Как Жуков окружал немцев под Берлином Рецензия на книгу Алексея Исаева «Георгий Жуков. Последний довод короля» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Рецензия от Игоря Исаева рецензия на книгу 4 968.57kb.
Тель и военный историк Альберт Акселл выпустил в лондонском издательстве... 1 121.81kb.
Среди Героев Советского Союза – представители большинства наций и... 3 361.43kb.
16 июля 2010 г. Дискуссия участников Международной конференции “Frontiers... 3 373.8kb.
Жуков Георгий Константинович Маршал Советского Союза (1943) 1 19.06kb.
По покровскому и валлерстайну рецензия на книгу 1 55.87kb.
Две стороны одного медалиста ( За что президент Харватии Туджман... 1 48.94kb.
Жуков Георгий Константинович 19. 11. 12.)1896 – 18. 06. 1974 1 66.76kb.
Жуков Георгий Константинович (1896-1974) Фронта 1 6.75kb.
Рекомендации населению городского поселения город Жуков Показания... 1 25.91kb.
В. М. Жуков этика ветеринарного врача монография Барнаул 2004 8 1657.42kb.
Теническая информация 1 17.49kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Как Жуков окружал немцев под Берлином Рецензия на книгу Алексея Исаева «Георгий Жуков. - страница №1/1

Как Жуков окружал немцев под Берлином
Рецензия на книгу Алексея Исаева «Георгий Жуков. Последний довод короля».

Анна Петросова

В последние десятилетия в России участились критические выступления в адрес маршала Жукова. Обвиняют Георгия Константиновича во многих грехах, особенно в жестокости и военном непрофессионализме. Достойный ответ "обличителям" полководца дал известный военный историк Алексей Исаев. В прошлом году вышла его книга "Георгий Жуков. Последний довод короля" (Москва: "Яуза" "Эксмо", 2006).

Как заявляет автор: "Высоко оцениваю полководческие способности Георгия Константиновича и полемизирую с В.Суворовым на страницах своей последней книги о Жукове. Известный русский военачальник генерал Драгомиров говорил, что хороший полководец подобен квадрату: в основании ум, а высота - воля. Жуков был именно таким. У И.С. Конева преобладала воля, у Н.Ф. Ватутина - ум. Кроме того, Жуков один из немногих понимал сущность маневренной войны в 1941 г."

Понятно, что всю книгу нет смысла пересказывать, да и невозможно. Ограничимся Берлинской операцией, как наиболее показательным примером таланта маршала. Г.К. Жукова обвиняют в том, что она свелась к исключительно к наступлению "в лоб", исключительно к гонке - "кто быстрее ворвется в Берлин".

"Может быть, у нас на этом не акцентировалось внимание, но битва за Берлин была одной из крупнейших операций на окружение, проведенных советскими войсками", - замечает Алексей Исаев. Жаль, что многие современные критики маршала не доросли до понимания столь очевидного довода в пользу Жукова.

Итак, автор пишет: "Отход на Берлин крупных сил 4-й танковой и 9-й армий удалось предотвратить. Основные силы обеих армий были окружены". Как известно, окружение врага, да еще в таких масштабах, как под Берлином – это огромный успех полководца. Устроить войскам противника Канны – это в течение тысячелетий считалось высшим достижением полководца.

Большинство личного состава опытных танковых и пехотных дивизий так и не дошло до города, который обороняли в значительной степени фольксштурм, полиция, эсэсовцы, пожарные. И в этом заслуга Георгия Константиновича, который тем самым облегчил задачу взятия Берлина. Он предпочел уничтожать противника в котлах, искусно созданных вне города.

Но, может быть, историк Исаев преувеличивает степень успеха жуковской стратегии?

Обратимся к воспоминаниям очевидца - Константина Симонова, который описал то, что он видел под Берлином в книге "Разные дни войны".

"Немного не доехав до большого берлинского кольца, увидели на автостраде и вокруг нее страшное зрелище. В этом месте по обе стороны автострады густой лес и через него поперечная просека, которой и в ту и в другую стороны не видно конца. Вот по этой-то просеке, используя ее как лесную дорогу, и пытались прорваться через автостраду немецкие войска, уже во время штурма Берлина все еще стоявшие на Одере. То пересечение просеки с автострадой, к которому мы подъехали, стало сегодня под утро местом их окончательной гибели.

Картина такая: впереди Берлин, справа просека, сплошь забитая чем-то совершенно невероятным — нагромождение танков, легковых машин, броневиков, грузовиков, специальных машин, санитарных автобусов. Все это буквально налезшее друг на друга, перевернутое, вздыбленное, опрокинутое и, очевидно, в попытках развернуться и спастись искрошившее вокруг себя сотни деревьев… Посредине дорога, широкая, асфальтовая, уже расчищенная для движения. На расстоянии в двести метров она избита, как громадной сыпью, большими и маленькими воронками, мимо которых зигзагами несутся к Берлину фронтовые машины. На асфальте пятна масла, бензина, крови. Слева от шоссе продолжается просека. Часть немецкой колонны, уже прорвавшейся через шоссе, была уничтожена там. Снова тянущееся в бесконечность месиво сожженных и разбитых, опрокинутых машин. Снова трупы и раненые. Все это произошло перед рассветом, каких-нибудь шесть часов назад. Как мне наспех объясняет какой-то офицер, вся эта огромная колонна была накрыта здесь огнем нескольких полков тяжелой артиллерии и нескольких полков "катюш", на всякий случай сосредоточенных поблизости и заранее пристрелянных по этой просеке, так как попытка прорыва немцев именно здесь считалась одним из наиболее реальных вариантов".

"Тупой", по мнению критиков, Жуков, добился того, что окруженные немецкие колонны гибли под массированным огнем тяжелой артиллерии и "катюш", страшным на открытом пространстве, вместо того, чтобы уничтожать советские танки и пехоту в очень тяжелых для наступающих уличных боях.

Можно, конечно, предположить, что советский писатель также преувеличивает успех, но западные историки полностью подтверждают наблюдения Константина Симонова. Авторитетный английский ученый Энтони Бивор в своей книге "Падение Берлина" пишет: "Южнее Берлина остатки немецкой 9-й армии готовились совершить последнюю попытку прорыва через советские заслоны... В лесах вокруг Хальбе творился невообразимый хаос, в котором все действия немецких частей определялись интенсивностью огня советской артиллерии и авиации".

Как отмечал плененный командир 90-го полка 35-й полицейской моторизованной дивизии: "Потери были чрезвычайно велики. Буквально невозможно оказалось поднять голову. И я был неспособен руководить боем".

Немецкие историки также солидарны с Алексеем Исаевым. Например, Курт Типпельскирх в "Истории Второй мировой войны" отмечает: "Стянутые в город остатки 9-й армии, охранные подразделения, фольксштурм, партийные активисты, члены организации "гитлерюгенд" были распределены по участкам и пережили самое страшное сражение из всех, пробушевавших в эту войну над городами с миллионным населением". Если бы Жуков позволил не "остаткам", а основным силам 9-й армии отойти в Берлин, побоище за немецкую столицу продолжалось бы намного дольше и стоили бы Красной Армии гораздо большей крови. Дивизии фронтовиков – сила куда более грозная, чем идейные партийцы, мальчишки и старики-фольксштурмисты. Но большинство матерых немецких бойцов не смогло отступить в Берлин, Жуков этого не допустил. Их истребляли в искусно созданных "котлах" сосредоточенным огнем артиллерии и авиаударами.



Столь же убедительно А. Исаев рассматривает и другие операции, проведенные под руководством Жукова. Так что читателю, интересующемуся историей Великой Отечественной, просто необходимо прочитать работу Исаева. После этого "аргументы" критиков великого полководца будут восприниматься совершенно по-другому.




Кредит: оптимизм, дошедший до абсурда. «Пшекруй»
ещё >>