Кристофер Сташефф. Чародей поневоле - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Кристофер Раули Чародей и летающий город Базил Хвостолом – 6 20 4579.46kb.
Чародей звука певец дмитрий смирнов и эстония 1 50.33kb.
"Поход Чародея." Фрейм меня зовут. Чародей я. Ксеноа 1 55.47kb.
Кристофер Марло. Трагическая история доктора Фауста 5 821.91kb.
Заседание «Литература путешествий в свете компаративистики» 1 88.48kb.
Леонид Шифман 1 77.96kb.
Насильники поневоле 1 73.43kb.
Уильям Шекспир Укрощение строптивой 14 1788.61kb.
Уильям Шекспир Укрощение строптивой 14 1155.83kb.
Юрий Никитин Чародей звездолета «Агуди» Странные романы 27 7087.92kb.
Деревенский декаданс 1 20.2kb.
Бернард Вербер, Танатонавты 87 6185.27kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Кристофер Сташефф. Чародей поневоле - страница №1/28

Кристофер Сташефф. Чародей поневоле

0. Кристофер Сташефф. Чародей поневоле

Christopher Stasheff. The Warlock in Spite of Himself (1969)

("The Warlock# #2).

1. * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВИЗИТ К МАЛОЙ ПЛАНТАГЕНЕТ *

Астероид залетел со стороны Козерога, покрутился вокруг солнца

G-типа, свернул к пятой планете. Такая траектория несколько нетипична для

астероидов.

Он шлепнулся в гравитационную сетку планеты, поносился вокруг нее на

трех разных орбитах, затем вонзился в атмосферу слабой падающей звездой.

На высоте тридцати метров он остановился, а затем рванулся к

поверхности - но только к поверхности. Никаких фейерверков, никакого

кратера - ничего более, чем примятая трава. Поверхность его была в шрамах

и выбоинах, почерневшая от трения об атмосферу, но он остался цел.

В глубине его недр прогремели слова, которые изменят судьбу этой

планеты:


- Черт бы побрал извилины твоих скородумных мозгов!

Голос оборвался, его владелец нахмурился, прислушиваясь.

В каюте стояла полная тишина, без обычного монотонного гудения.

Молодой человек выругался, срывая с себя амортизирующую паутину. Он

шатаясь выбрался из компенсационного кресла, пьяно покачался на пятках,

шаря в воздухе, пока его рука не нащупала стены из пластика.

Придерживаясь одной рукой, он доковылял до панели на противоположной

стороне круглой каюты, высвободил зажимы, чертыхаясь в лучшем старом стиле

галактических матросов, открыл панель, нажал на кнопку. Повернувшись, он

почти упал обратно в кресло.

В каюте снова проснулось тихое гудение. Невнятный голос спросил,

модулируя скорость и тон речи:

- Ууззззеееее-ик! - вудволедворительно... М'Лоррр' Родни!

"Все роботы в галактике гладкие и блестящие, - пробурчал Милорд. - А

мне вот достался эпилептик!"

- Езззли м'лор' бозволид, эдот конденсатор м'жно...

- Заменить, - закончил Родни. - А твои цепи выдернуть и перестроить.

Нет, спасибо, мне твоя личность нравится такой, какая есть - кроме тех

случаев, когда ты выдаешь приземление, от которого у меня ключицы

вылетают!

- Броздтите, м'лорд, в дод кридичезкий момент позадки я принял

некоторые очень звоеобраззные радиоволны, кодорые...

- Ты отвлекся, именно это ты пытаешься мне сейчас втолковать?

- М'лорд, было крайне необходимо броанализировадть...

- Так значит, одна часть тебя изучала радиоволны, а другая часть тебя

приземляла корабль, что было как раз чуточку чересчур большим напряжением,

и слабый конденсатор сдал... Векс! Сколько раз я тебе должен повторять -

занимайся своим непосредственным делом!

- М'лоррд выражал желание быть даким как...

- Как герои саг о дальней разведке, да. Но это не значит, что мне

нужны их неудобства.

Электронная система Векса почти справилась с послеприпадочным

истощением.

- Н, м'лоррд, гонцебция герроизма бредоблагает...

- А, забудь об этом! - простонал Родни.

Векс послушно очистил часть своих банков памяти.

Векс был очень послушным. Он также был и уникальным, одним из

немногих оставшихся ВКС-роботов (Верных Кибернетических Спутников) ранних

моделей, ныне уже две тысячи лет считающимися устаревшими. Роботы ВКС были

запрограммированы на крайнюю преданность и вследствие этого стаями гибли,

защищая своих хозяев во время кровавого Междуцарствия после крушения

древнегалактического союза и подъема Пролетарского Единоначального

Содружества Терры.

Векс (имя, полученное при попытке произнести ВКС единым словом)

уцелел благодаря своей эпилепсии. У него был слабый конденсатор, который,

подвергаясь перенапряжению, высвобождал энергию огромной волной, длившейся

несколько миллисекунд. Когда появлялись предварительные симптомы этого

припадка - главным образом, неопределенность в расчетах - включался

главный прерыватель цепи и неисправный конденсатор разряжался в изоляции

от остальных цепей Векса; но робот выходил из строя, пока прерыватель цепи

не возвращался в исходное состояние.

Поскольку припадки происходили во время сильного стресса - например,

приземление космического корабля-астероида, при одновременном анализе

заблудившейся радиоволны или попытке защитить хозяина от трех убийц сразу

- Векс пережил междуцарствие, потому что, когда пролетарии нападали на его

хозяина, он мужественно сражался примерно двадцать пять секунд, затем

впадал в коллапс. Таким образом, он стал уникумом - уцелевшим смелым

слугой. Он был одним из пяти все еще функционировавших роботов ВКС.

В результате он сделался ценнейшим сокровищем семейства д'Арман,

ценным за свою древность, но еще больше - за свою преданность; истинная

верность аристократическим семьям всегда числилась в дефиците.

Поэтому, когда Родни Д'Арман покинул родной дом в поисках жизни,

полной приключений и славы - будучи вторым сыном второго сына, он мало что

мог сделать еще - его отец настоял, чтобы он взял с собой Векса.

Род часто бывал очень рад обществу Векса, но временами у робота

попросту чуточку не хватало такта. К примеру, после очень жесткой посадки

человеческий желудок склонен быть малость слабоватым, но у Векса хватало

ума спросить: "Что желаете на обед, милорд? Скажем, устрицы со спаржей?"

Род отказался наотрез и стиснул челюсти, борясь с тошнотой.

- Нет, - процедил он сквозь зубы. - И можешь просто проглотить это

"М'лорд". Мы на задании, помнишь?

- Я никогда не забываю, Род. Кроме как по приказу.

- Знаю, - проворчал Род.

Это было риторическое замечание. Скинув ноги на пол, он с трудом

встал.

- Мне не помешал бы глоток свежего воздуха для успокоения желудка.



Векс, есть что-нибудь в наличии?

Робот несколько секунд щелкал манипуляторами, затем доложил:

- Атмосфера пригодна для дыхания. Но лучше, однако, надеть свитер.

Род, ворча натянул пилотскую куртку.

- И почему это у старых слуг семьи развивается комплекс

матери-наседки?

- Род, если бы ты прожил столько, сколько прожил я...

- ...я захотел бы, чтобы меня дезактивировали, знаю, "робот всегда

прав". Открой шлюзовую камеру.

Двойные двери шлюзовой камеры распахнулись, показывая черный круг

отверстия люка. В каюту влился холодный бриз. Род поднял лицо, вдыхая

воздух. Его глаза блаженно закрылись.

- Ах, благословенное дыхание Земли! Что здесь живет, Векс?

Механизмы загудели, когда Векс прокрутил ленты, заснятые им в

электронный телескоп на орбите, интегрируя визуальные данные во

вразумительное описание планеты.

- Земельная масса состоит из пяти континентов, одного острова

приличных размеров и множества островов поменьше. Континенты и острова

имеют схожую флору - экваториальный тропический лес.

- Даже на полюсе?

- В пределах ста миль от каждого полюса. Ледяные шапки примечательно

маленькие. Видимая фауна ограничивается амфибиями и множеством насекомых -

мы можем предположить, что моря изобилуют рыбой.

Род потер подбородок.

- Похоже, мы вошли в весьма ранний геологический слой.

- Каменноугольная эра, - ответил робот.

- А что насчет того большого острова? Я полагаю, именно на нем мы

приземлились?

- Правильно. Туземная флора и фауна не существуют. Все жизненные

формы типичны для позднего земного плейстоцена.

- Насколько позднего, Векс?

- Исторического периода человека.

Род кивнул.

- Иными словами, кучка колонистов приехала, выбрала себе остров,

стерла с лица земли туземную жизнь и засеяла землю земными семенами. Есть

какие-нибудь идеи, почему они выбрали этот остров?

- Достаточно велик, чтобы содержать приличное количество населения,

достаточно мал, чтобы свести к минимуму проблемы смены экологии. Кроме

того, остров расположен в полярном океанском течении, которое понижает

местную температуру так что она становится чуть ниже земной, нормальной.

- Очень удобно, спасает их от забот по управлению климатом. Есть

какие-нибудь остатки того, что могло бы быть городами Галактического

Союза?

- Никаких, Род.



- Никаких! - глаза Рода расширились от удивления. - Это не

укладывается в схему. Ты уверен, Векс?

Схема развития затерянной, или ретроградной колонии - той, что тысячу

или более лет пребывала вне контакта с галактической цивилизацией -

распадалась на три хорошо отделимые стадии. Первая - становление колонии,

вторая - прерывание связи с галактической культурой, за этим следует

перенаселение города, которое приводит к массовым миграциям в сельскую

местность и в результате - смещение к аграрной самообеспеченности в

экономике. И третья - утрата технологических знаний, сопровождаемая

растущим уровнем суеверий, характеризуемая забвением и, в конечном счете,

табуированием технологии угля-пара - общественные отношения костенеют, и

появляется кастовая система. Стили в одежде и в архитектуре обычно бывают

пародиями на моды Галактического Союза: к примеру, маленькие,

полусферические деревянные здания. Но всегда имелись развалины города,

служащие символом и основой для мифологии. Всегда.

- Ты уверен, Векс? Ты, действительно, в самом деле, уверен, что нет

городов?

- Я всегда уверен, Род.

- Это правда...

Род дернул себя за нижнюю губу.

- Иногда мы ошибаемся, но никогда не сомневаемся. Ну, отложи вопрос о

городе на будущее, может быть, он потонул в приливной волне. Давай просто

сделаем проверку на земное происхождение жизни.

Род нырнул вперед головой через метровый круг шлюза, приземлился с

кувырком вперед, поднялся на колени. Он отстегнул с пояса партизанский

нож, заботливо сработанный так, чтобы его нельзя было отнести к

какой-нибудь известной культуре - и вытащил кинжал из ножен.

Ножны были стройным конусом из белого металла с маленькой шишкой на

конце. Род сорвал несколько стебельков травы, бросил их в ножны и повернул

шишку. Встроенный в стенки ножен миниатюрный передатчик прозондировал

траву ультразвуком, чтобы проанализировать ее молекулярную структуру, а

затем передал данные Вексу, который определял, не били ли какие-нибудь

молекулы несовместимы с человеческим метаболизмом. Если бы трава была

ядовитой для Рода, Векс направил бы сигнал обратно к ножнам, и белый

металл превратился бы в пурпурный. Но в данном, конкретном случае ножны

оставались серебряными.

- Все сходится, - сказал Род. - Это земная трава, предположительно

посеянная землянами, и это - земная колония. Но где же город?

- Тут есть городок, довольно большой - наверное, тридцать тысяч душ -

у подножия горного хребта на севере.

- Ну... - потер подбородок Род. - Это не совсем то, что я имел в

виду, но лучше, чем ничего. Как он выглядит?

- Расположен на нижних склонах большого холма, на вершине которого

находится каменное строение, сильно напоминающее земной средневековый

замок.

- Средневековый?



- Сам городок состоит из наполовину деревянных, оштукатуренных

зданий, со вторыми этажами, нависающими над узкими улицами - точнее,

переулками - на которых они расположены.

- Наполовину деревянных! - Род поднялся на ноги. - Минуточку, одну

минуточку! Векс, эта архитектура напоминает тебе что-нибудь?

Робот минуту промолчал, затем ответил:

- Североевропейский Ренессанс.

- Это, - заметил Род, - не типичный стиль для деградировавшей

колонии. Векс, насколько близко эти здания подходят по стилю к Ренессансу?

- Полное сходство, до последней детали, Род.

- Значит, оно преднамеренное. Что насчет замка? Тот тоже эпохи

Возрождения?

После непродолжительного молчания робот ответил:

- Нет, Род. Он, пожалуй, является полной копией немецкого стиля ХIII

века.

Род энергично кивнул.



- Что насчет стилей одежды?

- Мы находимся на ночной стороне планеты с момента приземления. Света

от трех спутников планеты вполне достаточно, но относительно мало гуляющих

людей. Имеется, однако, небольшой отряд солдат, скачущих на земных

лошадях. Их мундиры - э... копии мундиров английских бифитеров.

- Отлично! Есть кто-нибудь на улицах?

- Гм... Пара мужчин в плащах... э... в камзолах и штанах в обтяжку

и... да, небольшая группа крестьян, одетых в холщовые рубахи и штаны из

оленьей кожи с помочами крест-накрест.

- Этого достаточно, - оборвал его Род. - Это окрошка, конгломерат

стилей. Кто-то попытался воплотить свое представление об идеальном мире,

Векс. Ты когда-нибудь слышал об эмигрантах?

Минуту робот молчал, роясь в своих ячейках памяти. Затем он принялся

зачитывать:

- Недовольные изобиловали к концу ХХII века нашей эры. Затосковав от

своей жизни до тихого отчаяния, люди обратили свои взоры, во-первых - к

мистицизму, во-вторых - к отвлекающей литературе и развлечениям.

Постепенно господствующей формой развлечения стало псевдосредневековье.

Наконец, группа богатых людей объединила свои средства для покупки

устаревшего лайнера ФТЛ и объявила всему миру, что они являются

"Романтическими Эмигрантами" и что они намерены восстановить славу

средневекового образа жизни на неколонизованной прежде планете и что они

примут ограниченное число поселенцев в качестве мастеровых и

ремесленников.

Заявок, конечно, оказалось намного больше, чем можно было

удовлетворить. Эмигрантов отбирали за "поэтичность души", что бы это ни

означало.

- Это значит, что они любили слушать рассказы о привидениях, -

пояснил Род. - И что произошло дальше?

- Список пассажиров был быстро заполнен. Тридцать магнатов,

организовавших эту коалицию, заявили, что они отказываются от своих

фамилий и принимают вместо них родовые имена великих средневековых

аристократов - Бурбон, Медичи и т.п.

Затем корабль отбыл, заботливо не уточнив свою конечную цель, дабы

"не было никакого заражения со стороны материалистического мира". Больше о

них никто никогда ничего не слышал.

Род мрачно улыбнулся.

- Ну, я думаю, мы только что обнаружили их. Как это ладит с твоими

диодами?

- Очень хорошо, Род. Фактически, статистический анализ вероятности,

что это колония эмигрантов, дает следующее...

- Пропусти, - быстро приказал Род.

Статистика была коньком Векса - дай ему хоть полшанса, и он мог бы

часами надоедать тебе. Род поджал губы и поглядел на ту часть корпуса, где

обитал мозг Векса.

- Когда ты обдумаешь это - можешь отослать эту статистику обратно в

ОБОНЯТ <Общество Борьбы и Обращения Нарождающихся Явно Тоталитаризмов -

организация, ответственная за розыск утерянных колоний> с обоснованием

нашей догадки, что мы нашли колонию эмигрантов. Можешь даже заняться этим

прямо сейчас: я хочу, чтобы они знали, где мы находимся, на случай, если

что-нибудь произойдет.

Пролетарское Единоначальное Содружество Терры (ПЕСТ) проявляло

примечательно мало интереса к любой колонии, где отсутствовала современная

технология, так что утерянные колонии оставались утерянными до тех пор,

пока тоталитарная власть ПЕСТ не была свергнута Децентрализованным

Демократическим Трибуналом (ДДТ). ДДТ быстро укрепил свою власть на Земле,

управляя в согласии с почти недосягаемыми идеалами афинской демократии.

Давно было известно, что неэффективность демократических правительств

являлась, в основном, следствием плохой системы коммуникаций и наличием

предрассудков. Но более двух веков ячейки ДДТ функционировали как

подпольные школы, результатом чего стали всеобщая грамотность и дипломы

магистра у семидесяти двух процентов населения. Предрассудки, таким

образом, присоединились к полиомиелиту и раку в списке излеченных

болезней. Проблема коммуникаций была решена разработанной в лабораториях

ДДТ субмолекулярной электроникой, снизившей размеры и цену средств связи

до такой степени, что впервые становилось практичным их истинно широкое

использование. Таким образом, каждый мог в любой момент пожаловаться

своему Трибуну, а люди, будучи образованными, склонны много жаловаться

просто из принципа - что само по себе очень способствует развитию

демократии.

Радиопротесты оказались исключительно эффективными по большей части

благодаря автоматической их записи. Проблемы записи данных и другой

бюрократической волокиты были разрешены изобретением рэл-оксидной

звукозаписывающей ленты с дорожками шириной в одну молекулу и разработкой

настолько эффективной системы поиска данных, что запоминание фактов стало

излишним. Образование, таким образом, стало заключаться в обучении

концепциям, и успех демократии стал гарантированным.

После двух веков такой подготовки почвы революция ДДТ явилась всего

лишь формальностью.

Но когда революция закончена, революционеры всегда оказываются не к

месту, и, вероятно, становятся смущающим фактором для полицейских сил

нового правительства.

Поэтому ДДТ решил не быть эгоистичным - скорее наоборот, они готовы

были поделиться благами демократии с другими остатками старого

Галактического Союза.

Но демократов редко встречают с распростертыми объятиями на планетах,

управляемых тоталитарными правительствами, и едва ли радушнее на планетах,

где преобладает анархия - это вызвано самой природой демократии,

единственного практического компромисса между тоталитаризмом и анархией.

Что требовалось, так это постоянная организация революционеров,

подрывных республиканских демократов. Поскольку под рукой имелся большой

запас оставшихся без работы революционеров, организация эта была создана

быстро и окрещена - ОБОЯТ - Общество Борьбы и Обращения Явных

Тоталитаризмов.

"Нарождающихся" было добавлено век спустя, когда все известные

обитаемые планеты ниспровергли тоталитарные режимы и присоединились к ДДТ.

Бывшие революционеры по-прежнему являлись проблемой, даже большей, чем

раньше, поскольку их количество увеличилось, а посему их отправляли

поодиночке разыскивать утерянные колонии.

Так и был создан ОБОНЯТ, организация, чьей заботой стало отыскивать

забытые колонии и наставлять их на путь демократии.

Поскольку Род нашел средневековую планету, ему, вероятно, надо будет

сейчас поддерживать развитие конституционной монархии.

Род, урожденный Родни д'Арман (у него имелось еще пять средних имен,

но их скучно читать) происходил с планеты, населенной исключительно

аристократами и роботами, и вступил в ОБОНЯТ в нежном возрасте -

восемнадцати лет. За десять лет своей службы он вырос из долговязого

некрасивого юнца в худощавого, мускулистого, и столь же некрасивого

мужчину.

Лицо его было аристократическим; это о нем можно было сказать - это и

не большее. Отступающая линия фронта волос кончалась на ровном скошенном

лбу, который тянулся на фоне костистых надбровных дуг, несколько

замаскированных кустистыми бровями. Брови нависали над впадинами глазниц,

из глубины которых твердо смотрели глаза - по крайней мере, Род надеялся,

что они их взгляд казался твердым.

Глазницы были порогом к высоким плоским скулам, разделенным лезвием

носа, который сделал бы честь орлу. Под скулами и носом находился широкий,

тонкогубый рот, который даже во сне кривился в сардонической улыбке. Подо

ртом находилась квадратная челюсть и выступающий подбородок.

Род хотел бы утверждать, что это было сильное лицо, но оно имело

склонность замечательно смягчаться, когда ему улыбалась девушка. Собаки и

дети производили тот же эффект, но с куда большей частотой.

Он был человеком с Мечтой (у него некогда была Девушка-Мечта, но она

осталась в его зеленой юности) - Мечтой о Едином Правительстве

Объединенной Галактики - демократическом, конечно.

Межзвездные коммуникации были еще слишком слабы для истинно

демократической федерации: ДДТ на самом деле был свободной конфедерацией

миров, скорее дискуссионным клубом и служебной организацией, чем чем-либо

большим.

Но Род не сомневался, что в один прекрасный день подходящие методы

коммуникации появятся, а когда это произойдет, звезды будут готовы. Он за

этим присмотрит.

- Ну, давай займемся делом, Векс. В любой момент кто-нибудь может

забрести сюда и увидеть нас.

Род перемахнул в шлюз и прошел через него обратно в каюту. Он подошел

к панели в стене и высвободил зажимы. Внутри находился пульт управления.

Над ним была сфера из белого металла с тусклым отливом, размером примерно

с баскетбольный мяч. С верха сферы тянулся массивный кабель, который

соединялся со стенкой корабля.

Род отвинтил соединение, высвободил фрикционный зажим, державший

сферу на месте, и осторожно вынул ее.

- Полегче, - попросил голос Векса из наушника, имплантированного в

кость за правым ухом Рода. - Я, знаешь ли, хрупкий.

- Немножко терпения, пожалуйста, - пробурчал Род. - Я ведь тебя пока

ни разу не уронил, не так ли?

- Пока, - откликнулся робот.

Род обхватил мозг робота одной рукой, оставив другую свободной, чтобы

с ее помощью преодолеть шлюз. Снова оказавшись снаружи, он нажал кнопку в

борту корабля. В одном из боков псевдоастероида поднялась большая дверь.

Внутри на амортизационной паутине висел могучий черный конь с повисшей меж

ног головой и закрытыми глазами.

Род нажал другую кнопку и из грузового отсека вылез кран. Конь

покачался на захватах крана, затем был опущен. Род повернул луку седла и в

конском боку открылась ниша.

Поместив мозг внутрь ниши, Род закрутил зажимы и соединения, затем

повернул луку седла обратно: ниша закрылась. Конь медленно поднял голову,

пошевелил ушами, дважды моргнул, издал пробное ржание.

- Все как полагается, - сказал голос за ухом Рода.

Конь пожевал для виду.

- Если ты позволишь мне выбраться из этой колыбели для кошки, я

проверю моторные цепи.

Род усмехнулся и освободил его от паутины. Конь встал на дыбы,

"подержался за воздух", затем прыгнул и перешел в галоп. Род следил за

скачущим роботом, заодно хорошенько осматривая свое окружение.

Астероид-корабль приземлился в центре луга, лохматого от летней травы,

окруженного дубами, гикори, кленами и ясенями. Стояла ночь, но луг заливал

свет трех лун.

Робот подскакал обратно к Роду и взвился на дыбы, останавливаясь

перед ним. Копыта глухо ударили о землю, большие индиговые глаза

повернулись к Роду, уши поднялись.

- Я в форме, - доложил Векс.

Род снова усмехнулся.

- Нет зрелища, подобного виду скачущего коня.

- Что, никакого?

- Ну, почти никакого. Ладно, давай-ка зароем корабль.

Род нажал на штырьки в стене корабля. Грузовой люк закрылся, шлюз

загерметизировался. Корабль начал вращаться, сперва медленно, затем все

быстрее и быстрее, погружаясь в землю. Скоро остался только кратер,

окруженный валом из жирной глины, а верхушка астероида оказалась на

метровой глубине.

Род вытащил из седельной сумки Векса саперную лопатку, собрал ее и


следующая страница >>



Оппозиция: в политике — партия, которая удерживает правительство от буйного помешательства, подрезая ему поджилки. Амброз Бирс
ещё >>