Как метафоры привносят в форму значение - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
в статье рассматриваются основные положения эколингвистики и роль... 1 191.43kb.
Языковой аспект синестетической метафоры 1 277.14kb.
Индия. Проблемы и пути их решения 1 337.01kb.
Индия. Проблемы и пути их решения 1 362.73kb.
Метафора как стимул генерации текста 1 118.77kb.
Билет 1 вопрос 1 Форма, размеры, движения Земли и их географические... 1 70.88kb.
Влияние флуктуаций доплеровской ширины на форму спектральной линии 1 12.36kb.
Учебник Т. Ф курдюмовой (М., Просвещение, Дрофа 2005) Учитель: Бородихина А. 1 95.55kb.
Учебные пособия по данной теме: «Метафоры в дизайне: теория и практика»... 1 168.52kb.
Собрание легенд и историй о вампирах. В книге Нод 1 113.56kb.
Теория и практика предотвращения военных конфликтов современности 1 101.83kb.
Конспект урока по предмету «Английский язык» 1 55.94kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Как метафоры привносят в форму значение - страница №1/1

Глава 20

Как метафоры привносят в форму значение

Речь человека выстраивается линейно: некоторые слова в предложении произносятся раньше, а некоторые — позже. Так как существует связь между речью и временем, а время метафорически концептуали-зуется в терминах пространства, для человека естественно метафорически осмыслять язык в терминах пространства. Наша система письма еще больше закрепляет такой способ концептуализации. Когда мы записываем предложение, нам еще проще концептуализовать его как пространственный объект со словами, расположенными в линейной последовательности. Благодаря этому, наши пространственные концепты естественно приложимы к языковым выражениям. Мы знаем, какое слово занимает первую позицию в предложении, расположены ли два слова близко друг к другу или далеко, насколько какое-то слово длиннее или короче по сравнению с другими.

Так как мы концептуализуем языковую форму в пространственных терминах, некоторые пространственные метафоры могут непосредственно использоваться по отношению к форме предложения, осмысляемой в пространственных категориях. Это с неизбежностью создает прямые связи между формой и содержанием, основанные на общих метафорах понятийной системы человека. Такие связи показывают, что отношения между формой и содержанием не произвольны, и некоторая часть смысла предложения может непосредственно мотивироваться его формой. Как утверждал Дуайт Болинджер (1977), точные парафразы обычно невозможны, потому что так называемые парафразы различны по форме. Теперь мы можем предложить объяснение этому положению:

— Мы ориентируем языковые формы в пространстве.

— Пространственные метафоры приложимы к языковым формам, так как они
ориентированы в пространстве.

— Языковые формы сами по себе наделены содержанием благодаря простран


ственным метафорам.

Чем больше формы, тем больше содержания

Например, метафора КАНАЛА СВЯЗИ устанавливает пространственные отношения между формой и содержанием: языковые выражения — это

158_____________ Глава 20

ВМЕСТИЛИЩА (LINGUISTIC EXPRESSIONS ARE CONTAINERS), а их значения — содержание этих вместилищ. Если имеющееся вместилище маленькое, то ожидается, что его содержимое также незначительно. Если имеющееся вместилище большое, то обычно ожидается, что и его содержимое велико. Применяя это к метафоре КАНАЛА СВЯЗИ, мы получаем искомый принцип:

MORE OF FORM IS MORE OF CONTENT.

ЧЕМ БОЛЬШЕ ФОРМЫ - ТЕМ БОЛЬШЕ СОДЕРЖАНИЯ.

Как будет показано, это очень общий принцип, который, как кажется, часто встречается в языках мира, и этому есть естественные объяснения. Хотя метафора канала связи распространена достаточно широко, мы не знаем, универсальна ли она. Можно, однако, ожидать, что какая-то метафорическая ориентация языковых форм в пространстве есть в любом языке и, каковы бы ни были детали этого, неудивительно, если такие соответствия по количеству будут обнаружены.

Пример принципа ЧЕМ БОЛЬШЕ ФОРМЫ — ТЕМ БОЛЬШЕ СОДЕРЖАНИЯ в английском языке — это итерация:

Не ran and ran and ran and ran. Он бежал, бежал, бежал, бежал.

которая указывает на более долгий (больший) процесс бега, чем просто

Не ran. Он бежал.

Аналогично фраза

Не is very very very tall.

Он очень-очень-очень высокий.

указывает, что он выше, чем в предложении

Не is very tall. Он очень высокий.

Тот же эффект может иметь удлинение гласной. Высказывание

Не is bi-i-i-i-ig!

Он та-а-а-акой высокий!

указывает, что он выше, чем когда вы говорите просто

Не is big. Он высокий.

Многие языки мира в этих случаях используют морфологические средства редупликации, т. е. повторение одного или двух слогов, а также целого слова. Насколько мы знаем, все случаи редупликации в языках мира — это примеры, когда БОЛЬШЕ формы означает больше содержания. Наиболее типичные средства выражения этого отношения таковы:

Редупликация в существительном превращает единственное число во множественное или собирательное.

Как метафоры привносят в форму значение                              159

Редупликация в глаголе указывает на продолженность или законченность.

Редупликация в прилагательном указывает на интенсификацию или увеличение.

Редупликация в слове, означающем что-то маленькое, означает еще большее уменьшение.

В более общем виде это можно сформулировать так:

Существительное означает объект определенного вида.

Более длинное существительное означает больше объектов этого вида.

Глагол означает действие.

Более длинный глагол означает больше действия (возможно, вплоть до завершения действия).

Прилагательное означает качество.

Более длинное прилагательное означает больше качества.

Слово означает нечто маленькое.

Более длинное слово означает нечто еще меньшее.

Близость — это сила влияния

В английском языке есть еще более сложный пример того, как метафора позволяет использовать форму для выражения значения (возможно, это средство есть и в других языках, хотя детальные исследования не проводились). В английском языке представлена конвенциональная метафора

БЛИЗОСТЬ — ЭТО СИЛА ВЛИЯНИЯ. Таким образом, предложение

Who are the men closest to Khomeini? Кто ближе всех к Хомейни?

означает


Who are the men who have the strongest effect on Khomeini? Кто имеет самое сильное влияние на Хомейни?

Здесь метафора имеет чисто семантический эффект, связанный со значением слова close 'близкий'. Однако метафора может также использоваться по отношению к синтаксической форме предложения. Возможность этого заложена в функциях синтаксиса: синтаксические отношения указывают, насколько два выражения БЛИЗКИ друг к другу. Здесь уже речь идет о близости форм.

Эту метафору можно использовать, характеризуя связь между формой и значением, следующим образом:

Если значение формы А влияет на значение формы В то, чем БЛИЖЕ форма А к форме В, тем СИЛЬНЕЕ будет ВЛИЯНИЕ значения А на значение В.



160                        Глава 20

Например, сентенциальное отрицание типа not «не» отрицает предикат, как в предложениях типа

John won't leave until tomorrow. Джон не уедет до завтра.

Форма n't «не» влияет на отрицание предиката leave.

В английском языке есть правило, иногда называемое передвижением отрицания, которое переносит отрицание от глагола, который оно логически отрицает; например:

Mary doesn't think he'll leave until tomorrow. Мери не думает, что он уедет до завтра.

Здесь n't «не», скорее, логически отрицает leave 'уезжать', чем think 'думать'. У этого предложения приблизительно такой же смысл, как и у фразы

Mary thinks he won't leave until tomorrow. Мери думает, что он не уедет до завтра.

за тем исключением, что в первом предложении, где отрицание СТОИТ ДАЛЬШЕ (FURTHER AWAY) от leave 'уезжать', отрицание СЛАБЕЕ. Во втором предложении, где отрицание БЛИЖЕ, отрицание СИЛЬНЕЕ.

Карл Циммер (в личной беседе) заметил, что тот же принцип лежит в основе семантических различий между такими формами, как.

Harry is not happy. Гарри не счастлив.

versus

Harry is unhappy. Гарри несчастлив.

Отрицательный префикс ип-/не- ближе к прилагательному happy 'счастлив', чем отдельно стоящее слово not/не. Отрицание более сильно в предложении Harry is unhappy, чем во фразе Harry is not happy. Unhappy значит sad 'печален', a not happy 'не счастлив' может быть интерпретировано в нейтральном смысле — ни счастлив, ни печален, а где-то посередине. Это типичное различие между словами-отрицаниями и отрицательными аффиксами в английском и других языках.

Та же метафора представлена и в следующих примерах:

I taught Greek to Harry.

Я преподавал греческий Гарри.

I taught Harry Greek.

Я преподавал Гарри греческий.

Для второго предложения, где taught и Harry расположены ближе, допущение, что Гарри действительно выучил то, чему его учили, кажется более вероятным, т. е. преподавание оказало на него влияние. Имеются и более тонкие примеры:

Как метафоры привносят в форму значение                              161

I found that the chair was comfortable. Я счел, что стул удобный.

I found the chair comfortable. Я счел стул удобным.

Второе предложение указывает на то, что я обнаружил, что стул удобный, основываясь на своем собственном опыте — сев на него. Первое же предложение оставляет возможность такой интерпретации, при которой мое заключение о свойствах стула получено не непосредственно, а, скажем, в результате опроса людей или осмотра. Во втором предложении форма I БЛИЖЕ к формам the chair и comfortable. Синтаксис предложения указывает на непосредственность опытного взаимодействия со стулом, в процессе которого был сделан вывод о том, что стул удобный. Чем БЛИЖЕ форма I к формам the chair и comfortable, тем более непосредственен опыт. Здесь воздействие синтаксиса заключается в том, чтобы указать на непосредственность опыта, а БЛИЗОСТЬ указывает на СИЛУ ВОЗДЕЙСТВИЯ. Данное явление подробно рассмотрено для английского языка Боркиным (в печати).

Ту же метафору мы видим в следующих примерах:

Sam killed Harry. Сэм убил Гарри.

Sam caused Harry to die. Сэм вызвал смерть Гарри.

Если описывается одиночное событие, как в первом предложении, тогда каузация некоторого положения дел происходит более прямо. Во втором предложении каузация опосредованная или отдаленная, она разделена на два отдельных события: смерть Гарри и то, что Сэм сделал, чтобы Гарри умер. Если нужно указать на еще более опосредованную каузацию, можно сказать:

Sam brought it about that Harry died. Сэм был причиной того, что Гарри умер.

То воздействие, которое оказывает синтаксис в этих предложениях, заключается в том, чтобы указать, насколько непосредственна причинная связь между тем, что сделал Сэм, и тем, что произошло с Гарри. Здесь проявляется следующий принцип:

Чем БЛИЖЕ форма, указывающая на КАУЗАЦИЮ, к форме, указывающей на РЕЗУЛЬТАТ, тем СИЛЬНЕЕ причинная связь.

Во фразе Sam killed Harry для указания на КАУЗАЦИЮ и РЕЗУЛЬТАТ (смерть) используется только одна форма — слово kill. Формы, выражающие данные смыслы, настолько близки, насколько это вообще возможно: одно слово включает оба смысла — КАУЗАЦИЮ и РЕЗУЛЬТАТ. Это говорит о том, что причинная связь максимально сильная: одно



162                        Глава 20

событие. В предложении Sam caused Harry to die для указания на КАУЗАЦИЮ и РЕЗУЛЬТАТ используются два разных слова — cause и die. Это говорит о том, что связь между каузацией и результатом уже не такая сильная, как могла бы быть — каузация и результат не являются частями одного и того же события. Во фразе Sam brought it about that Harry died представлено два предложения: Sam brought it about и that Harry died, что указывает на еще большее ослабление причинной связи.

Резюмируя, можно сказать, что во всех рассмотренных случаях различие в форме указывает на тонкое различие в значениях. Сущность этих нетривиальных различий объясняет метафора БЛИЗОСТЬ — ЭТО СИЛА ВЛИЯНИЯ, причем БЛИЗОСТЬ относится к элементам синтаксиса предложения, а СИЛА влияния — к его значению. близость связана с формой, СИЛА ВЛИЯНИЯ со значением. Таким образом, метафора БЛИЗОСТЬ — ЭТО СИЛА ВЛИЯНИЯ, будучи частью обычной понятийной системы человека, может функционировать на основе чисто семантических категорий, как в предложении Who are the men closest to Khomeini?, а может связывать форму со значением, так как БЛИЗОСТЬ может указывать на отношение между двумя формами в предложении. Нетривиальные оттенки значения, которые мы наблюдали в рассмотренных примерах, объясняются не особыми правилами английского языка, а метафорой, которая в нашей понятийной системе используется по отношению к форме языка.

Ориентация я-первый

Купер и Росс (1975) установили, что совокупность знаний о прототипи-ческом представителе нашей культуры определяет ориентацию концептов в понятийной системе человека. Канонический член социума представляет собой точку отсчета, и огромное количество концептов понятийной системы выстраивается друг относительно друга с учетом сходства или несходства с прототипическим членом социума. Так как люди обычно функционируют в прямой вертикальной позиции, смотрят и движут- ся вперед, большую часть своего времени тратят на какие-то действия, считают себя, в основном, хорошими, у нас есть в опыте основания, чтобы рассматривать себя ориентированными скорее ВВЕРХ, чем ВНИЗ, направленными скорее ВПЕРЕД, чем НАЗАД, более АКТИВНЫМИ, нежели пассивными, скорее хорошими, чем плохими. Так как мы находимся там, где мы есть, и существуем в настоящем, мы воспринимаем себя находящимися скорее ЗДЕСЬ, чем ТАМ, и скорее СЕЙЧАС, чем ТОГДА. Это определяет то, что Купер и Росс назвали ориентацией Я-ПЕРВЫЙ: ВЕРХ, ВПЕРЕД, АКТИВНЫЙ, ХОРОШИЙ, ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС — все ЭТИ категории ориентированы на канонического члена социума; а категории ВНИЗ, НАЗАД, ПАССИВНЫЙ, плохой, ТАМ и тогда противопоставляются свойствам типичного члена социума.

Как метафоры привносят в форму значение                              163

Такая ориентация культурного характера коррелирует с имеющимися предпочтениями в порядке слов в некоторых словосочетаниях английского языка:

Более стандартно                     Менее стандартно

up and down                      down and up

'вверх и вниз'                      'вниз и вверх'

front and back                      back and front

'вперед и назад'                      'назад и вперед'

active and passive                      passive and active

'активный и пассивный'                     'пассивный и активный'

good and bad                      bad and good

'хороший и плохой'                     'плохой и хороший'

here and there                     there and here

'здесь и там'                     'там и здесь'

now and then                      then and now

'сейчас и тогда'                     'тогда и сейчас'

Общий принцип здесь таков: слово со значением, БОЛЕЕ БЛИЗКИМ свойствам прототипического члена социума, идет ПЕРВЫМ.

Этот принцип устанавливает связь между формой и содержанием. Как и другие принципы, которые мы уже рассматривали, он также является следствием метафоры, принадлежащей обычной понятийной системе человека: nearest is first/наиболее близкий — это первый. Например, предположим, что вы указываете на кого-нибудь на картине. Если вы говорите

The first person on Bill's left is Sam.

Первый слева от Билла — Сэм.

вы имеете в виду

The person who is on Bill's left and nearest to him is Sam.

Человек, который стоит слева от Билла и ближе всех к нему, это — Сэм.

Подведем итог: так как речь имеет линейный характер, мы постоянно должны выбирать, какие слова сказать первыми. При прочих равных условиях при выборе между вариантами up and down и down and up, мы автоматически выбираем up and down. Из двух концептов ВЕРХ и НИЗ категория ВЕРХ ближе свойствам прототипического говорящего. Так как метафора НАИБОЛЕЕ БЛИЗКИЙ — ЭТО ПЕРВЫЙ входит в понятийную систему человека, слово со значением, БОЛЕЕ БЛИЗКИМ свойствам прототипического говорящего (а именно up), оказывается в ПЕРВОЙ позиции. Таким образом, порядок слов up and down лучше согласуется с понятийной системой человека, чем down and up.

Детальное объяснение этого явления и обсуждение обнаруженных контрпримеров см. в (Cooper and Ross 1975).



164                              Глава 20

Согласование на основе метафор в грамматике



Инструмент это товарищ

Для ребенка естественно, играя с игрушкой, вести себя с ней как с товарищем, разговаривать с ней, класть на подушку рядом с собой ночью и т. п. Куклы — это игрушки, созданные специально для этих целей. Такое же поведение можно заметить и у взрослых, которые обращаются с какими-то важными для них инструментами, например машинами и ружьями, как с товарищами, давая им имена, разговаривая с ними и т. п. Соответственно, и в понятийной системе человека есть конвенциональная метафора AN INSTRUMENT IS A COMPANION/ИНСТРУМЕНТ — ЭТО ТОВАРИЩ, что отражается в следующих примерах:



ИНСТРУМЕНТ - ЭТО ТОВАРИЩ

Me and my old Chevy have seen a lot of the country together.

Мы вместе с моим старым Шеви ' проехали большую часть страны.

Q: Who's gonna stop me? Вопрос: Кто остановит меня?

A: Me and my old Betsy here [said by the cowboy reaching for his gun]. Ответ: Я и моя старая Бетси [сказано ковбоем, потянувшимся к своему ружью].

Domenico is going on tour with his priceless Stradivarius. Доменико едет в турне со своим бесценным Страдивари.

Sleezo the Magician and his Magic Harmonica will be performing tonight at the

Rialto.


Волшебник Слизо и его волшебная гармоника выступят сегодня вечером

в Риалто.

Почему предлог with 'с' указывает и на инструментальность, и на сопровождение

Слово with 'с' в английском языке указывает на СОПРОВОЖДЕНИЕ (ACCOMPANIMENT), ср. примеры типа:

I went to the movies with Sally (COMPANION). Я ходил в кино с Салли (ТОВАРИЩ).

То, что именно предлог with, а не какое-нибудь другое слово указывает на идею СОПРОВОЖДЕНИЯ, — это просто произвольное соглашение между носителями английского языка. В других языках на СОПРОВОЖДЕНИЕ

' Имеется в виду автомобиль «шевроле». — Прим. ред.

Как метафоры привносят в форму значение                              165

указывают другие слова (или грамматические средства, например падежные окончания), таково, например, слово avec во французском языке. Но не случайно то, что в английском языке именно with выражает и идею СОПРОВОЖДЕНИЯ, И идею ИНСТРУМЕНТАЛЬНОСТИ (INSTRUMENTALITY), ср. примеры типа:

I sliced the salami with a knife (INSTRUMENT).

Я резал салями ножом (букв, с ножом) (ИНСТРУМЕНТ).

Причина здесь в том, что понятийная система человека структурирована метафорой инструмент — это товарищ. То, что одно и то же слово означает и СОПРОВОЖДЕНИЕ, и ИНСТРУМЕНТАЛЬНОСТЬ, для английского языка оказывается системным, а не случайным. Этот грамматический факт согласуется с понятийной системой английского языка.

Как часто бывает, это особенность не только английского языка. Во всех языках мира — за редкими исключениями — действует следующий принцип:

Слово или грамматическое средство, обозначающее СОПРОВОЖДЕНИЕ, обозначает также и инструментальность.

Так как тот опыт, на котором основана метафора инструмент — ЭТО ТОВАРИЩ, судя по всему, универсален, естественно, что этот грамматический принцип действует в большинстве языков мира. Те языки, для которых этот принцип справедлив, согласуются с данной метафорой; те языки, для которых этот принцип не имеет места, не согласуются с нею. Там, где отсутствует согласование с метафорой ИНСТРУМЕНТ — ЭТО ТОВАРИЩ, вместо этого обычно возникает какое-то другое согласование между концептами. Так, есть языки, в которых идея ИНСТРУМЕНТА выражается формой глагола use 'использовать', или в которых СОПРОВОЖДЕНИЕ обозначается аналогом английского слова and 'и'. Это другие, неметафорические способы согласования между формой и значением.



«Логика» языка

Использование одного слова и для идеи ИНСТРУМЕНТАЛЬНОСТИ, и для концепта СОПРОВОЖДЕНИЯ вполне осмысленно. Это создает связи между формой и содержанием, согласованные с концептуальной системой языка. Аналогично имеет смысл использовать для выражения времени таких пространственных предлогов, как in и at (например, in an hour 'через час', at ten o'clock 'в десять часов'), поскольку ВРЕМЯ метафорически концептуализируется в терминах пространства. Метафоры в понятийной системе указывают на внутренне согласованные и системные связи между концептами. Использование одних и тех же слов и грамматических средств для концептов, имеющих метафорические связи системного характера (например, для времени и пространства), — это один из путей создания из случайностей «логики» языка, регулирующей соотношение между формой и значением.



166                              Глава 20

Заключение



Нетривиальные различия в значении

Существуют ли парафразы? Могут ли два различных предложения точно обозначать одно и то же? Дуайт Болинджер большую часть своей профессиональной деятельности потратил на то, чтобы показать, что это фактически невозможно и что практически любое изменение предложения — порядка слов, словарного состава, интонации или грамматической конструкции — меняет его значение, хотя часто это изменение оказывается очень тонким. Теперь мы можем понять, почему так и должно быть. Мы концептуализируем предложения метафорически в пространственных терминах, причем языковые формы обладают пространственными свойствами (например, длиной) и выражают пространственные отношения (например, близость). Тем самым пространственные метафоры, внутренне присущие понятийной системе человека (например БЛИЗОСТЬ — ЭТО СИЛА влияния), автоматически структурируют связи между формой и содержанием. Хотя одни части значения предложения являются следствиями некоторых довольно произвольных соглашений в языке, другие части семантики возникают благодаря естественным попыткам человека согласовать сказанное с понятийное системой. Эти части семантики предложения включают и форму, в которую мы облекаем то, что говорим, так как эта форма концептуализируется в пространственных терминах.



Регулярность в языковой форме

Мы обнаружили, что метафоры играют важную роль в характеристике регулярности устройства языковой формы. Один из примеров такой регулярности — это использование одного и того же слова и для выражения идеи сопровождения, и для передачи идеи инструмента. Этот пример регулярности согласуется с концептуальной метафорой ИНСТРУМЕНТ — ЭТО ТОВАРИЩ. Многое из того, что мы воспринимаем как «естественную» регулярность языковой формы, относится к регулярности, согласованной с метафорами нашей понятийной системы. Рассмотрим, например, то, что воспринимается нами как «восходящая» и «нисходящая» интонация, соответственно, в вопросах и утверждениях.

Эти типы интонации согласуются с ориентационной метафорой неизвестное ориентировано наверх; ИЗВЕСТНОЕ — вниз. Эта концептуальная метафора обнаруживается в примерах типа:

That's still up in the air.

Это все еще «висит» в воздухе.

I'd like to raise some questions about that.

Я хотел бы поднять некоторые вопросы по этому поводу.

Как метафоры привносят в форму значение                              167

That settles the question.

Это решает (букв, сажает, поселяет) вопрос.

It's still up for grabs.

Это все еще можно заполучить (букв, ухватить вверху).

Let's bring it up for discussion. Давайте вынесем это на обсуждение.

В выражении come up with an answer 'находить ответ в том, что' вопрос концептуализируется, как начинающийся внизу, а заканчивающийся там, где мы находимся, т. е. НАВЕРХУ — именно в этом заключается причина использования глагол come 'приходить'.

Вопросы обычно указывают на то, что неизвестно, поэтому использование восходящей интонации в вопросах мотивируется метафорой неизвестное ориентировано наверх. По этой же причине использование нисходящей интонации в утверждениях согласовано с метафорой известное ориентировано вниз. Фактически вопросы с нисходящей интонацией понимаются не как настоящие вопросы, а как риторические вопросы, выражающие утверждение. Например, Will you ever learn? 'Будешь ли ты когда-нибудь учиться?', сказанное с нисходящей интонацией, — это косвенный способ сказать You'll never learn 'Ты никогда не будешь учиться'. Подобным образом утверждения с восходящей интонацией указывают на неуверенность или невозможность найти смысл в чем-то. Например, Your name's Fred Тебя зовут Фред', сказанное с восходящей интонацией, указывает на то, что вы не уверены и хотите подтверждения. The Giants traded Madlock 'Гиганты продали Медлок', сказанное с восходящей интонацией, указывает на неспособность найти в чем-то смысл — это не соответствует ничему, что вы знаете. Все эти примеры использования восходящей и нисходящей интонации согласованы с метафорой НЕИЗВЕСТНОЕ ОРИЕНТИРОВАНО НАВЕРХ; ИЗВЕСТНОЕ — ВНИЗ.

Между прочим, частным вопросам в английском языке свойственна нисходящая интонация, например, Who did John see yesterday? 'Кого Джон видел вчера?'. На уровне догадки можно предположить, что это происходит из-за того, что большая часть содержания частного вопроса уже известна, и только небольшой фрагмент информации считается неизвестным. Например, вопрос Who did John see yesterday? 'Кого Джон видел вчера?' предполагает, что Джон кого-то видел вчера. Как и следовало ожидать, в тоновых языках интонация в обычном случае вообще не используется для маркировки вопросов, эту функцию выполняют вопросительные частицы. В целом в тех языках, где интонация указывает на различие между вопросами и утверждениями, восходящая интонация соответствует неизвестному (общим вопросам), а нисходящая — известному (утверждениям).

Такие примеры говорят о том, что случаи регулярности соответствия языковой формы и содержания нельзя объяснить исключительно

168

Глава 20


формальными причинами. Многие примеры регулярности получают рациональное объяснение только с точки зрения применения концептуальных метафор к пространственной концептуализации языковой формы. Другими словами, синтаксис зависит от значения и в особенности от метафорической стороны значения. «Логика» языка основана на согласовании между пространственной формой языка и понятийной системой, и в первую очередь метафорами понятийной системы.

ББК81.2Англ-587.2

Лакофф Джордж, Джонсон Марк

Метафоры, которыми мы живем: Пер. с англ. / Под ред. и с предисл. А. Н. Баранова. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — 256 с.

ISBN 5-354-00222-2

В книге Дж.Лакоффа и М.Джонсона «Метафоры, которыми мы живем» излагаются основы когнитивного подхода к метафоре — языковому, когнитивному и культурному феномену. Обсуждаются как научные аспекты изучения этого феномена в лингвистике и философии, так и роль метафоры в современном обществе, в повседневном общении между людьми. Особое внимание обращается на возможности использования метафоры как средства познания действительности, как инструмента организации опыта человека, структурирования его знаний о действительности.

Книга, впервые вышедшая на языке оригинала в 1980 г., стала бестселлером в англоязычных странах и получила широкий отклик в научной периодике и публицистике.

Книга почти не содержит специальной терминологии и будет интересна как специалистам в области лингвистики и литературоведения, так и широким кругам читателей, интересующихся функционированием языка в современном обществе, проблемами речевого воздействия и связью между языком, мышлением и сознанием.

Перевод на русский язык публикуется

по соглашению с The University of Chicago Press



Licensed by The University of Chicago Press, Chicago, Illinois, U. S. A.




Легче сделать более, чем то же. Квинтилиан
ещё >>