Изабель Франсуа – Директор информационного бюро нато в Москве - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Междунаро́дная организа́ция труда́ (мот) 1 294.01kb.
Партнерство для развития информационного общества в России и его... 1 221.15kb.
Совет Бюро Пояснительный меморандум к Внутреннему регламенту 4 975.29kb.
Изабель Кларк 1 10.05kb.
Информационные технологии 1 23.52kb.
Заседание Бюро Союза машиностроителей России Тезисы выступления Президента... 4 755.63kb.
Интервью Генерального Секретаря нато яапа де Хооп Схеффера риа новости 1 69.06kb.
Кроссворд по предмету "истории искусств" на тему "Общий" По горизонтали 1 8.23kb.
Резолюция Информационного бюро «О положении в Коммунистической партии... 1 116.88kb.
" сша-канада". 2010.№4. C. 3-18. Канада нато: эволюция подходов е. 1 280.77kb.
На конференции в «Ллойд оф Лондон» генеральный секретарь говорит... 1 15.1kb.
General ciроссия в обсе: что дальше? (часть 1) 1 161.64kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Изабель Франсуа – Директор информационного бюро нато в Москве - страница №1/1

Российская Федерация сегодня

Июль 2006 г.
Гость редакции: Изабель Франсуа – Директор информационного бюро НАТО в Москве
Нынешней весной аббревиатура «НАТО» снова стала популярной в российских СМИ. Одной из причин была информационная акция «Россия – НАТО: объединяя усилия», которая прошла в нескольких городах России, другой - антинатовские манифестации в Крыму и в других областях Украины. Как показывают эти события, на постсоветском пространстве Североатлантический блок вызывает в основном негативную реакцию у рядового гражданина. В то же время, стоящие у власти политики говорят о партнерских отношениях между Россией и НАТО. В чем причина такого несовпадения взглядов на эту организацию в российском обществе? Об этом, прежде всего, шла речь в беседе главного редактора нашего журнала Юрия Хренова с директором Информационного бюро НАТО в Москве госпожой Изабель Франсуа.
Юрий Хренов. Госпожа Франсуа, в одном из интервью вы говорили, что одна из ваших задач развеять стереотипы россиян в отношении НАТО. Можно назвать чувства россиян стереотипами, можно назвать и по-другому, но факт остается фактом, что ко многому из того, что делает сегодня НАТО, наши люди относятся настороженно, с обеспокоенностью. Когда существовали Советский Союз и Организация Варшавского договора, было блоковое противостояние, деятельность Североатлантического блока была, как бы оправданна. Но когда Советский Союз рухнул, Организацию Варшавского договора распустили, многие стали считать, что не остается причин для сохранения НАТО, во всяком случае, в прежнем виде. Мы ожидали существенного реформирования этой военно-политической системы. Но, как считает большинство россиян, этого не происходит. Более того, после того, как распустили ОВД, НАТО стала упорно приближаться к границам нашей страны, теперь уже даже не только с запада, но и с юга. Что стоит за этой экспансией? Развейте, пожалуйста, наши беспокойства.

Изабель Франсуа. Вы затронули много вопросов, и, позвольте, я буду отвечать на них по очереди.

Один из первых ваших вопросов, почему не распущено НАТО после роспуска ОВД. Ответ на него самый простой – если НАТО не распущена, то это произошло, прежде всего, из-за того, что государства, входящие в организацию, находят ее полезной. Более того, и другие страны поняли, что эта организация полезна и стали стучаться в дверь НАТО.

Следует признать, что НАТО никогда не работала так активно, как сегодня. Когда я начинала свою работу с этой организацией, а это было в 1993 – 1994 годах, она была совсем не такой, как сейчас. В нее тогда входило всего 16 государств, у нее не было партнеров, она не вела никаких операций. Это был своего рода клуб для избранных. НАТО, которую я представляю сегодня в Москве, совсем другая. В ней 26 стран-членов, большое количество партнеров – 20 в евроатлантическом регионе, включая Россию, 7- в Средиземноморье, 4 – в Персидском заливе. На протяжении последних лет НАТО возглавляла или поддерживала восемь операций на четырех континентах. Это огромное число людей, которые работают вместе. Кроме того, деятельность НАТО стала иной в ответ на новую обстановку в области безопасности. Разнообразие направлений деятельности и то, как НАТО работала в последние 15 лет, позволили ей предотвратить возникновение вакуума в связи с окончанием «холодной войны».

Североатлантический альянс также стал движущей силой процесса реформ, преобразований на европейском континенте. Во-первых, НАТО активно продвигает в жизнь идею необходимости военных реформ в странах, которые входят в организацию. Так же активно она ратует за реформирование всех структур, связанных с обороной. А это сложное дело, так как, по определению, эти структуры с трудом поддаются преобразованиям.



Ю.Х. Когда в мире наблюдалось блоковое противостояние, цели и задачи НАТО были абсолютно понятны. А сейчас, когда такого противостояния нет, в чем состоят цели и задачи организации, изменились ли они?

И.Ф. Основой для нашей деятельности продолжает служить Стратегическая концепция 1999 года. Однако, мир вокруг нас стремительно меняется. И многие задают подобный вопрос, ответ на него дать не просто. НАТО сегодня – организация в процессе трансформации. И именно поэтому трудно ответить на ваш вопрос и дать четкую картину того, что собой представляет современная НАТО. Организация все время меняется, трансформируется…

Ю.Х. Из чего она трансформируется, мы знаем, но во что – нет.

И.Ф. Во - первых, из организации, которая была против чего-то, НАТО превращается в организацию, которая выступает за что-то. А именно, за безопасность и стабильность в евро-атлантическом регионе.

Ю.А. Но сегодня прослеживается, что деятельность НАТО выходит за рамки берегов Атлантики и распространяется на другие регионы, на Центральную Азию, Кавказ, на Афганистан. Теперь эти территории – тоже зона ответственности НАТО?

И.Ф. В действительности, сегодняшний мир тесно взаимосвязан, и нельзя понять вопросы безопасности мира, исходя только из соображений сохранения территориальной целостности одного государства. То, что сегодня происходит в Афганистане, на Ближнем Востоке и в любых других регионах мира, оказывается очень важным не только для членов НАТО, но и для ее партнеров. Но следует иметь в виду, что при этом НАТО не является глобальным полицейским. У нее нет политических намерений быть им, также как нет ресурсов для этого.

Другое дело то, что происходит в мире, касается и союзников по НАТО и их партнеров. Например, в операции НАТО в Афганистане в составе ИСАФ [Силы содействия международной безопасности] в той или иной форме принимают участие 37 стран, включая такие далекие, как Австралия, которая должна вот-вот присоединиться к этой операции. Кроме того, совместно с НАТО многие страны борются с проблемами, которые не имеют границ. Это – терроризм, распространение оружия массового поражения, региональная нестабильность и так далее. Эти вызовы заставляют НАТО выйти за рамки традиционного мандата, в этом смысл партнерских отношений этих стран с нашей организацией.



Ю.Х. Вы сказали, что одной из забот НАТО является защита территориальной целостности государств. Но разве это не противоречит тому, как повела себя НАТО на Балканах? Там было государство Югославия, и НАТО приложила немало усилий, чтобы оно перестало существовать. Тогда все как бы забыли о территориальной целостности Югославии. Сейчас государство Сербия при активной роли НАТО рискует потерять часть своей территории, а именно Косово ( Черногорию она уже потеряла). Как можно в таком случае говорить, что НАТО заботится о территориальной целостности государств?

И.Ф. Хотела бы уточнить, что я говорила о территориальной целостности стран, входящих в НАТО. Это – одна из обязанностей НАТО согласно статьи 5 ее Устава.

Вопрос о Балканах часто задают в России, я понимаю, что эта тема близка россиянам. Рассматривая ситуацию в этой части света, мои собеседники часто остаются в рамках мышления начала 90-х годов. А ситуация с тех пор сильно изменилась. В урегулировании конфликта на Балканах сегодня принимает участие все мировое сообщество - и ООН, и ЕС, и НАТО, и Россия через контактную группу. И не надо говорить о вызовах вчерашнего дня, надо говорить о сегодняшних.



Ю.Х. А в чем они главные вызовы сегодняшнего дня для стран, входящих в НАТО ?

И.Ф. Эти вызовы хорошо известны. Это – терроризм, в первую очередь, распространение оружия массового поражения, региональная нестабильность. Именно в этом направлении происходит трансформация НАТО, и в этом суть наших отношений с партнерами и в этом суть работы Совета Россия – НАТО.

Ю.Х. Поскольку признается, что главная угроза миру и демократическим странам исходит от международного терроризма, не целесообразно ли преобразовать НАТО в некую антитеррористическую организацию? В которую могли бы войти не только те страны, что сегодня составляют североатлантический альянс, но также Россия, Китай, Индия и другие страны, которые озабочены теми же угрозами, что и вы? Может быть, тогда НАТО станет глобальным полицейским, но в хорошем смысле этого слова?

И.Ф. Я думаю, надо осторожнее подходить к понятию «трансформация». Мы хотим не создавать новую организацию, а преобразовывать ту, которая у нас уже есть. Главное направление деятельности НАТО – евроатлантическое, таковым оно и останется. Разумеется, с приданием большего веса нашим партнерским отношениям обнаружится новая динамика. У нас могут появляться партнеры в разных частях света, например из Австралии, из Южной Америки. Но существует опасность, что, преобразуя нашу организацию в нечто глобальное, мы столкнемся с дублированием функций уже существующих организаций, например, ООН. А нам хотелось бы этого избежать.

Ю.Х. Аналогия с ООН немножечко хромает, потому что ООН не военно-политическая организация. А терроризм можно победить, прежде всего, силой, военной в том числе. Может быть, есть смысл трансформации НАТО в направлении, о котором я говорю?

И.Ф. Разумеется, НАТО является уникальной организацией, так как носит военно-политический характер, то есть, с одной стороны может принимать политические решения, а с другой - переводить их на язык военных действий, если в этом есть необходимость. Но нужно учитывать реалии современного мира, когда мы говорим о таких вещах. В мае, в рамках акции «Россия – НАТО: объединяя усилия», мне удалось проехать по всей России от Владивостока до Калининграда и разговаривать с разными людьми. И от многих российских граждан я слышала одну и ту же идею: почему бы вам ни поменять название организации. То есть, получается, что россияне более заинтересованы во внешней стороне дела (смена названия и т.д.), чем в реальных изменениях деятельности альянса. Процесс трансформации идет так, как он идет, и все изменения могут происходить только на основе консенсуса и общей договоренности стран-участниц организации. Знаете, мне лично было бы интересно узнать у россиян, какого масштаба должны произойти изменения в альянсе, чтобы убедить российскую общественность, что НАТО трансформировалась?

Ю.Х. Но в любой организации есть руководитель, который ставит задачи, после чего они обсуждаются. Кто руководитель в НАТО? Чей голос там решающий?

И.Ф. Это существенный вопрос. Тем более, что он часто неправильно трактуется. В НАТО входят 26 стран, и все они имеют одинаковое право голоса, обладают совершенно равными правами. Генеральный секретарь НАТО действует на основе консенсуса. И, разумеется, каждая страна, член организации, имеет право вето, право оспаривать любое решение. Между прочим, аналогичный принцип действует в Совете Россия – НАТО, где каждый участник имеет право как внести на рассмотрение любой вопрос, так и применить право вето.

Ю.Х. Совет Россия – НАТО – это орган согласования интересов?

И.Ф. Не совсем. Совет Россия – НАТО совершенно самостоятельная структура, которую не надо путать с североатлантическим союзом. Но и та и другая действуют на основе одних и тех же принципов и процедур принятия решений, в том числе права вето. Все документы сначала обсуждаются министрами или на любом другом достаточно высоком уровне, а приняты они могут быть только на основе консенсуса.

Давайте, поподробнее рассмотрим деятельность Совета Россия – НАТО, созданного в 2002 году. Совет имеет две формы деятельности. Во-первых, это политический форум, в рамках которого страны, входящие в Совет, могут обсуждать любые вопросы, включая очень сложные. При этом стороны стремятся достичь взаимопонимания, определить круг общих вопросов. Это – общеполитическое направление деятельности Совета, нацеленное на гармонизацию точек зрения, сближение позиций. Второе направление – практическое сотрудничество, в рамках которого осуществляются конкретные военно-политические проекты. Приведу примеры. В этом году в рамках операции «Активные усилия» военные корабли России и стран НАТО будут совместно патрулировать акваторию Средиземного моря в целях борьбы с терроризмом и распространением оружия массового поражения. Кто бы мог подумать всего лишь несколько лет назад, что Россия будет принимать участие в мероприятии, предусмотренном статьей 5 Устава НАТО!

Есть также пилотный проект в рамках Совета Россия – НАТО, который предусматривает подготовку в Афганистане и республиках Центральной Азии специалистов из числа местных жителей по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Недавно этот проект обсуждался на межминистерской конференции «О путях доставки наркотиков из Афганистана», которая проходила в Москве. Предполагается, что особую роль в нем будет играть российский учебный центр в Домодедово и российские преподаватели.

Ю.Х. Когда говорят об Афганистане, нередко обращают внимание на то, что наплыв наркотиков оттуда в Россию и в другие страны резко увеличился после того, как там появились структуры НАТО. Цифры свидетельствуют, что объем производства наркотиков в этой стране растет. В 2003 году было получено 360 тонн героина, в 2004 году – уже 420 тонн, а в 2005 году – 500 тонн. Почему это происходит? Как с наркобизнесом борется НАТО?

И.Ф. Вы провели довольно странную связь между участием НАТО в урегулировании в Афганистане и ростом контрабанды наркотиков. Тем не менее, я отвечу на ваш вопрос.

Наркотики - это серьезная проблема всего современного мира. И ее должна решать не только НАТО, но и все мировое сообщество. Главное, что, действуя на этом направлении, мы должны поддержать нынешнее руководство Афганистана.

Подчас, когда проблема, представляющая опасность для мирового сообщества, не исчезает на наших глазах, приходится слышать, как кто-то говорит, что если ее не смогли решить международные организации, значит, международные организации бесполезны. Я с этим не согласна. Считаю, что наша организация много делает для борьбы с наркобизнесом. Нам надо объединиться и всем миром навалиться на это зло. Отсутствие видимых достижений на данном этапе не означает, что наши действия абсолютно бесполезны. Более того, борьба с наркотиками не входит в мандат НАТО в Афганистане, однако, ИСАФ вносит определенный вклад в эту борьбу тем, что помогает Афганскому правительству восстанавливать безопасность и стабильность. Ясно, что если не будет достигнута стабильность в регионе, шанса вести эффективную борьбу с распространением наркотиков просто не будет.

Ю.Х. В России господствует точка зрения, что с приходом НАТО в Афганистан ситуация в этой стране стала хуже, конфликт не гаснет, а разгорается. Как бы вы прокомментировали такие высказывания?

И.Ф. Давайте внесем ясность: НАТО не оккупировала Афганистан; НАТО пригласили в Афганистан на основании мандата ООН.

Давайте посмотрим, что сегодня имеется в Афганистане. Избранный законным путем парламент, законное правительство. Женщины стали принимать активное участие в политической жизни, девочки пошли в школу. Если вы это называете ухудшением ситуации, то видимо у нас с вами разные системы ценностей.

Ю.Х. Появление НАТО в Афганистане не принесло мир афганскому народу. Свидетельство тому недавние события в Кабуле, своего рода вспышка народного гнева, которую удалось подавить.

Позвольте затронуть и другой вопрос. В России многие считают, что Запад применяет двойные стандарты. Он позволяет себе разрушить Югославию, добиваться выхода Косово из Сербии. Но, когда Грузия де-факто раскололась уже на три части – собственно Грузию, Абхазию и Южную Осетию, и как единое государство уже не существует, НАТО противится признанию этого факта.

И.Ф. Это не вопрос двойных стандартов, это вопрос разных стандартов. Мы должны быть готовы к двойным, тройным, четверным и т.д. стандартам. В демократических странах у людей разные стандарты. В этом и заключается демократия, чтобы у каждого был свой подход и на этой основе строился диалог. И кстати, давайте не путать стандарты и моральные принципы.

Ю.Х. Хотелось бы еще коснуться вопроса Украины. После того, как был встречен, так сказать, первый десант НАТО в Крыму, появилось ли в вашей организации понимание того, что народ Крыма и многих других областей Украины не хочет вступать в североатлантический блок? Может ли Украина стать членом НАТО, если виден такой протест населения?

И.Ф. Вопрос расширения НАТО зависит от желания тех стран, которые хотят вступить в нашу организацию. Именно каждая страна самостоятельно должна подать заявку на вступление, сама НАТО никого не призывает и не заманивает. Решение о вступлении в НАТО – суверенное право любой страны. Украина уже ясно выразила свое намерение вступить в НАТО, но окончательное решение принадлежит народу и правительству Украины.

Это не подлежит сомнению. Вместе с тем, НАТО проводит политику открытых дверей и считает себя вправе помогать тем странам, которые выразили устремление присоединиться к нам, в частности способствовать проведению реформ в целях взаимного сближения и достижения оперативной совместимости. Вы коснулись недавних событий в Крыму. Позвольте мне воспользоваться этой возможностью и напомнить Вам факты. Во-первых, это были не НАТОвские учение или маневры в рамках программы «Партнерство ради Мира», это двусторонние учения. Во-вторых, такого рода учения проводятся на постоянной основе, это мероприятия, которые соответствуют духу программы «Партнерство ради Мира», в прошлом в них принимали участие и российские вооруженные силы. В-третьих, конечно же, НАТО приветствует такие мероприятия, так как они способствуют повышению оперативной совместимости вооруженных сил различных стран.

Ю.Х. Но в НАТО должны представлять, как в России будут воспринимать факт вступления Украины в НАТО. О партнерстве России и НАТО, наверное придется забыть, если распростертые объятья НАТО будут открыты для Киева.

И.Ф. Вовсе нет. Отношения НАТО с Россией и с Украиной могут развиваться параллельно и нет необходимости ставить их в зависимость друг от друга, делать одни отношения заложниками других. В рамках Совета Россия – НАТО ваша страна располагает возможностью выражать свою точку зрения, и быть уверенной, что ее точка зрения будет услышана.

Процесс расширения НАТО необязательно должен быть конфронтационным. Напротив, он должен быть направлен на сотрудничество, на новые шаги по обеспечению безопасности в мире. В любом случае процесс расширения занимает месяцы и годы, а отнюдь не дни и недели. И в течение этого длительного времени необходимо прийти к взаимопониманию. Расширение НАТО, это не игра с результатом, когда один выиграл, а другой непременно проиграл. Это не конфронтационная модель, и не следует думать, что к ней сводится наша политика открытых дверей. Кроме того, важно понимать процесс трансформации альянса для того, чтобы понять процесс расширения.


Ю.Х. А как нам надо это понимать? Некто, вооруженный до зубов, приходит к твоему порогу и говорит: «Здравствуй, я пришел для того, чтобы все в твоей жизни было хорошо!» Так?

И.Ф. НАТО и Россия активно сотрудничают, у нас общие интересы, мы противодействуем общим вызовам. А я могу поставить вопрос так: если Россия и НАТО настоящие партнеры, почему одному из них следует опасаться приближения другого? Наоборот, надо этому радоваться. Если НАТО провозгласило политику открытых дверей для новых членов, то на основании чего мы должны решать, кого принимать в Альянс, а перед кем закрыть дверь?

Ю.Х. Россия может стать членом НАТО?

И.Ф. Генеральный секретарь НАТО ответил на этот вопрос всего лишь несколько дней назад. Это был «виртуальный» вопрос, так как со стороны российских властей не прозвучало сигнала о том, что они в этом заинтересованы. Генеральный секретарь НАТО неоднократно заявлял, что НАТО готово пойти так далеко, как это сделает Россия. Но решение должно принимать российское руководство.

На сегодняшний день российское руководство дало понять, что оно приняло решение развивать с нами отношения в рамках Совета Россия – НАТО, и эти отношения носят исключительно партнерский характер. Но, как вы сказали в начале нашей встречи, у россиян еще много негативных эмоций по поводу НАТО. По результатам опросов общественного мнения до 45 процентов россиян относится к Организации североатлантического договора отрицательно. И чтобы изменить положение вещей российское руководство должно развернуть кампанию публичной дипломатии внутри страны. А я на своем месте буду делать все, что в моих силах, чтобы способствовать сближению НАТО и России. Но в любом случае основная часть работы должна лечь на плечи российского правительства.

Ю.Х. То есть дело за Россией?

И.Ф. Конечно, дело за Россией. Как я не раз говорила, вступление в НАТО может происходить только по инициативе той страны, которая хочет вступить в нашу организацию.

Ю.Х. У нас НАТО ассоциируется с военными, мужчинами. А госпожа Изабель Франсуа - очаровательная женщина, родившаяся в Париже. Как Вы себя чувствуете в стенах этой организации? Удается ли вам развеивать стереотипы, существующие в России насчет НАТО?

И.Ф. Во-первых, не заблуждайтесь на мой счет. По образованию и опыту работы я специалист по оборонному планированию. Вся моя профессиональная жизнь прошла рядом с военными до того, как я приехала в Москву. Дело в том, что наше канадское военное ведомство относится к типу интегрированных. Это значит, что в его стенах работают как военные, так и гражданские лица. И мне не приходило в голову задумываться, что я гражданское лицо среди военных, или, что я женщина в окружении мужчин.

Ю.Х. Ну, в последнее трудно поверить!

И.Ф. Во что мне действительно трудно поверить, так это то, что я оказалась в совершенно иной ситуации, где совсем нет военных, но есть много женщин. Моя нынешняя работа – в рамках гражданского общества, которое отличается от военной среды, хотя мои отношения с Россией начинались с контактов с вашими военными представителями в Брюсселе и с официальными лицами вашего министерства обороны в Москве.

А сегодня мои обязанности отличаются от прежних. В карьере любого человека всегда полезно в какой-то момент заняться чем-то новым; это принесет положительный опыт. Информационное бюро НАТО работает с гражданским обществом, с университетами, с неправительственными организациями. Мы организуем обмен визитами представителей России и НАТО, проводим конференции, предоставляем информацию, распространяем в российских СМИ свои материалы, ведем веб-сайт.

Я считаю, что в России есть большой интерес к тому, что представляет собой НАТО сегодня, чем она занимается. Когда в рамках акции «Россия – НАТО: объединяя усилия» я проехала от Владивостока до Калининграда, то встречалась со студентами и их преподавателями, все они проявляли интерес к нашей организации. Но в целом деятельность НАТО освещается в России еще недостаточно.

Российские официальные лица знают, как на самом деле строится сотрудничество, они принимают участие в нем. И их задача - рассказать об этом широким слоям российской общественности. Важно, чтобы это делали они, а не я, потому что они имеют больший вес в обществе, и к их мнению будут прислушиваться в большей степени. Эхо от их слов будет звучать громче и дольше. Наши взаимоотношения достигли такой степени зрелости, что сейчас нужно, чтобы об этом россиянам говорили россияне.



Записал Петр Цветов, «РФ сегодня»










Литературное течение составляют пять или шесть человек, которые живут в одном городе и сердечно ненавидят друг друга. Джордж Мур
ещё >>