Конкурс современной пьесы «Действующие лица» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Конкурс «Действующие лица» 4 579.01kb.
Новогодний праздник «Проделки лесной нечисти под Новый год» Действующие... 1 124.92kb.
Сказка «Колобок» (современная интерпретация) Действующие лица 1 40.73kb.
Действующие лица: Ведущий 1 73.21kb.
Конкурса современной хореографии «танцевальный квартал» 1 111.89kb.
Русская ярмарка. Действующие лица 1 51.49kb.
Перевод с английского Алексея Седова Действующие лица 1 68.22kb.
На императорской театре в санктпетербурге действующие лица 3 332.97kb.
Дон хиль зеленые штаны действующие лица 6 1183.84kb.
Новогодняя свадьба (для старших школьников) Действующие лица 1 236.17kb.
Кто он? (комедия в двух действиях в стихах) Действующие лица 1 167.02kb.
Лаборатория этики 3 480.95kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Конкурс современной пьесы «Действующие лица» - страница №1/1



Юрий Харламов

На конкурс современной пьесы «Действующие лица»



БРОСЬ ЗОЛОТО!
(Пьеса-сказка для взрослых и детей)

г. Ростов-на-Дону, 2006 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


ВЕРНЫЙ – пёс. Худой, поджарый, хвост, усы. Говорит по-собачьи: лает, воет, скулит. В минуты особого волнения издает человеческие междометия, вроде: Ну да! Ой-е-ей! Все остальные эмоции – посредством пантомимы и сурдоперевода.
ЧИЖ хозяин Верного, человек любого возраста и внешности, часто, задумавшись, смотрит в небо, как птица, склонив голову набок. Тогда слышен гул высоко летящего самолёта или крики чаек и журавлей.
ХРЮК – сосед Чижа, в основном – голова из-за забора. Вместо носа – свиное рыло.
ЖУЛЬКА собачка Хрюка. Появляется в самом конце пьесы. Всё остальное время – вокал: арии из опер и оперетт, любовные романсы на собачьем языке.
ДЕДУШКА СОM – все время растет и вырастает, наконец, до размеров кита.

КОТ – крысолов-практик, знающий цену своему ремеслу.
ДЕТИ – символ справедливости и чистоты: "Будьте как дети".
КОЛОРАДСКИЕ ЖУЧКИ – кордебалет.
КРЫСЫ – цирк.
СВИНЬИ, черти, ТЕЛОХРАНИТЕЛИ – пир победителей.
Действие происходит в наши дни, в селе, в поселке, в городе, в любой стране, где водятся собаки, люди и хрюки.

Возможны как традиционная форма постановки, так и музыкально (вокально) – драматическая, коей певческие наклонности наших героев могут придать особый юмор и колорит.

Не подлежит трактовке и толкованию (особенно – криво) лишь главное кредо автора – нестяжание.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


КАРТИНА I
Летний дворик. Посреди – зеленая лужайка. Справа – крыльцо до­ма и навес. Под навесом – умывальник: старенький, какие обычно от­правляют на дачу, холодильник. Круглый стол, три шезлонга. Слева – глухой забор из почерневших досок. Прямо – разноцветный веселенький штакетник и калитка на улицу.

Входит Чиж с рюкзаком за спиной, лукошком в одной руке и опирающимся на другую руку хромым, постанывающим от боли Псом. Ос­торожно усаживает Пса на лужайке.
ЧИЖ. Вот беда! Как же тебя угораздило под колеса-то?
ПЁС. (стучит пальцем по лбу). У!
ЧИЖ. По тебе этого не скажешь.
ПЁС. (крутит воображаемую баранку). У! У!
ЧИЖ. А, водитель придурок.
ПЕС. (удовлетворенно кивнув). Ав!
ЧИЖ. На, попей. (Подает ковш с водой. Пес жадно пьет). Чей же ты будешь? В селе вроде ни у кого такой собаки нет.
ПЕС. (показывает лапой вдаль), У-у, у-у-у!
ЧИЖ. Понятно, издалека. Из города, видать. Времена трудные, кормить нечем, завезли, бросили.

ПЕС. (разводит лапами: твоя, мол, правда).
ЧИЖ. (все это время осматривавший больную лапу). Открытый пере­лом. Придется наложить шину. (Уходит в дом, выносит все необходимое. Соединяет кость, приматывает бинтом дощеч­ку. Пес пытается встать). Э, нет, постельный режим, как минимум, две недели. (Ставит раскладушку, набрасывает на нее старенький плед). Лежать!
ПЕС. (показывает лапой на дерево). У...
ЧИЖ. Куда ты показываешь? Дерево, ну и что?
ПЕС. (берет ковш, одной лапой указывая на дерево, другой льет струйку воды из ковша).
ЧИЖ. Понял.
Расщепив палку, делает из нее костыль, подает псу. Тот до­прыгивает на костыле до дерева. Обернувшись, смотрит в зал, жес­том показывает, чтобы все зажмурились. Подняв лапу, писает. Воз­вращается на раскладушку, подложив под голову костыль, ложится.
ЧИЖ. (выходит из дома с миской еды). Поешь... да, мы же с тобой

еще не познакомились. Как тебя зовут?


ПЁС (задрав голову, воет голосом Преснякова-мдадшего).
ЧИЖ. Вовчик?
ПЕС (воет голосом Киркорова).
ЧИЖ. А, Филя!
ПЕС. (воет голосом Майкда Джексона).
ЧИЖ. Да неужели Майкл?
ПЁС. (отрицательно мотает годовой. Воет на мотив "Плыла качаясь лодочка по Яузе-реке").
ЧИЖ. (размышляет вслух). Так, песенка из кинофильма "Верные друзья". Друг? Дружок?

ПЕС. (мотает головой). В! В! Чиж. А, Верный!
ПЕС. (радостно хлопает Хозяина по плечу). Ав! Ав!
ЧИЖ. Верный! Прекрасное имя. А меня зовут Чиж. То ли оттого что фамилия Чижов, а может потому, что бывший летчик. Я, брат, в небе больше времени провел, чем на земле.
Пожимают друг другу руки, как это принято при знакомстве. В этот момент из соседнего двора, из-за забора доносится мелодичный собачий голосок, в которое угадывается напев: ''Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь!". Верный тут же вскакивает и отвечает в унисон соседке: "и каждый вечер сразу станет..." "Так удивительно хорош!" – заканчивает незнакомка.
ВЕРНЫЙ. (вопросительно). Ав?
ЧИЖ. (небрежно). Соседская собачонка, Жулькой зовут. Не обращай внимания, она тебе не пара. Ну, доел?
Верный, старательно вылизав миску и благодарно лизнув хозяи­на в щеку, блаженно потягивается и кладет ему голову на колени.
ЧИЖ. (ищет у него в голове). Эx, брат, заблошивел ты. Придется с шампунем как следует вымыть. Но это уж когда поправишь­ся. Банька у меня есть.
Вдруг над соседским забором, откуда доносился вой собачки, появляется красная рожа соседа с заплывшими глазками и вцепив­шимися в забор толстыми жирными пальцами. Он хохочет, бормочет, хрюкает, икает. Из человеческих слов прорываются иногда лишь не­цензурные бранные и глумливые слова-сорняка и паразиты.
ХРЮК. Блин! Козел! В натуре! Отпад! Кайф!
Верный при первых же словах поджимает хвост и затыкает уши лапами. Наконец, рожа соседа исчезает.
ВЕРНЫЙ. (жест удивления: что за чудо-юдо?)
ЧИЖ. Не бойся, Это наш сосед Хрюк. Он говорит: вместо того, чтобы завести корову или баранов, он, то есть я, привел хромого бездомного пса! Сам он держит свиней, их у не­го штук сто.
ВЕРНЫЙ. Ав?!
ЧИЖ. Зачем так много? Продает. Деньги переводит в доллары, а доллары прячет в матрас. Когда умерла моя мать, он хотел купить у меня этот домик, чтобы и сюда запус­тить свиней, но я сказал: нет! Слышишь, как гудят пчелы в матушкином саду? Я никогда не отдам его свиньям!
ВЕРНЫЙ. (бьет себя лапой, в грудь: и я такой же!)
ЧИЖ. Верю... Отдыхай. А я тем временем сделаю тебе конуру.
Занавес.
КАРТИНА 2
Чиж выходит из дома. С улицы доносится шум голосов, грохот колес, детский смех.
ЧИЖ. Верный! Верный!

Ни ответа ни привета. Чиж идет к калитке, открывает ее. Видно, как по улице проносится тележка, запряженная Верным, полная детворы.
ЧИЖ. Верный!
Тележка проносится в обратном направлении.
ЧИЖ. Верный!
Тележка снова проносится мимо него.
Чиж, потеряв терпение, выходит за калитку и через несколько секунд возвращается – в одной руке тележка, в другой – лапа Вер­ного, закрывает калитку. С той стороны штакетника повисает с де­сяток ребятишек, держась руками и подбородками.
ДЕТИ. Куда вы увели нашу лошадку? Верный! завтра выходи! Мы тебя будем ждать!
ЧИЖ. Им надо готовить уроки, а ты устроил им каникулы. Что ска­жут родители?
ВЕРНЫЙ. (жадно пьет воду). Уфф!
ЧИЖ. Я уезжаю в город за рассадой. Вернусь завтра утром. Смотри, со двора ни шагу. Сторожи огород. (Кладет перед носом Верного картофелину). Вот видишь, это картошка. Я пocaдил ее – целое лукошко. Охраняй, чтобы ее кто-нибудь не выкопал. Сам знаешь, какие сейчас времена! Ужин в холо­дильнике. Половину съешь, половину оставь нам с тобой на завтрак. Все понял?
ВЕРНЫЙ. (прыгает, виляет хвостом). Ав! Ав!
Чиж уходит. Верный потирает лапы: хозяин ушел – полная сво­бода! Для начала плюхается в шезлонг, устраивается нога на ногу, разворачивает вверх ногами газету, делая вид, что читает, шрифт что-то мелкий, надевает очки. Потом протыкает в газете две дыр­ки, смотрит через них в зал. Затем протыкает третью дырку, пока­зывает через нее язык. Потом просовывает всю голову. Со двора Хрюка доносится мелодичный голосок Жульки, разучивающей сольфед­жио. Газета тут же летит в сторону. Верный становится в позу оперного певца и посылает в качестве музыкального привета арию: "Онегин, я скрывать не стану, безумно я люблю Татьяну!". На что Жулька отвечает ему из "Пиковой дамы": "Ах, истомилась, устала я, ночью и днем только о нем"... И завершается этот импровизи­рованный собачий концерт явным: "Приди, приди, я твои супруг!". Итак, слова признания сказаны. Верный мечется по сцене, приводя себя в надлежащий вид. Расчесывает усы и хвост, подстригает сека­тором брови, подпиливает напильником когти на лапах. Включает электробритву, но шарахается от ее ужасного шума. Наконец, брызгает подмышки дезодорантом, от которого сам же зажимает нос лапой. Цветочек в зубы, можно идти! Он делает решительный шаг в сторону забора и, растянувшись, падает, прокатившись, как на ро­ликах, на незамеченной им картофелине. Она напоминает ему о дол­ге – охранять, и он начинает разрываться между долгом и чувством. Наконец, эврика! Он хватает лукошко, бежит в огород и через минуту возвращается с вырытой картошкой. Прячет лукошко в будку и, выхватив из холодильника кольцо колбасы, в красивом прыжке пере­летает через забор Хрюка.
Занавес
КАРТИНА 3
Утро. Хозяин возвращается из города. Во дворе – бедлам. Га­зета валяется на газоне, электробритва висит на дереве, холодиль­ник нараспашку. Посреди всего этого на раскладушке сном правед­ника, разбросав лапы и хвост, спит Верный. Чиж, окинув взглядом, двор и укоризненно покачав головой, принимается наводить порядок. Нарочито громко хлопает дверцей холодильника, один раз, второй – Верный не реагирует. Но вот из-за забора доносится тоненькое, ед­ва уловимое меццо-сопрано Жульки, и Верный тут же вскакивает, па­дает на одно колено и, приложив лапы к сердцу, отвечает ей про­никновенным собачьим воем на мотив: "я встретил вас, и все былое!''
ЧИЖ (негромко хлопает в ладоши) браво, браво... Бурные аплодис­менты, переходящие в овацию.
ВЕРНЫЙ (подбегает, ласкается). Ав! Ав!
ЧИЖ. Для Жулъки у тебя – бельканто, а хозяину – гав? Газету вот порвал, а я ведь ее даже ещё не прочитал.
ВЕРНЫЙ. (рычит на газету, рвет ее, топчет и разыгрывает целую ми­зансцену насчет ее содержания: кто-то кого-то пиф-паф, кто-то повесился, где-то люди мерзнут, голодают. Нет, нехорошая газета!).
ЧИЖ. Да-да, ты прав: люди обижают друг друга, убивают, враждуют. Ну, а кто убил, зарезал, задушил, или как сейчас говорят, схарчил, нашу колбасу?
ВЕРНЫЙ (виновато опускает голову). У... У...
ЧИЖ. Сам ты столько съесть не мог. Ага, следы лап на заборе. Неу­жели отнес своей Джульетте?
ВЕРНЫЙ (подумав, бросается к кусту сирени, роет лапами и извлека­ет из земли кость. Берет ее в зубы и поддет хозяину).
ЧИЖ. Верный! Твоему великодушию нет предела! Спасибо, но я это не ем. Отнеси своей Жульке.
ВЕРНЫЙ (бросает кость. Жестом дает понять, что она это тоже не ест).
Из-за забора снова раздается полный любви и страсти вой Жульки, который, впрочем, тут же переходит в короткий жалобный визг – похоже, Хрюк дал ей пинка. Верный бросается лапами на забор, угрожающе лает на Хрюка.
ЧИЖ (присаживается на корточки, показывает Верному в дырочку от сучка

в заборе). Hу посмотри, посмотри на себя и на нее.

Ты же красавец, джигит. Одни усы чего стоят! В те­бе явно течет голубая кровь – что-то от овчарки, эрдель-терьера, да и умный ты не по годам. А она? Ну, посмотри, – ножки кривые, хвост крючком, да мы тебе тут такую красотку найдем!


Все это время Верный, глядя в дырочку на свою возлюбленную, сучит ножками, вертит хвостом и тычется носом в забор. То есть, эффект от душеспасительной беседы хозяина явно противоположный. Наконец, лизнув Чижа в щеку, мол, дурачок ты, ничего не смыслишь в собачьей красоте, Верный валит его лапами на землю, и они устраивают веселую возню, катаясь, кусаясь, рыча и укладывая друг друга на лопатки. В самый разгар этой дружеской потасовки на них обрушивается сверху ведро помоев. Вскочив, они ошалело от­бегают в сторону, а над забором появляется изрыгающая ругательст­ва красная, с вытаращенными глазами и пеной у рта рожа Хрюка.
ХРЮК (между потоком ругательств). Убью! Отравлю! Застрелю!

Когда голова исчезает, Верный жестов просит: переведи.
ЧИЖ. Он говорит, что ты всю ночь бесился с Жулькой, рыл землю

задними лапами и описал три дерева.


ВЕРНЫЙ (разводит лапами: что было, то было).
ЧИЖ. Ну, возьми себя в руки, Верный. Ты ведь живешь среди людей.

A у них свои правила и законы. В чужой двор не лезь. Пoэтому-то у всех собаки сидят на цепи. А с этой Жулькой ты ведь вон и про картошку забыл. Я же тебе сказал: ох­раняй. А ты – хвост пистолетом и налево. А картошечку-то тю-тю, выкопали.


ВЕРНЫЙ (бьет себя кулаком в грудь: да за кого ты меня принимаешь? Чтобы у Верного что-то украли? Подбегает к будке и вы­таскивает из нее лукошко с картошкой).
ЧИЖ. Так это ты ее выкопал? Зачем? (Хохочет). понял! Чтобы не ук­ради. Ай да Верный! Ну, спасибо, а я-то уж расстроился. (Берет лукошко, лопату). Hу, пойдем второй раз ее посадим.
Занавес
KAPTИHA 4
Верный в фартуке жарит на летней печурке пирожки, ловко пе­реворачивая их на сковородке и складывая в большую миску. Входит Чиж с обглоданной картофельной веточкой.
ВЕРНЫЙ (откусив полпирожка, протягивает хозяину на пробу).
ЧИЖ (рассеянно ест пирожок). Очень вкусно... А ты знаешь, что при­думал наш сосед?
ВЕРНЫЙ. У?
ЧИЖ. После того, как он попал в собственный капкан, свалился в вырытую для тебя яму и еле выбрался из-под бревна, которое должно было рухнуть на твою бед­ную голову, – он решил оставить нас... Нет, не в покое, он решил оставить нас без картошки.
ВЕРНЫЙ (хватается лапами за голову). Оейейейейе!
ЧИЖ. Этой ночью он под покровом темноты забросил в наш огород

группу диверсантов – отборных, жирных, толстых, наглых, прожорливых колорадских жуков! Жук рассеялся, замаскировался и ест себе нашу картошечку (показывает обглодан­ную веточку). И никакая отрава его не берет!


ВЕРНЫЙ (решителъно снимает передник, роет задними лапами землю,

угрожающе лает в огород).

ЧИЖ. Лаем горю не поможешь. Эх, жаль, что ты не ищейка!
Верный бьет себя лапой в грудь: да как же это, мол, я не ищейка? Вот, смотри! хватает пирожок, прячет его под порожек, покружив по двору, с торжествующие лаем находит спрятанный им же пирожок.
ЧИЖ. А давай-ка я спрячу. Не подсматривать. (Прячет пирожок в карман). Ищи!
Верный добросовестно бегает по двору и находит вместо пирож­ка старую катушку от спиннинга, которая с треском разматывается, когда он потянул ее зубами за леску.
ЧИЖ. Ура! Ты подсказал мне прекрасную идею!
Хватает катушку, укрепляет ее на палке, привязывает к леске пирожок и, жестом приказав Верному спрятаться, забрасывает снасть в огород. Сам тоже прячется.

Через несколько секунд леска начинает дергаться – кто-то клюнул на пиражок. Чиж потихоньку вытягивает леску, и вот за медлен­но ползущим по тропинке пирожком во двор из огорода бесшумно и воровато, не сводя глаз с пирожка, облизываясь и глотая слюнки, вползают на четвереньках колорадские жучки – сначала парочка, за ними еще трое, и вот их уже собралось не меньше дюжины – толсте­ньких, пузатеньких, упитанненьких господ в полосатых пиджачках, лакированных штиблетиках, с усиками и розовыми щечками. Осмотрев­шись и увидав, что дома никого нет а на столе стоит полная мис­ка пирожков, жучки, прежде чем приступить к пиршеству, устраива­ют вокруг пирожков сладострастный танец, хлопая в ладошки, дрыгая ножками и сами себе подпевая:
Мы – колорадские жучки,

Нас полчища несметные.

Подайте нам картошечки,

Иначе быть вам бедными.


Мы так обчистим огород,

Что сами не узнаете,

Такой зловредный мы народ,

Вы нас еще не знаете!


Припев:
Хэппи бест эй ту ю,

Мы картошку люблю!

Лучше нас накормить,

Иначе мы вас – бомбить!


ОДИН ИЗ ЖУЧКОВ (берет миску с пирожками). Наш обед весьма весом!
ВТОРОЙ ЖУЧОК (принюхиваясъ, с тревогой). Но здесь, похоже, пахнет псом!
Чиж и Верный одновременно выскакивают из своих укрытий. Верный первым делом отнимает у жучков миску с пирожками, а хозяин перекрывает вредителям путь к отступлении., Жучки видят, что попались с поличным, но наглость их столь велика, что они, нисколько не смутившись, тут же поднимают полосатый, как и они сами, флаг и транспаранты со словами: «НАС ОБИЖАЮТ», «СВОБОДУ – НАМ!» и наконец «ПАРАЗИТЫ ВСЕГО МИРА – ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!».
ОДИН ИЗ ЖУЧКОВ (передает по мобильнику). Взываем к мировой общественности! Нас преследуют, потому что мы полосатые! Эти русские такие голодные и злые, что они нас съедят живьем!
ЧИЖ. Да кто же это вас съест – таких противных, наглых,

Вы как раз этим и пользуетесь, что вас никто не ест, у вас здесь нет врагов, поэтому вы и расплодились со страшной силой!


ВЕРНЫЙ (вырывает у жучков флаг, мобильник и транспаранты, с рыча­нием рвет их и топчет).
ЧИЖ (чешет затылок). Поймать мы их поймали, но что же нам с ними делать?
ЖУЧКИ. (хором). Свободу вредителям! Свободу вредителям!
ВЕРНЫЙ. (сунув им под нос кукиш, хватает топор). Ав!
ЧИЖ. Ты прав! (Берет из лап Верного топор, пробует, достаточно ли он острый).
Жучки, все как один, дружно падают в обморок. Чиж подходит к ним, поднимает за шиворот крайнего.
ВЕРНЫЙ (подкатывает колоду). Ав! Ав!
ЧИЖ. Всем встать! Видите эту гору дров? Пилить! Рубить! Складывать!
Швыряет жучкам топор, пилу. Но поскольку они всю жизнь только ели-пили и жили за чужой счет, с трудовыми навыками у них большие проблемы. Они не знают, какой стороной пилы пилить и каким концом топора рубить. К тому же, размахиваясь, они то и дело заезжают друг дру­гу то в уxo, то в нос, то в глаз. Чиж с Верным покатывается над ними со смеху.
Над забором появляется рожа Хрюка.
ХРЮК. Козлы! Полосатые! для того я вас забросил к ним в огород, чтоб вы им дрова пилили?
Отлетевшее полено попадает ему в лоб, и он исчезает. Наконец все дрова с грехом пополам перепилены, нарублены и сложены в поленницу.
ЧИЖ (Верному). Вот теперь выдай им по пирожку.
ВЕРНЫЙ (накрывает собственным телом миску с пирожками). Ав! Ав!
ЧИЖ. А я говорю: выдай!
Верный с нескрываемым презрением раздает каждому жучку по пи­рожку. Они жадно едят.
ОДИН ИЗ ЖУЧКОВ. С капустой!
ВТОРОЙ. A у меня с повидлом!
ТРЕТИЙ. С картошечкой!!!
Все жучки с радостными воплями бросаются на счастливчика и устраивают кучу малу.
ЧИЖ. Теперь вы видите, как приятно не воровать, а питаться плода­ми собственного труда? (Открывает калитку), так идите же и делайте добрые дела, а не вредите людям! Жучки с Радостными криками покидают сцену.
Занавес

ДЕЙСТВИЕ ВТОРЕ


КАРТИНА I
Декорация первого действия, но судя по тому, что ромашки уступили место астрам, прошло не меньше двух месяцев. А колючая проволока над забором Хрюка – явный знак того, что любовь Верно­го и Жульки не знает границ.

Утро. Верный беспокойно бегает по двору, то здесь, то там

припадая ухом к земле и к чему-то тревожно прислушиваясь.
ЧИЖ (появляется на крыльце с полотенцем и зубной щеткой). Что слу­чилось?
ВЕРНЫЙ (прикладывает палец к губам). Тсс! (Подзывает лапой хозяи­на, тычется носом в землю).
ЧИЖ. Ничего не понимаю. (Ложится, слушает). Да, вроде кто-то ро­ется.
ВЕРНЫЙ. Ав! (Вот именно).
ЧИЖ. Не обращай внимания. Скорей всего, крот. (Направляется к умывальнику).
ВЕРНЫЙ (схватив его за руку, тащит к забору Хрюка – смотри).
ЧИЖ (Припадает к щели) Ух ты! Целая гора земли! похоже, Хрюк делает подкоп под наш дом! Но зачем?
ВЕРНЫЙ. Ав! Ав! (От него всего можно ожидать!).
ЧИЖ Может, делает подвал для своих хрюшек? или ищет клад? Или хочет прокопаться к нам и взорвать твою конуру, чтобы ты не бегал к своей Жульке?
Вдруг за их спиной прямо посреди двора поднимается кусок дерна, словно крышка люка на асфальте, и из земли на поверхность одна за другой, держась за хвосты друг дружки, начинают выскаки­вать крысы и крысята, в серых платьицах, с востренькими мордоч­ками и щипчиками для орехов. Услыхав писк и смех за спиной, Верный с Чижом оборачиваются и застывают в изумлении при виде такого бедствия. Первым приходит в себя Верный. Он с лаем бросается на непрошеных гостей, но крысята оказываются намного проворнее – они разбегаются по всему двору, распахивают окна-двери, проникают в дом и словно мародеры, тащат оттуда банки-склянки со всякими припасами – орехами, семечками, пшеном, конфетами. Отов­сюду слышится треск, хруст, и вот уже весь двор замусорен скорлу­пой, шелухой, обертками от конфет, а Верный с хозяином стоят в растерянности посреди всего этого разора, только теперь осознав всю глубину подлости Хрюка. А вот и его улыбающаяся довольная рожа появляется над забором с колючей проволокой, изрыгая обыч­ный свой нечленораздельный поток брани и издевательств.
ХРЮК. Получили? Будете знать! Козлы! Уроды (Исчезает).
ЧИЖ. Что будем делать?
ВЕРНЫЙ (Спасаясь от крыс, запрыгивает на будку), у! у!
ЧИЖ. Ты хоть на будке можешь от них спастись, а мне куда девать­ся? (Швыряет в

крыс полотенце, с котором они тут же пускаются в пляс, а крысята чистят его зубной щеткой зубы, отнимая ее друг у дружи). Все из-за тебя! Из-за этой твоей кривоногой Жульки! Сколько раз просил: брось ее, не бегай к ней!
ВЕРНЫЙ (виновато опускает голову). У! У!..

ЧИЖ. Все наши припасы съедены! Смотри: они уже грызут столы и стулья! Единственное ваше спасение – кот!
ВЕРНЫЙ (вскидывается). Ав???
ЧИЖ. Да, да, ты не ослышался – кот!
ВЕРНЫЙ. У... У...
ЧИЖ. Знаю: собаки терпеть не могут котов. А я не могу жать в од­ном доме с

крысами, и если ты не можешь избавить меня от них, пусть это сделает ловкий, храбрый, смелый и бес­пощадный кот-крысолов!


ВЕРНЫЙ (плачет).
ЧИЖ. И не пытайся меня разжалобить. Все, я пошел искать кота!

(Хлопнув калиткой, уходит).
ПЕРВЫЙ крысёнок (подходит к Верному, гладит его но голове). Не

плачь, собачка...


ВЕРНЫЙ (скулит еще громче).
ВТОРОЙ КРЫСЁНОК (расчесывает Верному хвост). У тебя такой краси­вый пушистый

хвост! Если бы у меня был такой хвост, а не этот крысиный хвостик, я бы никогда не плакал!


ВЕРНЫЙ (заливается еще больше).
ТРЕТИЙ КРЫСЕНОК. А смотри, что я умею! (Становится на передние лапки и ходит

взад-вперед перед Верным).
ПЕРВЫЙ КЫСЁНОК. А я вот как могу! (Делает сальто).
ВТОРОЙ КРЫСЕНОК. А ты вот это умеешь? (Жонглирует перед Верным орехами).
Верный, секунду подумав, решительно вытирает слезы и, схва­тив веревку, натягивает ее вместо каната. Рыбацкую сеть превра­щает в батут. Конфеты и пряники – в предметы для жонглирования, и к тому времени, когда возвращается хозяин с огромным рыжим ко­том, увешанным мышеловками, двор уже превращен в арену, где дает представление первый в мире крысиный цирк: бегают по верев­ке канатоходцы, кувыркаются на батуте гимнасты, парят в воздухе акробаты. Нашлась роль и для Верного – переодевшись в пеструю хозяйскую пижаму, надев его соломенную шляпу и галстук, он носит­ся по кругу на трехколесном детском велосипеде, изображая из се­бя клоуна. A весь штакетник усеян аплодирующими и кричащими "Браво!" детьми.
ЧИЖ (замирает в изумлении). Это что такое? ты подружился с нашими

врагами?


ВЕРНЫЙ (радостно бросается к хозяину). Ав! Ав! Ав! – (ты только глянь, какие они все способные!)
Кот при виде Верного взлетает на ворота.
ЧИЖ (Верному). Прекратить этот цирк!
Верный машет шляпой – представление останавливается.
ЧИЖ. И спрячься, пожалуйста, в будку, не мешай коту уничтожить этих мерзких тварей. Спускайся, котик, не бойся!
КРЫСЯТА (вцепились в Верного). Не уходи, песик, не оставляй нас на растерзание.
ЧИЖ. В будку, кому говорят?! Спускайся, котик. Смотри, какие ма­ленькие сладенькие крысяточки.
КРЫСЯТА (повисли на Верном, дрожат от страха), не уходи, песик, защити нас.
ЧИЖ. А я сказал: в будку!
Вдруг раздаются сигналы вызова мобильного телефона. Все с недоумением смотрят друг на друга: у кого мобильник? Самый смышленый крысенок идет на звук и находит в траве мобильный теле­фон, оставшийся здесь от колорадских жучков. Подает его Чижу.
ЧИЖ (слушает), да-да... Крысиный цирк? А как вы узнали? A, сосед Хрюк сообщил? А кто вы и что вам, собственно, надо?
ХРЮК (высовывается над забором). Не понял? Налоговая инспекция!

А как же, малый бизнес, цирк на дому! еще и налог за них будешь платить! Козёл!


ЧИЖ (дослушав сообщение по телефону). Вот это новость! хорошо-хо­рошо, сейчас я им все передам. Большое вам спасибо! (Прекращает связь. Крысам). Ну, кто тут у вас главный?
СТАРАЯ КРЫСА. Я, у меня самый лысый хвост. А что такое?
ЧИЖ. А то, что слух о ваших талантах дошел уже аж до Москвы! зво­нил директор цирка зверей имени Дурова. Вам предлагают очень выгодный контракт и гастроли по всему миру, вас ждут слава, деньги, орехи, конфеты, котлеты, и все это благодаря кому?
ХРЮК. Мне!
КРЫСЯТА. Верному!
ХРЮК. Мне! Мне!
ДЕТИ. Верному! Верному!
КРЫСЯТА. Верный! Мы берем тебя с собой! Ты будешь нашим главным дрессировщиком! И кассиром, потому что ты самый честный! И поваром, потому что ты лучше всех жаришь пирожки.
СТАРАЯ КРЫСА С КЛЮКОЙ. Вперед! Нас ждут слава и деньги! Верный, веди нас! (Вручает Верному клюку).
ВЕРНЫЙ (смотрит на хозяина, который, опустив голову, сидит на крыльце). У! у...
ЧИЖ. Иди, Верный. Такая удача выпадает один раз в жизни. Ничего хорошего тебя

здесь не ждет. Скоро зима, холод… Да и сосед наш на этом не успокоится.


КРЫСЫ. Пойдем, Верный!
ДЕТИ Не уходи, Верный!
КРЫСЯТА (тянут Верного). Ну, пойдем же! Слава, деньги, морожные-пирожные!
ДЕТИ. Не уходи, Верный! Не уходи, Верный!
ГОЛОС ЖУЛЬКИ (Жалобный вой на мотив "Не уходи, тебя я умоляю!").
ВЕРНЫЙ (возвращает клюку крысам: я остаюсь!)
СТАРАЯ КРЫСА. А кто же нас поведет?
КОТ (мгновенно спрыгивает с ворот). Я знаю дорогу! я поведу! Я там, в этой Москве, всех знаю: Куклачев, Горбачев! За мной, мои артисточки!
Занавес
КАРТИНА 2
Ещё до того, как подняться занавесу, со сцены доносится тревожный собачий вой, кашель и чих. Занавес поднимается – весь двор в густом белом дыму, который клубами валит через забор со стороны Хрюка. В дыму едва можно различить фигуры Верного с хо­зяином.
ЧИЖ (через забор). Эй, сосед! Что там у тебя? Уж не горишь ли? Может, помочь?
ГОЛОВА ХРЮКА. Что, козлы, забегали? теперь у меня есть своя коп­тильня!
ЧИЖ. Но зачем же ты поставил ее прямо под нашим домом?
ХРЮК. Имею право! Где хочу, там и копчу! Вали отсюда! Козел!
ВЕРНЫЙ (царапает морду лапами – все из-за меня!).
ЧИЖ. Не переживай. Это он уже не тебя, а меня выкуривает. Что де­лать? Нужен ему, хоть ты тресни, матушкин сад, чтоб за­пустить туда своих хрюшек! Ладно, что Бог ни дает, все к лучшему. Давай-ка сходим с тобой на рыбалку, пока он тут коптит. Может, рыбки поймаем, ушицы сварим.
Ползая на четвереньках – внизу меньше дыма – выносят из до­ма сеть и, чихая, уползают на рыбалку.
ХРЮК. Ушились? То-то, блин! Уроды! А у меня никакая и не коптиль­ня. Это я нарочно навозную кучу поджег, чтоб им, козлам, досадить!
Раздаются звуки пожарной сирены, скрип тормозов. Крики по­жарных: "Раскатывай шланги! Включай насос! подавай пену!" Слышны протестующие крики Хрюка, визг свиней, но пожарные верны своему долгу – шум воды прекращается лишь с исчезновением дыма.
ГОЛОС ПОЖАРНОГО ЗА СЦЕНОЙ. За нарушение противопожарных правил с вас, господин Хрюк, штраф – десять тысяч! Распишитесь. Впредь не нарушать!
Гул машин отъезжающих пожарников совпадает с возвращением наших рыбаков. Они несут на плечах в сети огромного сома.
ЧИЖ. Вот как всё удачно! Сома поймали, и сосед наш за это время откоптился.
ХРЮК (весь в пене и копоти размахивает кулаками через забор).

Я этого так не оставлю! это вы вызвали пожарных! Козлы! Уроды! (Исчезает).


Чиж с Верным, удивленно переглянувшись и пожав плечами, на­чинают выпутывать из сети сома.
ДЕДУШКА С0М (широко открывая пасть). Спасибо, добрые люди!
ЧИЖ. Да он говорящий!
ВЕРНЫЙ. Ага!
ЧИЖ. А за что спасибо?
ДЕДУШКА СОМ. За то, что поймали меня!
ЧИЖ. Чему же ты радуешься? Ведь мы тебя съедим!
ДЕДУШКА СОМ. Кушайте на здоровье! Кончились мои мучения.
ЧИЖ. Мучения? Ты что, больной?
ДЕДУШКА СОМ. Мне в этот четверг исполнится ровно триста лет. Но всю свою долгую жизнь я не жил, а мучился, потому что еще в детстве, когда мне было годиков эдак шестьдесят, я проглотил что-то такое круглое и тяжелое. С тех пор оно лежит у меня в животе мертвым грузом, и я не могу ни переварить ни выплюнуть его. Все эти годы я лежал непод­вижно на дне, как прикованный, лишенный способности пла­вать, и поэтому не повидал ни дальних стран, ни моих род­ственников китов, ни океанских кораблей, да что там! Я даже не видел звезд и луны на небе, потому что не мог всплыть на поверхность.
ЧИЖ. Очень грустная история! И что же, ты даже не догадываешься, что там у тебя в животе?
ДЕДУШКА СОМ (печально). Разрежете – увидите. А мне теперь уже все равно.
ЧИЖ. Мы-то увидим, но неужели тебе не интересно?
ДЕДУШКА СОМ. Хотелось бы, конечно, узнать.
ЧИЖ. Hу, так открой пошире рот.
ДЕДУШКА СОМ. Пожалуйста. (Разевает пасть),
ЧИЖ. Верный, вперед!
ВЕРНЫЙ. Ав! (Ныряет в пасть сома).
ДЕДУШКА СОМ (содрогается всем телом).
ЧИЖ. Что такое?
ДЕДУШКА СОМ. Щекотно! (Дрожит мелкой дрожью, тоненько смеется).
ЧИЖ. А теперь?
ДЕДУШКА СОМ. Он там бегает у меня босыми ножками по кишочкам – так приятно!
ЧИЖ (кричит в пасть Сому). Верный! Где ты там? Хватит бегать по кишочкам. Нашел что-нибудь?
ВЕРНЫЙ (подает из пасти сома круглый горшок с чем-то тяжелым, а вслед за ним выпрыгивает и сам).
ДЕДУШКА СОМ (облегченно вздохнув и весело ударив хвостом). Ах, ка­кое облегчение! Я снова чувствую себя молодым стройным юношей. И готов плясать от счастья!
ХРЮК (выглянув через забор). Ага, попляшешь! На сковородке. Везет козлам! Такого сомяру поймали.
ЧИЖ (осматривает находку). Что же может быть в этой горшке?
ДЕДУШКА СОМ. Какое блаженство! Теперь я могу угореть без всякого сожаления! Как легко! Ну, что вы медлите? Отруби­те мне башку, разрежьте на куски – я буду только счаст­лив!
ЧИЖ. Да подожди ты! (Пытается открыть крышку).
ДЕДУШКА СОМ. Если у вас есть веревка, скорее привяжите меня! Иначе я взлечу! Я чувствую себя таким легким! Таким воздуш­ным!
ЧИЖ (отодрав, наконец, крышку, запускает руки в горшок), да это же золото! Цепочки, кольца, браслеты! А сколько золотых монет!
ВЕРНЫЙ. Авввввввввв!
ХРЮК. Блин! Не переживу! (Падает в обморок).
ДЕДУШКА СОМ. Как легко! Я уже не владею собой! Меня так и распирает от счастья! Да держите же меня, не то я сейчас взлечу!
ЧИЖ. Лети! Мы дарим тебе жизнь! Будь счастлив, сомик! Спасибо тебе!
ДЕДУШКА СОМ (отрывается от земли). Лечууууу!
Высыпав золото из горшка, Чиж с Верным садятся посреди дво­ра и начинают мечтать. Время от времени над забором появляется голова Хрюка, но при виде золотых монет ему всякий раз становится дурно, и он, схватившись за голову, теряет сознание.
ЧИЖ (ставит перед собой стопку монет). Купим красивый автомобиль и будем каждый день катать ребятишек!
ВЕРНЫЙ (ставит стопку монет, изобразив козу с рогами, доит ее).
ЧИЖ. Козу? Конечно, купим! И будем каждый день с молоком! (Ста­вит стопку монет). Всем старушкам в селе привезем дров и угля!
ВЕРНЫЙ (ставит стопку монет, указывая в сторону Жульки, теребит шерсть на боку).
ЧИЖ. Понял: купим Жульке норковую шубку.
ВЕРНЫЙ (ставит стопку монет, бегает по двору, раскинув руки, слов­но самолет).
ЧИЖ. Дельтаплан? Прекрасная идея! Пес на дельтаплане – такого не было. Вся деревня с ума сойдёт!
Пока Верный думает, на что бы еще потратить деньги, Чиж нео­жиданно сгребает все стопки в кучу и ссыпает их снова в горшок.
ВЕРНЫЙ. Ав?
ЧИЖ. Это – золото наших славных предков, а мы – автомобиль, шубку,
ВЕРНЫЙ. У? у? (А что ты предлагаешь?).
ЧИЖ. Завтра же отвезу этот горшок с золотом в город и сдам в музей!
Хрюк, в очередной раз вскарабкавшийся было на забор, с грохо­том и стоном падает вниз, раздается сирена скорой помощи. Во дворе Хрюка слышны голоса врачей: «искусственное дыхание! Капельницу! Электрошок!.. Жить будет, но нужен полный покой, никаких волнений».
ВЕРНЫЙ (швыряет на землю обглоданную косточку). Всё! С меня хватит.
ЧИЖ. Верный! Ты заговорил человеческим языком! Поздравляю!
ВЕРНЫЙ. Тут мертвый заговорит!.. Я долго терпел, но всякому тер­пению есть предел. Я понял: с тобой не наживешь ни денег, ни сахарных косточек, ни теплой конуры. Один раз в жизни нам достался клад, и тот тебе не терпится побыст­рее унести со двора! А посмотри, до чего ты довел нашего бедного несчастного соседа Хрюка. Ты только глянь на не­го! Да у него же... перхоть! Облысение! Ящур! Косоглазие! И полная потеря памяти! да-да, именно потеря памяти: ты слышал сегодня от него хоть одно нецензурное слово? Нет! Он их все забыл!
ЧИЖ. Какое счастье!
ВЕРНЫЙ. Вот и будь счастлив. А я ухожу. Лучше сидеть с протяну­той лапой в подземном переходе, чем иметь такого хозя­ина.
ЧИЖ. А как же Жулька?
ВЕРНЫЙ. Не беспокойся, я ее украду
ЧИЖ. Hу, что ж, прощай, Верный. Прости, если что не так...
ВЕРНЫЙ. Я что – так тебе надоел? Я такой противный, наглый, вре­дный? Иди, может, от меня воняет псиной?
ЧИЖ. С чего ты взял? Ты – чудный пес! Я полюбил тебя, и мне бу­дет очень грустно и одиноко без тебя.
ВЕРНЫЙ. Так что ж ты меня гонишь?

.

ЧИЖ. Я? Тебя? Гоню? Да не сам ли ты только что заявил, что жить



без меня, то есть, наоборот со мной, не можешь?
ВЕРНЫЙ. А тебе не пришло в голову, что это, может быть, ложь чистейшей воды?
ЧИЖ. Ложь? Но – зачем?
ВЕРНЫЙ. Да затем, чтобы ты, испугавшись, что я и вправду могу уйти, сказал: "Ладно, так уж и быть, возьмем из этого золотишка и себе хоть на молочишко. Никто ведь не уз­нает, сколько его здесь было". Но ты этого не сказал! Тебе чужое золото дороже родного пса!
ЧИЖ. (радостно). Так ты не уйдёшь?
ВЕРНЫЙ. Нет, это просто невыносимый человек! да как ты мог обо мне такое подумать?! Люди бросают собак, да. Но зна­ешь ли ты хоть один-единственный случай, чтобы собака бросила хозяина? Не ради ли вас, людей, мы, собаки всех мастей и пород, идем в огонь и в воду, лезем в развалины и лавины, бросаемся со связкой гранат под танк? А соба­ки-поводыри? А наши славные космонавтки – Белка и Стрелка, проложившие людям путь в космос? О нашей собачьей преданности ходят легенды! Ты знаешь хоть один случай, когда хозяин умер на могиле своей собачки? А мы уми­раем! И от горя, и от счастья! И плачем самыми настоящими слезами. И сердце у нас разрывается от инфаркта точно так же, как и у вас, людей! так как же я мог бросить тебя, да еще сейчас, когда все село уже знает про этот злосчастный горшок с золотом, и тебя могут запросто убить из-за него!
ЧИЖ. Прости меня, Верный! (Обнимает). Во всем винова­то золото, все несчастья в мире от этого блестящего, безобид­ного на вид металла. Завтра же его здесь не будет! Но пока оно здесь, не спи, охраняй. А я прилягу, что-то меня знобит. Уж не просудился ли я, пока мы тащи­ли с тобой из речки дедушку Сома? Принеси-ка, пожалуйста, термометр...
Верный уходит в дом, и в ту же секунду из крысиного люка высовывается сначала ствол ружья, а вслед за ним – Хрюк. Ружье бьет его по голове, но это не мешает ему дотянуться до горшка с золотом.

Появившийся из дома Верный с термометром успевает заметить, как Хрюк с золотом скрывается в люке. Он бросается ему наперерез, перепрыгивает через забор, чтобы встретить его на выходе из тоннеля, и тут во дворе Хрюка раздается выстрел.
ЧИЖ (вскакивает, словно подброшенный пружиной). Верный! Верный!
Тишина. И – жалобный, скорбный, непрекращающийся вой Жульки.
Занавес.
КАРТИНА 3
Чиж сидит на крыльце, убитый горем, обхватив голову руками Весь штакетник перед домом усеян детьми.
ЧИЖ. Ну, чего вы ждете? Я же сказал: Верный болен. Он лежит в будке, у него температура. Вот, видите? (показывает термометр). Тридцать восемь и пять. Он выпил таблетку и уснул. Идите домой!..
МАЛЬЧИК. Мы не уйдем, пока не увидим его!
ЧИЖ (вскакивает, подбегает к будке). Вот цепь, видите? Она ведет в будку!
ВТОРОЙ МАЛЬЧИК. Ты его никогда не сажал на цепь!
ЧИЖ. А теперь посадил, потому что он в горячке может убежать.
ТРИТИЙ МАЛЬЧИК. И пусть бежит. Собаки лучше нас знают, что им надо. Какую-нибудь травку съест и вылечится.
ЧИЖ. Hу, что мне с вами делать?
ЧЕТВЁРТЫЙ МАЛЬЧИК. (бежит по улице, кричит). Верный не болен! Я все знаю! (Подбегает, срывает калитку, бросается к будке и вытаскивает из нее цепь). Вот цепь, а где Верный? Его застрелил Хрюк!
ДЕТИ. Как он посмел?! Идем все к Хрюку! Мы ему отомстим!
Детские головы над штакетником исчезают. Со двора Хрюка слы­шен звон разбиваемых стекол, детские крики, визг свиней. Из люка тоннеля вылазит перепуганный насмерть Хрюк.
ХРЮК. Спаси! Золото верну! Гадить не буду! За козла отвечу!
ЧИЖ. Где Верный?
ХРЮК. Клянусь, не хотел! В целях самозащиты! Он на меня напал!

Имею право, в своем дворе!


Чиж. Где он? Я должен похоронить его.
XРЮK. Я оттащил его к речке. Там, где обрыв.
С улицы доносятся голоса детей. Они приближаются.
XРЮK (прячется под раскладушкой). Умоляю, не выдавай меня!
ЧИЖ. От Божьего суда под раскладушкой не спрячешься! Нелюдь!..

(Берет лопату, направляется к калитке).
Штакетник снова усеян детьми.
ДЕТИ. Мы забросали дом Хрюка тухлыми яйцами и гнилыми помидорами. Но самого Хрюка нигде нет.
ОДИН ИЗ РЕБЯТ (заметив, что под раскладушкой кто-то есть). А кто это там?
Хрюк на четвереньках вместе с раскладушкой пытается убежать в огород.
ДЕТИ. Э! Э! А куда это побежала раскладушка? Там Хрюк! Держи его!
ДЕВОЧКА. (бежит по улице). Верный жив! Хрюк его только ранил! Жулька перегрызла ошейник, убежала, нашла Верного и спасла его! Они идут сюда!
Восторженные крики детей. Па сцене появляется Верный с пе­ревязанной головой и поддерживающая его Жулька.

От переполнивших их чувств дети с радостными криками навали­ваются на штакетник. Не выдержав, он падает под их напором, и де­ти врываются во двор. Они обнимают, целуют, гладят, забрасывают цветами и конфетами Верного с Жулькой.

Вдруг вся сцена начинает медленно погружаться в тень, как при солнечном затмении, дети, задрав головы и увидав нечто нео­быкновенное, в ужасе падают на землю. Но голос с неба успокаива­ет их.
ГОЛОС. Не бойтесь, детки! Это я, самый счастливый в мире сом! Я за это время так вырос что не могу поместиться в этом дворике. Но мне сверху все видно, как на ладони.

О, сколько прекрасных счастливых лиц и на сцене и в зале. Я правильно сделал, что заглянул сюда, прежде чем отправиться в кругосветное путешествие. Да-да, я просто не имел права улететь один, потому что мне вас всех так жалко! Ведь вы все, как и я когда-то, прикованы к своим телевизорам, компьютерам, дорогим бездушным игрушкам и фильмам, где рекой льется кровь! Только мы, рыбы, птицы, звери и облака, по-настоящему счастливы и свободны!


Cвepху опускается веревочная лестница.
Поднимайтесь же ко мне на спину! Мы облетим вокруг Земли и увидим, как она прекрасна! И крикнем всем с высоты птичьего полета: "Не враждуйте, люди! Любите друг друга! Это же такое счастье – жить!"
Все дети, а за ними Верный, Жулька и Чиж поднимаются по лестнице, как по трапу.
ДЕДУШКА СОМ. Поехали-и-и! (Лестница начинает медленно отрываться от земли). Не грустите, друзья, мы скоро вернемся!
ХРЮК (появляется с горшком золота под мышкой). Ну, путешественнички! Держите меня, а то я лопну со смеху!.. Может, и ме­ня возьмете?
ВЕРНЫЙ. А почему бы и нет? (свесившись, хватает Хрюка за шиворот).
ХРЮК. Ай, отпусти, блин!
ВЕРНЫЙ. Простим его? Возьмем?
ДЕТИ. Простим! Простим! Давай к нам, Хрюк!
ВЕРНЫЙ. Правильно! Кто же еще, кроме нас, поможет ему стать человеком.
Вдруг лестница замирает, прекратив подъем.
ДЕДУШДКА СОМ. Что там случилось? Я за что-то зацепился? А! Это опять золото тянет меня вниз! Опять этот проклятый гор­шок с золотом!
ВЕРНЫЙ. Брось золото, Хрюк!

ЧИЖ. Брось золото!
ДЕТИ. Брось золото! Брось золото!
Но Хрюк вцепился в горшок мертвой хваткой.
ВЕРНЫЙ. Ну, и катись колбаской! (Отпускает Хрюка).
ДЕДУШКА СОМ. Ой, как легко! Летим, друзья! Лети-и-и-и-и-им!
Лестница исчезает в небе.
ХРЮК. (поднимается с земли, отряхивается). Чуть не унесли, козлы... Спасибо, золотце, ты меня спасло! (Целует гор­шок). Какое счастье – улетели! А там какая-нибудь ма­ленькая, малюсенькая такая катастрофочка и – прости-про­щай, ничего не обещай! (От избытка чувств пляшет, поет):
Я победил, я победил!

Я столько места для свиней освободил!

Ко мне, мои друзья, свиные рыла,

Кто любит грязь и ненавидит мыло!


КАРТИНА 4
ПИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ
Проломив дыру в заборе, на сцену с гиканьем и визгом врывается стадо свиней.
СВИНЬИ. Мы победили! Танцы! Пир! Банкет!
Хрюк ставит посреди двора корыто.
КАБАН. Что за намеки?
ХРЮК. Фуршет!
ХРЮК (пинает корыто ногой). Обижаешь, начальник!
СВИНЬЯ. А ну, открывай свои закрома Родины!
Молоденькая свинка. Чтоб всё как в лучших домах! (Кружится в танце).

Пир горой! Бал! Маскарад!


СВИНЬИ. Да! Да! Маскарад! Нарядимся людьми и будем, как они, пить плясать И дурачиться!
Бросаются в дом Хрюка и тут же возвращаются, на ходу влезая в платья, юбки, сапожки, увешиваясь драгоценностями и размахивая пачками долларов.
ХРЮК. Не испачкайте! Не порвите! Положи доллары на место! Вот свиньи...
На него никто не обращает внимания. Хлопают пробки, льется шампанское. Все пьют, жрут, чавкая апельсинами, целуясь и обнимаясь. Под радостные крики и приветствия появляются гости – свиньи заморских пород. Звучит иностранная речь: Олл райт! Оф-Шор-обжер! Рашен-продакшен! Свинейшен-корпорейшен! Влетают наши старые знакомцы колорадские жучки в полосатых пиджачках – закусить на халяву.
ХРЮК (пытается смерить рулеткой толстого, в три обхвата, борова).

Вот это экземпляр!


БОРОВ (возмущенно). Ты кто такой?
ХРЮК. Не догадываешься? Хозяин – вот кто!
БОРОВ. Теперь ми здесь хозяин! Ми правим миром! Ми заказывать мюзик!
ХРЮК. Ха! А я тогда кто?
БОРОВ. А ти пошоль ко всем чертям!
В тот же миг из люка высовываются две рогатые чертячьи рожи и утаскивают Хрюка в преисподнюю. Выпавший из его рук горшок катится по сцене, из него во все стороны рассыпается золото. От неожиданности свиньи на секунду замирают, а за тем с визгом набрасываются на него, драка, грыз­ня, крики: Моё – Нет, мое! Отдай! – Не – отдам! Визжащий клубок свиней укатывается в сторону сада, откуда доносятся стрельба, стоны, проклятия, переходящие в настоящую войну – пулеметные очереди, вой, снарядов и взрывы бомб. Наконец всё стихает.

Вдруг раздаётся глухой звук, словно удар по мячу – и из люка пробкой вылетает Хрюк, в обгоревшйе одежде и весь в смоле.
ХРЮК (рыдает). Ой-ой-ой-ои! Да что же это творится?! В преис­поднюю, в ад не приняли! Я конечно и не хочу туда, но ведь не приняли! Свиней, говорят, не берём – только людей! А-а-а-а-а! Да какая ж я вам свинья, черти полосатые?! Я ж человек! (Осматривается). А где же мои хрюшки? (Заглянув в сад). Да они перебили друг друга! Козлы! Уроды! Думали так легко быть людьми? Попробовали? Не тут-то было! Вот человека стать свиньей – запросто. А наоборот ... Наоборот-то как? (Падает на колени). Взрослые и детки! Может вы знаете такие таблетки? От свинства...
ГОЛОС ИЗ ЗАЛА. Спроси у верного!
XРЮK (Радостно) Да? Он знает?.. Верный! Верный! Если вы еще не очень далеко улетели! ... ты меня слышишь? Я готов сто раз облететь вокруг земли, только подскажи, как мне избавиться от этого моего свинячьего рыла!..

Верный, я тебя умоляю! Будь человеком!.. (обращаясь к залу). Не слышит...

Давайте все вместе: Вер-ный! Вер-ный!
ВЕРНЫЙ. (Вбегает. Весь запыхался). Hу, чего тебе? Пришлось совершить экстренную посадку – человек в беде!
ХРЮК. Ты сказал: человек! Вот! Все слышали?.. Дай я тебя расцелую!..
ВЕРНЫЙ. Что еще за телячьи нежности? Говори, зачем звал.
ХРЮК. Я решил лететь с вами! Только сперва прошу избавь меня от моего свиного рыла. Говорят, ты знаешь какое-то волшебное слово.
ВЕРНЫЙ (чешет лапой затылок). Слово тут не поможет – тяжелый случай.
ХРЮК. А что поможет? Я на всё согласен.
ВЕРНЫЙ Только хирургическое вмешательство. Полная пластика лица. (Хватает полено, размахнувшись, изо всех сил бьёт Хрюна по рылу – рыло отпадает).
ХРЮК. Век не забуду!
ВЕРНЫЙ. Бежим! Догоняем!

Убегают.

Сцена, обезображенная пустыми бутылками, остатками пищи и коробками от конфет, погружается во мрак. Пауза… Тишина… Ожидание чего-то…

Вдруг зрительный зал и сцену пронзает словно молния, ослепительно белый зигзаг пролетевшей чайки, звучит ее резкий призывный крик, и на вновь осветившемся пространстве сцены возникает живой, машущий ветвями, с гудящими пчелами, сад, наполненный птичьим свистом.

Незаметно в этот хор вплетаются такие же звонкие и чистые детские голоса. Методом лазерного спецэффекта появляется летящий среди серебряных облаков сом, вернее, теперь это уже не Сом, а целый кит с нашими героями на спине – Чижом, Верным, Жулькой, Хрюком и детьми. Медленно проплавают под ними горы, моря и реки, села и города, саванны и океаны с застывшими в красивых гордых позах львами, жирафами и слонами, стайками дельфинов и парусами яхт – образ нашей вечно юной матери Земли.
А капелла звучит песня в исполнении детского хора:
На зеленой планете,

Под счастливой звездой

Жили люди, как дети,

Неразлучной семьей.


Улыбались и пели,

А в кедровых лесах

Мастерили качели,

Чтоб взлететь в небеса.


И летел Земли кораблик,

Словно остров из кораллов,

На китовых верных спинах

В окружении дельфинов.


Но недобрая фея

Или злой чародей,

Бросив черное семя,

Разлучили людей.


Разделили границей

Города и моря,

Стали грустными лица

И печальна Земля.


И летит, кренясь, планета,

Чтоб всему поведать свету,

Как ей тяжко бремя пушек

Вместо ёлок и хлопушек!


У звезды на реснице –

Голубая слеза.

Что в ночи тебе снится,

Над водой стрекоза?


Не печальтесь, деревья,

Не грусти, мотылек:

Есть и добрая фея

И волшебный цветок!


Ты лети под парусами –

Облаками и лесами

Шар земной, неповторимый,

Голубой, неопалимый.


Занавес.

Харламов Юрий Ильич

дом. адрес: 346584 с. Генеральское,

Родионово-Несветайского района,

Ростовской области

тел. моб. 8-928-753-725-5








Лучшая минута любви — когда поднимаешься к любимой по лестнице. Жорж Клемансо
ещё >>