Журнал «Промышленник России», №6-7, июнь-июль 2010 Антон Артемьев: «Самое главное преимущество это знать свои недостатки» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Мыловарение» Усольцева Алина Евгеньевна 1 141.25kb.
Xiv международный форум «Российский промышленник – 2010» 1 42.4kb.
Сведения, касающиеся pr-деятельности Образование: Июнь-июль 2006... 1 57.83kb.
Моу знаменская сош № Минусинского района Красноярского края 1 70.39kb.
Самый горячий период лета – это июль. Душный и жаркий офис счастливчики... 1 45.54kb.
Что делать, чтобы все изменить 1 63.36kb.
Пойми, что тебе по-настоящему нравится. Это и самое главное, и самое... 1 56.18kb.
Модернизация отрасли культуры 1 110.41kb.
12 ноября 2010 года отметила свой 55—летний юбилей судья Верховного... 1 70.52kb.
Кредо 6-7 (190-191) июнь-июль 2011 г 8 723.39kb.
Программа Гёте-Института в Москве − Июнь/Июль 2012 Новая топ-тема... 1 104.35kb.
Номер рейса День вылета 1 150.93kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Журнал «Промышленник России», №6-7, июнь-июль 2010 Антон Артемьев: «Самое главное - страница №1/1

Журнал «Промышленник России», №6-7, июнь-июль 2010
Антон Артемьев: «Самое главное преимущество - это знать свои недостатки»
Президент пивоваренной компании «Балтика» Антон Артемьев оказался подтянутым европейским менеджером, сочетающим в себе массу достоинств: и богатейший опыт, и умение интересно рассказывать, и способность расположить к себе своей искренностью и независимостью в суждениях.
Арина Шарапова
- Вы мне напомнили и по стилю, и по тому, как вы даете интервью - европейского руководителя.

- Я довольно долго прожил в Европе. Больше 5 лет я работал в Стокгольме. Я часто бывал в Европе, особенно с того времени, когда начал учиться уже второй профессии. Я учился в Италии и в Англии на английском языке. Вся литература и задания также были на английском языке. Потом я работал в консалтинге, где больше было зарубежных клиентов, поэтому приходилось и общаться, и выезжать за границу.



- Я тоже довольно долго работала с иностранными киногруппами в качестве продюсера. Возила их по России. Особенно плотно в 80-х работала с американцами. И я научилась у них многому: и стилю поведения, и отношению к камере, и друг к другу. Вы согласны, что работа с иностранцами - это потрясающая школа?

- Вся жизнь – это хорошая школа. Общение с соотечественниками бывает интереснее, чем с иностранцами, так как у них тот же круг общения, но бывает полезнее пообщаться с иностранцами.



- Из своей практики, мы довольно долго хотели переложить опыт американского или европейского телевидения напрямую на Россию. И не получалось. Наш зритель совсем другой. А как Вы относитесь к опыту Европы или Америки?

- Все нужно делать с умом. Нужно брать опыт, но не копировать. Если делаешь без души, есть риск быть не успешным. Успешный - это не тогда, когда копируешь что-то, а думаешь сам.



- Например, вот эти пабы замечательные Ирландские и прочие, возможно, что этот опыт у нас приживется и разливное пиво будет частью нашей жизни?

- Оно становится частью нашей жизни, но пока маленькой. В пабах у нас потребляется меньше 9% пива, в барах, кафе - меньше 10%. В Великобритании и Ирландии потребления пива в таких местах больше 50%. Конечно это традиции, у нас такого нет, но и отторжения тоже нет. Потребление пива в пабах у нас будет расти, но есть целый ряд ограничителей. Например, покупательная способность: если мы сравним доходы населения, среднюю стоимость чека, то увидим, что наш потребитель может позволить себе заметно меньше.

- Можете привести цифру, какая сумма среднего чека?

- Средняя кружка в хорошем пабе может стоить от 2 фунтов стерлингов и в элитном заведении 5-10 фунтов стерлингов. У нас в среднем заведении кружка пива будет стоить 100-200 рублей и больше.



- То есть, если средний доход у россиянина позволяет, он будет ходить в бар, а у кого нет, тот предпочитает бутылочки на улице?

- Уличное потребление развито, и оно вызывает правомерные вопросы, что приемлемо, что неприемлемо. Оно во многом связано с культурой потребления, традиции не сложились. Да и на развитии инфраструктуры потребления сказывается неразвитость малого бизнеса в целом. Я думаю, что желание открыть свое заведение и предлагать пиво по приемлемой цене у малого бизнеса есть, но высоки разрешительные издержки. Здесь и налоги безумные, и санэпидемстанции, и пожарные инспекции, чтобы дали место под аренду, чтобы не выгоняли… В других странах это регулируется законодательно, там есть правила, которым следуют все.



- В нашей стране не выстроена политика в отношении алкогольного потребления?

- Это другая тема. Есть препятствия для малого бизнеса, они усложняют жизнь этому сегменту пабов, ресторанов. Сегмент этот для нас не так критичен, как критичен сегмент приобретения Off-Trade, это магазины, супермаркеты, гипермаркеты, где закупается пиво для домашнего потребления. Для нас Off-Trade важен, это примерно 90% от всех продаж пива. Но и в этом сегменте есть свои сложности. Эти сложности связаны с общим регулированием рынка пива. Если до недавнего времени рынок рос умеренными этапами, сейчас он сокращается и перестал расти в 2008 году. И даже немного сократился: если помните, во второй половине года начался экономический кризис, и, естественно, он сказался на покупательской способности.



- Значит, кризис затронул и вас. Тем не менее, по моим сведениям, доля вашей компании на российском рынке пива все время растет – в 2009 году уже 41%.

- У нас сейчас порядка 40%. До 2008 г. рынок рос, потребление на душу населения росло, хотя и не достигло среднеевропейского уровня. Кризис продолжился в прошлом году, и рынок упал на 10%. Это затронуло большое количество людей, занятых в сельском хозяйстве (заказ нашей промышленности в сельском хозяйстве – 4,5 млрд.руб.), в пивоварении, упаковке, торговле. Ведь пиво - это 70% всей стеклотары, которая производится в стране, порядка 30 заводов, 70% всех алюминиевых банок – это 4 завода. Сейчас больше никто не строит, инвестиции остановились. Но самое страшное - это акцизы, которые увеличили в прошлом году в 3 раза. Их влияние на отрасль так быстро не пропадет. Например, по оценкам Ernst&Young, к 2012 г. из-за резкого увеличения акциза на пиво экономика России может недосчитаться около 43 тыс. рабочих мест, из которых только 10 тыс. в пивоваренной отрасли, а 29 тыс. в смежных отраслях.

Так что в этом году рынок будет продолжать падать, это будет 10% или больше, пока точно не знаю, начало года.

Кто-то может сказать, что акцизы – это ответ на молодежное потребление пива, оно есть, и мы с этим боремся. В России проблема в крепком алкоголе. Возьмем структуру потребления среднеевропейской страны, там потребление пива не в литрах, а в чистом потребляемом алкоголе. 30% крепкий алкоголь, а остальное пиво и вино. В России 20% от общего потребления алкоголя пива, а порядка 10% вино и 70% крепкий алкоголь.

- У вас прямая конкуренция с крепкими алкогольными напитками?

- Да, разные формы алкоголя - крепкий алкоголь и пиво - являются в некоторой степени замещающими продуктами. И это использовали политики европейских стран, когда с середины прошлого века стали бороться с чрезмерным потреблением алкоголя. Они поощряли, в том числе и путем налогообложения, потребление слабых алкогольных напитков, а у нас наоборот.



- Чем же можно доказать власти, что ваша отрасль менее болезненна для общества, чем ликеро-водочная?

- Мы приводим некоторые данные, в частности, что соотношение налогообложения потребления водки и пива в России наиболее тяжелое среди всех европейских стран. Если до принятия трехкратного повышения акциза на пиво это соотношение было как в среднеевропейской стране, то сейчас мы впереди планеты всей с большим запасом. Гораздо более сурово облагается пиво, чем водка.



- Это кому-то выгодно?

- Трудно представить, что этому решению не радовались производители водочной продукции. За первый квартал производство пива упало на 20%, и примерно настолько же выросли продажи водки. Когда растет потребление пива, пропорционально растут выплаты налогов. Пиво - это прозрачная отрасль, и здесь почти на 100% выплачиваются налоги. Пиво сложный технологически продукт, и подделать и вывезти его «по-тихому» нереально. Когда растет производство спирта, растет и нелегальный оборот водки, поэтому происходит не рост, а, чаще, снижение налогов. Такие мы цифры показываем в различных министерствах.

Хотел похвалить регулирующие органы за решение по минимальной цене на водку. Такая цена установлена на уровне 89 руб. за бутылку. Но цена лукавая, она не оставляет никакой прибыли производителю. Если, конечно, уплатить налоги, дать маржу дистрибьюторам, розничной торговле и все соответствующие выплаты произвести.

- Если наша власть не потребляет особо алкоголя, в отличие от других президентов, она не заинтересована в том, чтобы продвигать какую-то алкогольную промышленность. Это делают не они, а делают те, кто под ними?

- Трудно сказать, кто. Существует общая точка зрения, что если мы поднимаем налог на крепкий алкоголь, то он уходит в тень. Мы не научились еще с этим бороться. На мой взгляд, это вопрос политической воли. И почему не использовать такую возможность более жестко бороться с нелегальным оборотом, как создание равных условий для отраслей. Это та же проблема, что борьба с коррупцией.



- Будем исходить из того, что Россия у нас новая с 1991 года и мы на начальном пути. Но, тем не менее, начальному пути 20 лет. Как и Вашей компании. В 20 лет принято подводить итоги, говорить о прошлом и о будущем. Очень интересно услышать мнение о вашей команде сегодня?

- Действительно, стать «Балтике» такой, какая она есть сейчас, помогли, прежде всего, люди, стоявшие у истоков компании. «Балтика» всегда была первопроходцем. На что решилась «Балтика» в то время, не решился никто другой. Она первая запустила негосударственный бренд в России. В конце 1990 года сварена, в 1991-м году была продана первая бутылка пива «Балтика». До этого мы знали пиво «Жигулевское», «Рижское» и т.д. Первая компания, которая подошла к европейским стандартам качества. Первое время мы солодовали лопатами ячмень вручную, но делалось все, чтобы качество было достойным. Первое пиво, которое не имело стойкость 7-9 дней, было инфицировано (специальными дрожжами) для повышения качества. Срок сначала был поднят до трех месяцев, потом до шести месяцев, а сейчас и до года. Но я рекомендую употреблять более свежее пиво, оно вкуснее, хотя в течение всего срока хранения наше пиво безопасно. «Балтика» хорошо продавалась в своем регионе. Никто не думал произвести пиво в Санкт-Петербурге и везти его в Москву и как его там встретят.

Я на «Балтику» пришел в конце 1992 года в качестве консультанта. Это был коллектив, который не боялся работать по-новому. Смотрел, как работают западные компании, но не копировал, а делал все по-своему. Первый запускал новые виды упаковки, продукции. Это всегда так – качество и инновационность производства зависят от людей, которые им занимаются.

Первый президент «Балтики» Таймураз Боллоев пришел из компании «Степан Разин». Он был пивоваром. Есть разные этапы развития, на каком-то этапе компанию должен возглавлять человек, который знает все тонкости производства. При Боллоеве компания стала тем, чем надо не за счет того, что он был классным пивоваром, а поскольку он был классным менеджером. А дальше компания достигла такого уровня, где технологи решают технологические вопросы, экономисты экономические вопросы и т.д. И здесь на первый план выходят общие навыки управления, которые я изучал сначала в бизнес-школе, потом на опыте разных компаний в консалтинге, где любимым клиентом была «Балтика».



- Как вы добились такой популярности вашего бренда?

- Он был первым негосударственным, что вызвало интерес, плюс постоянное качество, структура бренда, когда он направлен на разного потребителя – от премиального до массового. Есть сорта на любой вкус, на разную цену, бренд растянут настолько, насколько возможно. Если замахнешься на слишком большую аудиторию, то трудно быть отличительным, трудно быть интересным для всех. Должен быть баланс.



- Вы были уже раскручены, когда запретили рекламу пива на телевидении. Это не сильно вам повредило?

- «Балтика» появилась в 90-х годов. А лидером на рынке стала с 1996 года. Запрет на рекламу был неприятен, особенно для всех специалистов по маркетингу. Хочется иметь большую возможность для творчества, а здесь говорят: нарисуй картинку, но не используй такие цвета. И ты должен развить креатив, когда ограничен в средствах выражения.

Потенциальный рост бизнеса мог быть другим, но, с другой стороны, были и другие меры, кроме запрета рекламы. Например, резкое увеличение акцизов, или обсуждаемое сейчас приравнивание пива к крепкому алкоголю, которое, мы считаем, до конца не оправдано.

Мы согласны, продажи пива надо регулировать, есть такой закон. Можно что-то скорректировать, мы сами поддерживаем ограничение ночных продаж, ужесточение мер к тем, кто продает в ночное время пиво несовершеннолетним и т.д. А полностью уравнять рынок пива и алкоголя…



- Приравнивая пиво к алкогольной продукции вас пытаются вынудить пойти на те же меры, что и производители алкоголя. Непрозрачное производство, теневой капитал и т.д. Вас ставят в равные условия?

- Для «Балтики» так вопрос не стоит, так же, как и для других крупных компаний. Что-то нам не нравится, что-то больше нравиться. Но мы законопослушные. Не могу сказать за всех мелких производителей, для которых это вопрос выживания. Какие они будут принимать решения - это вопрос к ним.



- Когда вы будете праздновать 20-летие компании?
- 20-летие мы будем праздновать 17 июня.

- В связи с этим, может, расскажете о планах по развитию бизнеса, о чем мечтаете?

- Было бы здорово, если ставки акцизов изменялись пропорционально инфляции, потому что это логично и отвечает заявленной цели государственной алкогольной политики - смещению структуры потребления от крепких форм алкоголя в сторону слабых форм алкоголя. Это тот путь, который проделала Европа в прошлом веке. Мы сейчас на этом пути остановились, потому что резко начали повышать акцизы на пиво. Я бы хотел, чтобы «Балтика» продавалась в каждой стране на земном шаре, а пока – в 60 странах, чтобы наше пиво производили там по лицензии.



- А где уже производится пиво по лицензии?

- Это Украина, Казахстан, Узбекистан, Австралия, есть опыт в Великобритании. У нас довольно серьезный опыт в производстве пива по лицензии. Мы и сами производим по лицензии пиво таких сортов, как Kronenbourg 1664, Asahi - это из супер-премиальных сортов, из премиальных - Carlsberg, Tuborg.



- Чего бы еще вы хотели для своей компании, чего хотите добиться?

- Я бы хотел, чтобы у нас в стране могли производить не только нефть и калашниковы. Есть ведь вещи, которыми мы могли гордиться, космическими спутниками, например. Я думаю, «Балтика» сделала шаг в этом направлении. Мы делаем пиво, которое выигрывает на международных конкурсах, а наших специалистов приглашают в жюри.



- Если не секрет, какой у «Балтики» ежегодный оборот?

- Ежегодный оборот в свое время держался около 100 млрд. рублей. Это до кризиса, сейчас поменьше.



- Кстати, некоторые готовятся ко второй волне кризиса. Готовы ли вы к ней и возможно ли к ней подготовиться?

- Как бы ни готовились, все равно кризис приходит неожиданно. Самая главная готовность - это не успокаиваться во время успеха, все время быть начеку, быть готовым к переменам, иметь гибкий ум.



- У вас есть свое агрохозяйство?

- У нас есть агропромышленный проект. Проект он называется не потому, что мы что-то строим, а это вид деятельности, которым мы занимаемся уже несколько лет. Мы уже более пяти лет закупаем специальное сортовое зерно. Вначале мы закупали его из-за рубежа, теперь оно производится и выращивается в России. Эти сорта первоначально предоставляли хозяйствам, предоставляли финансовую помощь, кредитовали, чтобы хозяйства засевали нужный для нас качественный ячмень. Мы заключали с этими хозяйствами договор на будущий урожай и договаривались о фиксированной цене. И хозяйства были уверены, что вырастив ячмень, они не выйдут на непонятный им рынок, не окажутся в руках случая, экономической конъюнктуры. Они имели гарантированный сбыт с гарантированным доходом на будущее.

Мы исповедовали принцип разумного эгоизма. Обеспечив себя качественным сырьем по разумной цене, мы выигрывали, как и хозяйства. И ситуация, когда выигрывает каждый, помогла нам поднять уровень закупаемого у наших хозяйств по контракту количества ячменя до сотен тысяч тонн в год. Даже сейчас, не смотря на кризис, мы рассчитываем, что в будущем можем себя полностью обеспечить ячменем. У нас есть две собственных солодовни. Мы хотим в будущем больше, чем на половину, обеспечивать свои потребности в солоде, опираясь на свое производство, на ячмень, выращенный по контракту нашими сельскими хозяйствами.

- Вашей компании выгоднее заключать контракты с чужими агропромышленными комплексами, нежели иметь свой. Свой - это слишком сложно?

- Это сейчас много крупных агропромышленных холдингов, и они делают хорошую работу. А в свое время это были много мелких хозяйств и небольших земельных участков, которыми легче управлять фермеру, чем одному непрофильному игроку, подобному нам. Сейчас, правда, отрасль во многом изменилась.



- А на сегодняшний день цены на сырье, из которого производят пиво, в каком состоянии?

- Так как наша экономика открыта, конъюнктура цен на сырье в России следует конъюнктуре цен на мировом рынке. До кризиса цена резко выросла, и в какой-то момент нам стало непросто, поскольку серьезно росли наши затраты на сырье. Мы даже шли навстречу нашим производителям, с которыми у нас были долгосрочные контракты, и иногда пересматривали закупочную цену в сторону повышения, чтобы их потери от потенциальной не продажи этого зерна кому-то другому не были значительными. Мы строим отношения на долгую перспективу со своими хозяйствами. Потом, после кризиса, спрос на сырье упал, в России он упал сейчас заметно, в связи с уменьшением объемов производства и потребления пива. Меньше спрос при сохранившемся предложении – это падение цен. Так что сейчас цены для нас благоприятные.



- Вот вы говорите, цены для вас благоприятные, но при этом цены на пиво растут.

- Рост цен главным образом в этом году связан с акцизом. Раньше мы всегда поднимали цены ниже инфляции. Мы специально отслеживаем пищевую инфляцию, инфляцию на пиво, напитки и поднимаем цены ниже пищевой инфляции. Пищевая инфляция была ниже средней. По результатам первых месяцев розничная цена на пиво заметно выросла, у некоторых производителей более 20%. Чистая отпускная цена производителя, может быть ниже прошлогодних, потому что разницу съел акциз. А на акциз распространяется НДС, а на НДС идет как дистрибьюторская, так и розничная наценка.



- Из всего этого следует не только неравнодушие к ситуации в бизнесе, неравнодушие к населению, в частности, социальная ответственность пивовара. И я полагаю, что это одна из основных тем.

- В какой-то мере мы являемся разумными эгоистами. Мы хотим, чтобы к пиву относились положительно. Чтобы к пиву относились как в Германии, Чехии и в других странах, где пиво потребляют в 1,5 раза больше. Если у нас было максимум в пике 78 литров на человека, сейчас оно уже меньше 70, а в Германии, Чехии превышает 100 литров потребления пива на человека.



- А что возрастает, дешевая водка?

- По всем признакам, вырастает дорогая водка.



- Инвестиций сейчас у вас нет?

- Мы продолжали серьезные инвестиции в прошлом году. Достроили солодовню в Ярославле и это часть нашего проекта по самообеспечению себя солодом и часть нашего агропромышленного проекта. Производство солода используется из того ячменя, который мы вырастили по агропроектам. Мы продолжаем инвестиции, которые работают на нашу эффективность, мы решили до конца, несмотря на кризис, довести инвестиции в линию по производству баночного пива в Ростове. Это наш завод. Мы потом будем экономить на логистике баночного пива. Баночное пиво пользуется спросом на юге России и там выгодно его производить. Мы много вкладываем средств на продвижение нашей продукции на рынке - в холодильное, разливное оборудование. Холодильники - это для супермаркетов, магазинов, разливное оборудование - для баров.



- Это ваша забота поставить холодильник в магазин?

- Это все наши инвестиции. Если вы видите холодильник с названием «Балтика» - это наше. Суммарные инвестиции у нас были в прошлом году серьезные. Они составили 100 млн. евро. До этого достигали 300 млн. евро в год. Но это уже инвестиции не в мощности, они либо в повышение производительности труда и в снижение издержек, либо в продвижение нашей продукции.



- Интересная у вас судьба. Вы консультировали «Балтику», со временем перешли в нее и стали ее Президентом. Это совпадение или последовательное движение в вашей жизни?

- Этот путь был постепенным. Революционная перемена была у меня одна, когда я ушел из института Арктики и Антарктики, где работал океанологом. Решился и ушел в бизнес-школу. В бизнес-школе изучал экономику, появился интерес к управлению бизнесом.



- А как же Вы стали океанологом?

- После школы выбирал между двумя факультетами - экономическим и географическим. Взял справочник абитуриента, почитал, увидел, что экономический курс - это все про Маркса и Энгельса, и сразу отказался от этой мысли. А в конце 1980-х годов появились новые возможности, перестройка, кроме того, государство было слабым и не могло заниматься наукой. И надо было выбирать, остаться на факультете географии и писать докторскую диссертацию, или идти в бизнес-школу, я выбрал второе.



- Вы преподавали в одной из первых школ MBA. Как вы считаете, насколько развит MBA в современной России и в какой степени он способствует развитию бизнеса?

- С одной стороны развит, с другой стороны - нет. Развит по сравнению с тем, что было 10 лет назад, тем более 15-20 лет назад. Но с другой стороны, если брать качество этих школ, плотность этих школ на душу населения, на площадь территории - этого катастрофически не хватает. Качественных школ мало, есть пара в Санкт-Петербурге и чуть больше в Москве.



- А как вы полагаете, люди, которые получают образование в MBA, ощущают мир иначе, они действительно понимают бизнес по-другому?

- Разные люди. Очень много великолепных людей, которые MBA не заканчивали. Классический пример - основатель Microsoft Билл Гейтс, он не закончил университет. По складу характера есть люди, которые очень хорошо учатся на дистанции, дома, а есть люди, которым MBI помогает структурировать свои знания, первый раз выполнить дипломную и практическую работу. Это полезно с точки зрения дистанционного обучения, рассмотрения различных кейсов о практической жизни компаний. Это хороший способ привить принятия решений для развития компаний.



- Есть ощущение, что бизнесмены, взрослые конечно, которые чувствуют недостаток обучения, стесняются идти в MBA. Ваш совет будет очень важен, вы же профессиональный преподаватель...

- Я бы не стал фиксироваться на понятии MBA. Есть много курсов, в том числе, стратегического управления, курсов менее продолжительных, направленных на людей серьезного возраста, серьезного багажа. Они приходят, общаются и учатся в кругу себе равных. Это другой опыт, чем если человек с большим стажем будет учиться среди молодежи. Для людей высшего управленческого звена нужно концентрироваться, в основном, на стратегических вопросах.



- А если люди, которые не имеют образования, стесняются учиться?

- Стесняться не надо. Признать, что ты что-то не знаешь - это признать свою сильную сторону. Самое главное преимущество - это знать свои недостатки.



- Вы не пьете пиво?

- Мое любимое пиво – «Балтика №7», особенно после занятия спортом. Пиво мой любимый напиток, который утоляет жажду. Я люблю его после катания на сноуборде.



- А как же диета?

- В интернете много диет пивных. Еще люблю выпить пиво после игры в теннис.



- Вы увлечены бизнесом, занимаетесь спортом. А на детей время остается?

- У меня пятеро детей. Старшей дочке 23 года, младшему сыну 4. Дети разные. Дочка одна играет в теннис. Другая дочка танцуют. Все они учатся. У всех у них разные интересы. Хотелось бы проводить с ними больше времени.



- Вместе с ними вы садитесь за стол, кушаете вкусную еду, радуетесь рассказам?

- Дети индивидуальны, их сложно собрать.



- Все говорят о вашей фантастической трудоспособности, это у вас генетически?

- Некоторые привычки приобретаешь, работая в определенной профессии. Работать много часов - это болезнь, связанная с консалтингом. Я, проработав в консалтинге довольно много времени, такую привычку приобрел.



- У вас есть время, чтобы отвлечься, снять стрессы?

- Сейчас я меньше трачу времени на работу. Я думаю, можно качественно управлять предприятием, если за тобой качественная личная жизнь.



- Этому учат на MBI или пришли к этому сами?

- Я пришел к этому сам. Желание сделать все самому тебя захлестывает. Я начал делегировать какие-то дела и увидел, что получается лучше. Я облегчил себе жизнь, но и увидел коллег с другой стороны.



- Вы не скучаете без преподавания?

- Нет, хотя это очень интересная профессия.



- Когда вам все надоест, вы будете путешествовать, поедете к далекому океану…

- Изучать океан не буду, но меня тянет к морю. Я люблю далекие путешествия.


Вставка:

Антон Олегович Артемьев родился в 1960 году в Ленинграде.

В 1983 году окончил географический факультет ЛГУ (СПбГУ) по специальности «Океанолог». С 1983 по 1988 год работал научным сотрудником НИИ Арктики и Антарктики. В 1988-м защитил кандидатскую диссертацию по географии. С 1989 по 1993 год был преподавателем, деканом факультета Санкт-Петербургского международного института менеджмента (ИМИСП). Обучался в Bocconi University (Милан, Италия) и Henley Management College (Великобритания). С 1992 по 2000 год возглавлял российский операционный отдел в консалтинговой компании Bossard Consultants (с 1998 — Gemini Consulting). В 1992 году при его непосредственном участии и по его рекомендациям в компанию «Балтика» были привлечены инвестиции, которые дали мощный импульс к развитию и фактически определили судьбу предприятия на российском и международном рынке.



В июне 2000 года А.О. Артемьев был назначен исполнительным вице-президентом BBH AB (Стокгольм, Швеция).

1 января 2005 года Артемьев назначен на пост президента ОАО «Пивоваренная компания «Балтика». В апреле 2008 года стал старшим вице-президентом по Восточной Европе компании Carlsberg Breweries A/S.




Если вам нечего будет делать и у вас будет для этого время — приходите ко мне. Мэй Уэст
ещё >>