Изложение темы обсуждения «Весна надежд в Кыргызстане: девять месяцев спустя» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Роды Бритни: Минута за Минутой 1 26.41kb.
Статистика о работе органов загс новосибирской области за девять... 1 34.16kb.
Оао «группа черкизово» объявляет результаты операционной деятельности... 1 53.07kb.
Программа «кино балканских стран в санкт-петербурге» 1 80.29kb.
Встреча через девять лет 1 25.61kb.
Межэтнический конфликт в кыргызстане 1 252.55kb.
Загадки, пословицы, приметы, поговорки и стихи о весне 1 79.19kb.
А. П. Ярков Казаки в Кыргызстане 10 1224.69kb.
А. Б. Болпонова Внутрипартийная групповая борьба 20-30-х гг. 1 96.76kb.
«Как подполковник Каддз собирался расстрелять капрала Че Гевару» 1 329.92kb.
Программа по поддержке Искусства и Культуры Швейцарского бюро по... 1 19.47kb.
А. б болпонова Кыргызстан: опыт регионального управления 1 108.94kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Изложение темы обсуждения «Весна надежд в Кыргызстане: девять месяцев спустя» - страница №1/1

Круглый Стол
Центр Социальных Исследований

Американского Университета в Центральной Азии

Бишкек, Кыргызстан

17 декабря 2005 года
Краткое изложение темы обсуждения

«Весна надежд в Кыргызстане: девять месяцев спустя»



Беда Кыргызстана в том, что последние 20 лет он похож на


политический музей восковых фигур мадам Тюссо

мы видим одни и те же фигуры.



Бакыт Бешимов, вице президент АУЦА
2005 год для Кыргызстана ознаменован множеством политических и социальных событий, которые потрясли наше общество и мировую общественность. Источником такого насыщения событиями стал революционный день 24 марта, когда власть страны перешла оппозиционным силам. За девять месяцев с тех пор мы стали очевидцами и участниками многих событий, которые вызвали неоднозначную реакцию в обществе. Символически, девять месяцев- это период, за который формируется и рождается ребенок.
В гражданском обществе назрела необходимость обсуждения итогов мартовских событий, оценки последующих политических процессов и рассмотрения будущего развития страны.
17 декабря 2005 года профессора, исследователи и общественные деятели страны собрались на круглом столе в Центре Социальных Исследований Американского Университета в Центральной Азии, чтобы обсудить политические процессы в стране и дать оценку результатам мартовской революции в Кыргызстане.
В частности, обсуждение было построено вокруг двух презентаций выступающих на темы «Новое правительство: целостность и упущения» и «Гражданское общество: возможности и вызовы», представленные политическим аналитиком Айнурой Чолпонкуловой и социологом Гульнарой Ибраевой соответственно.
Выступление Чолпонкуловой было основано на особенностях Тюльпановой революции по сравнению с другими цветными революциями, имевших место в Грузии и на Украине, тандеме Курманбека Бакиева с Феликсом Куловым и нынешнем правительстве Кыргызской Республики.
Она сообщила, что отличительными особенностями революции в Кыргызстане стали такие факторы как: периферийный характер революции, отсутствие единой идеологической платформы у оппозиции и национальной лидирующей партии, а также изначальное расхождение в рядах оппозиции о будущем развитии страны. Возмущения на Украине и в Грузии начались в городах, оппозиционные силы имели определенную идеологическую программу, чего не наблюдалось в Кыргызстане.
Общими чертами цветных революций стали: сфальсифицированные выборы, сильное гражданское общество и в частности активное молодежное движение, общее обнищание населения и широкомасштабная коррупция во всех эшелонах власти в революционных странах.
Противоречивость и уникальность тандема Бакиева с Куловым было охарактеризовано тем, что у двух лидеров не всегда совпадающие взгляды относительно политических и экономических приоритетов, и разный геополитический ориентир.
Согласно анализу СМИ, проведенной Айнурой Чолпонкуловой, производственник и бывший функционер Курманбек Бакиев является сторонником сохранения нынешнего государственного устройства, приверженцем патерналистского подхода в экономическом плане, а во внешней политике ориентирован на Россию. При этом, его окружением являются преимущественно представители южной элиты, немного северян, среди них как бывшие оппозиционеры, так и бывшие соратники Акаева.
Юрист и бывший силовик Феликс Кулов был представлен как технократ и адепт экономических идей бизнес лидеров (некоторые представители бизнеса описали свое видение развития Кыргызстана в стратегии “Cтая Cиниц и “Видение-2020”), приверженец парламентского правления и многовекторной внешней политики страны. Его соратники преимущественно состоят из силовиков, членов партии Ар-Намыс, технократической бюрократии на уровне заместителей министров и представителей бизнес элиты, которые по ментальности также являются технократами.
«Прагматических амбиций у нашего руководства нет, так как нет стратегии, нет единого подхода к разработке национальной стратегии развития», сказала Чолпонкулова.
Нынешнее правительство также заслужило свою долю критики, как со стороны докладчицы, так и участников круглого стола. Чолпонкулова отметила, что «структура правительства заметно изменилась, однако в ней отсутствует этнический и гендерный баланс. 99% министров - этнические кыргызы, и притом мужчины. Если нет разнообразия в составе, то значит, нет и плюрализма мнений. В целом, потенциал нынешней власти невелик, так как партийная номенклатура сохранилась, кадровый состав остался старым - власти тасуют одну и туже колоду карт, а homo sovieticus сохраняется”i.
Как потенциальный способ решения данной проблемы, Чолпонкулова, предложила изменить подход в решении проблемы регионализма в кадровой политике, а именно, осуществить равное представительство юга и севера на высших политических и административных должностях, закрепив данный порядок законодательным актом; соблюсти гендерный и этнический баланс при найме на высшие позицииii.
Чолпонкулова также заметила, что в данный момент Кыргызстану не хватает свежих идей для разработки стратегии национального развития. И одним из эффективных способов генерации новых идей могли бы стать аналитические центры (think tanks). Университеты в этом случае могли быть стать основой для построения таких центров в республике.
Дамир Бисебин, эксперт проекта TACIS “Содействие в усилении местного самоуправления в КР”, также высказался о том, что «сейчас в правительстве сложилась сложная ситуация с кадровым потенциалом. Либо это люди преклонного возраста, которые не могут уже учиться, либо это молодые люди, только что закончившие ВУЗы, т.е. нет преемственности между опытными и новыми специалистами». Бисебин полагает, что одним из схем привлечения профессионалов к государственной службе могло стать финансирование зарплаты донорами, либо очередной виток сокращения государственных служащих и повышения зарплаты.
Комментируя идеологические расхождения лидеров страны, Эркин Касыбеков, директор “Каунтерпарт Консорциум”, высказал мнение, что «когда мы говорим об идеологических платформах, мы часто думаем о платформах двух людей – Бакиева и Кулова, что фундаментально неправильно. Идеология должная отражать видение групп людей, а не отдельных личностей, чего мы не наблюдаем сегодня в стране. Именно на таких платформах разрабатывается национальная стратегия. Нынешнее руководство, также как предыдущее, не опирается на этих критериях. Поэтому работают другие критерии – землячество, трайбализм. Обычно когда меняется власть, приходят новые люди для внедрения новой идеологической платформы. У нас же в стране, старая элита, к сожалению, не смогла этому научиться, а новой элиты просто-напросто нет».
Бакыт Бешимов, вице президент АУЦА, сказал, что «в Кыргызстане молодые специалисты есть, но они работают в международных организациях и НПО, и к сожалению, оттуда не хотят выходить. Пока часть из них не прейдет в государственные структуры, ничего не изменится. Мы можем говорить о концепциях, платформах, но их осуществляют люди. Если люди не готовы, то новые концепции не будут реализованы».
Комментируя вопрос регионального деления, Бешимов, отметил, что не нашел кардинального противостояния между югом и севером, «наоборот, я вижу коренные общие интересы. Я также категорически против количественного разделения госслужащих по регионам, так как это приведет к разделению, начнутся сепаратистcкие интересы, которые уже сильны. Он видит «одним из наиболее эффективных выходов из сложившейся ситуации переход на парламентскую республику, которая позволит прийти к власти новым людям по партийным спискам со своими программами и концепциями».
Профессор БГУ Кусеин Исаев, отметил «Почему после 9 месяцев наша власть до сих пор слабая. Во-первых, верхняя часть власти бесконечно борется друг с другом, что приводит к отсутствию единства взглядов относительно стратегических вопросов. Во-вторых, у госслужащих отсутствует функциональная грамотность. К власти пришли случайные люди, которые не компетентны и не имеют достаточного опыта работы. В-третьих, руководство боится решительных действий и запутана в политических интригах. Четвертое, у наших руководителей отсутствует стратегия действий и тактика достижения результатов. Мне казалось, что обсуждение конституции позволит создать национальную стратегию, но мы топчемся на одном месте».
Профессор АУЦА Арон Брудный высказал мнение, которое в той или иной мере обобщает и выражает мнение других участников круглого стола. Он сказал «Надо отметить несколько принципов. Властью не делятся, власть берут. Я думаю, что этот принцип работает и сейчас. Второе, каждая страна имеет то правительство, которое оно заслуживает. Именно поэтому было свергнуто предыдущее. Новое должно показать, что состоятельно умеет управлять страной. Вы знаете, что в постсоветских странах произошло такое явление, когда фактической властью обладает президент и его администрация, а правительство используется как определенное орудие, которое подвергается критике и частой отставке, фактически под руководством администрации президента. Изменилось ли что-либо после цветных революций?»
«Далее. Правильно говорят, что кыргызская власть ориентирована на русскую модель. Наш докладчик г-жа Чолпонкулова говорила о необходимости разнообразия мыслей; в русской модели этого нет. Там всегда была ориентация на полное единогласие c теми журавлями, которые выкрикивают одобрение вожаку. Пока вожак летит. В данном случае думаю американская модель, при котором людям дают возможность высказаться, а власть при этом действует как хочет, является самой разумной позицией. Тандемная структура кыргызской власти, при котором президент как бы уравновешивается премьер министром, не работает. Должен быть один лидер, который руководит страной и слушается парламента».
«Что касается тех, кто свергал. Они действовали по принципу: против кого дружите? Вот они дружили против Акаева. Между собой они не дружили, мы все это увидели сейчас. Я бы хотел добавить еще два момента к высказанному. Армия в мартовских событиях никакого участия не принимала. Когда предложили ввести комендантский час, посчитали что это несвоевременно - потому что некому yfc защищать. Однако фактом остается то, что государство без фактора силы не существует. Фактор силы показал криминалитет. Армии еще нет, но надо обратить на эту силу особое внимание».
Вторая часть круглого стола была посвящена вызовам и возможностям гражданского общества (ГО). Докладчик профессор АУЦА Гульнара Ибраева подробно рассказала о процессе становление ГО в Кыргызстане. Ибраева считает, что «в Кыргызстане, также как и во всех странах, где социальные институты сформировались ранее ГО, последнее формируется по типу оппозиции. По ее мнению, «несмотря на то, что 40% жителей страны страдают от политической апатии (согласно данным исследования СИАР2005г.), достаточно большая часть граждан вовлеклась в политическую жизнь. Формируются мосты-взаимосвязи между религиозными организациями, политическими партиями, НПО, что связано со слабостью государственной власти».
Неправительственные организации насчитывают около 10 лет существования. Однако до сих пор они зависимы от спонсорской помощи. При этом, отмечается положительная роль доноров, чьи проектные программы способствовали появлению критической массы НПО в Кыргызстане. Роль НПО начала визуализироваться в 2005 году, как результат накопления за последние годы своего потенциала.
Ибраева, говоря о влиянии религии, в частности ислама, как наиболее сильного течения, отметила, что исламский фактор выходит из подполья и заявляет о своих политических амбициях. Как подтверждение тому, она привела результаты гендерного исследования, в котором говорится, что в некоторых селах Нарынской области, считавшейся наименее религиозным, мечеть отмечена центром общества. В то время как, на юге мечеть не явилась центром общества ни в одном селе и городе. Другим подтверждением явились прошедшие президентские выборы, в котором ряд кандидатов открыто заявили о своей лояльности идеям ислама.
«Относительно влияния Китая мне известно, что Китайское посольство в Кыргызстане спонсирует ряд НПО. Несомненно, они будут усиливать свое влияние. Мир выстраивается по биполярной модели», сообщила Ибраева.
Чинара Омуркулова, директор IREX, сообщила, что мартовские события повлекли за собой изменения. Одним из таких изменений является тот факт, что коммерческий сектор стал обращаться к некоммерческому. И в данный момент вместо процесса размножения НПО, идет процесс их консолидации и концентрации.
Чолпонкулова критично отозвалась о роли доноров в укреплении ГО и заметила, что они могли бы эффективнее влиять на ее развитие. Причина слабой эффективности доноров заключалась в том, что доноры ориентировались больше на знакомые им ценности, такие как права человека, но не рассматривали существовавших в действительности сильных структур, таких как профсоюзы. Именно поэтому, НПО стали относительно сильными, а роль профсоюзов значительно снизилась.
Бакыт Бешимов заметил, что за 15 лет значительное количество донорских денег было потрачено на гендерное равенство, и задал вопрос «почему Кыргызстан, где большинство избирателей женщины, которые играли наиболее активную роль 24 марта, не получил лидеров женщин в политике?»
Ибраева сказала, что «исторически в странах, где были достигнуты значительные результаты в этом плане (например, скандинавские страны), борьбу начинали 25 лет назад. И начинали эти государства с формирования структурных возможностей для развития гендерного равенства. В Кыргызстане, как было отмечено, новых мужчин в новой власти нет. Что говорить о новых женщинах. Другой причиной, которая могла бы объяснить провал гендерного равенства, может являться тот факт, что «женщины в большинстве своем не участвуют на выборах, не голосуют. Хотя достоверных исследований в этой области не проводилось», сказала Ибраева.
Общим итогом обсуждения круглого стола стало заключение о том, что следует подвергнуть анализу революционность событий 24 марта. При этом, участники также заметили, что нынешняя политическая власть неустойчива и требуется активное участие гражданского общества в построении политического курса страны.
Подготовлен Азизом Солтобаевым, azizkin@gmail.com

i Подробнее о роли homo sovieticus, а также видении будущего Кыргызстана глазами Дж. Оторбаева можно узнать запросив резюме выступления у Аиды Алымбаевой или скачав отчет Дж. Оторбаева онлайн (нажать здесь).

ii Чтобы подробнее ознакомиться с презентацией Айнуры Чолпонкуловой, пожалуйста, отправьте запрос Аиде Алымбаевой по электронной почте alymbaeva_ae@mail.auca.kg








Историки фальсифицируют прошлое, идеологи — будущее. Жарко Петан
ещё >>