятся к числу важных проблем современной науки, их анализ может быть использован для разработки теоретической и методологической основы профилактической деятельности государства в отношении преступности несовершеннолетних.

Практическая значимость исследования состоит в том, что разработанные в диссертации положения и рекомендации могут быть учтены и использованы при подготовке проектов законодательных актов в области предупреждения преступлений, в частности, о предупреждении преступности несовершеннолетних, об основах семейной политики, о защите материнства и детства, о молодежной политике, социальной защите населения, в целевых федеральных и региональных программах борьбы с преступностью, в профилактической и правоприменительной деятельности органов внутренних дел по предупреждению квартирных краж, а также в учебном процессе по курсу «Уголовное право», «Криминология и профилактика преступлений» образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования МВД России, осуществляющих подготовку кадров для органов внутренних дел по специальностям: «Юриспруденция», «Правоохранительная деятельность».

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, были обсуждены на заседании кафедры криминологии Санкт-Петербургского университета МВД России. Материалы диссертационного исследования были использованы при чтении лекций и ведении семинарских и практических занятий по криминологии и профилактике преступлений в Санкт-Петербургском университете МВД России. Результаты, полученные в ходе исследования, докладывались на международной научно-практической конференции «Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений», которая проводилась 26 – 28 ноября 1999 г. на базе Санкт-Петербургского университета МВД России; на международной научно-практической конференции «МВД России – 200 лет: история, развитие, перспективы», проводимой 22 – 23 сентября 2000 года в Санкт-Петербургском университете МВД России; на межведомственной научно-практической конференции «Кадровая и воспитательная работа в правоохранительных органах: состояние, проблемы и перспективы», проводимой 2 октября 2001 года в Санкт-Петербургском университете МВД России; на международном обучающем семинаре «Особый план по преступности несовершеннолетних», проводимого под эгидой Совета Европы Санкт-Петербургским университетом МВД России при участии сотрудников правоохранительных органов и представителей учреждений Великобритании и Австралии (Санкт-Петербург, 15 – 19 октября 2001 г.).

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав (восьми параграфов), заключения, списка источников и используемой литературы, двух приложений. Общий объем соответствует требованиям, предъявляемым к кандидатским диссертациям.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, раскрываются методологические и методические основы, эмпирическая база выполненной работы, показывается теоретическая и практическая значимость, апробация результатов исследования, формулируются выносимые на защиту положения.



Первая глава – «Криминологическая характеристика квартирных краж, совершаемых несовершеннолетними» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Историко-правовой анализ состояния краж несовершеннолетних и ответственность за них в российском законодательстве» проводится ретроспективный анализ уголовной статистики середины ХIХ – начала ХХ века, который дает основание полагать, что число осужденных малолетних и несовершеннолетних общими и мировыми установлениями за 1901 – 1910 гг. особенно после 1905 г., возрастало быстрее, чем число совершеннолетних осужденных, и в несколько раз превышало рост детской преступности в 1884 – 1895 гг. Наибольшее увеличение детской преступности отмечается в районах, которые не имели воспитательно-исправительных заведений, хотя и были исключения из этого правила.

Для несовершеннолетних до 17 лет главным, преобладающим над другими, проступком являлась кража и вообще похищение чужой собственности. Из общего числа несовершеннолетних прошедших через окружные и мировые суды, за кражу осуждалось свыше 83 %. По отчетам исправительных заведений процент совершивших кражи был еще больше – 92,6 %, а вообще за имущественные преступления около 95 % воспитанников, и только 5 % за все остальные преступления. В большинстве случаев, рост детской преступности по отдельным районам соответствовал общему росту преступности всех возрастов и вызывался общими причинами, с особой силой проявившими свое действие после 1905 года. Поэтому в виду общего подъема преступности несовершеннолетних, даже в ее наиболее серьезной форме (по делам, подсудным окружным судам, и по проступкам, «наказуемым тюрьмою» по уставу о наказаниях), следует признать, что существовавшие до этого времени в России меры борьбы с детской преступностью являлись недостаточными.

С 1 января 1910 г. в Российской империи начинает функционировать суд по делам несовершеннолетних, который отличали следующие признаки:



  • рассмотрение дел о несовершеннолетних единоличным мировым судьей;

  • избрание его, как и всякого мирового судьи, среди населения, проживающего в судебном округе;

  • профессиональная подготовка судьи предполагала знание им детской психологии. Поэтому предпочтительны были врачи и педагоги;

  • достаточно широкая предметная подсудность этого суда;

  • конфиденциальность судебного разбирательства;

  • отсутствие формального обвинительного акта;

  • отсутствие формальной судебной процедуры;

  • упрощенное судопроизводство, сводившееся в основном к беседе судьи с подростком при участии его попечителя;

  • в основном применение в качестве меры воздействия попечительского надзора;

  • обжалование решений судов для несовершеннолетних в особое отделение съезда мировых судей (апелляционную инстанцию на решения мировых судей).

Созданный в Российской империи суд по делам несовершеннолетних оценивался авторами русской дореволюционной, а также советской юридической литературой 20-х гг. как наиболее удачная модель подобного суда.

Дореволюционные «детские» суды прекратили свое существование с принятием Декрета 14 января 1918 г. «О комиссиях для несовершеннолетних», названным Декретом полностью отменялись особые детские суды и тюремное заключение для несовершеннолетних преступников, а также все нормы, регламентировавшие ответственность несовершеннолетних. Дела судов по делам несовершеннолетних передали несудебному органу – комиссиям по делам о несовершеннолетних. Но освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности не принесло ожидаемых результатов, поэтому позднее происходит ликвидация этих комиссий, и дела о несовершеннолетних относят к исключительной компетенции общеуголовного суда.

Анализ законодательства постреволюционной России позволяет нам сделать выводы о том, что до 1935 года уголовное законодательство России в части, регламентирующей ответственность несовершеннолетних, частично, но сохраняло преемственность с дореволюционным законодательством, а именно:


  • возраст, с которого наступала уголовная ответственность, был един для всех преступлений и не зависел от тяжести совершенного деяния;

  • в законодательстве содержались нормы, предписывающие обязательное смягчение уголовного наказания;

  • решение вопроса о применении мер воспитательного характера или уголовного наказания зависело от того, «с разумением» или «без разумения» действовал несовершеннолетний (с марта 1920 г. этот вопрос стал решаться по принципу целесообразности назначенного уголовного наказания);

  • дела о несовершеннолетних рассматривались специальным органом – судами по делам несовершеннолетних, комиссиями по делам несовершеннолетних.

С 1935 г. эта преемственность нарушается:

  • из уголовного законодательства были исключены (вплоть до 1958 г.) нормы предусматривающие смягчение наказания несовершеннолетним;

  • дела о несовершеннолетних стали рассматриваться в общем порядке;

  • начальный возраст уголовной ответственности стал определяться тяжестью совершенного деяния и распространенностью среди несовершеннолетних.

Таким образом, негативная динамика правона­рушений несовершеннолетних служила основанием для признания последних преступниками в уголовно-правовом смысле со всеми вытекающими последствиями вплоть до назначения наказания в виде лишения свободы. Такая узаконенная уголовная политика в отношении подрастающего поколения была чревата далеко идущими отрицательными последствиями.

Во втором параграфе «Криминологические особенности квартирных краж несовершеннолетних» рассматривается уровень преступности в начале 90-х годов, который устойчиво продолжает оставаться значительно более высоким, чем у взрослых. В этот период возрастная группа несовершеннолетних определяет характер преступности в обществе наряду с молодыми взрослыми (18 – 29 лет), обнаруживая себя по распространенности преступности, сходной с распространенностью преступности традиционно наиболее криминально активной группы.

Характерной особенностью последних лет является изменение структуры преступности несовершеннолетних в качественном отношении. Структурно картину преступности несовершеннолетних вновь определяют корыстные посягательства – свыше 75 %. В регистрируемой имущественной преступности преступления против личной собственности составляют около 85 %. А наиболее распространенными из них являются кражи, составляющие более 60 % преступлений, совершаемых подростками.

Привлекательность квартир граждан как объекта посягательств, несомненно, возросла в последнее время. В квартирах значительной части граждан имеются дорогостоящие, зачастую малогабаритные вещи, которые пользуются повышенным спросом у населения и привлекают внимание несовершеннолетних преступников. Количественный показатель квартирных краж совершенных несовершеннолетними за 1996 – 1998 гг. по России имел резко выраженную тенденцию к росту, но число предотвращенных таких деяний неуклонно снижалось. Если в 1996 г. по статье 158 УК РФ на территории России было осуждено 74 тысячи несовершеннолетних, то в 1998 г. это число возросло уже до 81 тысячи.

Проведенное нами исследование несовершеннолетних преступников позволяет сделать вывод о том, что совершение квартирных краж несовершеннолетними имеет свою специфику в процессе подготовки преступления, его мотивах, времени совершения, способах проникновения в жилище, в перечне похищаемых предметов и реализации похищенного имущества.

Вторая глава «Личность несовершеннолетних, совершающих квартирные кражи» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Особенности криминализации несовершеннолетних в современных условиях» под криминализацией личности понимается процесс наделения личности социально-негативными свойствами, а под криминогенностью свойство человека добиваться своих целей вопреки уголовно-правового запрета.

С точки зрения содержания криминогенность представляет собой комбинацию сформированных у человека социально-нравственных черт и его биопсихологических особенностей, причем комбинацию с критической массой, которая порождает новый эффект – способность действовать противоправным путем. Отсюда следует, что криминогенность есть свойство не врожденное, а приобретенное в процессе взаимодействия негативной микросреды с индивидуальными особенностями человека (В.Н. Бурлаков). Выяснилось, что здесь действуют социальные, экономические, психологические, организационные, правовые и многие другие факторы, связанные практически со всеми сферами общественной жизни.

Последнее время российская криминология постепенно склоняется к тому, что сущность причин массового совершения преступлений состоит в проявляющихся на том или ином этапе развития общества его противоречиях, которые не детерминируют существования негативных явлений, а лишь создают объективную возможность их существования:



  • Про­тиворечие между потребностями (ценностями, устремлениями) и возможностями их удовлетворения, то есть социальное неравенство.

  • Противоречие между объективной необходимостью нравственных норм в оценке деятельности, поведения, поступков и невостребованностью их в обществе.

  • Противопоставление материальных благ духовным, нравственным ценностям с приоритетом материального над духовным.

  • Расхождение в содержании и реализации, как норм права, так и норм морали.

Криминализация несовершеннолетних протекает быстрее в силу их социальной и психобиологической незрелости.

Во втором параграфе «Социально-демографическая, нравственно-психологическая и правовая характеристика несовершеннолетних совершивших квартирные кражи» раскрывается криминологическая характеристика личности несовершеннолетних совершающих квартирные кражи.

Возрастные особенности, являясь закономерным источником прогрессивного развития личности, оказывают существенное влия­ние на ее взаимодействие со средой, на внутреннюю сущность ду­ховного мира, на ярко выраженные колебания и нестабильность поведения. Возрастные противоречия накладывают отпечаток на духовный мир правонарушителя молодого возраста. Они могут при определенных условиях разрешаться в пользу морально несостоятельных, жизненных устремлений, ориентации, позиций.

Проведенное автором исследование показало, что 51,1 % от общего числа несовершеннолетних, отбывающих наказание в виде лишения свободы, осуждены за совершение квартирных краж, из них 96 % в возрасте 16 – 17 лет.

О социальном положении подростков (роде занятий до совершения преступления) свидетельствуют следующие данные проведенного нами анкетирования: учащиеся общеобразовательных школ, училищ профессионально-технического образования, техникумов, вузов – 49 %; работающие – 28 %; не учащиеся и не работающие – 34 %.

Из вышеперечисленных несовершеннолетних совершивших квартирные кражи образовательный уровень следующий: 19 % имели начальное (до 5 классов) образование, 68 % – неполное среднее (9 классов), 7 % – среднее (11 классов), 8 % – специальное (профессиональное училище). И лишь по 1 % указали на средне специальное (колледж, техникум, лицей) и высшее (институт) образование.

Половина подростков-правонарушителей до совершения преступления проживала с обоими родителями – 49 %; в неполных семьях: только с матерью или только с отцом – 47 %, в детском доме – 2 %, иное – 1 %.

По данным нашего опроса квартирные кражи в 78 % случаев совершались несовершеннолетними в группе, а в 67 % эти преступления совершались подростком в группе со взрослыми. Разновозрастный коллектив делает такие группы более устойчивыми. Нередко лидером является тот, чей интеллектуальный и культурный уровень выше, чем у остальных членов группы. Так или иначе, но преступные группировки вырастают чаще всего из неформальных объединений подростков, где в 67 % случаях друзья осужденных за кражу имели судимость.

Применительно к осужденным за квартирные кражи, довольно часто отмечается неоднократность фактов совершения краж, различных по объектам и по предметам посягательства, в связи с чем, к ним были применены, но не оказались эффективными, меры воспитательного и правового характера. По нашим выборочным данным, 87 % подростков осужденных за совершение квартирной кражи, ранее уже привлекались к ответственности за имущественные преступления, причем необходимо отметить, что 78 % опрошенных прежде были осуждены именно за кражи. И лишь 11 % совершили преступление впервые.

Следственная и судебная практика дает основания полагать, что определенную долю уголовных дел о квартирных кражах составляют многоэпизодные дела, свидетельствующие о том, что подростки занимались кражами из квартир неоднократно.

Для последних лет совершение подростками многоэпизодных краж является достаточно типичным. В некоторых случаях при раскрытии очевидного преступления такого рода, совершенного несовершеннолетним выявляется 50 и более совершенных им ранее аналогичных фактов преступной деятельности. Причем нередко за менее значительной кражей следовало совершение несовершеннолетним преступления большей общественной опасности.

По нашим выборочным данным около 70 % осужденных за кражи несовершеннолетних на момент привлечения их к уголовной ответственности совершили более двух преступных деяний.

Это, по нашему мнению связано с безнаказанностью воровства, выработкой привычки воровать, основанной на ощущении безнаказанности. На фоне еще неокрепшего, либо искаженного нравственного сознания, небольшого жизненного опыта, легкомысленного отношения к негативным последствиям противоправного поступка (74 %), бытующего мнения о полном (7 %) или значительном не раскрытии данного вида преступления (83 %) это стремление при соответствующих условиях оформлялось в сознании подростка в 38 % случаев как решение о совершении квартирной кражи. Изучение диссертантом уголовных дел несовершеннолетних осужденных за совершение квартирных краж показывает, что к 79 % несовершеннолетних прежде применялось условное осуждение (т.е. наказание не связанное с лишением свободы), а реальное лишение свободы отбывали лишь 4 % опрошенных.

Все эти факты говорят о необходимости особого внимания к такому виду преступлений подростков, как кражи чужого (личного) имущества граждан из квартир, которые обусловлены не только тем, что для них характерен высокий удельный вес специального рецидива, но и их распространенностью, а также наличием тенденции к росту и организованности.

В третьем параграфе «Типология личности несовершеннолетних, совершивших квартирные кражи» дается развернутая криминологическая характеристика типологии личности преступника. При выделении типа личности, совершающей пре­ступления, необходимо иметь в виду ряд методологи­ческих и методических положений.

Во-первых, речь идет о социальной природе типа, а потому оценивается именно «личность», «социальное лицо» человека, плод его социализации в процессе онто­генеза.

Во-вторых, тип рассматриваемой личности кримино­логически значим в том случае, когда он выражает су­ществование присущих ему относительно стойких социально обусловленных характеристик людей, опреде­ляемых не фактом, а возможностью преступного пове­дения.

В-третьих, имеется в виду именно тип, а поэтому лица, совершающие преступления, могут в разной сте­пени выражать черты типа криминогенной личности. Одни будут вполне типичными его представителями, другие – менее типичными и в разной степени.

В-четвертых, речь должна идти о характеристиках, непосредственно связанных с преступным поведением, независимо от того, касаются они социальной ситуации развития личности преступника или его деятельности в широком смысле слова.

В-пятых, криминогенная личность – определенная целостность особого рода, включающая криминологически значимый комплекс ее характеристик.

В самом общем виде можно сказать, что тип кри­миногенной личности выражает определенную целост­ность социально-приобретенных относительно устойчи­вых личностных характеристик. Определяющим в нем является несоответствие содержания сознания и деятельности, ценностно-нормативной системе, признавае­мой обществом и государством, что повышает вероят­ность совершения такой личностью преступлений в сравнении с личностью, ведущей себя в тех же услови­ях устойчиво правомерно.

В целом, тип кримино­генной личности, встречающийся среди разных контингентов преступников, отличают следующие моменты в их совокупности:



  • формирование личности в условиях достаточно интенсивного противоправного и аморального воздействия, наблюдение противоправных актов поведения в семье, досуговых группах и т. п.;

  • наличие системы аморальных проступков и право­нарушений разного рода, повторяющихся даже после принятия установленных мер воздействия;

  • определенное отчуждение такой личности от соци­ально-государственной среды и ее ценностно-нормативной системы, выражающееся 1) в отключении (фактическом или психологическом) от источников интенсивного положительного воздействия (сильных учебных и трудовых коллективов, общественных организаций и т. п.); 2) в замыкании на круге лиц со сходной характеристикой взглядов и поведения, либо принимающих личность такой, какая она есть; 3) в деформации социальных позиций и ролей;

  • криминализация личности, сформировавшая у нее, прежде всего и в значительной мере, качества, соответствующие деформированной в нравственном и правовом отношении среде и деятельности, необходимой и ценимой именно ею;

  • снятие чувства опасения, страха, позора перед возможной или реальной уголовной и другой социаль­ной ответственностью;

  • в той или иной мере привыкание к негативной государственной и общественной оценке антиобщественного поведения; выработка достаточно сильных защитных механизмов;

  • активность личности в ситуации совершения прес­тупления (правда, не одинаковая у разных типов кри­миногенной личности, что и является основанием их разграничения) и, как правило, совершение преступле­ний без достаточно обоснованных поводов;

  • конфликтность и проблемность ситуации часто вытекают из специфического субъективного ее восприятия рассматри­ваемой личностью, своеобразной оценки, а не из объек­тивного положения дел.

Приведенная выше характеристика носит самый об­щий характер и не отражает многообразия типов самой криминогенной личности.

Для решения проблемы оптимального сочетания мер уголовного принуждения и профилактических мер, типология несовершеннолетних правонарушителей может строиться по двум сочетающимся основаниям:



  1. характеру антисоциальной направленности и ценностных ориентаций личности;

  2. глубине стойкости этой антисоциальности.

Информация о таких свойствах личности несовершеннолетних правонарушителей посту­пает уже в ходе проверок по учетам повторности правонарушений, материалов, которые собираются в делах участковых инспекторов и подразделений по делам несовершеннолетних.

Таким образом, в типологии несовершеннолетних совершающих квартирные кражи можно выделить следую­щие типы:



  • Случайный тип. К нему относятся несовершеннолетние, впервые совершившие квартирные кражи. У них не ярко выражены корыстные устремления и стойкая антиобщественная ориентация. Как правило, они сознают противоправность своих действий и раскаиваются в них. Корыстный мотив у них практически отсутствует. В основе мотива выступают ложная романтика, демонстрация ловкости перед сверстниками, удовлетворение сиюминутных желаний;

  • Ситуационный тип. Здесь доминируют несовершеннолетние совершившие квартирные кражи под влиянием неблагоприятной внешней ситуации при общей социально-положительной направленности личности, ха­рактеризуемой всем предшествующим нравственным поведением. Происходит это вследствие неспособности удержаться от соблазна, легкомыслия либо неумения противостоять давлению группы;

  • Неустойчивый тип. В основном это несовершеннолетние совершившие квартирные кражи впервые, но допускавшие ранее различные правонарушения и аморальные действия;

  • Злостный тип. К этому типу относятся несовершеннолетние совершившие квартирные кражи, неоднократно, несмотря на принимавшиеся меры убежде­ния и принуждения. К ним следует отнести и ранее судимых несовершеннолетних осужденных за преступления, имеющие аналогичный состав.

В третьей главе «Предупреждение квартирных краж совершаемых несовершеннолетними» выделены три параграфа.

В первом параграфе «Проблемы в сфере профилактики преступлений несовершеннолетних (системный анализ)» говорится о том, что в настоящее время в стране предпринимаются действия по устранению наиболее негативных процессов и явлений, которые долгие годы существенно осложняли деятельность по противодействию преступности, способствовали правонарушениям детей и подростков.

Известно, что несовершеннолетние в силу объективных причин полностью не включены в общественный процесс созидания, поэтому противоречия, существующие в обществе, влияют чаще всего опосредованно, через ближайшее окружение. Воздействие ближайшего окружения на несовершеннолетних осуществляется в многообразных формах, например, через семейное неблагополучие, сферу досуга и свободного времени.

Нарушение процесса социализации затрудняет у несовершеннолетнего формирование личностных качеств и мировоззрения в целом. Происходит смещение процесса социализации детей и подростков в нашем обществе с воспитательных моментов, т.е. с процессов формирования системы ценностей личности и ее личностных качеств к познавательным. На индивида обрушиваются потоки знаний о мире, людях, обществе и пр. Но не каждый подросток способен выловить в этих потоках сведения о тех или иных системах ценностей и правилах морали, самостоятельно сформировать эмоциональное, ценностное отношение к ним.

В СССР субъектами системы профилактики охватывались все уровни социализации несовершеннолетних. Система с таким воздействием, осуществлялась на всех уровнях работы с несовершеннолетними: общем (общественном), групповом и индивидуальном. В конце ХХ века система лишилась большинства субъектов в связи с крушением коммунистического строя и началом демократических преобразований в стране, а оставшиеся превратились в коммерческие, т.е. стали ограниченно доступными.

Незавершенность формирования и оснащения сети специализированных учреждений для несовершеннолетних, перегруженность учреждений, недостаточный уровень подготовки кадров, способных осуществлять профилактическую и реабилитационную работу, снижали эффективность предпринимаемых действий. Держать ее под контролем силами только органов внутренних дел было не под силу, ни при каких обстоятельствах.

Впервые в России Федеральным законом от 24 июня 1999 г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» устанавливаются новые, более эффективные основы правового регулирования отношений, возникающих в связи с деятельностью субъектов по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Однако тот социальный результат, который в конечном итоге будет получен, зависит от многих обстоятельств.

Во-первых, от того насколько реальны и достаточны эти меры (по выделенным людским, материальным ресурсам, по избранным приоритетным направлениям и т.д.).

Во-вторых, он зависит от того, насколько своевременно, полно, последовательно (системно) и квалифицированно они будут реализованы.

Обращает на себя внимание и тот факт, что на ближайшую перспективу в директивных документах задачи и пути их практического решения определены только по отдельным направлениям. Это означает, что основная работа еще впереди. На законодательном же уровне необходимо по нашему мнению проработать весь комплекс вопросов, связанных с созданием ювенальной юстиции, которая бы включала сеть разнообразных правоохранительных служб, как для несовершеннолетних правонарушителей, так и для несовершеннолетних потерпевших с одновременным созданием специализированных судов по делам семьи и несовершеннолетних, а также специальных правоприменительных служб.

Система органов юстиции должна быть построена на более гуманистических, процессуальных нормах, чем те, которые предусмотрены сегодня нормативными актами МВД, юстиции, административным и уголовным законодательством.

Таким образом, правовая система, действуя, через субъекты системы профилактики, является воплощением нашего представления о ценности ребенка и детства, а приверженность государства к соблюдению общечеловеческих ценностей и уровень цивилизованности общества во многом определяется именно отношением к подрастающему поколению.

Во втором параграфе «Пути совершенствования общесоциальной профилактики квартирных краж несовершеннолетних» перечисляются меры социального предупреждения преступности. К ним относят меры, направленные на усиление социальной ориентации преобразований, устранение резкого социального расслоения общества, поддержка малоимущих граждан, укрепление семейных устоев, обеспечение надлежащих условий для социализации личности, преодоление ее социального отчуждения, ограничение негативных последствий безработицы, вынужденной миграции людей и т.д. Институт предупреждения преступности функционирует в системе определенных общественных отношений – экономических, политических, правовых и т.д., а деятельность по предупреждению преступности производна от этой системы, т.е. зависит от нее и определяется ею. Следовательно, предупреждение преступности может быть эффективным только в системе прогрессивно развивающихся общественных отношений.

В нынешних условиях нестабильной экономики, медленного наращивания производства, нравственно-политической напряженности в обществе традиционные меры предупреждения имущественной преступности (различного рода внешние формы контроля) не только не эффективны, но и при определенных условиях криминогенны.

Поэтому, на наш взгляд, необходимо серьезное, динамичное и эффективное оздоровление социальной сферы, т.е. реальное и быстрое повышение уровня и качества жизни людей. Только это сформирует социальную базу государства, обеспечивающую и поддерживающую и проведение реформ, и борьбу с негативными формами отклоняющегося поведения, в том числе с преступностью несовершеннолетних.

В противодействие правонарушениям несовершеннолетних, а также иным негативным явлениям в их среде директивные документы нацеливают соответствующие органы на широкое использование профилактического воздействия не только непосредственно на детей и подростков, но, прежде всего опосредованным путем, через изменение, оздоровление ближайшего окружения, семейной и иной микросреды.

Чтобы усилить результативность этого направления, а также имея целью существенно улучшить условия жизни и воспитания детей и подростков из неблагополучных малообеспеченных семей, требуются постоянные целенаправленные усилия. Смысл их реализации в том, чтобы создать в стране принципиально новое положение, когда не должно быть заброшенных, запущенных детей ни в детских домах, ни в школах-интернатах, ни в специальных школах, ни в учреждениях для детей-инвалидов, ни на улице, ни в семье.

В настоящее время именно ради достижения этих целей в стране идет процесс передачи функций предупреждения правонарушений несовершеннолетних от правоохранительных органов к иным государственным и общественным структурам и учреждениям, осуществляющим главным образом социальное обслуживание детей и подростков, защиту и прав и законных интересов.

В нынешних социально-экономических условиях возможности семьи в воспитании и содержании детей значительно уменьшились. В то время как семья, по нашему мнению, является основным субъектом профилактической работы с несовершеннолетними, где начинается нравственное воспитание детей, которое продолжается в дошкольных учреждениях и школах. Ведь именно на родителях лежит обязанность и ответственность за правильное воспитание ребенка, за подготовку его к школе и трудовой деятельности, чтобы он стал достойным членом общества.

Обновление системы образования в России диктуется, прежде всего, необходимостью приведения ее в соответствие с международными стандартами в области образования. Требуются принципиально новые концепции и программа воспитательной работы с подростками, учитывающие не только международный опыт, но и положительные традиции отечественной системы образования. Следовало необходимо возродить и шире внедрять в практику доказавшую свою эффективность формулу организации воспитания: «школа – центр воспитательной работы в микрорайоне», и не только детей, но и взрослых.

В системе общесоциальных мер профилактики подростковой преступности ведущее место следует отводить обеспечению занятости несовершеннолетних трудом. Мировая практика свидетельствует о том, что рыночные отношения предусматривают честный и добросовестный труд. А нравственное отношение к труду надо воспитывать с детства. В связи с этим, представляется, что в принципиально новой ситуации в сфере занятости, связанной с неуклонным ростом безработицы, главной задачей должно стать оказание помощи несовершеннолетним и молодежи в трудоустройстве, профессиональной переориентации, подготовке и переподготовке.

Проблема организации досуга несовершеннолетних – наиболее сложная и труднорешаемая в условиях экономической нестабильности и социокультурного кризиса, требующая комплексного подхода. Первоначально следует изучить досуговые потребности несовершеннолетних и молодежи в каждом регионе, микрорайоне, населенном пункте. Затем, для их реализации объединить и скоординировать усилия администраций, учреждений культуры, религиозных учреждений, органов образования, предприятий, жилищно-коммунальных служб, спортивных, молодежных и других общественных организаций. При этом главный акцент необходимо направить на создание индустрии досуга, социальных молодежных служб, укрепление их кадрового потенциала, улучшение организации работы.

Преследуя более масштабные цели, нежели профилактика и предупреждение преступлений, все указанные общесоциальные меры имеют важный криминологический аспект, поскольку противодействуют криминогенным факторам, влияющим на формирование личности несовершеннолетнего преступника.

Своевременная профилактическая работа с несовершеннолетними в условиях свободы необходима для четкого механизма работы созданной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, ведущая роль в которой принадлежит не органам внутренних дел, а государственным органам и общественным организациям, ибо основные проблемы подростков возникают и могут быть решены за рамками их полномочий.

В связи с этим общесоциальные меры направленные на противодействие преступности несовершеннолетних в большинстве своем должны реализовываться преимущественно через наиболее значимые и долговременные виды деятельности федеральных органов власти и управления по решению крупномасштабных задач в области ювенальной политики. Профилактика правонаруше­ний и преступности среди несовершеннолетних должна стать составной ее частью.

В третьем параграфе «Предупреждение квартирных краж несовершеннолетних органами внутренних дел: проблемы и пути решения» указывается на то, что эффективность воспитательного процесса в значительной мере зависит от степени нравственной испорченности несовершеннолетних. Если этот уровень выходит за рамки возможностей семьи и школы, то тогда требуется участие специальных органов с соответствующими методами и формами работы с несовершеннолетними.

Органы внутренних дел согласно Федеральному закону от 24 июня 1999 года «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в пределах своей компетенции принимают участие в предупреждении правонарушений несовершеннолетних, а также оказывают в этих целях необходимое содействие подразделениям по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, центрам временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел, подразделениям криминальной милиции органов внутренних дел и другим подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим меры по предупреждению правонарушений несовершеннолетних.

Выявление и раскрытие каждого совершенного преступления является, конечно, действенной профилактической мерой, но эффективность профилактической деятельности органов внутренних дел как одного из субъектов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних снижают негативные факторы, каковыми можно считать:



  • явно выраженный недостаток штатной численности сотрудников ОВД;

  • низкий профессиональный уровень сотрудников в целом, а особо обращает на себя внимание низкий уровень профессиональной подготовки инспекторов ПДН, отсутствие у большинства из них юридического, педагогического, психологического образования, умений и навыков работы с детьми и подростками;

  • слишком большой объем обязанностей и необходимость заполнения огромного количества «бумаг», реально не влияющих на предупреждение преступлений совершаемых несовершеннолетними;

  • отсутствие соответствующих условий для работы, например, отсутствие на местах научно-обоснованной методики по организации профилактической деятельности с несовершеннолетними;

  • отсутствие знаний по детской психологии;

  • необходимость решения вопросов, не связанных с деятельностью ОВД;

  • плохое техническое и материальное обеспечение работы;

  • отсутствие реальной помощи со стороны государственных органов и общественных организаций;

  • отсутствие координирующего и контрольного органа, наделенного властными полномочиями по отношению к субъектам профилактики, нарушающим права и интересы несовершеннолетних, либо своими действиями (или бездействием), способствующие совершению последними правонарушений.

Это подтверждается и данными нашего исследования в форме непосредственного анкетирования инспекторов подразделений по делам несовершеннолетних, а также сотрудников других подразделений ОВД, у которых предупреждение преступности несовершеннолетних является одним из основных направлений деятельности (следственные аппараты, уголовный розыск).

Наиболее сложным контингентом, по мнению сотрудников являются нигде не работающие и не учащиеся несовершеннолетние, далее указываются учащиеся ПТУ, школьники. С нашей точки зрения, сложность работы с этими категориями, обусловлена тем, что подросткам необходима социальная помощь, реальное ее оказание не входит в компетенцию сотрудников ОВД. Отсутствие же этой возможности, в свою очередь, не дает желаемого положительного результата в работе. Причины, по которым несовершеннолетний становится безнадзорным и совершает правонарушения, кроются в проблемах, выходящих за рамки полномочий сотрудников ОВД. Это, по мнению сотрудников, семейное неблагополучие, возрастное явление, неорганизованный досуг.

За оказание социальной помощи как наиболее успешной индивидуально-профилактической мере в отношении несовершеннолетних высказался 61 % сотрудников подразделений ОВД. В простой беседе с подростком уверен 31 % опрошенных и только 12 % отдали предпочтение наказанию.

Меры, которые должны быть предприняты для решения молодежных проблем, а также могли бы остановить подростка от совершения преступления в современных условиях сотрудники ОВД распределили следующим образом:



  1. Увеличение количества спортивных клубов и секций, доступных каждому подростку – 57 %;

  2. Предоставление каждому желающему подростку возможности самостоятельного заработка – 42 %;

  3. Создание в каждом районе центра психологической помощи – 30 %;

  4. Разработка и внедрение в каждом городе программ по работе с молодежью – 29 %;

  5. Увеличение помощи многодетным семьям – 19 %;

  6. Принятие Закона о молодежи – 14 %.

Судя по результатам анкетирования, можно определенно говорить о том, что ситуация в целом, частью которой является и положение с несовершеннолетними, зависит от усилий всех субъектов системы предупреждения безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Держать ее под контролем силами только органов внутренних дел не под силу, ни при каких обстоятельствах. Ответы же сотрудников красноречиво свидетельствуют о том, что деятельность этого субъекта должна носить исключительно профилактический характер, а не оперативно-розыскной.

В состав же данного субъекта как, например, в некоторых европейских странах необходимо ввести юристов, психологов, врачей, представителей молодежных организаций, общественных формирований. Они вполне способны выявить основные криминогенные факторы, сформировавшие личность преступника, построить социально-психологический портрет личности, протестировать и интерпретировать результаты тестов, анкетирования, интервьюирования, личных бесед, чтобы решить какие наиболее целесообразные меры необходимо принять к несовершеннолетнему правонарушителю в целях его перевоспитания.

В связи с этим, необходимо создать на базе высших учебных заведений МВД России факультеты обучения сотрудников подразделений по предупреждению преступлений несовершеннолетних, наряду с факультетами по подготовке следственных и оперативных работников. Вместе с тем, представляется целесообразным образование учебных групп по переподготовке и повышению квалификации специалистов по социальной работе, коррекционно-развивающей педагогике и психологии, наркологов, не входящих в структуру системы МВД.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования и формулируются выводы, предложения и некоторые практические рекомендации, которые в основном воспроизведены в настоящем автореферате.



Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

  1. Проблемы профилактики преступности несовершеннолетних // Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений: Материалы международной научно-практической конференции. Часть 1 / Под общ. ред. В.П. Сальникова, Б.П. Пустынцева. СПб.: СПбУ МВД России, 1999. 0,2 п.л.

  2. Вопросы совершенствования профессиональной подготовки сотрудников подразделений ОВД по делам несовершеннолетних // Кадровая и воспитательная работа в правоохранительных органах: состояние, проблемы и перспективы: Материалы межведомственной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 7 апреля 2000 года / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2000. 0,3 п.л.

  3. Социальный и правовой аспекты предупреждения квартирных краж, совершаемых несовершеннолетними // Нравственно-правовые и управленческие аспекты молодежной политики: Тезисы Всероссийской научно-практической конференции (8 – 9 июня 2000г.). – Сыктывкар: КРАГСиУ, 2000. 0,2 п.л.

  4. Историко-правовой анализ отечественного законодательства по борьбе с корыстными преступлениями несовершеннолетних // МВД России – 200 лет: история, развитие, перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. (22 – 23 сентября 2000 г.) – Санкт-Петербург / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2000. 0,3 п.л.

  5. Средства массовой информации и преступность (криминология СМИ) // Правоведение. 2000 г. № 5. 0,8 п.л. (в соавторстве).

  6. Подход к проблеме привлечения подростков совершающих квартирные кражи к ответственности: прошлое и современность // Теоретические и прикладные проблемы деятельности правоохранительных органов в современных условиях: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 13 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2000. 0,3 п.л. (в соавторстве).

  7. Состояние и тенденции квартирных краж, совершаемых несовершеннолетними // Преступность несовершеннолетних: современное состояние, проблемы противодействия: Тезисы выступлений международного научно-практического семинара. (11 – 13 июля 2001 г.) – Санкт-Петербург / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2001. 0,2 п.л.






Если вы хотите основать новую религию, дайте себя распять и на третий день воскресните. Талейран
ещё >>