Жизнеописания трубадуров - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Власть и судьба жизнеописания самых знаменитых властительниц от нефертити... 1 15.15kb.
Старцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания... 45 5235.57kb.
Жизнеописания восьмидесяти четырех сиддхов 10 1635.54kb.
О поэтессах эпохи трубадуров Перевод с немецкого Э. Венгеровой 1 338.87kb.
Литература Франции Литература 5-15 вв. Песнь о Роланде. Лирика трубадуров. 1 45.04kb.
Будни сталинской Москвы 1 122.34kb.
Жизнеописание святого Франциска Ассизского Супруга госпожи Бедности 6 1098.29kb.
3. Жанровая природа немецкого миннезанга (рыцарская поэзия и фольклорное... 1 64.37kb.
Биография н. И. Лобачевского (К 150-летию со дня смерти Н. И. 1 255.67kb.
Симеон Новый Богослов и Симеон Благоговейный Издательство Свято-Елисаветинского... 1 326.59kb.
Нам думается, что уместно будет начать очередной отчёт о музейной... 1 142.91kb.
Эссе по итогам педагогической 1 101.62kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Жизнеописания трубадуров - страница №1/1

ЖИЗНЕОПИСАНИЯ ТРУБАДУРОВ.

Перевод М. Б. Мейлаха и Н. Я. Рыковой. Переводы стихов А. Г. Архипова, Д. В. Бобышева, В. Л. ДынникА. Г. Наймана, С. В. Петрова


ДЖАУФРЕ РЮДЕЛЬ, СЕНЬОР БЛАЙИ 1
Джауфре Рюдель, сеньор Блайи, был муж весьма знатный. Заочно полюбил он графиню Триполитанскую 2, по одним лишь добрым слухам о ее куртуазности, шедших от пилигримов, возвращавшихся домой из Антиохи 3. И сложил он о ней множество песен, и напевы их были очень хорошие, но слова простые 4. И так хотел он узреть ее, что отправился в крестовый поход 5 и пустился плыть по морю. На корабле одолела его тяжкая болезнь, так что бывшие с ним считали его уже умершим и, доставивши в Триполи, как мертвого, положили в странноприимном доме. Графине же дали знать об этом, и она пришла к нему, к самому его ложу, и заключила в свои объятия. Сразу узнал он, что то сама графиня, и вернулись к нему слух и чувства 6. И воздал он славу Господу за то, что сохранилась ему жизнь, пока он ее не узрел. И так он и умер у нее на руках. И повелела она похоронить его с великими почестями при храме тамплиеров 7, сама же по великой горести о нем в тот же день постриглась в монахини.
Длиннее дни, алей рассвет 8,

Нежнее пенье птицы дальней,

Май наступил – спешу я вслед

За сладостной любовью дальней.

Желаньем я раздавлен, смят,

И мне милее зимний хлад,

Чем пенье птиц и маки в поле.
Я верой в Господа согрет –

И встречусь я с любовью дальней.

Но после блага жду я бед,

Ведь благо – это призрак дальний.

Стать пилигримом буду рад,

Чтоб на меня был брошен взгляд,

Прекраснейший в земной юдоли. [19]
Услышать на мольбу в ответ

Жду, что готов приют мне дальний;

Я мог бы, если б не запрет,

Быть рядом с ней и в дали дальней;

Польются наши речи в лад

И близь и даль соединят,

Даря усладу после боли.
Печаль и радость тех бесед

Храню в разлуке с дамой дальней,

Хотя и нет таких примет,

Что я отправлюсь в край тот дальний:

Меж нами тысячи лежат

Шагов, дорог, земель, преград...

Да будет все по Божьей воле!
Даю безбрачия обед,

Коль не увижусь с дамой дальней.

Ее милей и краше нет

Ни в ближней нам земле, ни в дальней.

Достоинств куртуазных клад

Сокрыт в ней – в честь ее я рад

У сарацинов 9 жить в неволе.
С Творцом, создавшим тьму и свет,

Любви не позабывшим дальней,

Я в сердце заключил завет,

Чтоб дал свиданье с дамой дальней,

Чтоб стали комнаты и сад

Роскошней каменных палат

Того, кто ныне на престоле.
Мой только тот правдив портрет,

Где я стремлюсь к любови дальней.

Сравню ль восторги всех побед

С усладою любови дальней?

Но стать горчайшей из утрат –

Ибо я крестным был заклят –

Ей предстоит. О, злая доля!
О, сладость горькая утрат!

Будь крестный мой врагом заклят 10!

Страсть без ответа – что за доля! [20]
(Перевод А.Г Наймана)
Комментарии
1. Джауфре Рюдель, сеньор Блайи – ок. 1125-1148 гг. Легенда о "дальней любви", восходящая к соответствующим мотивам поэзии трубадура, связана одновременно и с фольклорными источниками (см. статью в Приложениях, с. 536-537). Легенда эта пользовалась особенной популярностью у романтиков XIX в. и многообразно интерпретировалась учеными XX. Ср. рис.: Н. Врубель. "Принцесса Греза".
Критическое издание: Jeanroy A. Les chansons de Jaufre Rudel. P., 1924.
2. ...графиню Триполитанскую... – Триполи – город в Палестине, завоеванный крестоносцами в 1104 г. и процветавший при графах Триполитанских до 1289 г.
3. Антиохия – город в Сирии, находившийся под властью крестоносцев с 1097 по 1270 г.
4. ...слова простые. – Ср. III, примеч. 5 и IV, примеч. 3.
5. ...отправился в крестовый поход... – Очевидно, во второй поход 1147 г., что подтверждается текстом песни Маркабрюна, содержащей посылку "Джауфре Рюделю за море".
6. ...и вернулись к нему слух и чувства... – Букв.: слух и обоняние.
7. ...похоронить... при храме тамплиеров... – Тамплиеры, или храмовники – духовно-рыцарский орден, основанный в 1119 г. крестоносцами в Палестине для защиты от мусульман местных христиан и пилигримов. Название свое орден получил потому, что первоначально размещался вблизи места, где, по преданию, был иерусалимский храм.
8. Длиннее дни, алей рассвет... – (Р.-С. 262,2). – Снова песня открывается весенним запевом.
9. Сарацин – араб, мусульманин.
10. ...Ибо я крестным был заклят... Будь крестный мой врагом заклят! – Согласно средневековым представлениям, крестными родителями могли становиться ведьмы и оборотни; есть, однако, мнение, что под крестным отцом здесь имеется в виду Гильем Аквитанский.

Гильом Аквитанский,


ГРАФ ПУАТЕВИНСКИЙ 1
Граф Пуатевинский был одним из куртуазнейших на свете мужей 2 и превеликим обманщиком женщин. Как доблестный рыцарь владел он оружием и отличался щедростью 3 и великим искусством в пении и трубадурском художестве 4. И немало постранствовал он по белу свету, повсюду кружа головы дамам. И был у него сын, каковой в жены взял герцогиню Нормандскую 5, родившую ему дочь, которая стала женой Генриха, короля английского, матерью Короля-юноши, эн Ричарда и графа Джоффруа Бретанского 6.
Нежен новый сезон: кругом 7

Зеленеет лес, на своем

Языке слагает стихи

Всяк певец в листве, как ни мал;

Все проводят в веселье дни,

Человек же – всех больше шал.


Но оттуда, куда влеком,

Нет посланца с тайным письмом –

Ни взыграй душой, ни усни;

Та ль она, какую желал,

Не узнав, останусь в тени;

Прав ли я, пусть решит финал.


Беспокойной нашей любви

Ветвь боярышника сродни;

Нет листочка, чтоб не дрожал

Под холодным ночным дождем,

Но рассвет разольется ал –

И вся зелень вспыхнет огнем. [9]


Так, однажды, в лучах зари

Мы закончить войну смогли,

И великий дар меня ждал:

Дав кольцо, пустила в свой дом;

Жизнь продли мне Бог, я б держал

Руки лишь под ее плащом.


Мы с Соседом Милым близки 8

А что разные языки –

Ничего: я такой избрал,

Что на нем речь льется ручьем;

О любви пусть кричит бахвал,

Мы ж разрежем кусок ножом


(Переводы песен трубадуров здесь и дальше принадлежат, за исключением оговоренных случаев, А.Г Найману.)
* * *
Сложу стихи я ни о чем 9,

Ни о себе, ни о другом,

Ни об учтивом, ни о том,

На что все падки:

Я их начну сквозь сон, верхом,

Взяв ритм лошадки.


Не знаю, под какой звездой

Рожден: ни добрый я, ни злой,

Ни всех любимец, ни изгой,

Но все в зачатке;

Я феей одарен ночной

В глухом распадке.


Не знаю, бодрствовал иль спал

Сейчас я, – кто бы мне сказал?

А что припадочным не стал,

Так все припадки

Смешней – свидетель Марциал 10! –

С мышонком схватки.


Я болен, чую смертный хлад,

Чем болен, мне не говорят.

Врача ищу я наугад,

Все их ухватки –

Вздор, коль меня не защитят

От лихорадки. [10]


С подругой крепок наш союз,

Хоть я ее не видел, плюс

У нас с ней, в общем, разный вкус:

Я не в упадке:

Бегут нормандец и француз 11

Во все лопатки.


Ее не видел я в глаза

И хоть не против, но не за,

Пусть я не смыслю ни аза,

Но все в порядке

У той лишь, чья нежна краса

И речи сладки.


Стихи готовы – спрохвала

Другому сдам свои дела:

В Анжу пусть мчится как стрела

Он без оглядки,

Но прежде вынет из чехла

Ключ от разгадки.


* * *
Про то стихи сейчас сложу 12,

Про то спою, о чем тужу;

Любви я больше не служу –

Знай, Пуату и Лимузен.


В изгнанье отправляюсь я,

Тревог и страха не тая:

Война идет в мои края,

Лишенья сына ждут и плен.


Горька разлука с домом мне,

Мое именье Пуатье

Отдам Фольконовой семье 13,

Мой милый сын-его кузен.


Но, знаю, будет побежден

Гасконцем иль Анжуйцем он,

Коль не поможет ни Фолькон,

Ни тот, кто выделил мне лен 14. [11]


Быть должен смел он и суров.

Когда покину я свой кров,

Но слаб он, юн и не готов

Жить средь насилья и измен.


Гнев на меня, мой друг, отринь!

И ты, Христос, прости! Аминь.

Смешав романский и латынь

В моленье не встаю с колен.


Я Радость знал, любил я Бой,

Но – с ними разлучен судьбой –

Взыскуя мира, пред Тобой,

Как грешник, я стою согбен.


Я весельчак был и не трус.

Но, с Богом заключив союз,

Хочу тяжелый сбросить груз

В преддверье близких перемен.


Все оставляю, что любил:

Всю гордость рыцарства, весь пыл…

Да буду Господу я мил,

Все остальное – только тлен.


Но вспомните, когда умру.

Друзья, на траурном пиру

То, как я весел был в миру –

Вдали, вблизи, средь этих стен.


Скитальца плащ с собой беру

Собольей мантии взамен 15.


Комментарии
1. Граф Пуатевинский (или Пуатусский) – 11 дошедших до нас песен этого, согласно традиции, первого трубадура не только лежат у истоков провансальской, а вместе с нею европейской поэзии, но и обнаруживают его яркую поэтическую индивидуальность. Они распадаются на две основные группы – на куртуазные песни, в которых заданы все основные мотивы последующей любовной лирики, и на проникнутые веселым цинизмом пьесы, где эти мотивы характерным образом пародируются и всячески снижаются. Благодаря выдающейся исторической роли, какую играл этот замечательный человек, мы располагаем значительным числом исторических сведений о нем. Гильем, седьмой граф Пуатье и девятый герцог Аквитанский (1071-1126), владел вотчинами, размерами превышающими владения французской короны. Этот трубадур, которого называют "Вийоном XII века", прожил необычайно бурную жизнь, в частности, потерпел поражение в крестовом походе, а за необузданный нрав и по обвинению в прелюбодеянии дважды был отлучен от церкви, но всякий раз возвращался в ее лоно.
Чрезвычайно интересна в этом свете характеристика его провансальским биографом (см. обширный материал в переводах из латинских хроник в Дополнении втором).
Новейшее критическое издание: Pasero N. (ed.). Guglielmo IX. Poesie. Modena, 1973.
2. ...был одним из куртуазнейших на свете мужей... – Комплекс куртуазных качеств, частично развернутых далее, заключает всевозможные черты внутреннего совершенства личности, умение их проявлять в отношениях с другими людьми, а также совершенство в любви.
3. ...и отличался щедростью... – Щедрость – одна из важнейших характеристик куртуазной личности; особое значение имела щедрость покровителей для трубадуров, нередко не имевших иных средств к существованию.
4. ...искусством в... трубадурском художестве. – Т.е. в искусстве сочинения песен.
5. ...в жены взял герцогиню Нормандскую... и т.д. – Ошибка автора жизнеописания. Герцогиней Нормандской стала в 1152 г. внучка трубадура, Алиенор Аквитанская. См. о ней подробнее VI, примеч. 8.
6. …матерью Короля-юноши, эн Ричарда и графа Джоффруа Бретанского... – См. о них подробно XI, примеч. 6,7. Эн – господин (лат. dominus), ср. исп. don.
7. Нежен новый сезон: кругом... – (Р.-С. 183,1). – Песня типично куртуазная, если не считать вероятного снижения в последнем стихе, который, однако, просто может значить: сделаем все необходимое. Песня открывается традиционным весенним запевом, восходящим к архаическим фольклорным и обрядовым источникам. Наряду с устанавливаемым им параллелизмом между весенним обновлением и любовью трубадура возможны модели по принципу противоположности (например, у Пейре Овернского, Арнаута Даниэля и др.).
8. Мы с Соседом Милым близки... – Милый Сосед – сеньяль, условное имя, которым трубадуры обозначают возлюбленную Даму.
9. Сложу стихи я ни о чем... – (Р.-С. 183,7). – Эта песня с ее бурлескными мотивами примыкает к песням скорее второй группы. Тяготея к жанру девиналя (загадки), она строится на серии антитез. Исследователи находят в этом тексте, породившем серию подражаний в творчестве последующих трубадуров, элементы августинианской мистики: поэт, как бы не зная, бодрствует он или спит, надеется в то же время достичь недостижимого знания.
10. ...Смешней – свидетель Марциал! – Поэт призывает в свидетели св. Марциала, почитаемого как просветителя Лимузина.
11. ...Бегут нормандец и француз... – Северяне почитались на Юге недостаточно куртуазными, поэтому им нет места близ дамы.
12. Про то стихи сейчас сложу... – (Р.-С. 183,10). – Эта песня, традиционно считающаяся последней песней Гильема, была, по-видимому, им сочинена во время тяжелой болезни, постигшей трубадура в 1111-1112 гг. Эта кансона как бы примиряет два указанных направления его лирики.
13. ...Отдам Фольконовой семье... – Фолькет V Юный, граф Анжуйский, приходился троюродным кузеном сыну Гильема Аквитанского, будущему Гильему X. Отношения между двумя домами отличались постоянным соперничеством.
14. ...Ни тот, кто выделил мне лен. – Номинально Гильем был вассалом слабейшего, нежели он сам, французского короля Людовика VI.
15. ...Собольей мантии взамен. – Т.е. взамен герцогского облачения.




Мы не поможем людям, делая за них то, что они могли бы сделать сами. Авраам Линкольн
ещё >>