Из истории американского тред-юнионизма: С. Гомперс об арбитраже - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Реферат по управлению трудовыми ресурсами студента ж-го курса очной... 1 161.06kb.
Судебные заседания во владимирском арбитраже опять отложены 1 187.69kb.
О метафизике американского образа жизни 1 123.53kb.
Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1 226.53kb.
Реферат на тему: "История McDonald’s " Студента 1-го курса Пронина... 1 86.47kb.
Задания интеллектуальной игры по страноведению Go West 9-11 классы... 1 16.55kb.
Хроника преступлений американского фашизма Екатерина Польгуева 1 133.38kb.
Джеймс Линкольн Коллиер Становление джаза 35 6453.97kb.
Джеймс Линкольн Коллиер Становление джаза 31 7150.22kb.
Статья 398. Основные понятия 1 271.25kb.
В международном коммерческом арбитраже 1 199.88kb.
Т руд и власть: Великобритания в сравнительном контексте 1 206.55kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Из истории американского тред-юнионизма: С. Гомперс об арбитраже - страница №1/1

Из истории американского тред-юнионизма: С.Гомперс об арбитраже
Людмила Семенова,

Fulbright 1997

канд. истор. наук,

доцент кафедры истории мировой цивилизации МГЭИ


Arbitration and conciliation are main methods of settlement of the industrial conflicts in the democratic state. At the end of XIX- at the beginning of XX century in the period of adoption the Labor Arbitration Law the problem of the voluntary and compulsory arbitration was discussed in the international trade-unionist movement. This article is devoted to the point of view on this question of the famous leader of the American labor movement, the president of the American Federation of Labor S.Gompers (1850-1924) who was the firm defender of the voluntary arbitration. This position was the essential aspect of the «gompersism» «simple and pure» unionism.
В демократическом обществе, которое стремится не к запрещению, а к регулированию конфликтов, присущих» любым человеческим отношениям, такой проверенный веками механизм их разрешения как арбитраж* играет важную роль. Арбитраж общепризнан в мире, в том числе и в США, и как форма разрешения трудовых конфликтов.

У современной практики трудового арбитража долгая история, немаловажным этапом которой был период конца Х1Х-начала XX века, хотя США в то время не относились к числу стран с интенсивной арбитражной практикой в рамках трудового арбитражного законодательства, в отличие, например, от Великобритании и особенно ее доминионов. Противостояние труда и капитала в США в то время было весьма жестким. Предприниматели в борьбе с рабочими предпочитали пользоваться в судах оружием судебных предписаний (injunction), выносившихся по упрощенной, быстрой процедуре.

Американское рабочее движение всегда выступало за развитие арбитражной практики. Требование арбитража присутствовало в программных документах самых разнообразных рабочих организаций: профессиональных союзов, Ордена рыцарей труда (ОРТ), рабочих партий, стоявших на реформистских тред-юнионистских позициях и т.д. Сторонницей арбитража была и самая крупная и влиятельная организация, объединявшая цеховые профсоюзы — Американская федерация труда (АФТ), созданная в 1886 году.

Бессменным лидером и президентом АФТ в течение 38 лет с момента основания организации, кроме единственного 1895 года, и вплоть до собственной смерти был Сэмюэль Гомперс (1850-1924). Учитывая его президентство в предшественнице АФТ — Федерации организованных профессиональных и рабочих союзов США и Канады (1881-86), этот 44-летний срок правления можно признать уникальным явлением в истории рабочего движения. Столь блестящая карьера началась в 1863 году, когда семья Гомперсов приехала в США, и Сэмюэль 13-летним подростком поступил работать в табачную мастерскую. Вскоре он стал членом профессионального союза сигарочников и благодаря своим организаторским способностям начал играть влиятельную роль в американском тред-юнионистском движении.

Гомперс по своей сущности был не столько теоретиком, сколько практиком движения. Именно как практик и лидер он совместно со своими коллегами А.Штрассером, П.Мак-Гиром и другими разрабатывал идейные позиции американского цехового реформистского тред-юнионизма. Эта идеология снискала много красноречивых эпитетов: гомперсизм или деловой, потребительский, бутербродный, соглашательский, оппортунистический и т.д. юнионизм. Гомперс предпочитал называть идеологию своего юнионизма «простой и чистой» [1].

Разрабатывая идеи индустриальной демократии, Гомперс и вслед за ним АФТ отводили большое место арбитражу как механизму разрешения противоречий между рабочими и предпринимателями. Интересно, что неудачный для карьеры Гомперса 1895 год тоже был связан с арбитражем. В данной статье предпринимается попытка реконструировать взгляды Гомперса по этой проблеме до первой мировой войны на основе его опубликованных работ и выступлений на съездах АФТ. В советской и ныне русскоязычной историографии данный аспект гомперсиз-ма детально не исследовался.

Интерес к арбитражу проявился у Гомперса довольно рано. Однако первоначально он относился к этому методу весьма настороженно. Например, он вспоминает, что осенью 1870 года его внимание привлекло собрание союза бондарей, на котором выступали два оратора из Великобритании: м-р Манделла и м-р Хьюджес —член парламента. Гомперс отметил, что Манделла сделал ошибку, пытаясь советовать американским рабочим обращаться в своей борьбе не к забастовкам, а к сотрудничеству и арбитражу [2].

Интересно, как тогда еще молодой, мало кому известный тред-юнионист-сигарочник, нисколько не смущаясь, оценил пользующегося уже тогда большой популярностью фабриканта из Ноттингема Э.Д.Манделлу. В 1860 году Манделла на своем трикотажно-чулочном производстве организовал «комитет соглашения», проработавший более 20 лет в режиме примирительной процедуры. Известный фабрикант выступал страстным пропагандистом своего изобретения, при любой возможности рассказывая о его преимуществах.

«Этот случай побудил меня к размышлению о характере и функциях тред-юнионов, — писал Гомперс. — В моей отрасли рабочие были бесправны против замены их мастерства машинами. Мы постоянно страдали от ежегодных сокращений заработной платы. У нас не было шансов организовать сотрудничество или арбитраж, рекомендованные английскими ораторами, хотя мы отчаянно нуждались в защите. В рабочих митингах начала 70-х годов я находил страстные чувства, идеализм и слишком мало практической помощи» [3]. Так у Гомперса формировалась убежденность в том, что в арбитраже должны участвовать равные по силе стороны. Это переговоры не слабого с сильным, но сильного с сильным. Если рабочие уступают в силе предпринимателям, они не готовы к арбитражу.

В 1873 году Гомперс перевел памфлет Карла Гиллмана из Гамбурга о борьбе рабочего класса за независимость в судах. В памфлете говорилось и о том, что английские модели арбитражных комитетов имеют множество достоинств и могут рассматриваться прообразами индустриальных арбитражных судов [4]. Это не вызвало у Гомперса никаких возражений. Видя рост и укрепление рабочих организаций, он признавал возможным их участие в арбитражных процедурах.

В 1883 году Гомперс как президент Федерации организованных профессиональных и рабочих союзов США и Канады, был приглашен на слушания сенатского комитета по образованию и труду. Отвечая на вопрос о средствах улучшения ситуации в промышленности, он высказался в пользу арбитража и подчеркнул свою идею о необходимости равенства сторон в нем. «Арбитраж возможен только тогда, — сказал он, — когда рабочие имеют сильную организацию, благодаря которой демонстрируют своим предпринимателям, что они равны им» [5].

Далеко не сразу, на 5-й год существования Федерации организованных профессиональных и рабочих союзов, требование арбитража было включено в ее декларацию принципов. Интересно, что арбитраж рассматривался в ней наряду с бойкотированием. Авторы декларации, среди которых, конечно же, был и С.Гомперс, попытались предложить механизм организации арбитража. По их мнению, функции комитета по арбитражу и бойкотированию должен был выполнять законодательный комитет Федерации, в обязанности которого входило наблюдение за законодательными мерами, непосредственно затрагивающими рабочих, а при необходимости — инициирование законопроектов [6]. Председателем комитета был Сэмюэль Гомперс.

АФТ унаследовала позитивное отношение к арбитражу. На съезде АФТ в 1887 году Гомперс говорил: «Я думаю, что я выражаю чувства всех делегатов, когда говорю, что мы симпатизируем арбитражному движению. Я думаю, что это не только из-за желания быть патриотами, когда мы говорим, что мы противники разрушения во всемирной войне производителей» [7].

С 1887 года на съездах АФТ стали заслушиваться подробные отчеты президента, которые по возможности содержали все сколько-нибудь значимые для движения проблемы. В 1894 году в отчет был впервые включен раздел об арбитраже, который становится более или менее постоянным. В отчете 1894 года С.Гомперс четко сформулировал позицию по вопросу об арбитраже: «Споры между рабочими и предпринимателями в целом могут регулироваться арбитражем, но это будет в том случае, когда рабочие будут лучше организованы, когда их сила и права получат больше признания. Первым шагом должна быть организация, вторым — примирение, следующим, возможно — арбитраж, но принудительный арбитраж — никогда» [8].

Как видим, появилось существенное дополнение — однозначно отрицательное отношение к принудительному арбитражу. Оно стало краеугольным камнем взглядов Гомпер-са и вслед за ним официальной позиции АФТ на арбитраж.

Проблема добровольного или принудительного арбитража широко дискутировалась в среде рабочих, предпринимателей, политиков, занятых разработкой трудового законодательства в индустриально развитых странах. Предприниматели, чувствуя свою силу, часто не желали участвовать в арбитражных процедурах и связывать себя с выполнением решений арбитров. Поэтому они в большей степени симпатизировали добровольному арбитражу, возможному только при обоюдном согласии сторон на его участие. Например, в Великобритании два закона о примирении 1867 и 1896 годов были основаны на принципе добровольного арбитража.

Рабочие же, напротив, понимая свою слабость перед лицом предпринимателей, надеялись на помощь государства. Они считали, что государство должно заставить предпринимателей участвовать в арбитраже и выполнять его решения. Узаконения, т.е. принудительности арбитража, требовали британские, австралийские, новозеландские рабочие. Этой позиции долгое время придерживались канадские профсоюзы, тесными организационными узами связанные с американским движением, по существу являющиеся его частью. Некоторые американские рабочие организации также поддерживали принцип принудительного арбитража, например, Орден рыцарей труда. Великий магистр Ордена Т.Паудер-ди говорил: «... арбитраж является заменой забастовок, если предприниматели не соглашаются участвовать в нем, закон должен сделать его обязательным» [9].

Более того, исследователь биографии президента АФТ Б.Мандель писал, что до 1894 года даже сам Гомперс поддерживал идею об узаконении принудительного арбитража, так как чувствовал, что союзы будут усилены правительством, обязывающим предпринимателей признать их и вести с ними переговоры [10]. Мысль о силе союзов и их равенстве с предпринимателями Гомперс отстаивал давно. Однако вопрос о добровольности или принудительности арбитража остро встал именно в конце 90-х годов, будучи спровоцированным законодательной деятельностью государства. Именно тогда Гомперс сформулировал свою позицию и в дальнейшем оставался твердым и непреклонным в ее защите.

Федеральные власти США уже давно приступили к проведению рабочей политики, создавая соответствующую законодательную базу и органы управления. В уступку требованиям профсоюзов в 1884 году в рамках министерства внутренних дел было учреждено бюро труда. Что касается арбитража, то США на федеральном уровне решили использовать этот механизм прежде всего для наведения порядка на железнодорожном транспорте. В 1887 году был принят закон о межштатной торговле, в соответствии с которым создавалась комиссия по межштатной торговле, призванная регулировать ситуацию на железных дорогах. В 1888 году был принят статут об арбитраже, ставший по существу первым федеральным законом о трудовых отношениях. Провозгласив возможность арбитража, закон не учредил никакого механизма по его осуществлению и выполнению его решений. Поэтому в конкретной практике регулирования трудовых конфликтов он не сыграл какой-либо роли.

Гомперс писал, что именно железнодорожный транспорт помог ему определить свое отношение к принудительному арбитражу, потому что многие сторонники принудительного арбитража хотели апробировать его действие на железных дорогах, сбой в работе которых в случае забастовок представлял большую угрозу для общества и экономики, национальных интересов в целом. Гомперс наблюдал, как некоторые политики пытались узаконить такие взаимоотношения между рабочими-железнодорожниками и предпринимателями, которые существовали между моряками и владельцами кораблей. Моряки, например, не могли покинуть рабочие места, даже когда их корабль находился в безопасной гавани. Моряки и их тред-юнион во главе с Э.Фурусе-том вели борьбу за предоставление им прав свободных людей. По словам Гомперса, они осознали скрытую опасность, таящуюся в принудительном арбитраже [11]. Однако, поддержки в рабочем движении они не нашли, так как в его рядах не было единства. Самое главное, их не поддержали оказавшиеся весьма слабыми железнодорожные братства.

В 1895 году в палату представителей конгресса США был внесен билль Эрдмана, предполагавший введение принудительного арбитража для урегулирования трудовых конфликтов на железнодорожном транспорте. Первый проект билля был написан Ричардом Олни — тем самым министром юстиции, который в 1894 году прекратил знаменитую Пульмановскую стачку на железных дорогах, оказав содействие вынесению судебного предписания, запретившего забастовку. Законодательный комитет АФТ в Вашингтоне представляли Э.Фу-русет и А.Штрассер. Они выступили против принудительности, однако сконцентрировались на исключении из сферы действия закона работников водного транспорта. Для более широкого наступления у них не было поддержки и полномочий от руководства АФТ. В 1895, единственном неудачном для Гомперса году, президентом АФТ был Мак-Брайд из Объединенного союза горняков (ОСГ) — сторонник принудительного арбитража.

На съезде АФТ в Нью-Йорке в 1895 году была принята резолюция, предложенная С.Гом-персом и Э.Фурусетом, выражавшая протест против принудительного арбитража в трудовых конфликтах. Гомперс писал, что она стала одной из главнейших причин поражения Мак-Брайда [12]. Наследующий, 1896 год президентом АФТ вновь был избран С.Гомперс.

Усилия С.Гомперса, П.Мак-Гира, Э.Фу-русета, вставших в оппозицию к комитету труда палаты представителей, работавшему над биллем Эрдмана, привели к тому, что из последнего были убраны положения о принудительности. 1 июня 1898 года акт Эрдмана был принят. Он предписывал председателю комиссии по межштатной торговле и директору департамента труда (с 1888 года так стало называться бюро труда) обеспечивать посредничество при регулировании трудовых конфликтов на железных дорогах. Конфликтующие стороны стали активно обращаться к закону лишь в начале XX века. В целом это была победа С.Гомперса и АФТ.

В дальнейшем С.Гомперс находил все больше и больше аргументов в защиту своей позиции. Например, мимо него не прошло популярное увлечение социальным экспериментаторством, в том числе и с принудительным арбитражем, в Новой Зеландии. В период дискуссий вокруг билля Эрдмана в США из Новой Зеландии приехал некто Хью Лак. Выступая на многочисленных собраниях, он пропагандировал преимущества системы примирения и принудительного арбитража, действовавшей в Новой Зеландии в соответствии с законом 1894 года. На одном из собраний в Чикаго Гомперс спросил его, «... обеспечивает ли закон Новой Зеландии запрет на ведение бизнеса, если решение вынесено против предпринимателей, и не является ли это реальной конфискацией собственности», и получил отрицательный ответ. На вопрос «принуждает ли закон Новой Зеландии рабочих трудиться против их воли, если решение вынесено не в их пользу», Лак не смог ответить. Продолжив подобные вопросы, Гомперс в конечном итоге добился признания, что если рабочие не выполняют решений арбитража, они подвергаются штрафам и тюремному заключению [13]. Так Гомперс доказал, что принудительный арбитраж не только не защищает рабочих, но и создает для них новую угрозу.

Неодобрительно отзывался С.Гомперс и о популярной книге Генри Ллойда «Страна без забастовок» (1900), посвященной новозеландскому опыту принудительного арбитража. Позже он отметил, что самой большой наградой для него стал тот факт, что по возвращении в Новую Зеландию Хью Лак публично признал ошибочность своей веры в принудительный арбитраж и, самое главное, в рекомендации его американцам [14].

Свою позицию С.Гомперс отстаивал в Национальной гражданской федерации (НГФ), которая с 1900 года стала общенациональной организацией, объединявшей предпринимателей, рабочих, филантропов, интеллектуалов, заинтересованных в индустриальном прогрессе и совершенствовании трудовых отношений. Президентом НГФ был известный мультимиллионер и политический деятель М.Ханна, а вице-президентом — С.Гомперс. НГФ часто выступала посредником в крупных, серьезных забастовках. На первой конференции НГФ по арбитражу в Чикаго 17 декабря 1900 года Гомперс назвал все законы и планы принудительного арбитража реакционными, сравнив их с кровавыми рабочими статутами Англии Генриха VIII (XVI век). Если на федеральном уровне в США было всего два закона о добровольном арбитраже, то арбитражные законы в таких штатах, как Индиана и Иллинойс, включавшие элементы принудительности, вызывали большое недовольство Гомперса [15].

В 1909 году у Гомперса состоялась насыщенная ознакомительная поездка в Европу по приглашению Британского конгресса тред-юнионов. В ходе поездки произошел интересный эпизод, о котором Гомперс любил вспоминать. В поезде из Манчестера в Лондон Гомперс беседовал с молодым инженером из Новой Зеландии о принудительном арбитраже в его стране. Инженер привел несколько свежих примеров о предпринимателях — обувщиках, закрывших фабрики до арбитражной процедуры, о заключении в тюрьму рабочих скотобоен до начала арбитража. «Другими словами, — писал Гом-перс, — нынешний результат принудительного арбитража в «стране без забастовок» безболез-ненен для бизнеса предпринимателей и разрушителен для свободы рабочих» [16].

Слава «страны без забастовок» пала и на другой британский доминион — Канаду — после того, как там были приняты федеральные законы о принудительном арбитраже на железных дорогах, в угледобыче и городском коммунальном хозяйстве. Большую известность за рубежом приобрел акт Лемье (закон о расследовании трудовых конфликтов) 1907 года. Кстати, закон был принят в тот период, когда канадские тред-юнионы вслед за АФТ официально заявили о поддержке добровольного арбитража. Критикуя закон Лемье, приводя отрицательные отзывы о нем канадских тред-юнионистов, Гомперс в который раз подчеркивал свое неприятие принудительности. «Когда рабочих принуждают согласно закону работать месяц, неделю, даже день или час против их воли (имелся в виду так называемый охладительный период перед арбитражем, в течение которого нельзя было объявлять ни забастовок, ни локаутов) — это есть не что иное, как узаконенное рабство» [17].

Если закон Эрдмана в США — «стране с забастовками» — был победой Гомперса, то последующие законы несколько отклонились от заданного направления.

В 1913 году был принят закон Ньюлэндса, в соответствии с которым создавалось постоянное управление посредничества и примирения для трудовых конфликтов на железнодорожном транспорте. Управлению предписывалось в случае серьезной угрозы национальным интересам вмешиваться в конфликт по собственной инициативе, без обращения сторон. Последним из этой серии был закон Адамсона о 8-часовом рабочем дне на железных дорогах, утвержденный в 1916 году в ответ на угрозу стачки [18].

Между тем, Гомперс до конца остался верен своему пристрастию к добровольному арбитражу, которое стало органичной частью его общих взглядов на экономику, «экономической философии», по его собственному выражению.

В основе этой философии лежало неприятие любых форм экономического фатализма и, наоборот, вера в возможности разума для управления экономическим развитием. «Я видел такой разум в действии», — писал Гомперс. Самое главное, не должно быть никакого насилия. Гомперс любил вспоминать вопрос, заданный ему юридическим комитетом сената, о том, что можно сделать, чтобы смягчить причины забастовок. К удивлению многих он ответил: «Ничего!» Этот ответ был интерпретирован, как защита политики бездействия, что явно противоречило истинным представлениям Гомперса. Он всегда хотел сказать политикам: «...Руки прочь! Сохраняйте добровольные институты и возможности для воплощения индивидуальных и групповых инициатив. Оставьте дорогу для них открытой» [19]. По мнению Гомперса, рабочая политика не может определяться в судах, пусть даже особых, арбитражных. «Юристам трудно понять, что человеческая справедливость исходит не от политических институтов, а от чего-то другого. Экономическая справедливость придет благодаря организации экономических агентств, возрастающему регулированию экономических отношений, в соответствии с принципами, основанными на опыте..., координации функций управления, понимании человеческого благосостояния», и можно продолжить, при уважении свобод и прав человека [20].

Такие мировоззренческие принципы обусловили веру Гомперса в добровольный арбитраж как оформление групповой инициативы в рамках гражданского общества. Он писал: «... сами термины «арбитраж» и «принудительный» находятся в противоречии друг с другом. Арбитраж предполагает добровольные действия двух сторон с различными интересами». «Арбитраж возможен только тогда, когда он добровольный» [21]. Это было закономерным и достойным выражением идеологии «простого и чистого» юнионизма, рассчитывавшего на возможности гражданского общества и его равноправное, партнерское взаимодействие с государством. В свою очередь, этот тред-юнионизм сам явился отражением американской индивидуалистической и прагматической идеологии, уважающей права и гражданскую активность человека.
*Арбитраж представляет собой переговоры двух конфликтующих сторон при посредничестве третьей — арбитра, с обязательным выполнением принятых решений. Арбитражу, как правило, предшествует примирительная процедура—переговоры двух сторон с участием или без участия посредника, направленные на достижение взаимоприемлемого результата, решения которого выполняются при добровольном согласии сторон.
Литература

1. AFL. Report of Proceedings. Convention 1896, P.19.

2. Gompers S. Seventy Years of Life and Labor. An Autobiography. Cornell University, 1984. P.18.

3. Ibid, P. 19.

4. The Samuel Gompers Papers. Vol.1 The Making of a Union Leader. Chicago, 1986. P.37.

5. Ibid,P.350.

6. Federation of Organized Trades and Labor Unions of the USA and Canada. Report of Proceedings. Session 1885. P.5.

7. AFL. Report of Proceedings. Convention 1887, P.18.

8. AFL. Report of Proceedings. Convention 1894, P. 15.

9. Mandel B. Samuel Gompers. A Biography. The Antioch Press (Ohio), 1963. P.68. 10.Ibid,P.189.

11. Gompers S. Seventy Years of Life and Labor. Vol.2. N.Y, 1925. P.133-134.

12. Ibidem.

13. Ibid, P. 139-140.

14. Ibidem.

15. Gompers S. Labor and the Employer. N.Y, 1920. P.262.

16. Gompers S. Labor in Europe and America. N.Y. - London, 1910. P.22—23.

17. Gompers S. Labor and the Employer. N.Y, 1920. P.266-267.

18. Gompers S. Seventy Years of Life and Labor. Vol.2. N.Y, 1925. P.142-144. 19.Ibid,P.26.



20. Ibid, P.26-27.

21. Gompers S. Labor and the Employer. N.Y, 1920. P.261.




После очищения истории ото лжи не обязательно остается правда, иногда — совсем ничего. Станислав Ежи Лец
ещё >>