Конференция «Другая Россия» Первая сессия «От России чиновников к России граждан» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Три России и их общая судьба Определение 1 81.43kb.
Как мы кормим чиновников… 1 30.6kb.
Максимов А. А. Российская преступность. Кто есть кто? 31 4770.04kb.
Ассоциация юристов россии 1 54.12kb.
Сборник тематических тестов по истории России для учащихся 9-х классов... 13 2149.44kb.
Страховая компания Chartis приняла участие в IV ежегодной конференции... 1 22.22kb.
Конт телефон Конференция «Интеллектуальный потенциал ученых России»... 1 54.48kb.
Каширских Олег Публичная сфера и легитимность персоналистской системы... 1 301.94kb.
Люблю тебя, Россия 1 201.44kb.
Международная конференция по биоэнергетике биоэнергетика-2012 программа... 1 77.68kb.
Тема: образ города и тема чиновничества в комедии н. В. Гоголя 1 111.69kb.
Информационный обзор за период с 6 апреля по 12 апреля 2011 г. 1 120.43kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Конференция «Другая Россия» Первая сессия «От России чиновников к России граждан» - страница №1/4

Конференция «Другая Россия»
Первая сессия

«От России чиновников к России граждан»
Алексеева Л.М.: … рабочие и объявляю конференцию «Другая Россия» открытой. Вступительное слово скажет Сергей Адамович Ковалев.

Ковалев С.А.: Добрый день. Если оргкомитет решил назвать конференцию «Другая Россия», так значит, какая-то еще Россия, не схожая с этой другой, уже существует. И мы эту Россию очень хорошо знаем. Настолько хорошо, что в этой аудитории нет надобности во вводном выступлении сколько-нибудь подробно ее описывать, тем более, что сегодня и завтра здесь о ней, вероятно, будет сказано. Нас много. Потому буду совсем краток. Та Россия, в отличие от другой, ни в каких конференциях, спорах и обсуждениях не нуждается. Она единогласна. Если что и обсуждает, то, так сказать, по необходимости. И понарошку, в общем, по принятым в мире правилам приличия. А так что обсуждать? Тебе говорят, ты делаешь. Непрерывная властная вертикаль сверху донизу. Наскоро сляпала ту Россию за немногие годы дружная команда из КГБ. Занозой сидит в памяти и жутковатая шутка на этот счет нынешнего президента, о десанте во власть из ФСБ. Сейчас часто говорит о власти: команда троечников. Это не совсем точно. Врать и мошенничать они умеют на твердую четверку. А лучше и не нужно. Как говорится, лучшее – враг хорошего. Ведь и так любовь, не любовь, но поддержка и потоки льстивой хвалы от представителей масс обеспечены. Вранье – любимый, испытанный, важный инструмент как внутренней, так и внешней политики. Привести хоть приблизительный список самых ярких примеров запредельной лжи невозможно. Он неисчерпаем. Но если угодно, из рубрики «А вот на днях». Именно на днях на вопрос о том, почему Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье имеют право на самоопределение, а Чечня, выходит, нет, наш гарант на «Голубом глазу» сослался на твердую волю чеченцев навеки пребывать в составе России, выраженную в референдуме 23 марта 2003 года. Извините, президент что же, забыл, кто заказывал результаты референдума? А до того результаты переписи населения Чечни. Он забыл, какими методами были выполнены эти заказы? Он, бедняга, не знает, как отнеслись к этому референдуму отечественные, международные общественные организации, и самые авторитетные межгосударственные организации, в которые, кстати, входит и руководимая им страна. Он, выходит, ничего этого не знает. Но тогда почему он президент? Времена переменились. Грязная контора, убившая в свое время несколько миллионов наших соотечественников, та самая контора, откуда проник во власть упомянутый президентов десант, она уже не вооруженный отряд партии, как прежде, наоборот, теперь у них есть своя угодливая партия на побегушках. Ну, и служивая «правая», и служивая заслуженная Общественная палата, и разнообразные служивые советы при, и даже двухпалатный служивый парламент. В общем, укомплектованная команда вралей и имитаторов. И Конституция у них есть, вполне пристойная во многих разделах. Не стыдно показать хоть в Страсбурге, хоть в Люксембурге. Ни они ее писали, но они снабдили самым важным, самым прагматичным по жизни качеством, слизанным со сталинской Конституции. Подобно сталинской, наша теперь больше не предназначена для употребления, поэтому неважно, что там написано. Ну, подумаешь, какое-то там разделение властей, или, допустим, название страны - Российская Федерация. Ну, где же это видано, полноценному субъекту Федерации, государству, состоящему в равноправном союзе с другими государствами-членами Федерации главу назначают извне, из федерального центра. Мы опять привыкли не вспоминать о Конституции, как источнике права. В нашем сознании это опять инструмент жульнической дипломатии. Разумеется, Бродский прав, но ворюги мне милее, чем кровопийцы. В политике, однако же, мошенники слишком часто превращаются в кровопийц. Вот мы и имеем клокочущий Северный Кавказ, и всю кровь Чечни наш несмываемый грех, нашу постыдную плату за электоральный триумф Путина в 2000 году. Самым мощным психологическим фактором этого триумфа были возмущения и ужас от ночных взрывов жилых домов осенью 1999 года. Не могло не возникнуть страшное подозрение о какой-то причастности государственных спецслужб к этим взрывам. Власть обязана была опровергнуть это подозрение единственным убедительным способом: подробным и прозрачным расследованием страшной версии. Это не было сделано. Вместо того, подозрение обросло огромным комом намеков, нелепой и беспомощной лжи. Как жить в стране гражданину с таким подозрением? Вот такова в очень кратких словах та послушная Россия, которую власть с некоторым смущением предъявляет миру. Ну, а своих оппонентов, предварительно лишив их слова, представляет не вполне адекватными маргиналами, да еще и с некоторым криминальным душком. К чему же, по-моему, разумно стремиться этим маргиналам, впервые собравшимся вместе в столь широком и разнородном составе? Я надеюсь, что инициаторы конференции не рассчитывают учредить какую-либо новую общественно-политическую структуру. Принципиальные, даже просто значительные разногласия и противоречия внутри политической партии, политической коалиции или блока обстоятельства крайне опасное для этих политических организмов. Часто нетерпимое, подчас попросту быстро уничтожающее их. Ибо партии, коалиции, блоки, по определению, суть политической организации единомышленников. Но гражданское общество принципиально разнородно. Оно точно также при некоторых условиях погибает, только его убийца, напротив, единомыслие. Гражданское общество, вмещающее разнообразные, часто противоположные убеждения и интересы, становится неким единым целым только и исключительно благодаря упрямой воле поручать мирное разрешение этих противоречий единым, одинаковым для всех правилам игры. Иными словами, гражданское общество возникает только на основе примата права, демократической процедуры, независимого справедливого правосудия. Все ли участники нынешней конференции в самом деле последовательно придерживаются демократических убеждений? С моей точки зрения, это не так. Более того, многие представленные здесь концепции, говоря самым мягким способом, какой я могу изобрести, мне крайней несимпатичны. С другой стороны, мои очевидные оппоненты, скорее всего, я почти уверен в этом, обсуждают мое неприятие реаль-политик, мой нескрываемый идеализм. Возможно, в лучшем случае они находят его социально опасным мечтательством. Кто из нас, однако, взял бы смелость сказать другому: нет, тебе не место в гражданском обществе. У демократии есть важное свойство: вполне демократическими способами она должна быть способна уничтожить себя самое. Если его величество народ путем свободного волеизъявления пожелает делегировать властные прерогативы к очередным гарантам порядка и народного счастья, которое, как это им свойственно, предпочитают обходиться без утомительных дискуссий и нудных процедур, ну, что ж, имеет право. История знает всякие кульбиты, кончающиеся большой кровью. Да мы и сами теперь не то, чтобы на грани, а уже, пожалуй, и за гранью. Но мы и сами теперь не то, чтобы на грани, а уже, пожалуй, и за гранью некое трансформации, о которой речь была выше. Не будем лукавить, трансформации, между прочим, мощно поддержанной очень многими нашими соотечественниками. Другое дело, что современная представительная демократия имеет и совершенствует механизмы, тормозящие опрометчивые решения этого рода. Прежде всего, нарочито сильно затрудняющей кардинальные изменения в Конституции. И это очень важно. Но право народа свободно избрать любое государственное устройство – есть фундаментальная основа демократии. Кстати, недурно было бы нашему Конституционному суду расследовать вопрос о наглом самоуправстве нынешней власти в сфере конституционного права. Да и не для того этот горемычный суд создан. Что же могло бы столь разнообразных участников конференции, с моей точки зрения, с очевидностью объединить? Я полагаю, что два требования к будущему нашей страны, к будущему нашего государственного устройства. Одно: власть обслуживает общество, а не наоборот, потому власть должна быть подконтрольна источнику власти – народа и гражданскому обществу, его авангарду. И второе: смена власти должна происходить в результате открытой прозрачной, добросовестной, политической конкуренции, а не путем назначения последующей власти ее предшественником. Вот я думаю, что эти требования могут оказаться общими для всех столь разных участников конференции, какие собрались сегодня здесь. Спасибо за внимание.

Осовцов А.А.: Спасибо, Сергей Адамович. К сожалению, здесь собрались не все, кто планировал это сделать. Несколько десятков участников конференции «Другая Россия» сегодня в этом зале отсутствуют. На этапе подготовки член Оргкомитета Владимир Линдерман был, как вы, наверное, многие, по крайней мере, знаете, неожиданно депортирован в Латвию. И его запланированное выступление, тем не менее, однако, здесь сегодня состоится в виде записи. Но уже в последние дни десятки граждан России, направлявшихся на нашу конференцию, на социальный форум в Петербурге, многие собирались сначала приехать сюда, а потом отправиться туда, подверглись в лучшем случае давлению, вызовам в спецслужбы, угрозам, а в ряде случаев гораздо более жестокому воздействию. Например, у направлявшейся сюда Натальи Ремизовой с Дальнего Востока после неоднократных обысков и задержаний, она сначала ехала на поезде, в результате всего этого она решила Пересесть на самолет, и при посадке в самолет в Чите у нее после полутора суток, проведенных до этого в железнодорожном линейном отделе внутренних дел, у нее нашли тротиловую шашку. Да, разумеется, с точки зрения логического восприятия, это звучит смешно, я абсолютно согласен, но уже возбуждено уголовное дело по статье «Терроризм». Санкции по такого рода обвинениям многие из вас знают. У ее сына, студента одного из Петербургских вузов, так же несколько раз задерживавшегося по ходу пьесы, у него паспорт крали. В результате у него нашли два патрона в поезде. У участника нашей конференции господина Хренова Романа нашли 750 граммов наркотиков. Участник конференции Иван Тютрин из Томска, я знаю этого молодого человека, очень интеллигентного и спокойного, так вот за хулиганство, нецензурную брань и попытки оказать физическое воздействие на сотрудников внутренних дел, получил десять суток. То же самое еще несколько человек буквально вчера, если я ничего не путаю, двое в Ульяновске и шесть человек задержано в ФСБ в Самаре. Все, наверное, слышали про самый, наверное, дикий и вопиющий случай с депутатом Калининградской областной Думы господином Лопатой, который был избит неизвестными и, разумеется, не задержанными людьми. И в том числе ему в глаза плеснули зеленкой, у него химический ожог глаз. Я могу долго дальше перечислять фамилии. Все вы, когда шли и ехали сюда, видели, что происходящее вокруг здания этой гостиницы впору сравнивать с войсковой операцией. По самым таким скромным поверхностным подсчетам, здесь более тысячи вокруг сотрудников разных спецслужб, военнослужащих внутренних войск. И это только те, которые в форме. Десятки одних столь любимых мною собак. Можно утверждать, что было сделано очень много для того, чтобы это мероприятие не состоялось. Но столь же очевидно, что операция, как говорят, называется она «Заслон», «Заслон-2» уже, «Заслон-1» был раньше, мы просто не знали. Что операция «Заслон-2» не принесла ее организаторам того успеха, на который, они, видимо, рассчитывали. И поэтому мы сочувствуем всем нашим друзьям и единомышленникам, которые подверглись избиениям, арестам, задержаниям и беззаконным уголовным обвинениям. Но, тем не менее, однако, мы открываем как раз сейчас первую сессию нашей конференции «От России чиновников к России граждан». И первый на этой сессии выступает Людмила Михайловна Алексеева. Прошу Вас.

Алексеева Л.М.: Дорогие коллеги, дорогие гости. Мне выпала часть открыть первую сессию конференции «Другая Россия». Не та благостная, гламурная, которую нам ежедневно показывает телевидение по новостным программам, а Россия, постоянно унижаемая произволом бюрократии и борющаяся с этим унижением и с этим произволом. Наша политическая верхушка ведет стратегически продуманное и последовательно осуществляемое наступление на жизненные интересы граждан, на их права. И политические, и гражданские, и социальные, и экономические. Приходится признать, что за последние годы наше государство немало преуспело в этом отношении. В политической области нас лишили права выбирать глав регионов, практически ликвидировали возможность проводить референдуме по инициативе граждан, затруднили до невозможности победу на выборах оппозиционных партий, лишили граждан права независимого общественного контроля за выборами. Нас лишили права знать, что на самом деле происходит в нашей стране и в мире. Чиновники дозируют и препарируют любую информацию в угодном им направлении, лишая, таким образом, нас возможность принимать осмысленные решения в общественной и в частной жизни. Нас лишили свободы объединения политические партии и неполитические общественные организации, поставив множество искусственных бюрократических препон созданию этих объединений и их формированию. Ликвидировали этим наше конституционное право участвовать в управлении страной. Все решается за нас в тиши чиновничьих кабинетов. Без нас, и без нашего ведома. Конечно же, не в нашу пользу, а в пользу власть имущих. Почему им удалось сесть нам на голову? Потому что успешно отстаивать интересы и права граждан от покушения государственной власти способно лишь зрелое и сплоченное гражданское общество, а в России оно еще совсем юное. Оно начало формироваться лишь в годы перестройки, и бурно развивалось лишь в течение 90-х годов. Тогда после краха СССР российская политическая верхушка была полностью поглощена внутривидовой борьбой за власть и собственность. И мало обращала внимание на происходящее за пределами круга власть имущих. К 2000 году, когда ситуация несколько стабилизировалась, они были неприятно поражены, обнаружив, что в стране существует вполне сформировавшееся гражданское общество. То есть, структуры и отдельные личности, которые сами, без обращения к ним, решают многие проблемы. И свои, и своих сограждан. Требуют государства и его чиновников соблюдать Конституцию и законы, уважать права граждан и их достоинства, считаться с их интересами. Более того, позволяют себе публично обсуждать действия государственных мужей, вплоть до президента, если они действуют не по закону, а по своим понятиям. В те годы гражданское общество получило возможность развиваться благодаря наличию в стране независимых от государства средств массовой информации, в том числе, телевизионных каналов, которые имеют наибольшее влияние на массовую аудиторию. Благодаря наличию оппозиционных партий, представленных в Государственной Думе и в региональных законодательных собраниях, благодаря активности большого числа неполитических общественных организаций, самых разнообразных, представляющих разные группы граждан и отстаивающих их интересы, благодаря появлению в стране частного капитала, что давало возможность финансирования ими гражданских инициатив, независимо от государства. Осознав факт наличия в стране гражданского общества, бюрократия, и федеральная, и региональная, солидаризировалась в стремлении подавить, разрушить его. Политическая верхушка справедливо почуяла в укреплении гражданского общества опасность для своего безраздельного своекорыстного владычества. И началось наступление. Я бы даже сказала, война против гражданского общества. Как и следовало ожидать, она началась с подавления независимых средств массовой информации. Ведь без независимых средств массовой информации гражданское общество нормально функционировать не может. Так как именно через независимые СМИ осуществляются коммуникации между структурами гражданского общества. И именно через независимые СМИ гражданское общество подает сигналы властям о своих претензиях к ним, информирует их о возникающих в стране проблемах и предлагает пути их решения. Наступление на СМИ было проведено очень грамотно. Нас лишили независимых телевизионных каналов, вспомните о захвате НТВ и ТВЦ. Одновременно с огосударствлением телевидения, шло огосударствление радиовещания и подавление независимой прессы и общероссийской, и в регионах. Об этом сегодня вам подробнее расскажет Алексей Симонов. Подавление средств массовой информации сопровождалось наступлением на политические партии, был принят новый закон «О партиях». Теперь признаются партиями и могут участвовать в выборах только те объединения, которые имеют не менее пятидесяти тысяч членов, и не менее чем в пятидесяти регионах. Был введен запрет на объединение в блоки, введены жесткие ограничения на финансирование политических партий, при том, что проверить превышение норма финансирования «Единой России» ни у оппозиционных партий, ни у граждан возможности нет. Одновременно оппозиционные партии были почти полностью лишены доступа на телевидение, даже во время избирательных кампаний. Модный административный ресурс постоянно бесстыдно используется в пользу «Единой России», которую откровенно называют партией власти. Следующим объектом наступления стал отечественный бизнес, без какой-либо оглядки на закон. Эта битва тоже была осуществлена очень грамотно в политическом отношении. Во-первых, была развязана с помощью подконтрольных государству СМИ кампании возбуждения ненависти бедных против богатых. Это нетрудно сделать в стране, где беднота составляет очень большую часть населения. Во-вторых, безошибочно была избрана жертва для такой кампании. Глава ЮКОСа Михаил Ходорковский далеко опередил остальных крупных российских предпринимателей на пути к цивилизованному, прозрачному ведению бизнеса. Но самое главное, Ходорковский явно осознал необходимость заключения союза между бизнесом и гражданским обществом для совместного обретения самостоятельности и освобождения от бюрократического диктата. Он создал Фонд «Открытая Россия». Само название указывало на цели этого фонда – сделать Россию свободной страной, где правит закон, где властные структуры находятся под общественным контролем. Компьютеризация школ и библиотек в российской провинции, летние лагеря для продвинутой молодежи и другие молодежные проекты, Клуб региональной журналистики, Школа публичной политики, оппозиционные партии – вот куда шли деньги фонда «Открытая Россия». Жестоко расправившись с Ходорковским и сокрушив ЮКОС, российская бюрократия не только обогатилась за их счет, этой цели послужил бы разгром любой крупной компании. Устроив показательную расправу именно с ЮКОСом, государство показало остальным предпринимателям, что не потерпит их вложений в гражданское общество, запугало их предельно, надолго отодвинуло возможность союза между бизнесом и обществом. И, следовательно, укрепило свое превосходство и над тем, и над другим. Теперь бизнес покорно отстегивает деньги на любые задумки президентской администрации и правительства, а в регионах – на любые капризы губернаторов, но ни в коем случае ни на поддержку гражданского общества. Тем самым, усугубляя собственную унизительную зависимость от чиновничьего произвола. Самой трудной задачей для бюрократии оказалось подчинение неполитических общественных организаций. Последние шаги в этом направлении, создание Общественной палаты и новый закон «Об НКО», который не оставляет сомнений. Его целью является удушение НКО, их ликвидация. Этот закон проанализирует сегодня известный юрист Вилли Алексеевич Кикоть. Я об этом законе скажу только одно: его невозможно сделать приемлемым для нормального функционирования НКО никакими поправками. Его нужно отменить, потому что он порочен по своей сути. В современных демократических государствах общество контролирует бюрократические структуры, чтобы предотвратить коррупцию и самоуправство. Согласно этому закону, бюрократические структуры намерены дотошно контролировать общественные организации, которые граждане создали по собственной инициативе для своих нужд, в том числе и для защиты своих прав и интересов от посягательств бюрократического клана. Этот закон ставит любую НКО в полную зависимость от чиновничьего произвола, требует от них громоздкой отчетности о каждом их шаге под угрозой лишения регистрации. Такое насилие над обществом существует в современном мире только в Белоруссии. Принятие этого закона очень явственный показатель того, что Россия не является ни демократическим, ни правовым государством, а является государством бюрократическим и авторитарным. Еще одно доказательство этого печального тезиса – появление у нас в стране в XXI веке политических заключенных. Вернее, жертв политических репрессий. Этого позора не было у нас с советского времени. Тогда в Уголовном кодексе были статьи, позволявшие осуждать граждан за убеждения. В законах Российской Федерации таких статей нет. Но, тем не менее, имеются заключенные и осужденные не за свои деяния, а в силу политических надобностей наших властей. Это российские ученые, обвиненные в измене, в раскрытии государственной тайны, хотя они в этом не виновны, но, таким образом, Федеральная служба безопасности стремится доказать свою бдительность. Это верующие мусульмане, без основания обвиненные в принадлежности к террористическим организациям. Это Михаил Ходорковский и другие фигуранты по делу ЮКОСа, явно инспирированного в политических целях. Это лимоновцы, осужденные за протесты против государственного произвола. О жертвах политических репрессий вам доложит сегодня Лев Пономарев. Я же хочу завершить свое довольно мрачное выступление на оптимистической ноте. Я не верю, что российской бюрократии удастся уничтожить гражданское общество в нашей стране. Почему я в это не верю? Мне говорит об этом мой личный опыт. Я имею честь быть председателем правозащитной организации Московской Хельсинкской группы. МХГ была создана в 1976 году, это было другое государство, другая эпоха. Тогда расплатой за участие в такой организации почти неминуемо были тюрьмы, лагеря, психбольницы. Но МХГ отметила в этом году свое тридцатилетие. Она пережила эту эпоху и это государство. И в России мы не одиноки, сейчас правозащитные организации действуют во всех российских регионах. А еще есть экологические, молодежные, женские, просветительные, социальные и всякие другие организации. Это «Другая Россия». Сегодня она представлена не только, не политическими общественными организациями и движениями, но и оппозиционными политическими партиями, «левыми» и «правыми». И независимыми профсоюзами, и независимыми средствами массовой информации. Вопреки усилиям власти все это уничтожить. Мы собрались на конференцию «Другая Россия» для того, чтобы показать масштабы гражданского противостояния наступлению бюрократии на наши конституционные права и свободы. И активизировать наш потенциал. Это не объявление войны общества против власти, это призыв к миру между ними. Но на почетных для гражданского общества условиях. На условиях равноправного партнерства, равноправного сотрудничества государства и общества. Именно к этому мы стремимся, потому что в XXI веке только такое сотрудничество является обязательным условием и экономического процветания, и политической стабильности для любой страны, в том числе для нашей России. Спасибо.

Осовцов А.А.: Слово передается Льву Пономареву. Подготовиться Алексею Симонову.

Пономарев Л.: Дорогие друзья, всем вам хорошо известно, какое давление власть оказывала на сидящих в зале или тех потенциальных участников, которые собирались сюда прийти, но не пришли, для того, чтобы сорвать эту конференцию. Я должен сказать, что огромное тоже давление оказывается на Второй российский социальный форум, на участников Второго российского социального форума, который будет проходить одновременно с саммитом «восьмерки» в Санкт-Петербурге 14-15 июля. И я должен сказать, что мы именно власть должны благодарить за то, что мы вот здесь вместе столь разные, и «левые», и «правые». Это власть нас собирает вместе в этом зале, это власть нас собирает в Санкт-Петербурге. Давайте поблагодарим ее. Мой доклад называются «Репрессии современной России. Политзаключенные, новый ГУЛАГ». Я должен сказать, что он достаточно объемный, хотя я его делал кратко. Очевидно, за десять минут я не могу уйти в детали вот этого интересного процесса, который идет в России. Но, конечно, я постараюсь обратить внимание на основные реперные точки. Но, тем более, Людмила Михайловна уже многое сказала из того, что я хотел сказать, так же, как и Сергей Адамович. Начать надо все-таки с того, что, может быть, весь мир сейчас погрузился в тотальную войну с террором. Вообще мир живет под знаком войны с террором. И это, конечно, отразилось на многих демократических институтах и вообще на состоянии демократии во всем мире. Но если те атаки на демократические институты, которые происходят в традиционно-демократических странах, в Соединенных Штатах, в Великобритании и так далее, уже получили отпор со стороны гражданского общества. И мы абсолютно не сомневаемся, что те случаи, которые уже зафиксированы журналистом, секретные тюрьмы и так далее, которые, может быть, есть, а, может быть, нет. Они будут доведены, все эти расследования будут доведены до конца. И соответствующие люди будут наказаны. Например, что уже те, кто пытали в тюрьме Абугрей, уже наказаны, и уже президент Соединенных Штатов извинился за это мероприятие, за то, что там происходило. То вот это вот состояние тотальной войны с терроризмом наиболее трагически, я бы сказал, драматически отразилось, конечно, на постсоветском пространстве. И, конечно, прежде всего, на России, которая сейчас является основной темой моего выступления. Но, тем не менее, я хотел бы сказать, что это происходит не только в России. И в Казахстане убит политик Алтынбек Сансенбаев, сегодня будет происходить пресс-конференция на эту тему. Я должен сказать, политическое убийство, в котором напрямую участвуют и подготавливают сотрудники КНБ, то есть, ФСБ. Вот такого еще, причем, это уже разоблачено и известно. Такого еще на территории не происходило. То есть, уже за решеткой в Казахстане сидят сотрудники КНБ и дают показание, как они похищали Сансенбаева. Это уже происходит на территории бывшего СССР. И мы понимаем, какими близкими друзьями являются Владимир Владимирович Путин и Назарбаев. И довольно трудно понять, кто у кого учится. В свое время, когда был процесс Жакиянова, и мы с Сергеем Адамовичем защищали Жакиянова, это политик известный в Казахстане, мы думали, что Россия в смысле демократических преобразований идет впереди Казахстана. Сейчас я хочу сказать, что Россия, молодой и энергичный политик Путин обогнал Назарбаева в своей авторитарной политике и в своей репрессивной массовой политике. Поэтому, видимо, Назарбаев уже учится у Владимира Владимировича Путина. Теперь что происходит в России, тезисно? Прежде всего, в России создана атмосфера идеологического обоснования репрессий. Создано прямо или косвенно контролируемые государственные средства массовой информации, через них идет настойчивое внедрение картины мира, в соответствии с которой Россия является жертвой заговора враждебных сил. Это внешних, прежде всего, США, и внутренних – олигархи, исламские диссиденты, правозащитники, демократы. «Левые» активисты, АКМ и так далее. Воссоздан культ полицейского государства, сильной, неразборчивый в средствах власти, которое только и может спасти государство от коварных богачей, преступников, преимущественно инородцев, исламских радикалов, ваххабитов и хаос анархии. Не случайно главный идеолог власти Сурков прямо говорит, что какие-то такие люди являются врагами России. Термин «враги России» уже внедрен в создание, внедряется пропагандой в сознание народа. Таким образом, все диссиденты являются врагами России. Все более эластичное антиэкстремистское законодательство приблизилось к тому пониманию подрывной (антисоветской) деятельности, которое было в сталинском законодательстве. Например, «публичное выступление, допускающее или вызывающее экстремизм», это цитата из закона, «или акции гражданского неповиновения», все это является основанием для того, чтобы человека назвать экстремистом и подвергнуть уголовному преследованию, в соответствии с новым законодательством об экстремизме. Даже страх узких рамок предыдущего законодательства оказался достаточным для осуждения правозащитников Юрия Самодурова и Дмитриевского, они уже осуждены. Эти два правозащитника осуждены за разжигание национальной и социальной розни. Вдумайтесь в это. Правозащитники, которые хорошо известны правозащитной среде и всему миру, осуждены уже по закону, объявлены экстремистами. Это полное переворачивание картины мира. В результате судебно-правовой реформы и усилий Генеральной прокуратуры, отлажена система гарантированного внесения обвинительных приговоров, принятия судебных решений в пользу власти и давления на адвокатов, получившее презрительное наименование «Басманного правосудия». В России приняты, но незаконно засекречены, я хочу обратить ваше внимание на это, нормативные акты, санкционирующие коллективные наказания населенных пунктов. То есть, примеры мы такие уже знаем. Город Благовещенск в Башкирии, был избит ОМОНом, когда мы интересовались у милиции, что там происходило, нам сказали: да что вы, друзья, беспокоитесь, там проходило профилактическое мероприятие. Вот эта самая милиция называла это так. И вот это профилактическое мероприятие свелось к тому, что пять дней небольшой город, где жило триста тысяч населения, избивался ОМОНом, причем, буквально. То есть, он был оккупирован ОМОНом, и люди, которые выходили в магазин, это я знаю от свидетелей, они выглядывали из дверей, смотрели, нет ли омоновцев рядом, и шмыг, шмыг в магазин за продуктами. Вот это происходило сейчас в России. Пять дней. Там избито было более тысячи человек. С большим трудом благодаря помощи Эллы Александровны Панфиловой, я должен прямо сказать, она много помогает правозащитникам, несмотря на то, что работает в администрации президента, нам удалось возбудить уголовное дело через Генеральную прокуратуру. Потому что местная прокуратура все замыливала. И Генеральная прокуратура установила, что в результате этих избиений около трехсот человек пострадало. Триста человек подали заявление, они признаны потерпевшими здесь. Но это наше главное достижение. На самом деле сейчас дальше идет наш проигрыш, потому что судебный процесс затягивается и, скорее всего, толком никто не будет осужден. Но город Благовещенск уже вошел в историю России, как первый город, зачищенный не на территории Чечни. Про Чечню, я надеюсь, здесь будут говорить более подробно. Но вот абсолютно мирный город был зачищен ОМОНом. И ОМОН готов к этому. Так вот когда мы выясняли, почему это произошло в прокуратурах, прокуратура вытащила из сейфов милиции приказ №870 МВД России и наставление некое, которое сопровождало этот приказ. Так вот в соответствии с этим приказом, подчеркиваю, разрешено было делать все, что делал благовещенский ОМОН. То есть, они делали в соответствии с российским засекреченным законодательством. Потому что этот приказ такой ДСП, то есть, понимаете, советские люди понимают, что такое ДСП, Для служебного пользования. Он был засекречен. Там было прямо написано, что можно создавать фильтрационные лагеря, которые не содержатся в нашем законодательстве. И избивать людей. Более того, там такой термин появился, «уничтожить преступников». То есть, понимаете, что это такое уничтожить преступников? То есть, тех людей, которые не подчинились действиям милиции, было сказано, что уничтожить преступников. Вот я сейчас окунулся уже в детали, мне надо заканчивать, но детали, по-моему, достаточно красноречивы. Я хотел бы остановить ваше внимание на некоторых выводах, которые хотелось бы сделать и на чем хотелось бы консолидировать гражданское общество. Репрессии становятся повсеместной практикой. Пытки, в самом широком понимании, становятся привычным инструментом правоохранительных органов. Вот я что еще раз хочу, еще раз хотел обратить внимание, что сейчас фактически создан ГУЛАГ, воссоздан советский ГУЛАГ. Вот термин «ГУЛАГ», с которым вошел Советский Союз и который когда говорят слово «Советский Союз», то вспоминают ГУЛАГ. Так вот сейчас то, что происходит в тюрьмах Российской Федерации, это ГУЛАГ если не говорить тридцатых годов, потому что там миллионы людей погибали, то можно твердо сказать, что это ГУЛАГ, который хуже ГУЛАГа брежневских времен. И мы должны помнить об этом, и защищать людей, которые находятся в тюрьмах. На этом я хочу закончить. И вот хочу показать картинку. Когда мы составляли список о репрессиях против участников Второго социального форума, у меня секретарь случайно напечатал на бумаге, которая носила российский флаг, цвета российского флага. Вот это символ современной России. Здесь написано: репрессии против участников Второго социального форума на фоне российского флага. Вот я думаю, что это символ современной России. Спасибо.

следующая страница >>



Наша надежда на бессмертие не порождена ни одной из существующих религий; наоборот, почти все религии порождены этой надеждой. Роберт Ингерсолл
ещё >>