Конкурс «Действующие лица» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Новогодний праздник «Проделки лесной нечисти под Новый год» Действующие... 1 124.92kb.
Сказка «Колобок» (современная интерпретация) Действующие лица 1 40.73kb.
Действующие лица: Ведущий 1 73.21kb.
Конкурс современной пьесы «Действующие лица» 1 346.99kb.
Русская ярмарка. Действующие лица 1 51.49kb.
Перевод с английского Алексея Седова Действующие лица 1 68.22kb.
На императорской театре в санктпетербурге действующие лица 3 332.97kb.
Дон хиль зеленые штаны действующие лица 6 1183.84kb.
Новогодняя свадьба (для старших школьников) Действующие лица 1 236.17kb.
Кто он? (комедия в двух действиях в стихах) Действующие лица 1 167.02kb.
Дэвид Элдридж под небом голубым действующие лица Ник 5 580.42kb.
Правила производства работ по монтажу опс 1 219.16kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Конкурс «Действующие лица» - страница №2/4

8

СЕВА. (нарочно говорит коряво) Нам без огорожи никак хозяйствовать на доставшейся нам по наследству земле не можно… Собственность должна надёжно оберегаться! (проще) А вам мы мешать не думали. Живите, как жили. Вы сами по себе, мы сами по себе…



МАДЛЕНА. (жёстко) Вас я вышвырну, только пыль за вами завьётся! (экономке) Так насяду на Борисочку, живой не слезу… А то ведь они и, правда, приживутся!

Мадлена и Валентина идут в сторону своего дома, но совсем не уходят.

СЕВА. Вышвырнет… Будем смотреть! (смотрит в сторону ушедших) И где это набралась она барских повадок? Вроде не из богатой семьи… Испоганилась девчонка! (оглядывает свою работу) Ну вот, начало положено. А теперь мне пора идти (посмеиваясь) вносить лепту в чёрную металлургию… (жене) А ты что скуксилась, птаха моя? Тебя напугала эта новоиспечённая барынька? Плюнь. Ты ведь у меня не из трусих…

ЛЁЛЯ. (расстроенная) Знаешь, Сева, как-то несвободно сделалось. Будто я что-то чужое взяла…

СЕВА. (смеётся) Здравствуйте! Это они хотят чужое захапать!. Конечно, испортили нам маленько праздник. Ну, да всё уладится…

ЛЁЛЯ. Только ты с ними не связывайся… Знаю я тебя!

СЕВА. Слушаюсь! А ты не принимай всё это близко к сердцу…

Собирает инструмент, притаптывает костёр.

МАДЛЕНА. ( на некотором отдалении глядя в сторону Нужиных) Да-а… Это не какой-то пришибленный мужичонка… С ними придётся повозится…

ВАЛЯ. Я ж говорю, верзила… В нём все два метра есть!

МАДЛЕНА. Сила в нём чувствуется непомерная… И не уродлив.

ВАЛЯ. Я ж говорю… Волосы вон вьются…

МАДЛЕНА. Ты мне в уши-то не напевай. Я и сама с глазами. А как он со мной разговаривал, плебей!

Насмешник нашёлся!.. Ух, я заранее ненавижу его… Пусть на них Борисочка комиссию нашлёт. И не одну! Чтоб эта семейка сама без ума рванула отсюда…

ВАЛЯ. Ой, да Борис Андреевич всё может… Так шуганёт, только пятки засверкают!

МАДЛЕНА. (вдруг, немного подумав, Севе) Эй, эй, ты! Слышишь?

СЕВА. Слышу, не глухой…

МАДЛЕНА. Подзаработать хочешь?

СЕВА. У нас семья. Деньги не будут лишними…

МАДЛЕНА. У нас вон дрова для бани лежат чурбаками… Не колотые…

СЕВА. Это мне не обременительно… Только…

МАДЛЕНА. Что тебе мешает?

СЕВА. Городьбу вот закончу, порядок на своей земле наведу и приду…

МАДЛЕНА. Это мы ещё посмотрим, чья земля…

СЕВА. На следующей неделе… Приду с топором и всё перетюкаю. Раз-два – и готово! Вам ведь не к спеху?

МАДЛЕНА. Ладно. Я тебя не обижу…

СЕВА. Меня обидеть нельзя!

МАДЛЕНА. (уходя0 Вот наглец, а! Простой работяга, а сколько гонору. Как он смеет так обращаться со мной!.. (Валентине) Я только что была в Строительной Компании, во главе её красивые, ухоженные молодые люди. Умные и богатющие! И все они оказывали мне внимание и искали продолжение нашего знакомства!.. А это ничтожество глаз от земли не отрывал, разговаривая со мной. Словно одолжение мне делал! Нет, мы не будем терпеть таких соседей… (грозит кулаком)

9

СЦЕНА ВТОРАЯ.


Слева знакомая нам железная ограда, к ней жмётся русская баня, вся из золотистых брёвен. Возле неё свалены бесформенной кучей чурбаками дрова. Всё пространство двора выложено тротуарной плиткой, дальше за бардюрами тянется зелёный газон с кустарником вдоль ограды, вдали виден угол бассейна, а справа колонны и часть широкого крыльца особняка.

Входят хозяйка Мадлена Юрьевна, дворовый работник Василий и экономка Валя.

МАДЛЕНА. Василий, в ограде на этой вот стороне надо будет калитку проделать.

ВАСИЛИЙ. Ну так что… Только надо бы Борису Андреичу сказать…

МАДЛЕНА. ВОТ ещё! Есть ему когда пустяками заниматься.

ВАСИЛИЙ. Ну так что… Только ведь ограду исковеркаем…

МАДЛЕНА. А ты сделай так, чтоб она не обезобразила, а украсила ограду. На то ты и мастер! Вон за кустом сирени и врежь её…

ВАСИЛИЙ. Ну так что… Только б надо…

МАДЛЕНА. (уже не слушая его) Валентина, а ты проследи… Чтоб всё было исполнено!

Василий ворчит и уходит.

ВАЛЯ. Всё будет чин-чинарём, Машенька!

МАДЛЕНА. (строго оборачивается к ней) Валентина, сколько тебе можно говорить?

ВАЛЯ. Ой, прости меня, Мадленочка! Я всё по старой памяти… А соседи-то наши прочно осели. Устраиваются…

МАДЛЕНА. (небрежно) Вылетят, как бы не устраивались. Я уж Борисочку настропалила!

ВАЛЯ. Теперь у них вода своя. Скважину пробурили… Идёшь по переулку, а насос на глубине: Тех-тех-тех…

МАДЛЕНА. Спешит, стервец, окорениться… Ну да… Борисочка уж звонил, кому надо. Комиссию пришлют…

ВАЛЯ. Ловко этот верзила по хозяйству управляется. Везде поспевает и всё припевает да посмеивается… Обалдеть можно!

МАДЛЕНА. Этого ещё не хватало, Валентина!

ВАЛЯ. Он ведь что сделал. На днях полуцестерну ржавую трактором приволок. Уж он её скрёб-скрёб, огнём выжигал, потом красил не один раз. Перила по краям её деревянные пустил, сверху сеткой накрыл, а на сетку плёнку. Это чтоб вода не остывала! Теперь булькаются в ней всей семьёй, визгу не оберёшься. Весело, паразиты. Живут!

МАДЛЕНА. (нехорошо глядит на экономку) Ну-ну… А я вот чувствую, что-то дерзкое от них идёт. Да и шуму постороннего много.

ВАЛЯ. Ну, конечно, с твоим бассейном никакого сравнения нет… (смеётся) но ребятишки днями не вылазят из воды. Они на них кричат: А ну брысь из воды, а то суп простынет!.. Я уж с женой его поближе сошлась и с самим разговаривала. У Лёли мне глаза понравились. Сияют и греют…

МАДЛЕНА. Помолчала бы ты! (показывает рукой) А это что вон за бочка на четырёх столбах?

ВАЛЯ. (смеётся) Всё как у людей. Летний душ! Поработают на земле и под воду, пот смывать не в купальню же его нести. Опять визг да крик… Говорю, весело живут стервецы!

МАДЛЕНА. А что, у них телевизора нет?

ВАЛЯ. У кого теперь его нет. Есть, наверное. Только им с друг другом возиться веселей… Всё-таки молодец этот орясина!

МАДЛЕНА. Нашла кого хвалить!

10

ВАЛЯ. При всей своей суровости, он мужик добрый. И когда только успевает? Он ведь на заводе в три смены работает… С ребятишками канителится, к работе приучает. Вон возле картофельных грядок одна узенькая тянется, это её ребятишки вскопали и чем-то засеяли. Морковью, наверно…



МАДЛЕНА. Всё-то ты видишь, всё-то ты знаешь… (подумав) А, может, так и надо!

ВАЛЯ. У меня из бельевой комнаты всё, как на ладони… Слышишь, визжат? Я же говорю…

МАДЛЕНА. Что ты задолдонила… По твоим словам у них одно сплошное веселье!

ВАЛЯ. Что вызнала, то и рассказываю. Сама же велела! Просто они не выносят праздности… Так сказать, не сидят без дела… А между делом можно и побеситься.

МАДЛЕНА. Весёлый, говоришь мужик?.. И не безобразен… Ничего себе… А если он приоденется!..

ВАЛЯ. Какой у тебя, Мадленочка, на мужчин ястребиный глаз.

МАДЛЕНА. (возбудилась) Ну, ты это того! Дерзить да перечить – вся твоя работа! (спохватившись) Видишь вон, вышагивает… И топор с собой несёт!.. (торопливо) Прими его и укажи работу… (небрежно) Пойду искупнусь. Жарко!

Уходит.


ВАЛЯ. (пожимает плечами) Что это её разжарило? Никакой жары нет! С чего бы?

Встречает Севостьяна нарочито по деловому.

ВАЛЯ. Я вижу, топор при тебе, дрова вот они, на тебя смотрят. За дело!

Тот молча берётся за колку. Валентина хочет уйти, но её что-то удерживает.

ВАЛЯ. У тебя, Севостьян, всё как-то с одного боку – и купальня твоя, и душ, кострище. От нас картофельными грядками отгородился…Знаться с нами не хочешь?

СЕВА. Откуда, Валюша. Про всё это тебе известно?

ВАЛЯ. Мне с третьего этажа всё видно.

СЕВА. Ага! Возьмём на заметку… А разве вы, наши соседи, ласково нас приняли? Вчера комиссия с участковым приходила. Кто её на нас науськал?

ВАЛЯ. (вздохнув) Ох, они своего добьются… Сживут вас.

СЕВА. Хе, посмотрим, сказал слепой!

ВАЛЯ. (в восхищении смотрит, как он управляется с чурбаками) Здоровый ты, чёрт!.. И молодой ещё. Тридцати пяти, наверно, не сровнялось…

СЕВА. Ты мне скажи, с чего ей пришла охота меня этой работой наградить? А?

ВАЛЯ. А что не по вкусу? Так иди со двора.

СЕВА. Ну уж нет. У меня правило – ни от какой работы не отказываться. Мне хоть выгребную яму чистить давай!.. У меня семья, ребятишки… А эта вон твоя подружка корчит из себя неизвестно что, а сама совсем зелёная. Девчонка… Мало что смыслит!

ВАЛЯ. (почти зло) Ха, подружка… Отхватила жирный кус, вот и чванится… Лошадей вон мужа попросила завести… Амазонкой хочет скакать!

СЕВА. (между делом) Лошадей? Ну. что ж. Вполне барское занятие! А псарни у вас нет?

ВАЛЯ. (вздрогнув) Ну их к дьяволу… Хватит и одного пса, что на ночь с цепи выпускают… А Марья вон от безделья за живопись взялась, всё лес малюет! Он из окна виден… Вон она сама идёт…

(подходящей Мадлене) Тебя спрашивал…

Уходит.

Мадлена в неплотно застёгнутом ярком халатике, под ним сверкает мокрый серебристый купальник. Она за спинку тащит за собой лёгкий дачный стульчик и усаживается на него.



МАДЛЕНА. ( про себя) Этот дикарь, если он вообще мужик, должен ещё с прошлого раза находиться от меня в состоянии лёгкого обалдения… Только виду не подаёт.

11

За оградой стоит понурый неопрятного вида мужчина и делает какие-то знаки Севостьяну.



СЕВА. (видит хозяйку и заговаривает с ней) Слушай, может меня вон тот, что за изгородью, заменит…

Дай ему на хлеб заработать!

МАДЛЕНА. Этот трухлявый гриб? Дрова колоть Да он сам при этом рассыпется… И несёт от него, как от бродячей собаки!.. Я просила тебя приводить его?

СЕВА. Сам пришёл. У него когда-то на этом месте был дом. Родительский. Он его продал вам за гроши по причине своей, так сказать, сломавшейся воли…

МАДЛЕНА. Скажи, по причине запойного пьянства!

СЕВА. Не будем докапываться. Но что он после этого пополнил орду местных бомжей, это факт!

Мадлена молчит и смотрит на его размашистую работу.

СЕВА. (долго не терпит этого разглядывания) Я так не могу! Я сюда не показывать себя пришёл, а дрова колоть…

МАДЛЕНА. (лениво потягиваясь) Ты заставил себя ждать…

СЕВА. У меня хозяйство не маленькое. Потом я работаю на заводе… У меня се6мья, дети…

МАДЛЕНА. Ну, дети-то, как я знаю, не твои. Не родные…

СЕВА. (зло и насмешливо) Глупая ты, Маруся! Родственники нам те, кого мы любим и кто любит нас.

МАДЛЕНА. Какая я тебе Маруся. Не смей оскорблять меня!.. (разглядывая его) Шея у тебя, как дуб.

Сам статен и волосом кучерявый, а жена у тебя неказистенькая! Не на что глаз положить… (сидит нога на ногу и дымит сигареткой) Ты б разделся, жарко! И перекури…

СЕВА. Не курю по причине, так сказать, повреждения лёгких… (распахивает рубаху, она видит его мощную кирпичную грудь)

МАДЛЕНА. Бедненький! (про себя) Какие у него длинные и сильные руки… А грудь… грудь, как.. как у кентавра…

СЕВА. (между делом) Жена моя, конечно, не такая роскошнотелая, как ты, но дева нежная… Она у меня, как цветок полевой… Ведь женщину украшает простота и нежность! А женщина с развязными ухватками и папироской во рту, уже не женщина… А так, фря!

МАДЛЕНА. Троглодит! Что ты можешь понимать в настоящей женщине? Успешным мужчинам нравятся женщины рисковые. С наглецой во взоре и поведении!.. Они разят наповал…

СЕВА. (между делом) Я на своём веку риску нанюхался. Меня манит тихий тёпплый уголок… Добрый заботливый голос и хлопотливая птаха возле меня…

МАДЛЕНА. Уголок! (злится) Ты своим картофельными грядами мне всю картину испортил. Я радовалась, у меня перед окном будет расстилаться теннисный корт из жёлтого песка, а ты мне свинарник под нос суёшь! Я этого не потерплю!

СЕВА. (насмешливо) Придёться, машенька, терпеть. Да и зачем терпеть! Просто надо принять нас к сведенью… МАДЛЕНА. Как это? СЕВА. НуЮ вот как тот лес… Ведь ты терпишь его присутствие? Я слышал, ты пробуешь изобразить на холсте лесное пространство, а знаешь ли ты сам лес? (вытирая пот с лица) Бродила ди тты в одиночку в его торжественной тишине? А? Лежала ли, запрокинув руки за голову, на его мягком ,глядя на его качающиеся могучие верхушки и плвущие над ними облака\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\7 Искала ли ты грибы в его запашистых пазухах? А?

МАДЛЕНА. Сева, своди меня в лес…

СЕВА. Ну вот ещё! У меня своих дел по горло. Возьми вон Геннадия, охранника, и сходи. Узнаешь, так

И лес на холсте оживёт…

Мадлена. Дикарь! Со мной шутки плохи… Ты ещё узнаешь меня!

12


Бежит вприпрыжку, как девчонка, навстречу приехавшему мужу и вешается ему на шею, болтая ногами. Дульцин не один, а со своим помощником, инженером Реповым. Тот держится несколько в стороне, но не из робости, а из деликатности. Когда надо, он выступает вперёд и произносит всекое слово. С крыльца спустилась Валентина и они с Реповым в сторонке о чём-то разговаривают.

МАДЛЕНА. Ну, что Борисочка? Сколько можно канителиться с этими «соседями»? Ведь ты собирался эту землю оформить на себя!

ДУЛЬЦИН. Ах , ты про это… Мне звонили. У них была комиссия. Все документы в порядке. Придётся смириться, тут ничего не поделаешь.

МАДЛЕНА. (вспыхивает) Что это за комиссия, если она позволяет им жить возле нас!? Абсурд! (шипит) Ищи ходы хоть к мэру, хоть к губернатору, но чтоб их духу здесь не было! Я не могу видеть эти дурацкие картофельные грядки, трухлявый сарай, дощатый сортир! Я этого просто не выдержу!

ДУЛЬЦИН. Слушай, Мадя… Мы с тобой договорились друг друга уважать. Т ы меня за то, что я не последний человек в городе и приношу в дом деньги… Я тебя за то, что ты молодая красивая и хозяйственная женщина. Так? Ну и что нам эти люди? Пусть живут себе… Ведь они в конце концов не у нас в доме поселились…

МАДЛЕНА. А я не могу! Как ты не понимаешь! Страдает моё эстетическое чувство… Я же была почти счастлива. У нас большой дом в живописном месте, я выбивалась из сил, чтоб всё в нём было удобно и ничем не омрачаемо протекала наша с тобой жизнь… И вдруг появляется нечто человекообразное в красной рубахе и делает всё, чтоб нам досадить. Ведь эта скотина смеётся надо мной! Ты подумай только…

ДУЛЬЦИН. (устало) Ну, хорошо. Я зайду к этим людям и поговорю… Но давить и угрожать я не могу.

МАДЛЕНА. Д а вон он. Топором машет. Я наняла его. Сколько можно терпеть этот дровяной развал!

ДУЛЬЦИН. (удивлённо и досадливо) Но я же говорил тебе, что буду помаленьку по утрам колоть. Мне хорошо это для утренней разминки!

МАДЛЕНА. Я оставлю тебе для разминки… Видишь, какой верзила! Я его спокойно видеть не могу. Он всё делает нам на зло! Свиней хочет разводить у нас под носом!

ДУЛЬЦИН. (повышает голос) Мадя, чужой мужчина на дворе, а ты так одета!

МАДЛЕНА. Я купалась.

ДУЛЬЦИН. (жёстко) Иди и переоденься. (устало) Прости. Эта привычка приказывать порой сказывается и в доме…

МАДЛЕНА. (плаксиво) Ты б послушал, как он со мной разговаривает!

ДУЛЬЦИН. Ну, это всё просто. Пусть идёт к себе домой. Откажи ему!

МАДЛЕНА. Не-ет… Я хочу у него кое-что выведать…Идёт в дом, а Дульцин к коловшему дрова Севостьяну. Репов двинулся за ним.

РЕПОВ, (с удивлением) Что это? Нужин, рабочий с нашего завода, колет у вас дрова! (Дульцину) Простите, я не могу не уважать этого человека… (идёт к Севостьяну с протянутой рукой) Здравствуйте, Севостьян Петрович…

СЕВА. Рад видеть вас, Степан Ильич.

Дульцин останавливается в недоумении.

ДУЛЬЦИН. Я не совсем понимаю… (про себя) Он ещё и сосед нам! (Севе) Здравствуйте…

Сева с усмешкой вытягивается, опустив топор к ноге.

СЕВА. Вальцовщик Нужин. (разводит руками) Как это не странно…

Дульцин усаживается на чурбак и рассматривает Нужина.
13

ДУЛЬЦИН. Рисковый ты парень, вальцовщик Нужин! И не выдержанный на язык… Ведь взбаламутить людей не трудно, только повод им дай поволноваться. Труднее понять!.. Тяжело было тогда всему заводу… Реконструкции конца краю нет, мы отчаянно искали заказчиков… Всем было тяжко!

СЕВА. (насупившись) Вы льстите мне, Борис Андреевич. Не мог я бригаду из двенадцати человек уговорить. Всё разных сортов люди!.. Когда я начал голодовать, вы говорили: Ну и пусть попостится. Одно дерево ещё не лес!.. Но тут и ребята расхрабрились, сонный профсоюз проснулся, телевизионщики нахлынули, депутаты…

ДУЛЬЦИН. Знаем мы тебя! И как ты ребят подбивал и как журналюг известил. Всё нам известно и, где надо, запротоколировано…

СЕВА. Ну и на здоровье. Только вы забыли, что мы полгода зарплаты не получали, а ваши оклады все мыслимые пределы зашкаливают! Меж вами и нами – пропасть с камнями…

ДУЛЬЦИН. Так ведь и спрос, Севостьян! Я вот за пять лет на третьей руководящей должности, а собственника завода видел один раз… Мы тоже люди подневольные! Я вот своего вновь построенного дома ещё толком не рассмотрел, жену молодую ещё не расчухал. С утра до ночи на заводе!.. А сколько ездить-летать приходится! У меня мать в Пензенской губернии, так я заскакиваю только чтоб в щёку чмокнуть… А ты говоришь!

РЕПОВ. (встревая) Но ведь, Борис Андреевич, тогда рабочим и в самом деле перестали платить! И вот Нужин, как рабочий, скажу прямо, показал всем возможность бороться за свои права…

ДУЛЬЦИН. Ну да, теперь он герой. Голодовку объявил!

РЕПОВ. Но ведь собственник уж крест на заводе поставил, уж оборудование вывозили! Нас с вами не спрашивали… И мы делали вид, что ничего страшного не происходит! Мне до сих пор стыдно перед рабочими…

СЕВА. А голодать нам с ребятами было не трудно, ничего тут геройского нет. Дома-то всё равно есть было нечего…

РЕПОВА. Когда Нужина поддержала вся бригада, подсуетился профсоюз, прибыли депутаты с удивлёнными лицами: Ах! Ах!.. Рабочие спасли свой завод!.. (подойдя к Дульцину) А вас понять, конечно, можно, когда рассвирепевший владелец попросил вас с должности директора…

ДУЛЬЦИН. (устало машет рукой) Да разве в этом дело, Степан Ильич. Вот вы говорите – нахлынули телевизионщики… А как наш вальцовщик Нужин изливался перед ними? Нараспашку, будто перед мамой родной!.. Тьфу! Смотреть было тошно…

СЕВА. Говорил то, что на сердце нагорело… А перед кем нам ещё изливаться? Ведь вы же нас не слышали!

ДУЛЬЦИН. А тебе невдомёк, что вся эта пишущая и снимающая братия так ославит завод, что мы потеряем последних заказчиков!

РЕПОВ. Ну это вы, Борис Андреевич, черезчур… Не такие уж глупые люди наши заказчики. Они хорошо знают нашу продукцию…

ДУЛЬЦИН. Все эти журналюги в людях только сомненья сеют… (холодно Репову) И нам, господин Репов, инженерам, надо их сторониться…

Сева молча таскает колотые дрова под навес.

РЕПОВ. (останавливая его) Вас, Севостьян Петрович, я краем уха слышал, рабочие надумали в предпрофкомы выдвинуть…

ДУЛЬЦИН. (усмехнувшись) Вот тогда-то он дров наломает! Совсем завод остановит… Вы вот сейчас не видите всей его вредности. А потом поверите!

Несколько отходит.

14

РЕПОВ. Вы, Севостьян Петрович, уже дали согласие?



СЕВА. (внимательно посмотрев на него) Я, Степан Ильич, как-то ещё того… Не думал ещё об этом. А потом… Ну, какой я к чёрту председатель? Посмотрите на меня!

РЕПОВ. Если не вы, то кто? (тихо) Администация своего посадит… Метят вас в председатели завкома, а осенью выборы в местную думу. За вас весь заводской район проголосует…

СЕВА. Я только жить начал, а тут такое на голову валится… А с другой стороны… Что обо мне ребята подумают, если я откажусь?!

ДУЛЬЦИН. (подходит вплотную к Севе) Слушай, вальцовщик Нужин. Ещё с полгода назад мы все, живущие в этом вот еврогородке, наметили тут разбить спортплощадку… Я хочу с соседями жить в мире. И с тобой тоже!.. Но, может, тебе лучше будет лучше, если мы выгодно для тебя выкупим эту землю, а ты облюбуешь себе в любом конце города крепкий дом с ухоженным участком. А? И будешь себе тихо поживать…

СЕВА. Эта земля не продаётся… Всё! Мне дрова колоть или идти вон?

ДУЛЬЦИН. Постой. Вот смотри сюда. Тут был пустырь, неказистое место, заросшее бурьяном. А теперь это облагороженный кусок земли. Любо посмотреть! (вздохнув) Хоть я до сих пор не могу понять, для чего жене понадобился третий этаж…

СЕВА. А тут вот моя жена жида до десяти лет, мать её родилась. Её родная бабушка до самой своей смрти на этой земле топорщилась… Сердцу дорого! Но и я по мере своих сил тоже обустрою эту землю. Не так шикарно, как у вас, но обустрою… Буду не только чаи на лужайке распивать, но использовать её во благо семьи. Земля будет кормить нашу семью, ведь завод нам платит нежирно…

ДУЛЬЦИН. По всему видно, что ты парень не только не сговорчивый, но и не уживчивый… И в историю завода ты войдёшь не под именем спасителя, а как смутьян и баламут!.. (Репову) Он вообразил себя борцом за правду, а на самом деле заводу палки в колёса вставляет…

Походит переодевшаяся Мадлена, она прекрасна в своём сиреневом платье. Муж открыто любуется ею. Она слышала последние слова мужа и обо всём догадалась. От ворот приближается Огородников.

МАДЛЕНА. Так этот тип и спровоцировал голодовку? Ничего себе! (мужу) Ты из-за этого троглодита

вылетел из кресла генерального директора и собираешься терпеть его рядом с собой? Этого ещё не хватало! Борисочка, если ты не в силах, я подключу Мызина… Уж он-то найдёт способ…

РЕПОВ. Всё было не совсем так, Мадлена Юрьевна… Собственник тогда упёрся и не платил рабочим, думая обанкротить завод. А ведь кушать надо каждый день! И Севостьян Петрович просто не смог молчать и сносить это…

МАДЛЕНА. Да он просто создан для того, чтоб вредить и досаждать людям! Я ему дала работу, пригласила дрова колоть, и он же надо мной надсмехается!

ДУЛЬЦИН. Не взрывайся, Мадя… Что поделаешь… Я хочу жить в мире с соседями…

МАДЛЕНА. Ну и соседушку нам бог послал! Да чтоб и не пахло здесь этим охломоном… Да я… удавлюсь! Да я… (в некотором смятении) Вон отец к нам не ко времени идёт… Здравствуй, пап…

ОГОРОДНИКОВ. Я не к вам, я к Севостьяну… Слышал, всё слышал! А пост главного инженера, Маша, тоже не маленький… А баламут тут кто? Не ты ли, Сева? Жму руку. Я из того же теста!

МАДЛЕНА. (стыдясь отца) Ты б помолчал, папка… Что ты можешь понимать…

ОГОРОДНИКОВ. Борис Андреевич, а знаешь, без дураков и баламутов жизнь бы прокисла… Заплесневела бы!

ДУЛЬЦИН. (отчуждённо) Будет теперь кривляться, старый визгун…
15

ОГОРОДНИКОВ. (из-за спины достаёт гитару) Смотри, Сева, я себе по случаю гитару на пенсию купил.

Старая, а звук ясный! (поёт):

Пока мы веселы, пока

Струится в жилах кровь,

Нам любы песни дурака,

Чем умников любовь!

Огородников и Сева смеются.

ДУЛЬЦИН. Юрий Гаврилович, а как наши лошадки себя чувствуют?

ОГОРОДНИКОВ. Какие лошадки? Ах, да. Борис Андреич, я родился в городе и не гожусь для присмотра таких благородных животных… Могу их испортить.

ДУЛЬЦИН. Воля ваша… Ведь вы знаете, это не от меня исходило.

ОГОРОДНИКОВ. Севостьян, мне недавно шепнули рабочие с завода, что тебя прочат в профсоюзные вожаки. Я так обрадовался! Подходящая фигура, другой такой не найдёшь… (подходит поближе к Севе) Только теперь ты должен ухо топориком держать… Там будут замешаны могучие господа. А им верить нельзя!

ДУЛЬЦИН. (мягко, как ребёнку, вынужденно улыбаясь) А вот властям и начальству, Юрий Гаврилович, надо верить и уважать их, иначе жизнь наша потеряет всякий стержень и всё покатится кувырком… Всё рассыплется. Хаос придёт на землю…

ОГОРОДНИКОВ. А как вот меня заставишь верить? Уж больно круто поворачиваю!.. Р-раз! И десятки миллионов людей ввергают в нищету, голод и безработицу. В смерть!.. Р-Раз! И эти сами ввергатели стоят с благостными лицами в храмах. За улучшение жизни народной молятся… Не верю!

МАДЛЕНА. (криво усмехаясь) Ну, раздухарился! Теперь его ничем не остановишь…

ДУЛЬЦИН. Скажу то, что касается завода. Рабочим надо не «горбатится», не «мантулить», как они говорят про свой труд, а честно и хорошо работать! Тогда и жить будут прилично…

ОГОРОДНИКОВ. Не надо мне шарики вкручивать! Это Севостьян не умеет хорошо работать? Да ему всякая работа всласть… Платить надо! Вы вон себе взвинтили оклады до поднебесья и втихомолку радуетесь… (грозит пальцем) А ведь это опасно…


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Все труды человека — для рта его, а душа его не насыщается. Екклесиаст, 6, 7
ещё >>