Кофе с молоком - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Не замочив рукава Вы плывете на лодке по озеру и хотите узнать его... 1 32.93kb.
Новое время (XVI в. — начало XX в.) 1 82.71kb.
Горячие напитки 1/50 Кофе Эспрессо 70. 00 1/100 Двойной Эспрессо... 1 171.33kb.
Я приглашаю Тебя на чашечку кофе Назначаю свиданье Ну, будь же смелей! 1 60.01kb.
Rombouts Зерновой кофе Ассортимент и качество Rombouts предлагает... 1 117.13kb.
В отличии от производства, экономика предполагает 1 43.64kb.
Кофе и кофейные напитки 1 121.31kb.
1. Дон Педро любил по утрам выпить чашку крепкого кофе, богатого... 1 24.63kb.
Состав делегации предпринимателей республики куба москва, 17-21 сентября... 1 162.11kb.
Зеленый кофе для похудения отзывы! 1 226.71kb.
Я приглашаю Тебя на чашечку кофе Назначаю свиданье Ну, будь же смелей! 1 97.67kb.
Правила соревнований по «real jiu jitsu» Площадка для боев 1 79.71kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Кофе с молоком - страница №1/1

Кофе с молоком.
Джун сидела у окна. Танцевали огни городских фонарей, медленно двигались тени, сливались в единое существо и распадались на тысячи темных лепестков. Аромат петуний с открытого балкона сливался с запахом кофе.

День рождение прошло отлично, гости даже потрудились все за собой убрать. Второй раз Джун тринадцать лет. Отец совсем сошел с ума от заботы о дочери. Сегодня не получалось его ненавидеть. Друзья ее любили и ценили. Но сейчас все почти безразличны.

Ни радости. Ни тоски. Все нормально. Она есть. Здесь. Сейчас.

Так хотелось рассказать всему миру.
Домой удалось выбраться только под утро. Cначала двойное день рождение Джун, потом тоскливые часы на работе. Зевая и массируя виски, Люси без особой надежды пыталась открыть замок с помощью ключа. Это чудо техники вытягивало из девушки все нервы уже на протяжении двух лет.

- Будь проклят тот день, когда ты у меня появился! – хрустнув костяшками пальцев, сказала замку Люси. Прощальный подарок Мэта, ласковое издевательство, но избавляться от него девушка категорически не хотела. Есть какая-то прелесть в таких ежедневных ритуалах - приходить с работы и безуспешно пытаться открыть дверь с помощью стандартного ключа. Картинно оглянувшись – а вдруг кто узнает секрет ее замка – Люси из-за всех сил ударила боковой стороной ладони по тайному месту этого массивного черного механизма, прилипшего к центру двери. С легким звоном паутинка, опутывающая ее, растаяла, позволяя Люси войти в свою квартиру.

- Интересный способ…

Ноги на мгновение стали ватными, и громко заколотилось сердце. Девушка настороженно посмотрела в темноту коридора, где вырисовывался мужской силуэт.

- Кто вы?

- Кей.


Мужчина сделал шаг вперед, слабо жужжащий, светящийся шарик подплыл к нему. Кей был молодым и красивым, сероглазым и черноволосым. Почти идеальным, будто с обложки журнала. Смутно знакомый, но девушка была уверена, что никогда с ним не встречалась.

- Не могу сказать, что мне приятно… не люблю такие способы знакомства. Я всю ночь работала. Устала.

Всю ночь Люси лежала на диване, и это сложно было назвать тяжелой работой.

- Извините, - парень улыбнулся и дернул себя за мочку уха. Люси показалось странным отсутствие серьги-коммуникатора. Сам незнакомец выглядел прилично: в костюме без галстука и небрежно расстегнутой рубашке, волосы аккуратно уложены, выбрит чисто.

Минуты последующего напряженного молчания девушка не выдержала и рывком прошмыгнула в квартиру. Заперев дверь, она немного постояла, теребя серебряный лист каштана на ухе, потом выглянула в глазок. За дверью никого не было. Тут Люси вспомнила, где уже видела этого парня. Не удивительно, что он казался знакомым, но не воспринимался, как живой человек.

Когда на следующий день Люси пришла на работу, то первым делом спросила у Пэна:

- Ты говорил, что взбесившиеся тени - это нормально. А реальный человек, выбравшийся из фантазий одной нашей клиентки?

Старик оторвался от наблюдения за сюрреалистическим миром фантазий лохматого парня с прыщавыми щеками.

- И к чему тебе это? - Пэн нахмурился, и складки на его смуглом сморщенном лбу напомнили Люси о циновке в доме родителей. На ней вечно валялся кот, там же он и умер, подавившись костью

- А что там с твоими тенями? – Мэт заинтересовался другим вопросом. Второй коллега Люси был тридцатилетним шатеном с вечной ухмылкой и страстным взглядом.

Он развалился на диванчике, закинув ноги на стол с отчетами.

- У меня одна тень, слава Богу, - Люси присела рядом с парнем. – Она просто слишком много дергается, убегает и трансформируется. Не очень-то приятное чувство. Дедуля, кстати, - Люси перевела взгляд на Пэна, вновь приникшего к экрану, - говорил, что у тебя тоже так было…

Люси не нравились клиенты, приходившие на сеанс, чтобы «поймать музу». Как бы, художники, писатели, актеры и прочий талантливый народ не старался, создавать миры полностью посвященные творчеству, не получалось - то и дело мелькали фантазии самих творцов о славе и богатстве. Даже наоборот, в фантазиях о славе и богатстве появлялись временами кусочки банального или неповторимого потока вдохновения.

А Пэн, заслуженный ветеран их нелегкого труда координаторов, напротив, находил эту часть посетителей самой интересной. Мэт, как обычно, придерживался нейтралитета.

- Вроде того… это два года назад было, я и не рассказывал. Хотя мне казалось, что тебе должно понравиться - необычно. Плюс реакция окружающих, если не на неправильную тень, так на твое поведение, когда ты пытаешься ее засечь.

- Ха-ха. За пять лет совместной работы, ты так и не выучил моих вкусов, - обиделась Люси тому, как точно Мэт описал ее мысли.

Девушка тоскливо уставилась на экран. Какие-то туманные цветочки, скрученные в спирали дороги, безумные пейзажи, плавящиеся и вновь воссоздающиеся из зеркальных осколков.

Картина из знакомых фрагментов, завораживающе, но скучно. Судя по детализации, цветам и ракурсам, клиент – художник. Его фигура, повзрослевшая и похорошевшая, в окружении восторженных отзывов, появлялась на удивление редко.

- Спорим, в конце от его цветочков ничего не останется, - прокомментировал Мэт происходящее на экране. Люси раздражало, что Пэн так не любил новую технику и никогда не включал голограмму. В трехмерном виде все выглядело куда более интересно.

- Он, запрокинув голову, стоял на вершине холма. Ветер развевал золотистые волосы, и на его красивом лице … - пафосно начала Люси.

- Он талантлив! – бросился на защиту художника старик. Как обычно он сидел в древнем инвалидном кресле, несмотря на завидное для такого возраста здоровье, и от резкого движения ржавые колеса противно заскрипели.

- А я что, утверждала обратное? - деланно возмутилась девушка.

- Догадываюсь, как бы закончилась твоя речь, - пробурчал старик.

- Чем-то вроде: на его красивом лице застыло выражение самодовольства, и от жажды славы дергался левый глаз, а со рта капала слюна… Люси, что с тобой? Месячные? – Мэт ласково потрепал девушку за подбородок.

- Депрессия, - огрызнулась Люси, сильно шлепнула по руке Мэта и со всех сил дернула себя за серьгу. Было больно. Девушка начала рассказывать: - Я видела одного парня, Кея. И он точь-в-точь, как тот, из фантазий Алисии. Помните, толстая такая баба, каждый месяц к нам захаживает.

Люси вдруг засомневалась, она видела Кея на экране координаторской, но точно ли в мечтаниях госпожи Алисии?

- Ромашковые поля и званые ужины на виллах у моря? – цветочки и вправду исчезли, сменившись, прогулкой по собственной выставке, и Пэн полностью перевел внимание на Люси.

- Да, она пришла вчера сразу после твоего ухода. Это нормально? И тени, и этот Кей?

- Тени – да, а Кей - нет. Ты опять вышла во время сеанса?

- Я так сто раз делала, - встревожилась Люси.

- Угу, а я сто раз говорил тебе так не делать. Допрыгалась, дорогуша.

- Да ладно… Что-то раньше никаких таких глюков не было!

- И тени у тебя раньше не своевольничали. Это вполне может быть связано.

- И что теперь?

- Конец света. Можешь считать, что впустила в наш мир чудовище.

- Ага, возможно все, но не настолько. А тени у нас в таком случае….

- Предзна-а-аменова-а-ание-е-е! – страшным голосом взвыл Мэт и получил за это уничтожающий взгляд.

- В принципе, он прав. Эй, спокойно, молодежь. С концом света я пошутил! – Пэн рассмеялся, глядя на вытянувшиеся лица коллег.

- Просто найди Кея. Можешь связаться с этой Алисией. Последствия твоей ошибки тебя в первую очередь и коснуться.

- Ты же сам не знаешь, чем пугаешь, – скептически заметил Мэт.

- Меня, в свое время, пугали тем же, - не стал отпираться старик. – Когда не было возможности наблюдать все мечты клиентов на экране, и мы сидели в координаторской, сходя с ума от скуки. Это были просто старые сказки.

- Про замки и двери? – серьезно спросил Мэт.

- Да. Люси, не тяни время. Ищи его, где хочешь. Должны же быть какие-то последствия того, что ты восемь часов ничего не делаешь, а потом получаешь зарплату в три раза выше средней.
Мэт вызвался помочь. Они съездили домой к Люси, но никаких следов присутствия таинственного Кея не нашли. Девушка, по своему обыкновению, захватила колбасы и хлеба, и молодые люди отправились предаваться размышлениям в скверик у «Фэнтезхауса».

Подкармливая голубей крошками и двух бродячих псов колбасой, Люси поболтала с мамой и пожелала удачи племяннице Кэти на экзамене. Закончив с разговорами, она вытерла салфеткой руки, облизанные собаками, и подумала, что пора начинать нервничать. Кей был загадкой, долгожданным интересом, но мог оказаться и опасностью.

Здание «Фэнтезхауса» в форме не совсем очаровательного розового кирпичика с желтыми окнами должно было отображать веселье и радость, что дарят сеансы. Выходило не очень. «Фентезхаус» действительно был любимой темой старых сказок. Дом Мечты, Терем Счастья, Врата Грез, Воображариум… много названий для места, где истончилась граница между реальностью и вымыслом, места, где с давних пор люди открывали двери в Страну Фантазий. Теперь это собственность корпорации «Фэнтезхаус». Люди платили ни ответом на загадки, ни геройскими подвигами, а приличными суммами. А Пэн, Мэт и Люси работали координаторами, Координаторы - это такие люди, которые сидят в координаторской и ничего не делают. Официально они должны были следить за тем, чтобы сеанс проходил правильно и консультировать клиентов. Но за всю историю не произошло ни единого сбоя, а клиенты предпочитали разбираться во всем сами. А то, что грезы посетителей просматривались и комментировались, было маленькой тайной.

Такая работа казалась подозрительной, но даже в Сети, не мелькало никаких достоверных слухов о значении сыра в мышеловке. Да и не было у Люси особого выбора. Провалив вступительный экзамен в университет, девушка с горя решила потратить деньги, накопленные на учебу, на сеанс в «Фэнтезхаусе» и чуть не умерла. Доктор написал непонятный диагноз и справку, допускающую к работе координатора. Ошарашенная происшедшим, Люси через два дня официально устроилась в жизни. Стабильная зарплата, гибкий рабочий график и никакой возможности карьерного роста.

Смеркалось и бледно-красное солнце напоминало кружок конфетти из дешевой бумаги на сером фоне неба. От сладкого запаха красной петуньи Люси хотелось спать. С тех пор, как устроилась на работу в «Фэнтезхаус», она не решала проблем. А вот у Мэта жизнь была более бурная: десятки увлечений, сотни знакомых, подружки и веселые компании.

Щекотно завибрировала серьга-коммуникатор. Люси встряхнула головой, сбрасывая сон и подтверждая соединение:

- Люси, ты скоро соизволишь явиться?! - не приветствуя, стала возмущаться Джун. – Твой новый дружок начинает мне надоедать. А у меня, знаешь, и так проблем в последнее время по горло…

- Стоп, стоп, стоп! – Неужели ей так повезло? – Какой такой дружок?

- О, черт! Только не говори, что меня обдурили, и я впустила в свою квартиру вора и маньяка? – даже телепатически было слышно, как простонала Джун.

- Выбрала бы уже что-то одно… Скорее всего это и правда мой знакомый. Он красивый, волосы еще уложены как у Джона Беллана?

- Ага, этому Кею даже больше идет. Только теперь я немного испугалась, дуй сюда скорей.

Люси уже вскочила со скамейки и потащила за собой Мэта на остановку.

- Уже еду, ты его только некуда не выпускай. Пока! Ах, да, со мной Мэт. Все пока, - Люси поспешно отключила связь.

- И кто это был? Неужели твой Кей объявился.

- Мой Кей мне изменил и обосновался у Джун.

- Еще бы, квартирка у нее получше.

С этим сложно было поспорить. После школы Люси практически не завела новых знакомых. Мэта всегда поражал ее талант довольствоваться малым. Джун была единственной подругой Люси. Красивая, уверенная в себе, дочь богатого отца. Только по жизни Джун не везло.

Пока Мэт и Люси ждали транспорта, стемнело, и зажглись большие желтые фонари. Мерцающие шары медленно проплывали над улицами, создавая зловещие тени. Дрожащие, неестественно темные, с острыми углами. Тени неподвижных зданий были куда более живы, чем их обладатели. Разнообразие кубических форм жилых домов, и твердо стоявших на земле, и неподвижно висевших в воздухе, казалось туманным. Даже мерзкие белые петуньи на каждом балконе не так раздражали. Вяло шелестели каштаны. В детстве Люси очень боялась каштанов в сумерках с их лапами-листьями, теперь от страха осталась смутная подсознательная тревога.

Девушка растерянно коснулась своей сережки.

- Цветут… - растеряно произнес Мэт.

- Кто?

- Каштаны цветут! Сейчас же осень.



- Ну да... – Люси прищурилась и разглядела на ближайшем дереве бело-розовыее цветы. Странно.

Наконец подъехал автобус.


Кей не дал никаких ответов. Он расспрашивал о пустяках, в духе родителей и заветной мечты, приятно улыбался, раздражающе барабанил пальцами по столу и уклонялся от разговора о «Фэнтезхаусе» и своем происхождении.

Он игнорировал прямые вопросы.

Мэт и Люси не знали, что делать. Можно было впасть в истерику и наорать на красавчика, но девушка была спокойна и в глубине души немного довольна.

Джун, обидевшись на то, что ее нагло изгнали из собственной гостиной, выглядывала время от времени из кухни и едко комментировала глупую таинственность друзей.

Долго Люси этого не выдержала и отправилась советоваться с подругой.

Темнокожая Джун обладала идеальными чертами лица, белоснежным облаком волос и напоминала яркую черно-белую куколку. Только сегодня она сменила любимые платья, цвета свежевзбитых сливок, на синий свитер и потертые джинсы.

- Ты знаешь какие-нибудь способы пыток? - Люси села и устало облокотилась на стол.

- Я дочь своего отца, это, само по себе, такая пытка, - Джун устроилась напротив и взлохматила свои и без того пушистые волосы.

- Снова какие-то проблемы?- по правде говоря, Люси больше волновали собственные неприятности. Но выслушивание жалоб Джун на своего отца стало уже привычкой.

- Он опять управляет моей жизнью. Я умерла, он воскресил меня и теперь считает, что я вся с потрохами его собственность, материал для выполнения его желаний, - Люси понимающе молчала. - Я ведь не просила оживлять меня. Мне иногда кажется, что было бы намного лучше, если бы я умерла в тринадцатилетнем возрасте… - Джун ожидающе посмотрела на Люси.

- У тебя чай есть или опять только кофе?

- Спасибо! Ладно, ладно, все я понимаю. Своя боль ближе.

Люси была стройной кареглазой шатенкой с короткой стрижкой и длинными ножками. Она вечно тонула в бесформенных туниках и слишком ярко красилась. Джун знала, что была для нее единственной подругой, той, с кем можно поговорить по душам. Это льстило самолюбию темнокожей красавицы. Для нее Люси, хоть и была одной из многих, но самой лучшей. Они никогда друг друга не утешали. Вот только сегодняшний диалог прошел не так. Немножечко лживо. Люси не заметила, а Джун смутно догадывалась о причине.

Джун сейчас действительно больше всего на свете ненавидела своего отца. И не прожила бы без него и часа.


Мэту Кей не нравился. Слишком нарисованный, с загадочными улыбками, глупыми тайнами, и такой скучный. А для Мэта важнейшим в человеке являлась степень его интересности. Он и с Люси тогда сблизился из-за этого увлечения.

- Насколько ты материален? – наугад спросил Мэт.

- Ты же можешь меня потрогать, - Кей насмешливо фыркнул и передернулся. Казалось, лицо и тело у мужчины жили отдельно.

- Что с того? Это я тоже могу потрогать, - Мэт сотворил иллюзию бокала с коньяком, взял в руку и провел перед Кеем. Он с любопытством вдохнул запах мяты. В обонятельных иллюзиях Мэт не был силен.

- Действительно, то, что ты меня потрогаешь, не доказывает моего существования, – покивал Кей с важным видом. – Ты для меня тоже подозрителен. По правде говоря, весь этот мир - мой большой глюк. Я псих, наркоман, врожденный неудачник. И валяюсь сейчас под забором в глухой деревушке самой скучной вселенной, а мой больной мозг дает картинку этого милого мира с такими милыми ребятами, как вы. Даже эта Джун, ненастоящая, как с мультика.

- Джун у нас Кофе Со Сливками. Она выдумала себе яркую внешность, эксцентричный характер, ненавистного папочку. Она хорошо вписывается в картинку, выдуманного тобой мира. Забавно, - Мэт добавил в голос горечи. - А я ведь тебе и поверить могу. Потому что жизнь у меня действительно нарисована, написана, придумана кем-то заранее. Будто я сам часть чьей-то фантазии.

- А это имеет какое-то значение?

- Да, нет… Нет разницы в каком качестве, но я существую. И мне, черт побери, это очень нравится. Жить! – Мэт вскочил, воспаленно блеснул глазами. – Вдыхать, любить! Мой разум, пусть только запрограммированный тобой образ смазливого ловеласа, работника «Фэнтезхауса» с двумя никому не нужными высшими образованиями, но для меня… Я вижу этот мир своим, вижу тебя, Кей. Как часть собственноручно сотворенного мира. Ты! Ты, а не я, человек в чьем-то воображении!

Мэт замер посреди комнаты, весь дрожа от возбуждения.

Кей был несколько ошарашен. Он не ожидал такого эффекта.

- Мэт!

Из кухни вышли девочки, Люси состроила укоризненную рожицу: – Что за бред ты несешь?! Выяснил откуда это прекрасное чудо?



- Поверь, его мнение на этот счет не выдерживает никакой критики, - Мэт зевнул и спокойно вернулся в кресло. Давненько его так не заносило, но откровения Кея вдохновили.

- Что за категоричность, Мэт, - деланно возмутилась Джун. – А как же официально доказанное «возможно все»?

- Не в этом случае, - покачал головой парень, – пока леди Люси подкармливала живность, я думал. А тебе, Джун, было дозволенно прикоснуться к нашим загадкам?

Девушка кивнула: Люси объяснила ей ситуацию.

- Пэн говорил о сказках, - перешел к делу Мэт, мысленно пролистывая запечатленные в памяти детские книжки. – Кей у нас вполне в них вписывается.

- Ты про «Дом Мечты»? - встрепенулась Джун. – Любила эту сказку, так любила, что уговорила папу завести меня в «Фэнтезхаус». И умерла. – Джун задумчиво покусала губу.

- Сколько можно рассказывать эту душещипательную историю, - возмутилась Люси

- Да я и не начинала!

- Дамы, собственно, о чем речь? В сказке у нас как, если кратко? В море - остров, на острове - холм, на холме - Дом. Кто туда дойдет, счастье свое найдет. Но дверь закрыта жуткими замками, и открыть их нельзя, потому что ключ на другой стороне.

- Пока одна маленькая хорошенькая девочка в белом платьице со снежными кудряшками не решила с замком поговорить и попросить впустить, чтобы девочка могла увидеть маму, которая…

- Можно без таких подробностей? - перебила Джун Люси. – Девочка ваша выполнила кучу желаний жадного замка. Но тот дулю ей с маком, а не вход в волшебный дом.

- Ты бы его за это стукнула! По-другому ведь с замками обращаться не умеешь! – чему-то обрадовался Мэт.

- Эй, а я тут причем? - обратил на себя внимание Кей, ставший за последние пару минут чересчур взъерошенным. – Мне казалось, что, в связи с моим появлением, у вас сложилась проблемная ситуация. А вы, как ни в чем не бывало, подкалываете друг друга и рассказывает сказки.

Мэт и Люси обменялись понимающими улыбками, а Джун рассмеялась и немного соврала:

- Ох, милый. Я так и не поняла, что у них произошло, и из каких дебрей сознания или мира ты выбрался, но эта парочка работает в «Фэнтезхаусе». А все кто там работают, становятся психами, потому что всякие вредные вещества из чужих голов проникают сквозь защитный барьер и наносят непоправимый ущерб душевному здоровью координаторов. Люди так говорят.

- Если честно, эта теория мне кажется вполне реалистичной, - согласился Мэт.

Люси так не казалось. Девушке не хотелось верить, что столь легкая работа имеет такие недостатки.

Обсуждение сказки продолжилось.

- Девочка плакала у двери, но прилетел соловей, сел на замок, клюнул пару раз, он и открылся.

- Не соловей! В другой версии это была его тень, которая когда-то потерялась и долго не могла вернуться. А тут услышала плач девочки, и, когда они воссоединились, замок от радости и открылся.

- А я читала, что это была кошка… - начала Джун.

- Левая твоя кошка, Кофе Со Сливками… В нашей ситуации, явно тень. Но я так и не въехала – причем здесь Кей.

- Я тоже, – заметил сам Кей. Люси его проигнорировала:

- Ну, допустим, проведу аналогию, что замки у нас координаторы, и тени у них иногда дурью маются. Натянуто, конечно, но, скажем, вчера тень у меня убежала на миг, потом вернулась и я от подсознательной радости открыла врата…

Ой, бред какой-то…

Мэн не согласился:

- Пойдет в качестве рабочей теории. Потом тебя немного заклинило, и Кей выбрался на волю. Как человек в капюшоне из «Мальчика в Грёзах», теперь он сеет смуту в людских сердцах…

Девушки и Мэт оценивающе принялись разглядывать смутьяна.

- Ага, - скептически буркнул Кей. – Моя теория про забор звучала более реалистично.

- Это да, - не мог, не согласится Мэт.

Дальше разговор не клеился.
Молодые люди сидели в парке, на удивление спокойном. Все деревья стояли на месте, белки не стремились поболтать, из земли ничего не выползало. Мэт думал поискать Алисию, в чьих-нибудь фантазиях Люси вроде как увидела Кея, но сам пришелиц из другой реальности сказал, что это не имеет смысла.

- Что делать? – Люси колупала пальцем ствол каштана.

- Ты бы что-то посоветовал, Кей. Я никак не пойму, сколько ты знаешь о себе?

- Ты считаешь, что я полуразумная иллюзия, Мэт, не так ли? – усмехнулся Кей. – Мне уже надоело ждать, пока вы спросите что делать, а не что я собой представляю. - Джун упоминала, что умерла во время сеанса. Это правда?

- Да. И я, и Мэт, и Пэн – мы там все чуть не умерли. Что-то в нас от рождения не правильное, и мы не можем заглянуть за дверь. Только следить, чтобы входили достойные!

- За достойную сумму… Джун тоже замок, но она попала на сеанс в слишком юном возрасте, и ее организм не справился. Пэн рассказывал, что она буквально таяла на глаза. Но отец ее как-то спас, пока дедуля звал врачей и воскрешающих.

- Э? – тут удивилась Люси. – У ее отца такие высокие пси-способности? Я думала, что он просто очень богат. Воскрешение – это вам не сеанс…

Люси даже боялась представить, сколько денег необходимо для этого. Вызов призрака дело сравнительно легкое и недорогое, но вот вернуть к полноценной жизни...

- А как он выглядит? – неожиданно спросил Кей.

- Кто? Отец Джун? - перепросил Мэт. - Понятия не имею.

- У него крупный бизнес. Я слышу о нем сто раз на день, но личность он не публичная, а Джун знакомить категорически отказывается.

- Давайте съездим к нему через пару дней.

- Я не вижу никакой связи с тобой и отцом Джун, но если хочешь его увидеть, почему не сегодня?

- Как думаете, что за мораль у тех сказок о вашем «Фэнтезхаусе»?

- Нет там нормальной морали, - Люси сама об этом нередко задумывалась. – Нужно плакать и ждать, пока кто-то придет и откроет замок. Мне, по крайней мере, такая мораль не нравится.

Мэт мысленно улыбнулся на это заявление. Люси хоть и была упорной, но, в конце концов, предпочитала именно такую тактику.

- Вот давайте подождем. Вдруг кто действительно прилетит.

Кей эффектно растворился в воздухе.

Вот и верь после этого, что он не иллюзия.
Через несколько дней Джун умерла.

Люси была ошарашена. Никакого чувства потери, скорби по лучшей подруге. Шок, истеричный смех и единственная мысль «Какого черта?».

Изменение реальности не были безобидными. Красивые разноцветные пожары, ядовитые ароматы несуществующих растений, сапфировые бабочки, которые облепляют тело и не дают дышать. Вот и дом Джун слизало веселое лиловое пламя вместе со всеми жильцами.

Этого сказал ждать Кей?

Люси не видела его с того разговора в парке. Когда на следующий день девушка пришла на работу, Пэн искренне не помнил рассказа о Кее, даже о тени. И Джун Люси видела редко, подруга блекла на глазах. Белые кудри и платья, так контрастировавшие с ее кофейной кожей, сменили мешковатые свитера и джинсы. Постоянно сбивающиеся пси-способности и проблемы с отцом не добавляли девушке хорошего настроения.

Но ведь нервничали все, интерес и показная невозмутимость постепенно пропадали, сменяясь паникой. Власти убеждали вести себя спокойно и ждать пока реальность стабилизируется. Что это естественное явление и ничего страшного не произойдет. Но смертей с каждым днем было все больше.

Вот и Джун умерла.

Люси ехала на автобусе, транспорт для нищих и аэрофобов, так и норовил подпрыгнуть и немного полетать. Люси не обращала внимания, опустошенно рисуя листья каштанов на запотевшем стекле. Веселая рыжая девушка напротив рассказывала подругам о сеансах в «Фэнтезхаусе». В последние дни посетителей было мало, хватало оживших фантазий и на улицах города. Люси не понимала, каким образом проходят сеансы, если врата открыты.

Из-за нее. И Джун умерла из-за нее. Так, где же чувство вины?

Рыжеволосая попрощалась с подружками, и мечтательно смотрела в окно. Где-то вдалеке разгорелся очередной пожар. На этот раз ярко-розовый.

Люси судорожно вздохнула и, призвав все свои актерские таланты, спросила у девушки:

- Вы ходили на сеанс, да? Расскажите, как это? Я хочу попробовать, денег накопила, но страшно.

Рыжая воодушевилась вниманием Люси:

- О! Это обязательно надо испытать! Я уже три раза была. Это жизнь. Понимаете, вот когда ты в кинотеатре, нам дают иллюзию реальной жизни, а во время сеанса наоборот. Наша реальность и есть иллюзия жизни на той стороне!

Люси не сдержала улыбку при виде этой страстности:

- А конкретней? Просто… как бы я ни думала, сколько бы ни читала, не могу представить, что ощутишь во время сеанса.

Лица клиентов редко красивы. Блаженное выражение, слюна в уголках губ, глупые улыбки.

Они любили разбирать на косточки каждую мечту, вычислять самые грязные пороки в сердцах людей. Немало было красивых и интересных записей сеанса, но ничто не вызывало восторга. Простые картины или фильмы и то казались более впечатляющими.

Джун говорила, что координаторы, люди, работающие в «Фэнтезхаусе», меньше всего понимают, что такое сеанс. Джун сама не понимала.

Люси еле сдержалась, чтобы не вцепится в серьгу-коммуникатор из-за всех сил.

- Конкретней? Конкретней просто нельзя, понимаете. Все эмоции, цвета, запахи, здесь кажутся лишь тенью. Ты создаешь свой мир. Выдумываешь его, вылюбываешь! Знаете, каждый раз, после сеанса мне кажется, будто что-то в этом мире изменилось…

Рыжая осеклась, столкнувшись с тоской во взгляде Люси.

- Я… я не могу описать. Вы же знаете, туда просто приходят, нажимают нужные кнопочки, и раз - вы в полной темноте, мгновенно сменяющейся материализацией ваших мыслей, - у девушки вдруг проявился лекторский тон. – Я не знаю, по какому принципу они отсеиваются, но ничего банального. Только города из смутных снов, друзья, наполовину выдуманные, наполовину настоящие…

Девушка ошибалась, фантазии многих касались счастливой богатой жизни в этом городе или столице.

Рыжеволосой хотелось впечатлить собеседницу, она заставила себя вспомнить, что, несмотря на должность начинающего преподавателя физики, она хочет стать писателем:

- Вы творите. Не просто вызываете видео памяти или телекенетического фильма в голове. Вы…

Автобус остановился. Люси вышла, не сказав ни слова.
Мэт ее отговаривал. Обзывал дурой и самоубийцей. Но послушно уговорил Пэна пойти домой и согласился координировать сеанс.

Люси не знала, откуда появилась эта уверенность. Что будет, если она попробует выглянуть за дверь?

Просто на самом деле Люси не верила, что смерть это не конец. У нее и кроме Джун были воскрешенные знакомые, а мама каждый год вызывала призраки своих родителей на день рождения. Это было естественно - умирать и переходить в другой мир. Своя смерть не страшна, а вот смерть других причиняет боль одиночества.

Но Люси не была уверена, что все мертвые в этом мире не иллюзия. Ее пси-способности не отличались силой - только свет зажигать, с помощью продвинутой серьги-коммуникатора общаться, просматривать в своей памяти картинки, слушать музыку. Ее иллюзии были недлительны и полуматериальны. А и Мэт и Джун спокойно летали, отправляли по делам созданных разумом двойников. Несколько сильных сильные пси-кинетиков могли сотворить из памяти образ, ничем не отличающийся от оригинала. Может и Джун сама была лишь иллюзией своего отца. Но это не имело значения.

Просто все вело к этому. Ошибка Люси, досадная случайность.

Девушка стояла в комнате для сеанса и автоматически нажимала на кнопки.

Вылюбить свой мир? Что будет, если это решит сделать замок?

Комнату заполнила темнота.


Люси отчаянно выла на лавочке. Каштан ласково поглаживал девушку по плечам.

- Ну прекрати уже! Я вообще не понимаю, на что ты надеялась! Радуйся, что жива! Что ничего плохого не случилось, - Мэт взволнованно ходил кругами.

- Люси, ну хватит, - парень присел перед девушкой. – Надо было запретить тебе.

- А так чего же не запретил? - она всхлипнула. – Сама не знаю, чего хотела этим добиться. Просто так складно все получалось… Джун…

- Главная героиня прониклась ситуацией и пошла геройствовать. Одни главный герой смылся, а второй подумал: а вдруг? Ох… я идиот. Просто чудо, что ты жива, что нет непоправимого вреда здоровью, что ты отделалась лишь болезненным обмороком, - Мэт помолчал. - А может все постепенно сработает. Была же какая-то сказка. Старая, мне еще бабушка рассказывала. Глупый мальчик привел с собой из Врат Истины чудовище, принявшее облик прекрасной девы. Миру было плохо. И мальчик схватил монстра и утащил обратно во врата. А когда вернулся, все было по-прежнему. Он и повесился с горя. А через пару дней все в мире засверкало радужными красками счастья, - столкнувшись с взглядом Люси, Мэт рассеяно почесал голову: - Это вряд ли была сказка бабушки… может, какой ужастик?

- Нужно навестить отца Джун, - девушка спокойно вытирала слезы. Мэт утешил ее, как обычно.


Люси не спрашивала, как Мэту удалось договориться о встрече с господином Леоном.

Они сидели в приемной, стараясь, держатся подальше от агрессивно настроенного кактуса, и молчали.

Наконец секретарша с измученными глазами пригласила молодых людей в кабинет.

Люси жадно рассматривала человека, которого так ненавидела ее лучшая подруга. С дочерью у Леона не было ничего общего, даже цвет кожи намного светлее. Некрасивый. С жестким лицом, сосредоточенными глазами, короткими черными волосами. Люси с горечью подумала, что не может вспомнить, какого цвета на самом деле волосы Джун. Тоже черные?

- И? – не дождавшись приветствия, спросил Леон.

Это был одни из редких случаев, когда Мэт не знал, что сказать.

- Я подруга вашей дочери. Она много о вас рассказывала, и вот, теперь, после ее смерти, мне захотелось встретиться.

На лице Леона проступила смесь недоверия и злости:

- Это такая шутка? Моя дочь умерла тринадцать лет назад, а вы приходите сегодня…

- Как тринадцать?! – интересно, кто из них сошел с ума? – Вы воскресили ее тогда, в «Фэнтезхаусе». И… и она, она жила еще тринадцать, спокойно, нормально жила! А этой ночью пожар…

- Эти изменения плохо на вас повлияли девушка, - Леон удостоверился, что разговаривает с сумасшедшей.

- Люси, - неуверенно начал Мэт, – а что, если сработало, и теперь понемногу реальность меняется!

- Ни черта оно не сработало! В моей дурости не было никакого смысла, мама еще десять минут назад связалась со мной и приносила соболезнования. Джун жила все это время!

- Пошли вон отсюда!

Леон вскочил, опрокинув чашку кофе...

- Но это правда, - Люси попятилась к двери. – Ваша дочь… она перекрасила волосы в белый, и ходила в белом. Она была такая мягкая, с вечной горечью в голосе… Кофе Со Сливкам …

Эти изменения действительно плохо на нее влияли. Люси не хотелось допускать, что все нормально, все возможно.

Леон держал себя в руках куда лучше.

- Допустим. Вы знали мою дочь до… происшествия в «Фэнтезхаусе».

Люси отрицательно покачала головой. Мужчина несколько растерялся. Теория с иллюзией немного пролетала.

- А где Кей? – вдруг спросил Мэт.

- Вы знакомы? – Леон не очень удивился. Все-таки Кей существо не из этого мира.

Мэт задумался. Он был талантлив и имел множество перспектив в жизни. Он изучал экономику и психологию, его пси-способности были намного выше среднего. Интересно, а выше чем у господина Леона?

Чтение чужих мыслей серьезное преступление.

Люси была так растеряна, ее пышная прическа превратилась в обвисшие пряди. Девушка выглядела еще более хрупкой, чем обычно. Только сережка в форме листа каштана насмешливо блестела.

Леон ничего не соображал. Столкнул с дороги старика в инвалидной коляске и ворвался в комнату для сеанса. Что-то гудело, воздух был наполнен малиновыми искорками и запахом кофе. Его дочь была мертва и полупрозрачна. Леон пытался дотронуться – но рука завязла как в густом меду, он пытался связаться со знакомыми воскресителями, но нестабильная реальность перебивала все пси-способности.

- Я могу помочь, - прошептал кто-то. - А ты, когда мне удастся вернуться, вновь поможешь. Просто вспомни меня.
- Что вы себе позволяете! - Леон посерел, на лбу выступила испарина. Мужчина дрожал, но не спешил вызывать охранника. Что-то странное было в вытащенном этим говнюком воспоминании.

Люси испуганно переводила взгляд с одного мужчины на другого.

- Мэт, ты что сделал?

Для Мэта мало чего прояснилось. Нужно найти Кея.

Парень устало прислонился к двери и вошел в транс.

Леон чувствовал изменения в себе, пропало раздражение, непонимание. Проснулось в глубине что-то чужое. И смутная память, от которой он убежал.

Леону было интересно. Ему нравилась мысль, что он тогда спас дочь. Даже если сейчас она мертва, тогда он ее спас. Джун была его смыслом тринадцать лет. Последние тринадцать лет?

Мэт даже не дрогнул.

Под полупрозрачным лицом Леона, отчетливо виделась невозмутимая улыбка Кея.

Леон вежливо ждал, пока Мэт восстановит силы. Это было ему несвойственно. И откуда он знает имя это человека? Прося о встречи, он представлялся по-другому…

Какой сильный телепат, прямо как его дочь… Пару дней назад такую истерику устроила, отбиваясь от его опеки. Странная она была в последнее время, будто кто-то высасывал из нее все силы…

… теперь после ее смерти… вчера пожар…

Он был слаб, надолго не хватило, даже с помощью Кея. Срок вышел.

- Вот и зачем вы это сделали? – спокойно спросил мужчина.

- Кей, - удивленно отметил Мэт.

- Что? Какого черта? - Люси ничего не понимала. В душе зарождалась тоска, как предчувствие обидной правды.

- У нас был договор. Когда…

- Ты Кей? – Он все еще выглядел как Леон, только голос изменился.

- Немного, - теперь лицо Леона смешалось с лицом Кея. Красиво-уродливое, молодо-старое, светло-темное…

- Джун умерла тринадцать лет назад. Но была слишком хорошим замком, не таким как вы, ей не нужно сидеть в комнатке во время сеансов. Она своей жизнью не позволяла вратам открыться. Я тогда просто помог. Позволил ей жить еще столько же. А в день, когда ты, Люси, вышла во время сеанса, срок Джун истек.

Леон создал из нее совершенную иллюзию, пытающуюся продолжать жить. Знаете, он действительно помешан на своей дочери… Бессмысленно.

Я ждал инициации ребенка, который заменит Джун. Это возможно лишь в таких условиях, но когда я уйду, все станет нормальным в вашем привычном понимании. Вы ничего не заметите.

- Ты все знал, а делал вид, что слушал наши сказки, - потрясенно произнес Мэт. Сбивчивая и четкая речь Кея путалась с собственными догадками. Джун – причина. Это было больше чем неожиданно.

- Знал? Общаясь с вами? Нет, конечно. Я был тем, кем вы меня представляли. Я ведь часть того мира за вашими Вратами Истины, за дверью в вашем Доме Сказок. Я принимаю облик, что жаждет ваше подсознание.

Вам было интересно разгадывать эту загадку – меня. Старик Пэн предпочел сразу забыть. Леону нужна лишь дочь, я помог закрепить иллюзию, но она не могла быть вечной. Тогда Леон представил меня персональным бредом и изменил себе память. Мне захотелось вас подождать, пока рождался ребенок.

Кей замолчал. На месте Леона теперь был он сам, красивый, со спокойной улыбкой, только руки не дергались.

- А вот Джун всегда знала.

- Что?! – это удивило Люси больше всего. Результат прохождения ею сеанса, предопределенная история высших сил…Неважно. Люси была удивлена, напугана, успокоена логичным отсутствием вины.

- Да. Ее секрет. Я сам удивился. Она ведь ненавидела отца не за опеку, за то воскрешение, отмеренные ей тринадцать лет жизни и полное исчезновение.

- Когда я уйду, все будет нормально, - повторил Кей. – Реальность немного изменится.

Парнишка готов, мне пора. Хотите что-то еще узнать?

Мэт промолчал.

- А при чем здесь тени? - почему-то Люси спросила именно это.

Кей засмеялся.

- Ну, люди говорят, что робота в «Фэнтезхаусе» не проходит даром для психического здоровья. Если честно, я не уверен, но, кажется, что тени это только ваш личный глюк.

Люси отчаянно дернула за сережку и Кей исчез.


Утро было хорошим. В приоткрытую форточку украдкой проникал аромат свежей выпечки из булочной на первом этаже. Люси решила немного задержаться. Связалась с мамой, спросила у Кэти, как та сдала последний экзамен. Потом на чашку кофе забежали подруги - Марго и Лиз. После обеда девушка, наконец, выбралась на работу. Рыжий бродячий пес поджидал во дворе. Люси бросила ему косточки, оставшиеся от вчерашнего ужина. Давно пора отмыть собаку и взять себе, только Люси сомневалась, что это понравится ее кошке.

А на работе девушку ждал сюрприз. В их небольшой коллектив пришел еще один неудачник, проваливший экзамен в универ. Люси оптимистично подумала, что в «Фэнтезхусе» теперь можно и не появляться, и больше времени уделять питомнику, чаще ходить на конюшню. Новенький был симпатичным парнем, с большими серыми, немного женскими, глазами, и странной привычкой дергать себя за серьгу-коммуникатор. Его звали Кей. Любуясь на смущающего парня, которому Мэт поучительно объяснял, что здесь к чему, Люси подумала, о том, как неплохо было бы начать все сначала. Пригласить сегодня вечером Мэта на чашку кофе со сливками.




Истина, которая делает нас свободными, — это чаще всего истина, которую мы не желаем слушать. Герберт Эйгар
ещё >>