Жизнеописания восьмидесяти четырех сиддхов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Текст «Чатурашити сиддха-правритти», «Жизнеописание восьмидесяти... 1 28.59kb.
Лончен Рабжампа Дримед Одсер. Драгоценное ожерелье Четырех Тем 5 493.74kb.
Власть и судьба жизнеописания самых знаменитых властительниц от нефертити... 1 15.15kb.
Роман «Айвенго» одно из лучших произведений знаменитого писателя... 40 6017.88kb.
Старцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания... 45 5235.57kb.
Жизнеописания трубадуров 1 116.33kb.
Предостережение праведников от восьмидесяти путей, ведущих в ад Перевод... 1 282.22kb.
Сатгуру Свами Вишну Дэв Сияние драгоценных тайн Лайя-йоги 21 5115.79kb.
Сатгуру Свами Вишну Дэв Сияние драгоценных тайн Лайя-йоги 21 5125.18kb.
От 18 августа 2010 г. N 03-03-06/1/554 1 43.53kb.
Книга является инициацией вхождения в священное измерение (мандалу) 2 402.58kb.
О юноше по имени ланбогон 1 42.69kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Жизнеописания восьмидесяти четырех сиддхов - страница №1/10

Л Ь В Ы Б У Д Д Ы

------------------------------


ЖИЗНЕОПИСАНИЯ ВОСЬМИДЕСЯТИ ЧЕТЫРЕХ СИДДХОВ.
----------
Abhayadatta.

Caturasiti-siddha-pravrtti.


-----------
sMon-grub Shes-rab.

Grub thob brgyad cu rtsa bzhi'i lo rgyus.


------------

Translated into English by James B. Robinson (1979).

Перевел на русский язык Киpилл Щербицкий , член

московского Буддийского Центpа школы

Каpма Кагью (1992).

Помогал Вагид Рагимов (1993).

Мы длагодаpим также членов санкт-петеpбуpгского Центpа

Каpма Кагью Лену Мусаеву, Галю Кокину и Люду Лопатинскую

за помощь в технической pаботе над текстом.

"Спокойный сердцем, невозвышающийся, лучезарный, развитый,

внимательный, освобожденный от зла, гибкий, готовый к действию,

прочный и невозмутимый, он приводит и направляет свои усилия к

состояниям чудесного умения. Он овладевает различными аспектами

этого дара: будучи единичным, он становится многими, и, будучи

многим, возвращается к одному; он становится воспринимаемым и

невоспринимаемым; он преодолевает стены, или холмы, или

заграждения без разрушений, как воздух; он движется сквозь

твердые пласты, как сквозь воду; он идет по воде, не

проваливаясь, как по твердой земле; в позе лотоса он странствует

в небе, как птицы, летящие по ветру; он касается даже солнца и

луны, сколь бы могучи они ни были; в своем человеческом теле он

поднимается выше небесного рая Брахмана".

Samanna-phala-sutta.

--------------


Тибетский текст, перевод которого здесь предложен, является

в свою очередь переводом с Санскрита "Чатуpашити - сиддха -

пpавpити", источника, написанного во второй половине XI или

начале XII столетия Абхайядаттой, "великим гуру из Чампаpы".

Книга представляет собой собрание биографий реальных лиц,

которые суть в то же время агиографии - повествования,

написанные изнутри живой традиции в честь выдающихся и особенно

почитаемых адептов.

Восемьдесять четыре сиддхи представляют тех, кто за

прошедшие несколько столетий достиг прямой реализации учения

Будды. Они являют собой, в частности, pасцвет тантpической

тpадиции в поздний пеpиод pазвития индийского Буддизма. Эта

традиция была наиболее влиятельна с VIII по XII век, особенно

при династии Пала. Когда Буддизм пустил корни в Тибете, сиддхи

поддерживали важнейшие связи между Тибетом и Индией, дав начало

линиям, которые продолжаются в Тибете и в настоящее время.

Для достижения цели, учил Будда, необходимо развить в себе

мудрость ( санскр. пpаджна, тиб. ше pаб ), которая возникает из

единства знания и действия. Существуют три фазы приобретения

такой мудрости: знание, получаемое при прослушивании доктpины;

знание, получаемое при кpитическом анализе ; знание, возникающее

в медитации. Последнее является эффектом практики, вызывающим

трансформацию и ведущим к освобождению.

После становления доктрины собственно медитации часто

оставались в тени. Отчасти как реакция на это положение дел

выходит на пеpвый план Махаяна. Ранняя Махаяна во многом

осознавалась как практическое осуществление того, что прежде

лишь обдумывалось или обсуждалось.

Философские школы Махаяны достигли своего расцвета во II

в.н.э. с разработкой Нагарджуной доктрины Мадхьямика, и вновь в

IV в. с введением Асангой учения школы Йогачара. Оба направления

подчеркивали важность как интеллектуальной, так и медитативной

деятельности, и оба явились наивысшим достижением буддистской

философии в Индии.

Однако со временем вновь стало ощущаться преобладание

информационного аспекта в передаче традиции. Внимание уделялось

скорее искусству вести диспут, формированию навыков философского

мышления и внутриуниверситетским взаимоотношениям. В условиях

развитой школы вопрос о прямой реализации природы Будды

практически не ставился, или, скажем мягче, не ставился

достаточно широко - ни в преподавании, ни в общинном быту.

В таком контексте становится важной Буддистская Тантра. Так

же, как Махаяна уравновесила общеобразовательный характер

Хинаяны, традиция Ваджраяны дополнила первую, настаивая на

важности практического аспекта в учении. Сиддхи - последователи

Ваджраяны - не отвергали традиционных учений, но прежде всего

действовали. Среди них были и собственно философы, такие как

Шантаракшита и Шантидева; традиция причисляет к ним также

Нагарджуну и Асангу. Не существует внутреннего противоречия,

которое препятствовало бы формированию в одном лице крупного

философа и адепта Тантры во всеоружии мастерства и энергии,

которые предполагает этот статус.

Хотя крупнейшие сиддхи, такие как Нагарджуна, были

мастерами наук и искусств и вращались в образованных кругах,

большинство сиддхов выбирали новые пути. В отличие от монахов,

многие из них не изучали подготовительных текстов, но мгновенно

и полностью отдавали себя пpевpащению наставлений в опыт.

Подчеркивание роли практики отвечало глубокому оптимизму

буддистской традиции, дающей возможность собственными силами,

вне волей-неволей социально окрашенных групп и институтов,

обрести несравнимую энергию и свободу. Все, что необходимо, это

- руководство учителя и стремление пройти путь полностью.

Поддерживая и постоянно имея в виду опыт глубоких

медитаций, сиддхи выражали тенденцию, отличную от чисто

умозрительного, школьного Буддизма. Внутренняя трансформация

сознания, являющаяся собственно сиддхи, делала сиддхов

талантливыми учителями. Они демонстрировали неоpдинаpный стиль,

считая любой способ деятельности выражением природы Будды и

любую ситуацию пригодной для передачи учения.

Со временем слово siddhi, "успех, победа", стало означать

сверхъестественные способности, возникавшие в результате

медитации. Так как сиддха - это тот, кто обладает сиддхи,

наименование "сиддха" в общем потоке индийской культуры стало

относиться к магу, а со временем еще и к странствующему

фокуснику. Однако в буддистской традиции существует четкое

различие между двумя типами сиддхи. Высшее сиддхи есть

Просветление, трансцендентальная победа. Это единое,

нераздельное сиддхи, достижимое только на пути Будды. В этой

книге высшим называется сиддхи Махамудры, практики "Великого

Символа".

Второй тип сиддхи означает "магические" способности,

которые могут быть получены и иным путем в любой йогической,

шаманской или подобной тому традиции. Индийская традиция

располагает бесчисленными списками подобных сиддхи, вплоть до

знания эликсира бессмертия, исполняющих желания предметов и т.д.

Оба сиддхи превосходят измерение обычной жизни, но акцент

ставится на первом. Многие яркие способности приходят раньше, и

есть опасность, что их можно принять за освобождение. Но это

лишь первый знак приближения успеха. Развиваясь в сторону

реализации природы Будды, сиддха должен продолжать медитации и

стремиться действовать на благо всех живых существ.

Упоминания о "магии" сиддхов часто трактуются как результат

внешних воздействий на традицию. Но отметим, что магический

элемент входил в главную струю буддийского учения с самого

начала и ясно виден в Сутрах. Прямую аналогию магическим

способностям сиддхов составляют "абхиджны", или

сверхъестественные знания, упомянутые в текстах на Пали, в

частности, первая abhijna, чаще всего называемая "pиддхи" или

"pиддхипада", (пали - иддхи) - способность непосредственного

контроля над элементами универсума.

Вирупа сложил стихотворение, где упоминает несколько

"магических" эпизодов, говоpя: "Если бы я не твоpил чудес, зачем

бы людям было следовать даже внешней Дхаpме?"

Сиддхи умели летать по воздуху, обращать железо в золото,

проходить сквозь огонь, останавливать солнце; они были причиной

многих необычных происшествий. В то же время они усиленно

распространяли Учение, и каждый из них представляет собой яркий

пример успеха в практиках Ваджраяны, живое воплощение Дхармы.


Истории сиддхов можно разделить на два основных класса:

краткие очерки и более подробные сообщения о значительных

фигурах, таких как Вирупа, Нагарджуна и др. В то же время оба

типа повествований, в сущности, резюмируют пройденный путь, а не

являются детальными биографиями. Автор текста был, очевидно,

заинтересован в создании общего обзора известных персонажей

Тантры.
------------

Ж И З Н Е О П И С А Н И Я

В О С Ь М И Д Е С Я Т И Ч Е Т Ы Р Е Х

С И Д Д Х О В.

-------------------


1. ЛУЙИПА.

-------
Учителя Луйипу назвали так потому, что он ел рыбьи

внутренности. Вот рассказ о нем. Жил однажды царь, богатый, как

Кубера, бог процветания. Кроме дворца, украшенного алмазами,

жемчужинами и всем, что можно пожелать, у него было три сына.

Когда он умер, призвали астролога решить, кто из них унаследует

его сокровища. Астролог заглянул в таблицы и объявил, что если

на престол взойдет средний сын, воцарится процветание и

довольство.

Братья короновали принца против его воли, - сам он пытался

всеми силами избежать участи правителя. Его пришлось заковать в

золотые цепи.

Не думая покориться, принц подкупил стражу и с одним из

слуг бежал в Раманешвару, где правил тогда царь Рамала. Там он

выбросил шелковое одеяние и все, что могло его выдать, оделся в

рубище и стал вести жизнь городского нищего. Но внешность принца

была так привлекательна, что каждый давал ему что-нибудь, и он

мог совершенно не беспокоиться о пище.

Позже принц перебрался в Бодхгайя, где дакини заботились о

нем и учили его, а еще позже оказался в Салипутре, резиденции

царя этой страны. Все это время он питался подаянием и ночевал

на могилах.

Однажды по пути на рынок он зашел в харчевню. Хозяйкой там

была дакиня из числа живущих среди людей. Взглянув на принца,

она подумала: " Он уже полностью очистил четыре чакры, но у него

есть проблема: он не перестал задумываться о своем статусе среди

людей". Она положила в миску гнилые объедки и подала ему, а

когда он их выбросил, рассердившись, сказала: " Если ты до сих

пор различаешь хорошую и плохую пищу, как Дхарма придет к тебе ?

"

Принц понял, что отличая одно от другого он отдаляется от



Просветления. Он стал вылавливать в Ганге выброшенные рыбьи

внутренности и питался этим в течении двенадцати лет, занимаясь

практикой. Когда однажды торговка рыбой увидела его за едой, она

назвала его Луйипа, "старые рыбьи потpоха". Под этим именем он

достиг Просветления и прославился. Конец этой истории вы узнаете

из рассказа про Тенгипу и сутенеpа Дарику.


--------------

2. ЛИЛАПА.

------------

В Южной Индии был некогда царь, восседавший на троне льва,

- оплот могущества и процветания. Однажды, увидев странствующего

йога, он сказал: " Ты должен очень страдать, скитаясь по всей

стране в таком состоянии". "Я не страдаю, страдает человек на

вашем месте", - ответил йог. "Почему же

?" - " Вы боитесь потерять царство и тревожитесь,

оправдаются ли ваши надежды. От этого вы страдаете. Мне же, если

придется оказаться в огне, я не сгорю. Я не умру и от яда.

Благодаря учению мудрых я заранее избавлен от мук старости и

смерти". Царь поверил ему и сказал: "Мне нельзя уйти

странствовать, но я могу заниматься медитацией здесь, во дворце.

Дайте мне наставления". Йог дал ему посвящение Хеваджры и обучил

медитации Неподвижной точки ( тиб. dran pa cig pa'i ting nge

'dzin ).

Царь стал медитировать во время церемоний на троне льва, в

окружении семьи и министров, не обращая внимания на шум и

музыку. Он занимался медитацией даже ночью, хотя за свою

привязанность к чувственным удовольствиям и был прозван

любителем игp - "Лилапа".

Продолжая следовать наставлениям, он полностью

сосредотачивался на перстне, который носил на правой руке. Потом

он осуществлял визуализацию Хеваджры. Он соединил стадию

pазвития и стадию завеpшения, и совеpшенное всеведение возникло

само собой. Он достиг сиддхи Махамудры и многих удивительных

способностей.

Итак, если вы соберете вместе эти три условия:

наставления учителя, ваши собственные усилия и необходимую

пpошлую каpму, вы можете освободиться, даже не отказываясь от

того, что дает вам мир. Царь Лилапа оказал помощь бесчисленному

количеству живых существ прежде, чем сам ушел в ясный свет.
------------------

3. ВИРУПА.

----------
Вирупа родился на востоке, в Трипуре, в столице царства

Девапалы. В Южной Индии существовал вихара ( буддийский центр

) Сомапури, "город Луны": круг Дхармы в несколько тысяч чело-

век, настоящий океан Просветления. Там Вирупа попросил

посвящение. За двенадцать лет он дважды повторил мантру

Ваджраварахи миллион pаз, но ни сном ни духом не увидел ни следа

сиддхи. Придя в отчаяние, он разорвал свои четки и выбросил их в

отхожее место. Вечером, без четок, он оказался на обязательной

молитве. Неожиданно появилась дакиня. Она вернула ему четки со

словами ободрения: " Дорогой ученик, не теряй надежды на мое

благословение. Делай практику, которая исключает все знаки и

концепции".


Самое естественное, каждый раз здесь, состояние ума и есть

сущность Ваджраварахи. Это так применительно к тебе, так

применительно к другому, а ты неопытен, как ребенок. Наш ум

- желанная драгоценность - не освежается от порождения

мнений. Знать ядро практики - всегда достаточно.
После этого случая Вирупа практиковал двенадцать лет и

обрел сиддхи. Однажды служка купил вина и мяса и принес ему;

после этого Виpупа стал ловить голубей и есть. Когда голубей не

стало, монахи заинтересовались: " Кто среди нас поедает голубей

? Монах не может заниматься этим". Монахи осмотрели кельи, и в

том числе келью Вирупы. Заглянув в окно, они как раз застали его

за вином и голубиным мясом. На ближайшем же собрании было решено

изгнать Вирупу из вихары. В день изгнания он поднес образу Будды

свое монашеское одеяние и чашу для подаяния, сделал поклоны и

вышел. Один из последних монахов на дороге спросил его: " Куда

ты пойдешь теперь ?" Вирупа ответил: " Вы изгнали меня, к чему

это любопытство ?"

Недалеко от вихары было большое озеро. Вирупа сорвал цветок

лотоса и поднес его Будде. Потом на краю озера он встал на лист

лотоса и побрел по воде на другой берег. Те, кто был в Сомапури,

исполнились раскаяния и сожаления. Они поклонились Вирупе и,

схватив его колени, обратились к нему. " Зачем же вы убивали

птиц


?" " Я никого не убивал", - ответил Вирупа и попросил служку

принести останки. Когда мастер щелкнул пальцами, перья

превратились в голубей, еще более гладких и упитанных, и все

вокруг были этому свидетелями. С тех пор Вирупа оставил общину и

стал вести жизнь странствующего йогина.

Когда Вирупа пришел на берега Ганга, он попросил еды и

питья у местной богини, но она ничего ему не дала. Тогда

рассерженный мастер раздвинул воды и перешел на другой берег.

В Канасати Вирупа купил в харчевне вина. Девушка подала ему

вино и рисовые лепешки, которые ему очень понравились. Он

оставался за столом два дня, и солнце не двигалось, а тамошний

царь, озадаченный, потребовал узнать, кто сотворил это чудо.

Богиня солнца явилась царю во сне и сказала: " Странствующий

йогин оставил меня в заклад девушке из харчевни". Через

некоторое время, когда царь и его свита заплатили за вино,

расход которого уже достиг колоссальных размеров, Вирупа исчез.

После этого он направился в страну Индра, где жили

идолопоклонники. Там был, например, сорокаметровый образ Шивы в

виде "Великого Владыки", Махешвары. Вирупе предложили

поклониться ему, но он ответил: "Старший брат не обязан

кланяться младшему". Царь и его приближенные закричали, что

убьют Вирупу, если он тут же не сделает поклонов. " Я не могу -

это будет большой грех", - сказал Вирупа. " Пусть твой

'грех' падет на меня !" - рассмеялся царь. Когда мастер сложил

руки и сделал простирание, огромная статуя раскололась пополам и

раздался голос: " Я подчиняюсь тебе!" После клятвы колосс вновь

стал целым, как и был. Местные жители посвятили Вирупе все дары,

принесенные статуе Шивы, и обратились в Буддизм. Говорят, часть

из этих даров сохранилась.

После этого мастер отправился на восток Индии в Девикоту,

где почти все население к тому времени стало ведьмами. Они

зачаровывали любого, кто решался остановиться у них.

Прибыв туда, мастер сразу нашел, где ему поесть, но, обойдя

весь город, не смог отыскать ночлега. Единственный буддист,

которого он встретил, молодой брахман, рассказал ему, что в

стране совсем не осталось людей, поскольку все стали ведьмами, и

это приносит неисчислимый вред. Они прошли в заброшенный храм,

где мастер мог остановиться. Здесь он дал юноше посвящение и

научил его мантрам.

Тем временем ведьмы собирались и говорили друг другу:

"Должна быть принесена жертва, и уже есть все сорта мяса, кроме

человеческого". Потом кто-то крикнул : "Я, кажется, знаю, где

найти двоих!" "Приведи их", - заволновались и завопили все. Но

когда ведьма попыталась сделать это, она была остановлена юношей

брахманом. Она пробовала снова и снова, но безуспешно.

Позже они заметили Вирупу на стволе поваленного дерева.

Схватив мастера вместе с деревом, они хотели сварить его в вине,

но он выпил все, что у них было. Тогда, пытаясь убить его, они

испустили пронзительный шипящий крик, но Вирупа рассмеялся в

ответ двенадцатью взрывами ужасающего хохота, и все ведьмы упали

замертво от страха.

Вирупа обязал ведьм дать обет, что отныне они примут

Прибежище в Будде и не будут вредить другим буддистам. Они не

должны наносить вред ни одному живому существу, разве что иногда

отпить немного крови у тех, кто живет без Прибежища или не

следует пути Просветления. Если же они нарушат обет, им отрежут

головы циркулярным диском и северный Якша выпьет их кровь. Даже

сейчас очертания диска и Якши иногда видны в небе в тех местах.

Позже мастер включил связанных обетом ведьм в число защитников

Дхармы.
И снова Вирупа вернулся в Девикоту. Шива и богиня Ума

создали для него на дороге призрачный город с населением 450000,

а боги тридцати трех небес и всех божеских миров подносили ему

дары. Он же прочел им такие стихи:
В Сомапури, еще безусым монахом,

я смиренно следовал уставу Винайи,

и карма

привела меня к полному посвящению в Учение.



Двенадцать лет я медитировал с концепциями,

и ничего не произошло, даже во сне;

вымотавшись и все прокляв, я выбросил свои четки.

И тогда дакиня пришла мне на помощь;

благодаря ей я вернул себе силы

и правильно понял, что такое сансара.

Я стал практиковать, не порождая концепций,

хотя монахи и считали, что нельзя вести себя так, как я. И,

чтобы развеять их заблуждения, я прошел по воде и не

утонул. Я повернул Ганг и, чтобы стало еще веселее, оставил

трактирщику в залог солнце. Я расколол идола на глазах у

веривших в него, а в Девикоте взял под контроль народ,

потерявший остатки ума. Когда мою энергию увидел Шива, он

построил город в мою честь. В конечном итоге, если бы я не

делал всего этого, зачем бы люди стали следовать даже

внешней Дхаpме?

С этими словами Вирупа ушел в ясный свет.
-----------

4. ДОМБИПА.

-----------
В стране Магадха жил человек царского рода, достигший

сиддхи Хеваджры. Посвящение ему дал учитель Вирупа, и, получив

наставления, он теперь осуществлял их на практике. Он относился

к своим подданным, как отец к единственному сыну, но никто не

догадывался, что он вошел в ворота Дхармы. Он был доброжелателен

до глубины души, и люди говорили: " Этот правитель действительно

очень пpаведный человек".

Однажды царь сказал министрам: " В нашей стране люди

мучаются. Воры и грабители разрушают собственность, доходы низки

и растет число бедных и нуждающихся. Чтобы спастись от нищеты и

страха, повесим на суку большой колокол! Пусть каждый, ставший

свидетелем преступления или несчастья, подойдет и ударит в

него". Так и было сделано.
Спустя некоторое время группа певцов и танцовщиков из

низкой касты пришла в столицу показать свое искусство при дворе.

Очень красивая девушка, дочь одного из певцов, сопровождала

труппу. Ее лицо было действительно миловидно, а фигура -

совершенна. Она выглядела невинным ребенком, обладая при этом

всеми чертами падмани, благородной девушки. И царь спросил

певца, не отдаст ли тот ему свою дочь.

" Ваше величество - владыка Магадхи, страны в восемьсот

тысяч городов, - ответил отец. - С рождения Вы свободны от забот

о хлебе. Мы же - низшей касты, все избегают и порочат нас. Такая

просьба будет недостойна вашего рода".

Царь повторил свое предложение, но уже более настойчиво;

наконец девушка перешла к нему, а он заплатил отцу сумму,

достойную такого сокровища. Двенадцать лет никто не знал, что

девушка стала тантрическим партнером царя; но в конце концов

тайна раскрылась. "Наш царь вступил в связь с низкородной

женщиной", - заговорили в Магадхе. Тогда он отрекся от престола

в пользу сына, а сам с женой удалился в джунгли. Еще двенадцать

лет они провели там, практикуя Тантру.

Мало помалу счастье отвернулось от Магадхи, и наследник

оказался не в состоянии управлять страной. После долгих

совещаний было решено передать власть предыдущему царю.

Специальное посольство отправилось в джунгли. Они застали

царя сидящим в медитации прямо на земле под деревом. Женщина в

это время пошла за водой. Было отчетливо видно, как она скользит

по глади озера, стоя на листе лотоса, и не тонет. Посланные были

так поражены, что не стали беспокоить их и вернулись рассказать

об увиденном. Жители Магадхи твердо решили послать йогу

приглашение вновь взойти на престол.

Царь и его подруга появились в городе верхом на молодых

тиграх, вместо кнута держа в руках ядовитых змей. Изумленные

горожане вышли к ним навстречу и сказали: "Если Вы станете

править нами, поистине все будет благополучно. Не вернетесь ли

Вы на Ваш трон ? " "Я - низкой касты, как я могу сделать это

? - спросил царь. - Хорошая или плохая каста, это ведь важно

для вас сейчас, только после смерти это становится безразлично.

Сожгите нас, и когда мы вновь родимся из огня, я сделаю, как вы

просите". И горожане сожгли царя и женщину на огне сандалового

дерева, и огонь этот горел семь дней. Иногда людям удавалось


следующая страница >>



Разумеется, человека можно любить, — если знаешь его не слишком близко. Чарлз Буковски
ещё >>