Жанна – жена Сергея. Сергей – сын Михаила Андреевича. Георгий - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Избранные публикации д ф м н., доцента кафедры химической физики... 1 55.38kb.
Сергей Прокофьев «Ромео и Джульетта» 1 124.18kb.
Т. А. Алексеева Государственный комплекс «Дворец конгрессов» 3 474.92kb.
Необычная судьба 191-го мотострелкового полка – от Латвии до Афганистана 1 169.09kb.
Георгий жженов из книги 1 35.43kb.
Встреча Сергея Иванова с представителями молодежных организаций 4 770.86kb.
Биография Сергея Владимировича Михалкова Сергей Владимирович Михалков 1 35.83kb.
Прохорова включили в число русских евреев: Израиль сегодня 1 283.77kb.
Жертвой вымогателей $2 млн стала жена экс-сенатора Михаила Капуры 1 14.04kb.
Жена-спорщица 1 153.69kb.
Действующиелиц а 1 199.95kb.
Мама не спит 2013 Странная комедия Действующие лица Мама 1 333.44kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Жанна – жена Сергея. Сергей – сын Михаила Андреевича. Георгий - страница №1/1



Стефан Савелли

ПОСТОРОННИЕ

2012


Пьеса в двух частях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА



Михаил Андреевич – пожилой мужчина, вдовец.

Анна Дмитриевна – пожилая женщина, вдова.

Жанна – жена Сергея.

Сергей – сын Михаила Андреевича.

Георгий – друг юности Михаила Андреевича и Анны Дмитриевны.

Леня – внук Михаила Андреевича, сын Сергея и Жанны.

Алексей – муж дочери Анны Дмитриевны.

Часть первая

Полупустое недорогое кафе. За столиком засидевшись выпивают двое пожилых мужчин, друзья юности – Михаил и Георгий. Михаил Андреевич скромно празднует свой очередной день рождения.

Г е о р г и й. Миша, ты знаешь, ты – мой лучший, единственный настоящий, верный друг. Так вот Миша, я искренне желаю тебе долголетия, процветания и неувядающей любви! С днем рождения, Миша!

М и х а и л. Спасибо, Георгий. Я, правда, не понял, какой «неувядающей любви» ты мне желаешь… Это шутки такие?

Г е о р г и й. Ну какие же шутки, Миша… Любовь – это же смысл нашей никчемной жизни. Разве нет? Прости, если я говорю слишком возвышенно, но я действительно так считаю…

М и х а и л. Нет же, Георгий, я о другом. Я ведь столько лет вдовец… Моя любовь уже увяла много лет назад… Она, быть может, и расцветет вновь, но в какой-то совсем другой жизни… Ты ведь знаешь, Георгий, что я ни разу не жалею о своем одиночестве.

Г е о р г и й. Конечно, Миша, конечно!

М и х а и л. Вот. Мою любовь взяла смерть, но моя верность ей осталась. Мою память отдельно от меня убить нельзя…

Г е о р г и й. Послушай, но неужели тебе не хочется душевного тепла?

М и х а и л. Моя супруга покинула меня, но наша семья осталась. У нас есть прекрасный сын, есть внук… Ты думаешь, мне не хватает их тепла?

Г е о р г и й. Миша, ну брось же! Не притворяйся глупеньким! Я же совсем о другом!

М и х а и л. О чем?

Г е о р г и й. Ладно, поговорим откровенно.

М и х а и л. Поговорим.

Г е о р г и й. Давно хотел тебя спросить… Спрошу сейчас, наконец. Спрошу?

М и х а и л. Спроси.

Г е о р г и й. Миша! Когда ты видишь перед собой молоденькую эффектную девушку, о чем ты думаешь, Миша?

М и х а и л. В каком смысле?

Г е о р г и й. Ну ты думаешь о чем-то???

М и х а и л. Я думаю о том, что она могла бы быть моей внучкой.

Г е о р г и й. Прекрасный ответ! А я думаю, мог бы ей понравиться такой старик как я, или нет!

М и х а и л. Я так и знал. Это и есть твоя «неувядающая любовь». Сплошная пошлость.

Г е о р г и й. Это не пошлость, а душевная молодость!

М и х а и л. Знаешь что?

Г е о р г и й. Что?

М и х а и л. Я думаю, что «молоденькой эффектной девушке» такой старик как ты мог бы понравиться, а такой как я – никогда в жизни!

Г е о р г и й. Это еще почему?!

М и х а и л. Что значит «почему»? Просто я так считаю. Вот и все.

Г е о р г и й (возмущенно). Ты так считаешь?! Это ты так считаешь?!

М и х а и л. Да, я так считаю! Имею право.

Г е о р г и й. То есть ты в очередной раз заявляешь мне, что я хуже тебя?! Это еще почему?! Чем я сейчас-то тебе не угодил? Я, значит, на старости лет могу себе позволить (это по-твоему!) заниматься всякими пошлостями, а ты, значит, такой чистенький, опрятненький… Это еще почему?!

М и х а и л. Какие пошлости? Ты же сам мне только что говорил о своей «душевной молодости»!

Г е о р г и й. А тебе какая разница, что я говорил?! Какое право ты имеешь цепляться к словам?! Твое поведение унизительно! Это наглость! Это невозможно терпеть!

М и х а и л. Георгий! Георгий! Георгий?

Г е о р г и й. Ну что-о???

М и х а и л. Георгий. Да пошел ты, Георгий!

Г е о р г и й. Сам ты пошел!

Пауза.

Г е о р г и й. Миша?



М и х а и л. Что?

Г е о р г и й. Пошел ты сам!

М и х а и л. Спасибо, Георгий.

Пауза.


Г е о р г и й. Миша? С днем рождения, Миша!

М и х а и л. Спасибо, Георгий.

Герои замолкают. Входит пожилая женщина – Анна Дмитриевна. В юности герои были близко знакомы с Анной Дмитриевной и питали к ней нежные чувства, однако много лет не виделись. После некоторой паузы Георгий обращает внимание на Анну Дмитриевну, но не узнает.

Г е о р г и й. Миша, сегодня твой день рождения, и в этот замечательный день я хочу покончить со своей никчемной жизнью!

М и х а и л (ошеломлен). Что за чушь ты несешь! Мне такие «подарки» ни к чему!

Пауза.


Г е о р г и й. Скажи, Миша, если бы твоя жизнь сложилась иначе, была другой, не такой как сейчас…

М и х а и л. Лучше?

Г е о р г и й. Наверное, намного лучше!

М и х а и л. Георгий, но зачем мне лучше! Ты думаешь, я не доволен своей жизнью?

Г е о р г и й. Миша! Я не думаю, что ты не доволен жизнью! Но я прошу представить ее другой! Лучше! Намного лучше!

М и х а и л. Тебе не нравится твоя жизнь?

Г е о р г и й. Нет!

М и х а и л. А как же супруга твоя замечательная, ваши прекрасные дети?

Г е о р г и й. К черту их! К черту их всех!

М и х а и л. Почему же?

Г е о р г и й. Потому что все это – не по-настоящему! Они фальшивые! Я их не чувствую! И не хочу!

М и х а и л. А чего хочешь?

Г е о р г и й. Я хочу молодости, хочу свежего воздуха, хочу настоящей жизни!

М и х а и л. Да ты с ума сошел, Георгий!

Г е о р г и й. Ладно… Миша, а помнишь ты Анну Дмитриевну?

М и х а и л. Какую Анну Дмитриевну?

Г е о р г и й. Это ты с ума сошел, похоже! Анечку нашу! Путеводную звезду нашей с тобой юности! Уплывающее облако печали! Неужели не помнишь?

М и х а и л (задумчиво). Анну? Конечно, помню. К чему ты ее вспомнил?

Г е о р г и й. Ну, слава Богу! Я уж решил, что ты в абсолютной власти склероза! Как можно о таких вещах забывать?! Ведь ты так по ней сходил с ума!

М и х а и л (раздраженно). Как? Ну как?! Расскажи хоть мне! А то ведь я не знаю столько лет таких пикантных подробностей!

Г е о р г и й. Я что, не прав?!

М и х а и л. Да ну брось! Она всегда тебе нравилась гораздо больше, чем мне. Я прекрасно все помню – даже не думай отпираться. Я вообще женился тогда…

Г е о р г и й. Ну да! Назло ей!

М и х а и л (возмущенно). Ну это слишком! Да я даже не сообразил сейчас, о ком идет речь! «Анна Дмитриевна»! Она разве Дмитриевна была?

Г е о р г и й. Не притворяйся!

М и х а и л. Я не помню!

Г е о р г и й. Да Дмитриевна, Дмитриевна… Совершенно точно.

М и х а и л (с насмешкой). Хорошо, тебе виднее.

Г е о р г и й. Так вот, Миша, что бы ты делал, если бы встретил сейчас нашу Анечку?

М и х а и л. Ничего бы я не делал.

Г е о р г и й. Врешь!

Георгий оглядывает Анну Дмитриевну и обращает на нее внимание Михаила Андреевича, который тоже ее оглядывает.

М и х а и л (тихо). Гляди, сзади нас старушка… Посмотри, посмотри!

Г е о р г и й. Ну? Я уже видел.

М и х а и л. Что «ну»? Ты поэтому спрашивать стал?

Г е о р г и й. Да ты что! Не она это!

М и х а и л. Почему не она? Столько лет прошло!

Г е о р г и й. Ну и что! Это не она! Это какая-то совсем предельная старуха!

М и х а и л. Ну и Анечка должна уже быть старухой!

Г е о р г и й. Да ведь она же танцевала! И как танцевала! А эта развалюха, по-твоему, хоть однажды танцевала? Разве что пьяная на каком-нибудь столе! Или под столом!

М и х а и л. С чего ты взял?!

Г е о р г и й. Она вообще старше нас!

М и х а и л. Перестань, Георгий! Она просто плохо одета.

Г е о р г и й (с сарказмом). Та-а-ак… Тебе она понравилась? Миша, неужели я прав!

М и х а и л. Не говори ерунды!

Г е о р г и й (насмехаясь). Ну ты даешь, Миша! Такая старуха! Миша, не вздумай заводить с ней знакомства! Она ведет неприличный образ жизни! Я уверен, Миша! Ваш совместный роман изрядно подмочил бы твою репутацию! Не подходи к ней! Ее запах напрочь лишит тебя чувств!

М и х а и л (раздраженно). Прекрати!

Г е о р г и й (продолжая страстно насмехаться). А как ты будешь ее целовать? Тебе же будет противно, Миша! Не смей трогать языком два ее черных гнилых зуба! Миша! Я прямо отсюда вижу седую щетину на ее подбородке! Чем ты собираешься ее сбривать?

М и х а и л (гневно). Замолчи, иначе я немедленно уйду!

Г е о р г и й (с иронией). Миша, прости! Я не хотел задеть твоих чувств! Какой ты ранимый! Но поверь, Миша, она тебе не пара!

М и х а и л. Дурак.

Г е о р г и й. Бедняга! Сейчас сам убедишься!

Георгий встает и делает движение в сторону Анны Дмитриевны. Раздраженно с фразой «Сиди на своем месте!» Михаил Андреевич пытается одернуть его, но безуспешно.

Г е о р г и й (с иронией). Уважаемая, простите! Вы кого-то ждете?

А н н а (замявшись). Н-нет, не беспокойтесь, пожалуйста. Я всего лишь зашла погреться.

Георгий резко возвращается на место.

Г е о р г и й (взбудораженно). Миша, слышишь? Странная женщина, да? Ты обратил внимание?

М и х а и л (заинтересованно). Ну да…

Г е о р г и й (взволнованно). Но это ведь действительно не она. Ты видел? Не она все-таки.

М и х а и л. Нет, нет. Не она.

Георгий снова встает и обращается к Анне Дмитриевне.

Г е о р г и й (с иронией). Уважаемая, извините еще раз! Может быть, составите компанию двум старикам? Мы уже до смерти наскучили друг другу! Не откажите нам! Мой товарищ празднует сегодня день рождения! Присаживайтесь за нас столик!

А н н а (смутившись). С удовольствием…

Георгий приставляет к столу третий стул и возвращается на место. Анна Дмитриевна присоединяется.

А н н а. С днем рождения Вас, Михаил…

М и х а и л. Большое спасибо…

Г е о р г и й. Вы правы: это мой лучший друг Миша, и у него сегодня день рождения. А меня зовут Георгий. Мы обратили внимание, что Вы ничем тут не угощаетесь. Всего лишь одиноко стояли… Разрешите поинтересоваться: а почему?

М и х а и л (сквозь зубы). Прекрати…

А н н а (смутившись). Мне ничего не хочется. Я зашла всего лишь погреться.

Г е о р г и й. Ааа… Ясно… Может быть, Вас чем-нибудь угостить?

А н н а. Нет, благодарю Вас.

Г е о р г и й. Представитесь?

А н н а. С вашего позволения.

Г е о р г и й. Позволяем.

А н н а. Очень приятно. Анна.

Пауза.


Г е о р г и й (негодуя). Ну вот, Миша, представляешь, ее тоже зовут Анной!

М и х а и л (задумчиво). Вот именно… Анна?

А н н а. Да?

Пауза.


М и х а и л. Анна… Что же ты здесь делаешь?

А н н а. Всего лишь зашла погреться…

Г е о р г и й (недоумевая). Что значит «зашла погреться»?! Зачем?!

М и х а и л. За столько лет впервые зашла погреться… И не узнала нас даже…

А н н а. Ну почему же не узнала, Миша? Узнала сразу же.

Г е о р г и й. Что значит «узнала»?! И не сказала ни слова!

А н н а. Но зачем? Мне совершенно нечем похвастаться.

М и х а и л (озадаченно). Так это все-таки ты…Ведь это ты? Анна, ты? Не могу же я обознаться… Тебя же невозможно ни с кем спутать! Но я столько лет не видел тебя… А сейчас… А сейчас у меня нет ни малейших сомнений, что передо мной именно ты! Так это все-таки ты, Анна? Анюта, скажи, что это действительно ты…

А н н а. Конечно, это я…

Г е о р г и й (растерянно). Погодите! Погодите оба! Вас зовут Анной… Правильно? Так… Вам много лет – это само собой разумеется. Так и должно быть. В молодости Вы действительно могли бы быть красива и изящна… Танцевать? Вы могли танцевать? Наша Анечка превосходно танцевала. Слышите? Превосходно! А Вы? Вы в молодости танцевали?

А н н а. Танцевала.

Г е о р г и й. Нет, Миша, молчи! Умоляю, молчи! Я не верю, что эта женщина – наша Анечка! Не верю! Я ее образ через всю жизнь пронес с собой. И сейчас я ее не узнаю! Слышишь? Не узнаю!

М и х а и л. Георгий, прекрати этот цирк!

Г е о р г и й. Пусть она докажет, что она и есть Анечка! Чем угодно! Где ее свет? Где грация?!

А н н а (чуть смеясь). Ну какая «грация»? Я уже слишком стара для грации.

М и х а и л. Но вот же ее грация, Георгий! Вот же она! Никуда она не делась! Но присмотрись же!

Г е о р г и й. Я не верю!

А н н а (ласково). Георгий, послушай меня. Я это или не я – только ты сам можешь решить для себя. Прости меня, что явилась к вам в таком виде. Наверно, вы приняли меня за нищую или безумную. Но разве могла я знать, что именно сегодня, именно в этом месте я вас встречу? Это огромный подарок, но я не могла надеяться на него… Просто посмотри мне в глаза… Я стара… Но все же это еще я.

Г е о р г и й. Как же так… Как возможно полвека не видеть человека, думать о нем, представлять его лицо, но не пытаться найти и вдруг в странный день в странном месте его странного будучи странным самому встретить? Все это случайно?

А н н а. Случайно, но кажется, совсем не случайно…

М и х а и л. Но Анна, как же ты здесь оказалась? Ведь ты уехала в другой город, завела других знакомых, начала другую жизнь…

А н н а. Другая жизнь была другой – не моей. А моя в итоге вернула меня туда, где я и должна быть. Здесь мое место. Я покаялась и с поклоном вернулась сюда.

Г е о р г и й (рыдая). Анечка… Прости меня… Пожалуйста, прости… Я – старый идиот… Я уже ничего не помню, ничего не вижу, оказался неспособен узнать даже тебя… А ты? Ты не обижаешься?

А н н а (с облегчением). Не обижаюсь!

Г е о р г и й. Не обижаешься?

А н н а. Да нет же!

Г е о р г и й. Анечка… А ведь ты спасла меня от смерти!

А н н а. О чем ты говоришь?

Г е о р г и й. Я ведь собирался покончить со своей старостью прямо сегодня! Ты не представляешь, как мне все надоело! Ведь эта жизнь – потрогай ее – холодную мерзкую плоть – эта жизнь не моя! Мне казалось, все, что я любил, осталось в прошлом! А смысл так жить? И тут ты! Конечно, я не мог в это поверить! Ведь я почти мертвец! Я думал, ты – лишь призрак, какой-то обман!

А н н а. Ну что ты, Георгий! Никакого обмана!

М и х а и л. Анна, но расскажи же, как сложилась твоя жизнь?

А н н а. Вы, наверное, сами многое поняли…

Г е о р г и й. Что с твоим мужем? Ты с ним счастлива?

А н н а. Он умер недавно. И я была с ним счастлива, но недолго. Мы любили жизнь слишком по-разному. Он любил жизнь сидя, а я любила птиц. Я всегда завидовала птицам, а они, увы, сидячий образ жизни не признают.

Г е о р г и й. Но вы не расстались?

А н н а. Нет, конечно, нет. Между нами всегда оставалось огромное уважение. Уникальное. Оно стоило того, чтобы остаться друг с другом.

М и х а и л. Ведь ты танцевала! Мы оба помним… Все, все кто тебя знали, думали, что ты прославишься! Но годы шли, а о тебе ничего не было слышно…

А н н а. Я танцевала… Я умирала от счастья выходить на сцену! Я завидовала птицам, но мои ноги были для меня крыльями! Танец уносил меня туда, куда ни одна птица никогда не долетит… Туда летают лишь сердца. Сердца танцоров и благодарных зрителей. Но вы не думайте… Нет, я не бросила танец. И не была бездарна. Наоборот! Но однажды мне прямо сказали, что танцевать мне не позволят. Только пританцовывать. И наблюдать. Потому что «не надо говорить лишнего, а лучше научиться улыбаться». Тогда я ушла. В семью. Навсегда. И хорошо.

М и х а и л. Но почему ты здесь? У тебя какие-то трудности теперь?

А н н а. Я так боюсь вам жаловаться, обременять вас своими рассказами…

Г е о р г и й. Будь со мной откровенна!

М и х а и л. Скажи нам.

А н н а. Я – бездомная. Вот и все.

М и х а и л. Как это?

А н н а. Просто… меня выставили из моего дома.

Г е о р г и й. На улицу?!

А н н а. В общем, да… Это сложная история… Не судите никого… Все это лишь человеческие взаимоотношения…

М и х а и л. Прости, а у тебя есть дети?

Г е о р г и й. Миша, ну что за вопросы!

А н н а. Георгий, ничего страшного… У нас с мужем, конечно, есть дети. Две дочери. Старшая не знает, что со мной. Она живет очень далеко. Она очень хорошая. Я не хочу, чтобы она обо всем узнала… Я желаю ей только счастья. Она – мой цветок, который я подарила этому миру…

М и х а и л. Тогда необходимо срочно сообщить обо всем младшей!

А н н а. Ей все известно…

М и х а и л. Как? И она ничего не предпринимает?

А н н а (плача). Миша, простите, что я вторглась в ваши жизни сегодня… Мне, видимо, нужно уже уйти… Моя жизнь уже закончена. Она такая, какая есть. Я сама во всем виновата.

Г е о р г и й. Ты ни в чем не виновата! Все хорошо!

М и х а и л. Что же? Что с твоей дочерью?

А н н а. Это она…

Г е о р г и й. Что с ней?

А н н а. Это она выгнала меня из дома.

Пауза.


Г е о р г и й (недоумевая). Как это?

М и х а и л. На улицу? Вот уж недаром два цветка не принято дарить…

Пауза.

А н н а. Только не судите, прошу вас… Ее можно понять. Она вышла замуж. Уже в третий раз… Это ее шанс. Я действительно могла бы им помешать. Кто знает, как я поступила бы на ее месте… Наверняка, точно так же!



Г е о р г и й. Ну конечно!

М и х а и л. Где же ты ночуешь?

А н н а (замявшись). Я лучше не стану говорить… Это страшно.

М и х а и л. А что ты ешь?

А н н а. Это еще страшнее…

Пауза.


А н н а. Я так рада встрече с вами, но позвольте мне уйти… Пожалуйста.

М и х а и л. Нет, нельзя! Останься! Мы не можем отпустить тебя!

Г е о р г и й. Анечка, ты мне нужна! Все будет хорошо! Вот увидишь! Ты будешь жить у меня! Не волнуйся! Я живу в просторном доме, мы будем всем обеспечены!

М и х а и л. Очнись, Георгий! Ведь ты живешь с женой!

Г е о р г и й (раздраженно). Ну и что! Отстань! Она же не сумасшедшая! Человеку требуется помощь!

М и х а и л. А если она не поймет?

Г е о р г и й. Хорошо! Я сейчас же пойду и поговорю с ней! А потом вернусь за Анечкой!

М и х а и л. Лучше приходи ко мне домой. Мы туда прямо сейчас и направимся.

Г е о р г и й. Договорились! Я скоро вернусь!

Георгий пылко целует руку Анне Дмитриевне и быстро выходит.

А н н а. Это так неудобно… Страшно неудобно…

М и х а и л. Перестань. Это по-человечески. Ты сегодня, наверное, не ела?

А н н а (замявшись). Честно говоря, нет…

М и х а и л. Может быть, пообедаем у меня дома?

А н н а. Может быть…

М и х а и л. Тогда нам пора.

А н н а. Как прекрасно было тебя встретить сегодня…

М и х а и л. Не беспокойся, мы тебя не бросим.

Уходят.

Действие перемещается в гостиную дома Михаила Андреевича.



Михаил Андреевич и Анна Дмитриевна входят в гостиную в верхней одежде. Рядом с ними жена сына Михаила Андреевича Сергея – Жанна. Михаил Андреевич снимает верхнюю одежду с себя и помогает раздеться Анне Дмитриевне.

М и х а и л. Фуф… Сейчас разденемся, согреемся… Жанна возьми, пожалуйста наши вещи.

Ж а н н а. Убрать в шкаф или оставить неподалеку?

М и х а и л. Эм-м… В шкаф убери, пожалуйста.

Ж а н н а (с недоумением). Хорошо…

Уходит.


А н н а (виновато). Миша, ужасно себя чувствую…

М и х а и л. Будь спокойна. Они у меня все хорошие. Я тебя еще с сыном познакомлю. С внуком. Он забавный.

Входит Жанна.

Ж а н н а. Михаил Андреевич, познакомите?

М и х а и л. Да, конечно! Так… Анна, это супруга моего сына, наша прекрасная хозяйка – Жанна. Образована, прекрасно воспитана. Разбирается в искусстве. Разном! Жанна, а перед тобой подруга меня юного и подруга моя сегодня – Анна Дмитриевна. Грандиозно танцевала, кстати! Прошу любить и жаловать!

А н н а. Очень приятно с Вами познакомиться, Жанна.

Ж а н н а. Взаимно, Анна Дмитриевна.

М и х а и л. Жанна, а пообедать мы уже можем?

Ж а н н а (виновато). Ой, я, честно говоря, не ждала Вас так рано… Ничего, если чуть позже?

М и х а и л. Конечно, милая! Подавай обед позже! Угостишь чаем нашу гостью?

Ж а н н а. Гостью?

М и х а и л. Чаем, чаем! У меня день рождения сегодня все-таки. Мы замерзли.

Ж а н н а (виновато). Конечно! С днем рождения, Михаил Андреевич!

М и х а и л (глядя на Анну Дмитриевну). Погоди, еще Георгий придет – он тебе расскажет как она танцевала…

Ж а н н а. Еще и Георгий придет…

М и х а и л. Конечно! День рождения у меня сегодня.

Жанна уходит.

М и х а и л. Ну как, Анюта? Ты согрелась?

А н н а. С тобой нигде не холодно…

М и х а и л. Ты не обращай внимания, что я с Жанной так высокопарно общаюсь. Я специально. Не хочу, чтобы считала меня глупым старикашкой.

А н н а. Наверное, она и не считает.

М и х а и л. Наверное, считает. Они все сейчас так считают.

Пауза.

А н н а. А что с супругой твоей?



М и х а и л. А я не говорил? Умерла… Давно. Я часто об этом забываю.

А н н а. Прости, Миша…

М и х а и л. Что ты! Я люблю, когда о Ней кто-нибудь вспоминает.

А н н а. И что заняло ее место? Или кто?

М и х а и л. В доме Ее место заняла Жанна… А в моем сердце – никто. Она там и осталась. Сердце, правда, стало будто меньше и побаливает иногда, но зато целиком и полностью Ее.

А н н а. Знаешь, Миша, ты совсем не изменился… С возрастом стал только изящнее.

М и х а и л (с сарказмом). Серьезно? Что же тогда меня не узнала?

А н н а. О чем ты Миша? Я вас обоих узнала практически сразу! И не по внешности вовсе! Вы же так разговариваете друг с другом! Эти интонации! Разве вас перепутаешь с кем-нибудь? Нет, конечно, я сначала решила, что мне показалось. Один раз я так решила, второй, третий… А потом уже сделала вывод – не показалось! Весь ваш разговор я прекрасно слышала!

М и х а и л. О, нет!

А н н а. Да, Миша! Но ничего – я сама виновата, что так жутко выгляжу! Все равно он песней звучал для меня.

М и х а и л. Да уж какие песни!

А н н а. Соловьиные трели! Настоящие!

М и х а и л. Но ты прости нас за эти мерзости…

А н н а. Миша, вы меня спасаете. Разве могу я помнить какие-то слова теперь?

Пауза.

А н н а. А что с Георгием?



М и х а и л. Ну… Он давно женат, у него есть дети, и, как я понимаю, он неистово влюблен в тебя.

Анна Дмитриевна смеется.

М и х а и л. Он мой лучший друг. Будь уверена, на него можно положиться.

Входит Леня – внук Михаила Андреевича.

Л е н я. Все здравствуйте!

М и х а и л. Ох, Леня, Леня! Здравствуй! Как я рад тебя видеть!

Л е н я. Мы же вчера виделись.

М и х а и л. Ничего ты не понимаешь! Я некоторых людей много лет не видел и был бы не рад увидеть их сейчас. Кстати! Хочу тебя познакомить с подругой моей юности, моей давней хорошей знакомой – Анной Дмитриевной.

Л е н я. Здравствуйте, Анна Дмитриевна. Очень приятно.

М и х а и л. Анюта, познакомься с моим внуком – Леонидом.

А н н а. Здравствуйте, Леонид. Будем знакомы.

М и х а и л. Он у меня очень хороший, но чересчур печальный!

Л е н я (слегка недовольно). Дедушка!

М и х а и л. Правду умалчивать бессмысленно! Тем более что я тобой очень горжусь!

Л е н я (слегка замявшись). Дедушка!

А н н а. Леня, твой дедушка очень честный человек. Он многое понимает в жизни… Я его словам очень доверяю.

Л е н я. Дедушка?

М и х а и л. Что?

Л е н я. С днем рождения, дедушка!

М и х а и л (довольно). Ах, мерзавец! Не забыл! Ну спасибо, дорогой!

Михаил Андреевич обнимает Леню. Входит Жанна и подходит к Михаилу Андреевичу.

Ж а н н а (недовольно). Михаил Андреевич, нам нужно срочно поговорить!

М и х а и л (удивленно). Хорошо…

Ж а н н а. Наедине.

М и х а и л. Хорошо, поговорим наедине…

Ж а н н а. Сейчас же!

М и х а и л. Жанна, успокойся, пожалуйста.

Ж а н н а (недовольно). Леня, ты что, только что проснулся?

Л е н я (удивленно). Вообще-то, нет… А что, собственно, случилось?

Ж а н н а. Ничего не случилось. Иди умойся, а лучше – выйди на улицу прогуляться.

М и х а и л. Леня, проводи Анну Дмитриевну в свою комнату… Покажи картины своей бабушки, пожалуйста.

Л е н я. Хорошо…

А н н а. Миша, Жанна, что-то случилось?

М и х а и л. Анюта, не беспокойся. Все хорошо.

Леня и Анна Дмитриевна выходят.

Ж а н н а (нервно). Как Вы все это мне объясните?!

М и х а и л (недоумевая). Что я должен тебе объяснить?

Ж а н н а. Все это!

М и х а и л. Не кричи, пожалуйста.

Ж а н н а. А Вы не затыкайте мне рот, пожалуйста!

М и х а и л. Жанна, почему ты так со мной говоришь?

Ж а н н а (недовольно). Извините.

М и х а и л. Я просил приготовить нам чай… Что, чая не будет?

Ж а н н а. Не будет.

М и х а и л. Вот как? Почему?

Ж а н н а. Знаете что? Я понимаю, у Вас день рождения, но не нужно приводить домой кого попало!

М и х а и л. Прости, что ты сказала?

Ж а н н а. Что слышали.

М и х а и л. Жанна, скажи, что было бы, если бы я запретил своему сыну приводить домой кого бы то ни было?

Ж а н н а. На что Вы намекаете?

М и х а и л. Извини, но я не намекаю, а говорю вполне прямо.

Пауза.


Ж а н н а. Я только что обыскала пальто этой женщины. При ней нет никаких документов!

М и х а и л (ошеломлен). Что-о?

Ж а н н а. У нее нет документов! Она ведь пришла без сумки?

М и х а и л. Прости, я не расслышал… Что ты сделала?

Ж а н н а (слегка замявшись). Ничего особенного. Я только проверила ее карманы.

М и х а и л. Ты что, с ума сошла???

Ж а н н а. Вы вообще уверены в том, что она та, за кого себя выдает?!

М и х а и л. Как ты смеешь так меня позорить?!

Ж а н н а. Послушайте, она вообще впервые Вас сегодня увидела! Никакой у вас совместной юности не было! Вы пробовали задать ей контрольные вопросы? Конечно, нет! Я же знаю Вас!

М и х а и л. Какие вопросы?! Что ты несешь?!

Ж а н н а (гневно). А Вы что себе позволяете?! Привели домой какую-то бомжиху!

М и х а и л. Бомжиху? Интересное слово… Очень современное.

Ж а н н а. Послушайте свой разум, Михаил Андреевич!

М и х а и л. А ты послушай меня! Эта бомжиха – самое прекрасное в моей жизни за многие годы! Она – грандиозный человек, какому никогда не придет в голову искать документы в чужом кармане!

Ж а н н а (с сарказмом). Что? Вы ее видели вообще?!

Пауза.


М и х а и л. Какая великая пропасть между нами… О чем я говорю с тобой? В твоих глазах я смешон. Ты рассуждаешь очень разумно. Ты поразительно предусмотрительна. Только правда все равно останется со мной.

Ж а н н а. Михаил Андреевич, прекратите этот спектакль…

М и х а и л. Жанна, милая… Мы столько лет с тобой знакомы. Мы всегда прекрасно ладили. С твоей стороны я всегда чувствовал невероятную поддержку. Я прошу тебя, Жанна… Давай забудем этот разговор. Не будем ссориться. Приготовь, пожалуйста, всем нам чай, и будем считать, что ничего не произошло.

Ж а н н а. Как это? Никакого чая не будет. Вы еще и оскорбили меня.

М и х а и л. Я?

Ж а н н а. Конечно, Вы. Так нельзя, Михаил Андреевич. Ради Вашего праздника я не стану устраивать сейчас скандал, но, пожалуйста, только не надо организовывать этой женщине экскурсий по дому. И не оставляйте ее без присмотра. Наверняка, она может что-нибудь украсть. А когда придет Георгий, найдите, пожалуйста, способ вывести отсюда эту особу. А никакого чая не будет.

М и х а и л. Жанна, захлебнись своим чаем…

Ж а н н а. Ну вот! Оскорбляете! Как Вам не стыдно, Михаил Андреевич!

М и х а и л. О, ты не представляешь, насколько это стыдно… Это настоящий позор!

Ж а н н а. А ведь я о Вас же забочусь! Подумали бы хоть о своей покойной жене. В Вашем возрасте должно быть страшно попадать в подобные истории.

М и х а и л. Да нет… Похоже, мне пора подумать о своем сыне… В моем возрасте страшнее всего – когда тебя так позорят и унижают.

Ж а н н а. Вы ко мне несправедливы.

М и х а и л. Я тоже так думаю…

Входят Анна Дмитриевна и Леня.

А н н а. Все хорошо?

Ж а н н а (услужливо). Конечно. Не беспокойтесь.

Жанна уходит.

А н н а. Миша, я и не думала, что твоя супруга писала картины! Леня мне столько рассказал о ней!

Л е н я (замявшись). Совсем немного…

М и х а и л. Да… Она умела…Она вносила краски в наши жизни…

А н н а (немного взволнованно). Миша, что с тобой?

М и х а и л. Ничего особенного, Анюта. Немного душно. Ненавижу душные помещения. Пожалуй, немного прогуляюсь.

А н н а. Миша, мне пойти с тобой?

М и х а и л. Нет, нет. Я ненадолго. Леня, побудь, пожалуйста, с Анной Дмитриевной.

Л е н я. Хорошо…

Михаил Дмитриевич уходит.

А н н а. Леня, интересный у тебя дедушка!

Л е н я. Что в нем интересного?

А н н а. Грандиозный человек! Не находишь?

Л е н я. По-моему, такой же как и все остальные.

А н н а. Но твоей бабушке очень повезло с ним!

Л е н я. Почему? Кажется, им обоим не очень повезло. Всю жизнь сидели дома, никакой роскоши не имели. Дед всегда говорит, что это «не имеет значения». А что тогда имеет значения? Он гордится тем, что женился один раз и не допустил ошибки. Ну и что? Мои родители тоже женились один раз друг на друге.

А н н а. Они не счастливы вместе?

Л е н я. Честно говоря, не знаю. Главное, что они не мешают друг другу быть счастливыми вместе с кем-нибудь другим.

А н н а. Что ты имеешь в виду?

Л е н я. Просто они не существуют только друг для друга. Они предпочитают разнообразие. И так было всегда.

А н н а. Ты уверен? Ведь в любой семейной жизни случаются трудные периоды…

Л е н я (резко). Вы что, тоже решали трудности семейной жизни новыми знакомствами?

А н н а (замявшись). Ну… Как тебе сказать… Вообще-то, нет…

Л е н я. Так любите своего мужа?

А н н а. Он уже умер…

Л е н я. Любили?

А н н а. Очень уважала.

Л е н я. Это хорошо. Уважение важнее.

А н н а. Ты считаешь?

Л е н я. Конечно! Оно сразу чувствуется. Уважение объективно. Если есть за что – я Вас уважаю. А если нет – не уважаю. А что такое любовь – никто не знает. Все говорят по-разному. Будто дурачат друг друга. А потом заявляют: «Любовь прошла». А что конкретно прошло – никто не знает! Кругом обман! Верить всем после этого невозможно! Плеваться хочется!

А н н а. А если уважение проходит?

Л е н я. Почему? Просто так уважение никуда не девается. В чем-то есть причина. Уважение уходит, когда кто-то становится хуже: либо уважаемый, либо уважающий. Уважение как восхищение! Видишь звезду, пока она сияет. А просто так испаряется только любовь. Никто не становится хуже или лучше – просто изменились люди! Изменились взгляды на жизнь! Жизненная ситуация, взаимоотношения! Или вдруг встретишь кого-нибудь другого! Встретил – и все! Кончилась «любовь»! Много кого встретить можно в наше время – себя всюду невозможно контролировать. Что делать! Времена такие!

А н н а. Серьезные у тебя мысли, Леня…

Резко входит Жанна.

Ж а н н а (резко и недовольно). Леня, хорошо, что ты здесь! О чем вы разговариваете?

Л е н я. О том, к чему ты не имеешь никакого отношения.

Ж а н н а. Хорошо. Заканчивайте эти собеседования.

Жанна уходит.

А н н а. Что с ней? Она чем-то взволнована?

Л е н я. Наверно, какие-то продукты испортились.

Пауза.

А н н а. А твой дедушка очень хорошо о твоих родителях отзывался!



Л е н я. Конечно! Он всегда к ним хорошо относился. Либо он ничего о них не знает, либо ему так легче, либо он их полностью поддерживает.

А н н а. Но ведь его любовь не прошла и не испарилась…

Л е н я. Да, он так говорит. Но кто знает, как он жил раньше? Люди ведь всегда одинаковы. Мне его жизнь известна по его же рассказам. Что он вычеркнул – нам не узнать.

А н н а. Нет, не думаю, что он из тех, кто непременно ищет в жизни разнообразия.

Л е н я. Я тоже на это надеюсь. Они с бабушкой все свое время проводили дома. Смотрели в старое окно и пили невкусный чай. Действительно, не самая разнообразная жизнь.

А н н а. Ты очень строг, Леня… Они, наверное, были по-настоящему счастливы!

Л е н я. О-о-о! Еще одно трудное понятие!

Входит Михаил Андреевич.

А н н а. Миша, а вот и ты!

М и х а и л. Я немного подышал свежим воздухом, и мне значительно полегчало. И настроение улучшилось! Леня, о чем ты рассказываешь Анне Дмитриевне? Наверное, о девушках?

Л е н я. Девушки меня не интересуют.

М и х а и л. Леня, если тебе с нами скучно, то можешь оставить нас. Мы не станем обижаться.

Л е н я. Почему мне должно быть с вами скучно?

М и х а и л. Леня, но мы же старики!

Л е н я. Разве вы хуже других?

М и х а и л. Но между нами такая разница в возрасте!

Л е н я. А в чем разница?

Резко входит Жанна.

Ж а н н а (резко приказным тоном). Прекратите вы, наконец, разговаривать! Это невозможно терпеть!

Жанна уходит.

Л е н я. Теперь вы поняли, почему с вами как раз не скучно?

А н н а. Миша! Леня – удивительный молодой человек! У него невероятный ум! Он весь в тебя!

М и х а и л. Почему? Должно быть, в моего сына – Сережу.

Л е н я. Ой, не зна-а-а-ю-ю-ю….

Пауза.

Л е н я. Анна Дмитриевна? Можно Вас спросить?



А н н а. Пожалуйста, Леня!

Л е н я. Скажите, а когда Вы выбирали за кого выйти замуж, по какому принципу Вы это делали? Что для Вас было важно? Финансы, доброта, морально-этические качества? Может быть, образованность? Или что-то еще?

А н н а (с улыбкой). Леня! Если бы я знала! Мой выбор случился сам собой!

Л е н я. Правда? Или Вы сейчас так говорите?

М и х а и л (ехидно). А ты думаешь, она изменилась?

Посмеиваются. Входит Жанна.

Ж а н н а (недовольно). Пришел, наконец-то!

М и х а и л. Кто? Георгий пришел?

Ж а н н а (нервно). Да какой Георгий! Сергей пришел! Нужно сейчас же обо всем с ним поговорить!

Л е н я. О-о-о… Я, пожалуй, пойду. Займусь делами.

Леня быстро уходит.

М и х а и л. Ну что ж… Давайте поговорим.

Часть вторая

В гостиной дома семьи Михаила Андреевича остаются сам Михаил Андреевич, Анна Дмитриевна и невестка Михаила Андреевича – Жанна. Герои ожидают появления Сергея – сына Михаила Андреевича, мужа Жанны.

А н н а. Жанна, что с Вами? Вы сама не своя…

Ж а н н а (услужливо). Нет-нет… Все хорошо.

Входит Сергей.

Ж а н н а. Сережа! Ну наконец-то! Нужно немедленно все обсудить!

С е р г е й. Хорошо, хорошо… Папа, с днем рождения тебя!

М и х а и л. Спасибо, сынок, спасибо!

Михаил Андреевич обнимает Сергея.

М и х а и л. Сережа, я хочу тебя познакомить с моей давней подругой Анной Дмитриевной…

Ж а н н а. Давней?

М и х а и л. Мы много лет знакомы. С самой юности.

С е р г е й. Приятно познакомиться, Анна Дмитриевна.

А н н а. Очень рада, Сергей! Очень наслышана о Вас!

М и х а и л. Сережа! Анна Дмитриевна сегодня моя гостья. Она приехала издалека. Георгий обещал приютить ее. Мы его ожидаем.

Ж а н н а. Бедный Георгий!

С е р г е й. Вам негде переночевать?

А н н а. К сожалению, негде…

С е р г е й. Та-ак… Интересная ситуация…

М и х а и л. Сережа! Однако же Анна Дмитриевна сегодня моя гостья. Георгий собирался поговорить с женой и сразу вернуться за ней, но его до сих пор нет. Возможно, у него возникли трудности с супругой… Я хотел бы, чтобы сегодня Анна Дмитриевна ночевала у нас.

А н н а. Мне страшно неудобно, Сергей… Если Вы против – я вовсе не обижусь. Не беспокойтесь!

С е р г е й. Что Вы… Все нормально. Вы ведь наша гостья. Я думаю, никаких проблем не будет. Останетесь на ночь у нас.

М и х а и л. Спасибо, дорогой…

Ж а н н а (встревоженно). Погодите! А где она разместится?!

С е р г е й. Я думаю, что в комнате Лени.

Ж а н н а (недовольно). А он где будет спать?

С е р г е й. Поспит в гостиной…

А н н а. Благодарю Вас, Сергей Михайлович…

М и х а и л. Анюта! Идем, поговорим с Леней!

Михаил Андреевич и Анна Дмитриевна уходят.

Ж а н н а (нервно). Сережа! Что ты делаешь???

С е р г е й. Что не так?

Ж а н н а. Почему ты позволил ей остаться?!

С е р г е й. Послушай, она все-таки знакомая отца. Он ее пригласил. Георгий обещал забрать ее к себе. Пусть останется на одну ночь. Тем более мне совсем не хочется огорчать отца в его день рождения.

Ж а н н а. Да какая она знакомая! Они ее на улице где-то подобрали! Обыкновенная оборванная бомжиха!

С е р г е й (с недоумением). Кто бомжиха?

Ж а н н а. Она! Она бомжиха!

С е р г е й. Та-ак… С чего ты это взяла?

Ж а н н а. Тебе ее пальто показать?! Я вообще не знаю, куда в таком тряпье пускают!

С е р г е й. Нужно сейчас же проверить ее документы!

Ж а н н а. Да нет при ней документов! Я сразу же проверила!

С е р г е й. Отец точно в себе?

Ж а н н а. Он-то в себе! Вот только она – не та, за кого себя выдает, и за кого принял ее твой отец! Еще просил чай им подать! Да после нее любому из самой шикарной чашки пить противно станет!

С е р г е й. Та-ак… Жанна, по-моему, ты драматизируешь. Она не так уж шокирует своим внешним видом.

Ж а н н а. Послушай, она тут сидела с Леней и вешала какую-то лапшу ему на уши! Плела ему про меня какие-то мерзости! Ты бы видел, как он смотрел на меня, когда я заходила!

С е р г е й. Какие мерзости, Жанна? Ей ничего о тебе неизвестно.

Ж а н н а. Ну да! Наверняка твой отец понарассказывал ей о нас историй!

С е р г е й. Отец прекрасно к тебе относится. Ты же знаешь.

Ж а н н а. Конечно! Ты бы видел, как он тут меня оскорблял, когда я вставила слово против нее! (хнычет)

С е р г е й. Видимо, отец сходит с ума…

Ж а н н а. Сережа! Я не потерплю ее больше в нашем доме!

С е р г е й. Жанна, дорогая, не волнуйся… Что-нибудь придумаем. Надеюсь, Георгий заберет ее. Но в любом случае она здесь останется только на одну ночь.

Ж а н н а. Прекрасно! Ты совсем меня не слышишь! Кто знает какую заразу она носит? А Леня? Ты о сыне подумай! С такими экземплярами опасно словом перекинуться – не то, что в одной комнате находиться!

С е р г е й (раздраженно). Я все понимаю! Но я уже пообещал отцу!

Ж а н н а (крича). Просто возьми и выбрось ее!

С е р г е й (крича). Сама возьми и выбрось!

Входит Георгий.

Г е о р г и й. Ребята, привет! Меня Леня впустил. Что с вами?

Ж а н н а. Ничего, ничего… Здравствуйте, Георгий! Мы Вас так ждали! Какое счастье, что Вы все-таки пришли! Вы ведь за Анной Дмитриевной?

Г е о р г и й (замявшись). Не совсем…

С е р г е й. Как это?

Г е о р г и й. В смысле, да… Погодите! Мне нужно с ними поговорить!

С е р г е й. Хорошо, как скажете. (Переходит на крик) Па-па! Подойдите сюда, пожалуйста!

Входит Михаил Андреевич.

М и х а и л. Георгий! Вот и ты!

С е р г е й. Та-ак… Мы вас оставим побеседовать, а вы все сами, пожалуйста, решите.

Жанна и Сергей уходят.

М и х а и л. Наконец-то, Георгий! Мы уже заждались! Здесь все ужасно. Мы уже задыхаемся!

Г е о р г и й. С днем рождения, Миша!

М и х а и л. Спасибо, Георгий! Ну что же? Анна может собираться?

Г е о р г и й (бодро). Миша, а, может, выпьем в честь твоего праздника?

М и х а и л (раздраженно). Георгий, что ты несешь! Сейчас совершенно не до этого! Когда ты можешь забрать Анну?

Пауза.

М и х а и л. Ну что ты молчишь, Георгий?!



Г е о р г и й. А она еще здесь?

М и х а и л. Разумеется, она здесь! Что за глупости?!

Г е о р г и й (замявшись). Миша, я поговорил с женой…

М и х а и л. И?

Г е о р г и й. Она устроила такой скандал, когда я рассказал ей все… Ты себе не представляешь!

М и х а и л. Это ожидаемо… Дальше?

Г е о р г и й. Ее трясло от негодования! Но потом она успокоилась…

М и х а и л. Ну!

Г е о р г и й. Что «ну»?! Миша, не могу я так с ней поступить!

М и х а и л. «Так» это… как?

Г е о р г и й. Я не могу привести в дом своей жены нищую больную старушку, пусть даже я был в нее по уши влюблен много лет назад! А, может быть, это и не она вовсе!

М и х а и л. Что ты такое говоришь…

Г е о р г и й. Ну извини, Миша! Так получилось!

М и х а и л. И что теперь ты сделаешь? Покончишь с собой?

Г е о р г и й (удивленно). Почему?

М и х а и л. Ты ведь до встречи с Анной сегодня намеревался покончить с собой…

Г е о р г и й. А ты жесток, Миша… Я, пожалуй, пойду домой.

М и х а и л. Ты вернешься туда, где все тебе осточертело, к жене, которая тебе ненавистна…

Г е о р г и й. Ну ради чего ты издеваешься надо мной!

М и х а и л. Да нет… Это ты над нами жестоко пошутил сегодня…

Г е о р г и й. А что твои? Они против, чтобы Анечка осталась у вас на время?

М и х а и л (обреченно). Они готовы убить ее.

Г е о р г и й. Мой тебе совет, Миша: попроси ее уйти. Вежливо объясни ей всю ситуацию… Она поймет! Но у нее своя дорога (теперь уж точно), а у нас своя. Мы уже не в том возрасте, чтобы что-то менять в своей жизни. Мы уже разваливаемся, трещим по швам. Каждое утро мы рискуем не проснуться. Такова жизнь, Миша! Взгляни правде в глаза! Попроси ее уйти!

М и х а и л. Может быть, ты это сделаешь?

Г е о р г и й. Нет, Миша, я не могу! Это ведь твой дом!

М и х а и л (сквозь зубы). Хитре-е-ец!

Пауза.

М и х а и л (обреченно). Георгий, прошу тебя! Приюти Анну хоть на пару дней! Умоляю!



Г е о р г и й (мягко). Это невозможно, Миша… Ты же понимаешь… Нет… Не могу. Нет.

Пауза.


М и х а и л (моля). Скажи, Георгий, друг мой, скажи, любишь ли ты меня... Любишь ты меня? Скажи же... Скажи, Георгий... Любишь?

Г е о р г и й. Люблю, но...

М и х а и л. Любишь? Но? Но?!

Г е о р г и й. Люблю, поверь, люблю, но не настолько...

М и х а и л. Не настолько? Не настолько... А насколько? Настолько, чтобы сказать мне, что твоей любви оказалось недостаточно? Или... Или… Ну же, Георгий, не молчи! Не молчи, прошу!

Г е о р г и й. Извини, Миша. Мне нужно идти.

М и х а и л. Уже уходишь? Как жаль, ты же только что пришел, друг мой! Может быть, побудешь еще немного?

Г е о р г и й. Мне пора... Пора...

М и х а и л. Пора... Пора... А я люблю тебя, Георгий. Спасибо тебе.

Г е о р г и й. Миша, ты останешься считать меня своим другом?

М и х а и л. Конечно, Георгий, ведь ты мой лучший друг. Столько лет... Конечно, будь спокоен.

Входит Жанна.

Г е о р г и й. До свидания. Всего хорошего. Извините... До свидания...

Ж а н н а (недоумевая). До свидания…

Пауза.

Ж а н н а. В чем дело? Почему он уходит один? Михаил Андреевич, Вы объясните мне, что происходит?!



М и х а и л. Уйди, пожалуйста…

Ж а н н а. Прекрасно! Я так и думала!

Входит Анна Дмитриевна.

А н н а. Мишенька… Это был Георгий?

М и х а и л. Да…

А н н а. Он не в силах помочь?

М и х а и л. Не в силах…

Ж а н н а. Нашли на кого рассчитывать! Какой-то пьяница!

А н н а. Миша, не расстраивайся, пожалуйста… Я сейчас уйду, а завтра мы снова увидимся… Я не погибну. Обещаю тебе!

Ж а н н а. Слава Богу, у Вас, наконец, возникла мысль оставить всех нас в покое!

М и х а и л (оживившись). Милая Анна! Ты никуда не уйдешь! Нет! Даже не думай об этом! Мы все уладим! Вот увидишь!

Ж а н н а. Да пусть она уже уйдет!

М и х а и л (резко). Жанна, если ты сейчас же не замолчишь – я тебя ударю! Клянусь! Замолчи лучше немедленно!

Ж а н н а. Уже женщину бить собираетесь! Велика Ваша добродетель!

М и х а и л (крича). Сергей! Сережа!

Входит Сергей.

С е р г е й. Ну что?

М и х а и л. Ничего не вышло с Георгием…

С е р г е й. Та-ак… Ладно. Так и быть… Сегодня пусть остается.

М и х а и л (недоумевая). Сегодня?

С е р г е й. Ну а чем еще я могу помочь? Анна Дмитриевна, у Вас есть дети?

М и х а и л. Две дочери.

С е р г е й. Вот и прекрасно! Значит, мы свяжемся с ними и сообщим о Вашем положении!

А н н а (тихо). Только не это…

М и х а и л. Послушай, Сережа, стыдно, конечно, что приходится все объяснять, но именно младшая дочь выгнала Анну из дома.

Ж а н н а. Свяжемся со старшей!

М и х а и л. Она живет очень далеко…

С е р г е й. Это не проблема. Все разузнаем. Где она живет сейчас? Вы знаете?

А н н а. Нет, пожалуйста, не надо пытаться разыскать ее…

М и х а и л. Анна не хочет, чтобы ее дочь обо всем узнала.

Ж а н н а. Что за глупости?! Где она живет?

С е р г е й. Скажите нам, хоть примерно. Мы ее найдем. Все будет хорошо.

А н н а. Не спрашивайте, прошу вас…

Ж а н н а. Скажите уже хоть что-нибудь!

А н н а (рыдая). Оставьте меня! Умоляю вас!

С е р г е й. Да Вы не волнуйтесь так! Мы все ей объясним! Она не станет на Вас злиться!

М и х а и л (гневно). Да отстаньте же вы, наконец!!!

Пауза.


Ж а н н а (раздосадованно). Вот так всегда… Пытаешься помочь человеку, а он… Несправедливость!

М и х а и л. Итак, это мой дом. Правильно?

Ж а н н а. Это наш дом.

М и х а и л. Помолчи! Сергей?

С е р г е й. Жанна права. Это наш дом.

М и х а и л. Но сперва это мой дом, дом твоей матери, а затем уже и ваш. Правильно?

С е р г е й. Ну, допустим.

М и х а и л. Так вот, я решил, что Анна Дмитриевна останется жить здесь со мной.

Ж а н н а (крича). Да Вы совсем с ума сошли!

М и х а и л (спокойно). Не кричи на меня, пожалуйста. Я, заметьте, говорю, что жить Анна будет со мной, а не с вами. Мы можем вообще из нашей комнаты не выходить. Делайте здесь, что вам в голову взбредет. Мне уже без разницы. Главное – нас не трогайте.

Ж а н н а. Сережа, ну не молчи же!

С е р г е й. Та-ак… Папа, ты хоть понимаешь, что мы против этого?

М и х а и л. Кто против?

С е р г е й. Мы с Жанной против. Леня тоже будет против…

М и х а и л. А вот за Леню решать не надо – ему не меньше меня плеваться от вас обоих охота!

С е р г е й. Послушай, меня! Анна Дмитриевна сама не рада была бы такой жизни. Мы же ей проходу не дадим. Мы ее будем ненавидеть, а она будет страдать. И ты пожалеешь о таком своем решении. Разве это кому-нибудь надо?

М и х а и л (разочарованно). Как смеешь ты мне такое говорить? Я ведь отец твой. Разве я мало читал тебе сказок? Мало рассказывал о прекрасном? Тебе недоставало нежности?

С е р г е й. Брось эту лирику. Ты не заставишь меня сейчас расчувствоваться.

М и х а и л. Что с тобой стало… Ты ведь не был таким… Как же все это противно!

А н н а. Не ругайтесь из-за меня, прошу вас! Я уже успела так вас всех полюбить!

С е р г е й. Помолчите, пожалуйста! Отец, пойми, мы не позволим ей здесь остаться. Нет смысла больше это обсуждать.

М и х а и л. Ты, должно быть, думаешь, что сегодня у меня день разочарований… Не надейся! Сегодня я снова счастлив!

Входит Алексей, муж младшей дочери Анны Дмитриевны, выставившей ее из дома.

А л е к с е й. Извините за вторжение!

Ж а н н а. Как Вы вошли?!

А л е к с е й. Парень меня впустил. Анна Дмитриевна у вас?

С е р г е й. Кто Вы?!

А н н а (теряя дар речи). Это… Алексей…

А л е к с е й. Ага. Вижу, у вас. Я – муж дочери Анны Дмитриевной. Я приехал за ней.

М и х а и л. Как Вы нас разыскали?

А л е к с е й. Это не имеет значения.

М и х а и л. Вы устали с дороги? Хотите чая?

Ж а н н а. Размечтались! Не будет никакого чая!

А л е к с е й. Наплевать на чай. Анна Дмитриевна, собирайтесь поскорее! Мы спешим!

А н н а. Куда, Алексей, куда?

А л е к с е й. Домой, домой.

С е р г е й. Анна Дмитриевна возвращается домой?

А л е к с е й (замявшись). Н-нет… Не совсем. Не к нам домой.

М и х а и л. А куда, собственно?

А л е к с е й. Она не может вернуться к нам домой. Но мы нашли для нее другое хорошее место.

Ж а н н а. Вот и хорошо! Схожу за пальто!

Жанна уходит.

М и х а и л. А где супруга Ваша, Алексей?

А л е к с е й. Осталась дома.

М и х а и л. А почему?

А л е к с е й. У нее много других дел.

М и х а и л. Но ведь она же выгнала родную мать! Она не считает нужным попросить прощения?!

А л е к с е й. Вас это не касается.

А н н а. Не поеду я с тобой, Алешенька. Прости, но не поеду.

А л е к с е й. Как это?

С е р г е й. Что это еще значит?!

А н н а. Алеша, пойми меня. Вы ведь вдвоем меня из дверей выталкивали. Никаких вещей взять не позволили. Никаких! Даже памятных от супруга моего… Даже кошки не отдали… Зачем она вам? Я ее любила. Она ведь старая уже. Как и я. Вы ее-то не выгнали на улицу?

А л е к с е й. Нет. Жалко на улицу.

А н н а. За это спасибо, Алеша. Больше, к сожалению, мне благодарить вас не за что. Не поеду я с тобой.

А л е к с е й. Ну что ж… Ваше право! Но и нас прошу больше не беспокоить.

М и х а и л. Это уж само собой разумеется.

А л е к с е й. Она здесь теперь будет жить?

М и х а и л. Здесь.

С е р г е й. Та-ак… Алексей, давайте говорить серьезно.

А л е к с е й. Я готов. Слушаю.

С е р г е й. Все эти события очень неожиданны для нас…

А л е к с е й. Понимаю.

С е р г е й. У нас и свободных комнат нет…

А л е к с е й. Я Вас понял. Сколько Вы хотите?

С е р г е й. Хм. Ну посудите сами. Она будет жить в комнате с моим отцом. Ей нужна отдельная постель. Плюс нужно чем-то питаться. Мы все берем на себя, но оплачивать ее проживание должно все же Вам.

А л е к с е й. Так сколько?

М и х а и л (крича). Да нисколько! Уходи быстро!

С е р г е й. Успокойся, отец! И не лезь!

А л е к с е й. Назовите сумму.

М и х а и л (гневно). Ты что, не понял? Проваливай отсюда сейчас же!

А л е к с е й. Идиотизм какой-то!

Алексей быстро уходит.

С е р г е й. Ну что ты наделал!!!

М и х а и л. Много денег иметь вредно.

Быстро входит Жанна.

Ж а н н а (встревоженно). Что случилось?! Почему он выбежал как ошпаренный?!

С е р г е й. Отец его выгнал!

Ж а н н а. Так догони его пока не поздно!

С е р г е й. Да где я его сейчас искать буду! Он денег нам предлагал еще! Видимо, не мало!

Ж а н н а. И ты не взял?!

С е р г е й. Да не успел я!

Ж а н н а. Кретин! Такой же как и твой папаша!

М и х а и л (с сарказмом). Ребята, у меня в кармане немного денег осталось… Может, вас порадует хоть это?

Ж а н н а. Старый маразматик!

А н н а. Жанна, как Вы можете так говорить с Михаилом Андреевичем! Побойтесь Бога!

Ж а н н а (гневным криком). Закрой свой поганый рот, бомжиха!

Пауза.

М и х а и л. У вас часто в жизни возникало желание кого-нибудь убить? Мгновенно взять что-нибудь тяжелое и прибить к полу? Или размазать по стенке? На моей памяти, у меня подобное желание возникло впервые. Зато, какое оно искреннее!



Входит Леня.

Л е н я. Что вы все кричите? Это же страшно – находиться с вами в одном помещении.

Ж а н н а. Вернись, пожалуйста, в свою комнату.

Л е н я. Почему? Я останусь здесь.

М и х а и л. Леня, дорогой! Ну скажи же им, скажи! Ведь Анна Дмитриевна тебе понравилась?

Ж а н н а. Отстаньте от него! В его возрасте нравятся симпатичные девушки, а не какая-то старуха!

М и х а и л. Да разве вы не видите, какая перед вами… красавица!

С е р г е й (с усмешкой). Только от нее дерьмом несет за километр! Блевать тянет!

Л е н я. Да… Анна Дмитриевна, определенно, нравится мне больше, чем вы оба…

Ж а н н а. Леня, не смей оскорблять родителей! Сережа!

С е р г е й. Леня, извинись перед матерью, иначе я тебя ударю!

Л е н я. Я уже вырос. Вы меня уже не запугаете.

С е р г е й. Зачем же ты предаешь родителей ради незнакомого человека?

Л е н я. Моя мать всегда предавала мужа ради незнакомых мужчин, мой отец всегда предавал жену ради незнакомых женщин. А я их сын. Плоть от плоти.

Ж а н н а (возмущенно). Кто тебе понарассказывал этих мерзостей?!

Л е н я. Никто. Я и сам все прекрасно вижу.

Пауза.

С е р г е й. Жанна, милая, пусть она остается в комнате отца. Они не будут нам мешать. Лучше так. Я уже не в состоянии терпеть этот бред.



Ж а н н а. Что они будут делать в комнате вдвоем?!

М и х а и л (восторженно). Мы будем танцевать! Все дни и все ночи! Танцевать, танцевать… Танцевать! И вы никогда не сможете уснуть! Стены рухнут, потолок покроется трещинами, лица ваши опухнут от бессонницы, а мы будем танцевать и танцевать, потому что теперь это наша жизнь, и другого смысла в ней нет!

Ж а н н а. Как же ты надоел мне, старый идиот!!!

М и х а и л. Спасибо, Жанна, за откровенность! Она дорогого стоит!

А н н а. Мишенька, прости меня… Но я не смогу остаться здесь. Мое место на улице… Иначе я все только разрушаю… Я должна уйти.

М и х а и л. Анюта, ты сделала меня счастливым! Я понимаю тебя и полностью поддерживаю. Но сейчас в твоем присутствии я по-настоящему счастлив! Позволь уйти и мне с тобой!

А н н а. Но куда, Миша! На улицу?

М и х а и л. Пусть так. Но с тобой!

С е р г е й. Отец, пусть она уходит, если хочет! Ты никуда не пойдешь!

Ж а н н а. Куда же Вы пойдете? Разве мы Вас выгоняем, Михаил Андреевич?

М и х а и л. Вы уже меня выгнали.

С е р г е й. Не выгоняли мы тебя!

М и х а и л. Отстань, Сережа!

С е р г е й. Да пожалуйста! Уходите оба! Нам только легче станет!

М и х а и л. Вот и прекрасно!

Л е н я. Дедушка, я с вами пойду!

С е р г е й. Прекрати нести чушь, пожалуйста!

Л е н я. Оставь меня! Я сейчас вернусь! Только вещи соберу!

Леня быстро уходит. За ним выходит Жанна.

С е р г е й. И куда вы направитесь?

М и х а и л. Куда ноги приведут. К счастью, ходить мы пока не разучились.

А н н а. Миша… Останься, пожалуйста!

М и х а и л. Анюта, нам пора.

С е р г е й. Что-нибудь из вещей возьмешь?

М и х а и л. Не надо мне ничего. Заберите все себе.

С е р г е й. Вот и замечательно!

Входит Жанна. Подает Михаилу Андреевичу и Анне Дмитриевне верхнюю одежду.

А н н а. С нами Леня хотел уйти…

М и х а и л (крича). Леня!

Ж а н н а. Я заперла его в комнате. Никуда он не пойдет.

М и х а и л. И правильно. Мы еще с ним обязательно встретимся.

Ж а н н а. Хотите чай напоследок?

М и х а и л. Нет, спасибо. Не хотелось бы травмировать желудок.

Ж а н н а. Как хотите.

А н н а. Спасибо вам за этот день. Простите за все. Прощайте…

М и х а и л. Спасибо за все годы. Я вас все же не забуду. Прощайте навсегда.

Михаил Андреевич и Анна Дмитриевна уходят.

С е р г е й. Как думаешь, они вернутся?

Ж а н н а. Да естественно, вернуться! Через час. Или через два! Меня уже от них тошнит!

Михаил Андреевич и Анна Дмитриевна попадают в темное холодное помещение. Они остаются одни. Вокруг пустота.

М и х а и л. Анечка, вот мы и наедине! Впервые за весь день!

А н н а. Да… Наедине… Какое красивое слово – «наедине». Такое тонкое… Как хорошо, как спокойно с тобой наедине!

М и х а и л. Раньше, глядя на тебя, я всегда думал, что же в твоей голове… У тебя всегда такой задумчивый вид… Но о чем же ты все время думаешь? Что это за мысли? Насколько они изящны? Или они приземлены до предела… Мне всегда было интересно.

А н н а. Ах, Миша! Если бы можно было объяснить! Это мысли ни о чем, и обо всем сразу!

М и х а и л. О Боге?

А н н а. Может быть…

М и х а и л. А ведь ты так ничего и не ела сегодня…

А н н а (с улыбкой). И вчера… Это не страшно, Миша! Я чувствую себя так легко!

М и х а и л. Ты не замерзла?

А н н а. Нет! С тобой очень тепло! Очень! Твое сердце греет сильнее уютной комнаты! А тебе не холодно?

М и х а и л. Нет, Анюта, нет! Я привык к холоду. В моей комнате окно всегда продувает! А я ведь чай тебе обещал…

А н н а (посмеиваясь). Перестань, Миша! Я терпеть не могу чай!

М и х а и л. Анюта, как ты думаешь, мы вернемся в дом моего сына?

А н н а. Я думаю, что мы сможем не вернуться, Миша.

М и х а и л. Надеюсь…

А н н а. Как думаешь, сейчас идет снег?

М и х а и л. Не знаю… А что?

А н н а. Я подумала сейчас, как прекрасно было бы, если бы сейчас шел снег! Это так красиво! Я чувствую себя такой легкой! Как снежинка! А ты?

М и х а и л. Я чувствую себя снеговиком… Бр-р!

Пауза.


М и х а и л. Я всегда думал, кого ты любила… Потом начинаю думать, кого любил я, и теряюсь… Анюта, ответь! Только честно! В юности ты хотела меня поцеловать?

А н н а (смущаясь). Очень хотела, Миша… Очень!

М и х а и л. И я тебя хотел целовать… А если бы можно было начать жить заново, ты изменила бы что-нибудь?

А н н а. Нет… Я хотела бы, чтобы все повторилось.

М и х а и л. И я хотел бы…

Пауза.


А н н а. Миша, как ты думаешь, если мы умрем, нас похоронят в одной могиле? Хотелось бы остаться рядом…

М и х а и л. Знаешь, нет никакой гарантии, что нас вообще похоронят… В любом случае, об этом думать рано – мы умрем еще очень не скоро…

А н н а. Спасибо тебе, Миша… Я так счастлива сегодня!

М и х а и л. Анюта, спасибо тебе! Я чувствую себя молодым! Мы сегодня есть друг у друга! Что еще нужно?

Пауза.

А н н а. С днем рождения, Миша…



М и х а и л. Анюта, ты мой лучший подарок! Сегодня мой последний, мой самый счастливый день рождения…

А н н а. А что же завтра мы будем делать?

М и х а и л. А завтра мы будем танцевать, танцевать, танцевать…

… И они остаются наедине друг с другом навсегда…








Демократия — наихудшая форма правления, если не считать всех остальных. Уинстон Черчилль
ещё >>