Исследование за исследованием подтверждают такую согласованность политических, социальных и многих других установок личности - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
История политических и правовых учений стоит в ряду других общественных... 9 1374.17kb.
Политическая социализация личности: понятие, структура, основные... 1 30.59kb.
Исследование личности Перевод с английского А. Я. Логвинской 12 2993.72kb.
Исследование личности Перевод с английского А. Я. Логвинской 12 2991.55kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Исследование социально-экономических... 1 412.42kb.
Привести к изменению как его поведения, так и других социальных установок... 9 2653.82kb.
Исследование личности потерпевшего Исследование личности свидетеля 1 165.03kb.
Программа «Лекотека» А. М. Казьмин Цели: Создание благоприятных условий... 1 22.41kb.
Учение об «идеальных типах» иего значение для исследования социальных... 1 187.76kb.
Программа учебной дисциплины «Исследование социально-экономических... 3 466.9kb.
Методические рекомендации по изучению дисциплины психология личности... 1 286.76kb.
Вопросы к экзамену Понятие интерпретируемого (construed) внешнего... 1 229.98kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Исследование за исследованием подтверждают такую согласованность политических, социальных - страница №1/1

Фестингер Л. Введение в теорию диссонанса // Современная зарубежная социальная психология. М.: Издательство Московского университета, 1984. С. 97-110.

Фестннгер (Festinger) Леон (род. в 1919 г.) — известный американский социальный психолог, работал во многих университетах, с 1968 г. — профессор Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке, автор теории когнитивного диссонанса. Основные работы посвящены когнитивным теориям и исследовательским методам.

Соч.: A theory of cognitive dissonance. N. Y., 1957; Conflict, decision and dissonance. N. Y., 1964.


Л. Фестингер

ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ ДИССОНАНСА1


Часто подразумевается и иногда даже отмечается, что индивид стремится к внутреннему соответствию. К примеру, его мнения и установки имеют тенденцию группироваться во внутренне последовательные единства. Несомненно, можно обнаружить исключения. Иной человек считает, что негры ничем не хуже белых, но не желает, чтобы кто-либо из них жил по соседству с ним; или некто считает, что маленький ребенок должен быть тихим и незаметным, и в то же время весьма доволен, когда его ребенок агрессивно захватывает внимание его взрослых гостей. Когда обнаруживается такое несоответствие, оно может оказаться довольно резким, но оно привлекает наш интерес в основном потому, что представляет собой резкий контраст на фоне соответствия. И поныне в подавляющем большинстве случаев связанные мнения и установки согласованы друг с другом. Исследование за исследованием подтверждают такую согласованность политических, социальных и многих других установок личности.

Такое же соответствие существует между тем, что человек знает и чему он верит, и тем, что он делает. Тот кто верит, что высшее образование это «стоящая вещь», весьма вероятно, будет побуждать своего ребенка поступать в университет; ребенок, который знает, что его будут строго наказывать за некоторые поступки, не будет их совершать или, по крайней мере, постарается не быть пойманным в момент их совершения. Конечно, это не удивительно, это является нормой в такой степени, что мы считаем само собой разумеющимся. И опять-таки, наше внимание привлекает то, что является исключением из последовательного в целом поведения. Человек может знать, что курение вредно для него, и тем не менее продолжать курить; многие люди совершают преступления, хотя и знают о том, что есть большая вероятность быть пойманным, и знают, какое наказание их ждет.

Придя к выводу, что соответствие является обычной вещью, пожалуй, в подавляющем большинстве случаев, что можно сказать о тех исключениях, которые столь легко приходят на ум? Лишь в редких случаях, если не сказать больше, они для самого человека психологически выступают как несоответствие. Обычно делаются более или менее успешные попытки логически обосновывать несоответствие. Так, например, человек, который продолжает курить, зная, что это вредно для его здоровья, может в то же время считать:

а) куренье доставляет ему такое удовольствие, что это стоит того,

б) вероятность ухудшения здоровья не столь велика, как думают некоторые, в) он не может всегда избежать любых возможных опасных неожиданностей, но тем не менее продолжает жить, и г) возможно, что, когда он бросит курить, он прибавит в весе, что столь же плохо для его здоровья. Следовательно, продолжение курения в конце концов согласуются с его представлениями о курении.

Но людям не всегда удается оправдать или объяснить такое несоответствие. По той или иной причине попытки добиться соответствия могут потерпеть неудачу. Тогда несоответствие просто продолжает существовать. При таких обстоятельствах, т. е. при наличии несоответствия, существует психологический дискомфорт.

Теперь я заменю слово «несоответствие» термином, меньшей логической коннотации, а именно термином «диссонанс». Я также заменю слово «соответствие» более нейтральным термином, а именно «консонанс». Более формальное определение этих терминов будет приведено ниже, а сейчас постараемся обойтись тем интуитивным смыслом, который эти термины получили в результате предшествующего обсуждения.

Основными гипотезами, которые я хотел бы выдвинуть, являются следующие:

1. Существование диссонанса, являясь психологически дискомфортным, заставляет человека пытаться уменьшить диссонанс и добиться консонанса.

2. Когда существует диссонанс, человек, помимо того, что он пытается его уменьшить, активно избегает ситуаций и информации, которые, по-видимому, ведут к возрастанию диссонанса.

Прежде чем перейти к развитию этой теории диссонанса и стремления его уменьшить, было бы неплохо прояснить природу диссонанса, что это за понятие и куда будет вести теория о нем. Две гипотезы, выдвинутые выше, обеспечивают хорошую отправную точку для такого прояснения. Хотя здесь они отнесены именно к (диссонансу, фактически это очень общие гипотезы. Вместо «диссонанса» можно поставить другие, сходные по природе понятия типа «голод», «фрустрация» или «неравновесие», и тем не менее гипотезы будут вполне осмысленными.

Я предполагаю, что диссонанс, т. е. существование отношений несоответствия между когнициями, является сам по себе мотивирующим фактором. Под термином «когниция» я подразумеваю любое знание, мнение или убеждение, относящееся к окружению, кому-либо или чьему-либо поведению. Когнитивный диссонанс может рассматриваться как исходное условие, которое вызывает активность, направленную на уменьшение диссонанса подобно тому, как голод ведет к активности, направленной на утоление голода. Эта мотивация очень отличается от тех, с которыми привыкли иметь дело психологии, но тем не менее, как мы увидим, является мощной.


ВОЗНИКНОВЕНИЕ И УСТОЙЧИВОСТЬ ДИССОНАНСА


Так почему же и как возникает диссонанс? Как это случается, что люди иногда обнаруживают, что они делают нечто, не соответствующее тому, что они знают, или же имеют мнение, которое не согласуется с другими мнениями, которых они придерживаются. Ответ на этот вопрос может быть найден при анализе двух более общих ситуаций, в которых может возникнуть диссонанс.

1. Могут произойти новые события или человеку может стать известной новая информация, что создает, по крайней мере, временный диссонанс с существующим знанием, мнением или когницией относительно поведения. Так как у человека нет полного и совершенного контроля за поступающей к нему информацией и событиями, которые могут произойти в окружающей его среде, подобный диссонанс может легко возникнуть. Так, например, человек может планировать пойти на пикник с полной уверенностью, что погода будет теплой и солнечной. Однако, как раз перед тем, как он должен выходить, может пойти дождь. Знание того, что сейчас идет дождь, диссонирует с уверенностью человека в солнечном дне и его намерением пойти на пикник. Или в качестве другого примера, человек, который полностью убежден, что автоматическая трансмиссия в автомобиле является неэффективной, может случайно обнаружить статью, восхваляющую автоматическую трансмиссию. И в этом случае создается по крайней мере временный диссонанс.

2. Даже в отсутствии новых, непредвиденных событий или информации существование диссонанса, несомненно, есть повседневное явление. Весьма немногие вещи являются полностью черными или полностью белыми, очень немногие ситуации настолько ясны, чтобы мнения и модели поведения людей в различных ситуациях не являлись бы в некоторой степени смесью противоречий. Так, например, фермер из Среднего Запада, который принадлежит к республиканской партии, может быть не согласен с позицией своей партии по вопросу субсидирования цен на сельскохозяйственную продукцию; человеку, покупающему автомобиль, может нравиться экономичность одной модели и внешний вид другой модели; человек, решающий вопрос о том, куда вложить свои деньги, может знать, что доход от его вклада определяется экономическими условиями, которые от него не зависят. Там, где должно быть сформировано мнение или принято решение, почти неизбежно возникает диссонанс между когницией предпринятого действия и мнениями и знаниями, которые имеют тенденцию рекомендовать другие действия.

Итак, существует весьма широкий диапазон ситуаций, в которых диссонанс почти неизбежен. Но нам остается рассмотреть обстоятельства, при которых диссонанс, возникнув однажды, продолжает существовать. То есть, при каких условиях диссонанс не является лишь мимолетным явлением? Если вышеизложенные гипотезы соответствуют действительности, то вместе с возникновением диссонанса будет появляться стремление уменьшить его. Для ответа на этот вопрос необходимо вначале кратко рассмотреть возможные способы уменьшения диссонанса.

Так как более формальное обсуждение этой темы будет дано несколько позднее, сейчас проанализируем, как может быть уменьшен диссонанс, используя в качестве иллюстрации пример заядлого курильщика, который узнал, что куренье вредно для его здоровья. Он может получить эту информацию из газеты или журнала, от друзей или даже от какого-нибудь врача. Это знание, несомненно, диссонирует с когницией, что он продолжает курить. Если верна гипотеза о том, что при этом должно возникнуть стремление уменьшить диссонанс, то чего можно ожидать от данного человека?

1. Он может просто изменить свою когницию о своем поведении, изменив свои действия, а именно он может бросить курить. Если он больше не курит, то его когниция по поводу того, что он делает, будет консонантна с его знанием того, что куренье вредно для его здоровья.

2. Он может изменить свое «знание» о последствиях курения. Это плохо звучит, но зато хорошо выражает то, что должно произойти. Он может просто прийти к мнению, что курение не имеет каких-либо пагубных последствий, или он может приобрести так много «знаний» о благоприятных последствиях курения, что вредные аспекты станут незаметными. Если ему удастся изменить свое знание каким-либо из этих способов, то он уменьшит или даже совсем устранит диссонанс между тем, что он делает, и тем, что он знает.

Но из вышеприведенного примера становится ясным и то, что человек может встретиться с трудностями в попытках изменить либо свое поведение, либо свое знание. А это конечно же, как раз и есть та причина, по которой диссонанс, однажды возникнув, может сохраняться. Нет никакой гарантии, что человек сможет уменьшить или устранить диссонанс. Гипотетический курильщик может обнаружить, что бросить курение для него слишком трудно. Он может попытаться обнаружить факты или мнения других для подкрепления того мнения, что курение не вредно, но эти попытки могут закончиться неудачей. В таком случае человек окажется в таком состоянии, что он и продолжает курить и продолжает думать, что курение вредно. Однако если так случится, то его попытки уменьшить диссонанс не прекратятся.

Термины «диссонанс» и «консонанс» отсылают к отношениям, которые существуют между парами «элементов». Поэтому прежде чем приступить к определению этих элементов, необходимо определить сами элементы как можно лучше. Эти элементы относятся к тому, что названо когницией, т. е. к тому, что индивид знает о самом себе, о своем поведении, о своем окружении. Таким образом, эти элементы являются «знаниями», хотя в английском языке это слово обычно не употребляется во множественном числе. Некоторые из этих элементов представляют знание о самом себе: что я делаю, что чувствую, чего хочу или желаю, кто я есть и тому подобное. Другие элементы знания имеют отношение к миру, в котором человек живет: что где находится, что к чему ведет, что является удовлетворительным, или болезненным, или неуместным, или важным и т. д.

Очевидно, что термин «знания» используется таким образом, что включает в себя то, к чему это слово обычно не относится, например мнения. Человек не разделяет мнения до тех пор, пока он не поверит, что оно верно, и поэтому с психологической точки зрения мнение не отличается от «знания». То же самое верно по отношению к убеждениям, ценностям или социальным установкам, которые функционируют для наших целей как «знания». Это не означает, что нельзя установить никаких важных различий между этими разными терминами. Действительно, некоторые такие отличия будут названы позднее. Но в соответствии с определением все они являются когнициями, и между парами этих элементов могут устанавливаться отношения диссонанса и консонанса.

Есть и другие вопросы по поводу определения, на которые хотелось бы получить ответ. К примеру, когда «когнитивный элемент» является одним элементом или группой элементов? Является ли знание о том, что «зима в Миннеаполисе очень холодная», элементом или его нужно рассматривать как комплекс элементов, составленный из более конкретных знаний? В настоящее время нет ответа на такой вопрос. А возможно, что это вопрос, на который и нет нужды отвечать.

Другим важным вопросом, касающимся этих элементов, является следующий: как они образуются и что определяет их содержание? По этому поводу мы хотим выделить одну из наиболее важных детерминант содержания этих элементов, а именно действительность. Элементы когниции чувствительны к действительности. В целом они отражают или отображают действительность. Эта действительность может быть физической, социальной или психологической, но в любом случае когниция в большей или меньшей мере отображает ее. Это, конечно, не удивительно. Непохоже, чтобы организм мог жить и выживать, если бы элементы когниции не были бы в большой степени правильным отображением реальности. В самом деле, когда кто-либо «теряет чувство реальности», это становится очень заметным.

Другими словами, элементы когниции в большой мере соответствуют тому, что человек фактически делает или чувствует, или тому, что реально существует в окружении. В случае мнений, убеждений и ценностей действительностью может быть то, что думают или делают другие; в других случаях действительностью может быть то, с Чем человек сталкивается на опыте, или то, что другие ему говорят.

Но здесь позвольте возразить и заметить, что часто у человека есть когнитивные элементы, которые заметно отклоняются от действительности, по крайней мере как мы ее видим. Следовательно, основным тезисом, который мы выдвигаем, является тезис о том, что действительность, которая воздействует на человека, оказывает давление в направлении приведения соответствующих когнитивных элементов в согласование с этой действительностью. Это не означает, что существующие когнитивные элементы всегда будут согласованы. В самом деле, одним из основных следствий теории диссонанса является то, что она помогает нам понять некоторые обстоятельства, при которых когнитивные элементы не согласуются с действительностью. Но это означает, что, если когнитивные элементы не согласуются с определенной действительностью, которая оказывает воздействие на человека, то должно возникать определенное давление. Следовательно, мы сможем наблюдать некоторые проявления такого давления. Эти предполагаемые отношения между когнитивными элементами и реальностью важны, так как дают возможность измерения диссонанса, и мы еще раз обратимся к ним при анализе данных.

Теперь можно перейти к обсуждению отношений, которые могут существовать между парами элементов. Существуют три вида таких отношений, а именно: нерелевантность, диссонанс и консонанс. Они будут обсуждаться в приведенной последовательности. Два элемента могут просто никак не соотноситься друг с другом. То есть в таких случаях, когда один когнитивный элемент не включает в себя ничего из того, что имеет отношение к другому элементу, эти два элемента нерелевантны друг другу.

Рассмотрим два элемента, которые присутствуют в голове человека и которые релевантны друг другу. Определение диссонанса не принимает во внимание существование всех других элементов, которые релевантны одному или обоим рассматриваемым элементам, и имеет дело лишь с этими двумя изолированными элементами. Два элемента, рассматриваемые изолированно, находятся в отношении диссонанса, если отрицание одного элемента вытекает из другого. То же самое можно выразить несколько более формально: X и У диссонантны, если не-Х следует из У..Так, например, если человек знает, что поблизости находятся лишь его друзья и в то же время он испытывает страх, то между двумя этими когнитивными элементами было бы диссонантное отношение. Или другой пример, если человек уже «увяз» в долгах и в то же время покупает новый автомобиль, соответствующие когнитивные элементы будут диссонантны друг с другом. Диссонанс может быть вызван тем, что человек что-то узнал или к чему-то приготовился, тем, что что-то считается нормальным и обычным, или любой другой причиной.

Может быть полезно дать ряд примеров, где диссонанс между двумя когнитивными элементами возникает по разным причинам, т. е. где два элемента являются диссонантными вследствие разных значений словосочетания «следует из» в вышеприведенном определении диссонанса.

1. Диссонанс может возникнуть из-за логической непоследовательности. Если кто-то верит, что человек в ближайшем будущем достигнет луны и в то же время считает, что человек не в состоянии покинуть атмосферу земли, то эти две когниции диссонантны друг с другом2. Отрицание одной когниции следует из другой на основе логической непоследовательности в процессах собственного мышления индивида.

2. Диссонанс может возникнуть на основе норм культуры. Если человек на официальном обеде берет руками выскальзывающую косточку курицы, знание того, что он делает, диссонантно со знанием этикета официального обеда. Диссонанс существует просто потому, что в нашей культуре установлено, что консонантно, а что нет. В какой-либо другой культуре эти две когниции могут вовсе не быть в диссонансе.

3. Диссонанс может возникнуть вследствие того, что какое-либо частное мнение иногда включается, по определению, в более общее мнение. Так, например, если человек является членом демократической партии, но на данных выборах предпочел кандидата республиканской партии, когнитивные элементы, соответствующие этим двум мнениям, диссонантны друг с другом, так как понятие «быть членом демократической партии» включает в себя, как часть этого понятия, голосование за кандидата демократической партии.

4. Диссонанс может возникнуть на основе прошлого опыта. Если бы человек стоял под дождем и тем не менее не обнаруживал никаких признаков того, что он мокнет, эти две когниции были бы диссонантными потому, что он по опыту должен знать, что человек, стоящий под дождем, мокнет. Если вообразить человека, который никогда не видел дождя, эти две когниции, по-видимому, не были бы диссонантными.

Безусловно, не все диссонантные отношения равны по величине. Необходимо выделить степени диссонанса и установить, чем определяется сила данного диссонантного отношения.

Одна очевидная детерминанта величины диссонанса заключается в характеристиках тех элементов, между которыми существует отношение диссонанса. Если два элемента находятся в диссонансе друг с другом, величина диссонанса является функцией значимости этих элементов. Чем более эти элементы значимы для человека или чем более высоко они им оцениваются, тем большей будет величина диссонантного отношения между ними. Так, например, если некто дает десять центов нищему, прекрасно зная, что этот нищий в действительности не испытывает нужды, диссонанс, который существует между этими двумя элементами, является довольно слабым. Ни один из этих двух элементов не является особо значимым или особо важным для этого человека. Значительно больший диссонанс возникает, если, к примеру, студент не готовится к очень важному экзамену, зная, что имеющийся у него запас знаний, по-видимому, недостаточен для этого экзамена. В этом случае элементы, которые являются диссонантными друг с другом, являются более значимыми для человека и величина диссонанса соответственно будет большей.

Теперь рассмотрим общий контекст диссонансов и консонансов в отношении к одному конкретному элементу. Для того чтобы дать определение, предположим на время, что все элементы, релевантные рассматриваемому, одинаково важны, и сформулируем следующее определение: общая величина диссонанса между данным элементом и остальными когнитивными элементами человека зависит от доли релевантных элементов, которые диссонантны данному. Так, если подавляющее большинство релевантных элементов консонантны, скажем, элементу поведения, то диссонанс с этим поведенческим элементом является слабым. Если по отношению к числу элементов, консонантных поведенческому элементу, число диссонантных элементов велико, общий диссонанс будет иметь ощутимую величину. Конечно, величина общего диссонанса будет также зависеть от значимости или ценности тех релевантных элементов, которые находятся в консонантных или диссонантных отношениях с рассматриваемым элементом.


УМЕНЬШЕНИЕ ДИССОНАНСА


Существование диссонанса приводит к возникновению стремления уменьшить или устранить диссонанс. Сила стремления уменьшить диссонанс является функцией величины диссонанса. Другими словами, диссонанс действует таким же образом, как и состояние возбуждения, потребности или напряжения. Существование диссонанса ведет к действию, направленному на уменьшение диссонанса, так же как, например, чувство голода ведет к действию, направленному на утоление голода. Кроме того, так же как и при действии возбуждения, чем больше диссонанс, тем более выраженным будет избегание ситуаций, которые могли бы увеличить этот диссонанс.

Для того, чтобы уточнить, как проявляется стремление уменьшить диссонанс, необходимо рассмотреть различные способы, посредством которых он может быть уменьшен или устранен. В общем, если между двумя элементами существует диссонанс, этот диссонанс может быть устранен изменением одного из этих элементов. Важным является то, как могут осуществляться эти изменения. Существуют различные возможные способы, с помощью которых это может быть выполнено, в зависимости от типа наличных когнитивных элементов и от общего когнитивного контекста.


ИЗМЕНЕНИЕ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ КОГНИТИВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ


Когда анализируемый диссонанс существует между элементом, относящимся к некоторому знанию об окружающей среде (элемент окружающей среды), и элементом поведения, то, конечно, диссонанс может быть устранен изменением поведенческого когнитивного элемента таким образом, чтобы он стал консонантным с элементом среды. Простейший и наиболее легкий способ добиться этого состоит в том, чтобы изменить действия или чувства, связанные с этим поведенческим элементом. Поскольку (как мы видели) поведение организма изменяется, то и когнитивный элемент, соответствующий этому поведению, также изменится. Этот метод уменьшения или устранения диссонанса встречается очень часто. Наше поведение и чувства часто изменяются в соответствии с новой информацией. Если некто отправился на пикник и заметил, что начался дождь, он может сразу же повернуться и пойти домой. Многие люди прекращают курение, если обнаруживают, что оно вредит их здоровью.

ИЗМЕНЕНИЕ КОГНИТИВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ СРЕДЫ


Точно так же, как возможно изменение поведенческого когнитивного элемента путем изменения поведения, которое этот когнитивный элемент отображает, иногда возможно изменение когнитивного элемента среды путем изменения ситуации, которой этот элемент соответствует. Конечно же, это гораздо труднее, чем изменение своего поведения, так как нужно достаточно хорошо контролировать свое окружение — что случается относительно редко.

Когда осуществляется достаточный контроль за окружающей средой, может быть использован этот метод уменьшения диссонанса. Например, человек, который обычно очень враждебен по отношению к другим людям, может окружить себя людьми, которые провоцируют враждебность. Его когниция о людях, с которыми он связан, в таком случае будет консонантна с когницией, соответствующей его враждебному поведению. Однако возможности манипулирования окружающей средой ограничены, и большинство попыток изменить когнитивный элемент идет по другим направлениям.


ДОБАВЛЕНИЕ НОВЫХ КОГНИТИВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ


Очевидно, что для того, чтобы совсем устранить диссонанс, должны быть изменены некоторые когнитивные элементы. Ясно также, что это возможно не всегда. Но даже если невозможно устранить диссонанс, можно уменьшить общую величину диссонанса путем добавления новых когнитивных элементов. Так, например, если существует диссонанс между некоторыми когнитивными элементами, связанными с последствиями курения, и когницией, связанной с поведением продолжающего курить, то общий диссонанс может быть уменьшен путем добавления новых когнитивных элементов, которые будут консонантны с фактом курения. Тогда при наличии такого диссонанса от человека можно ожидать активного поиска новой информации, которая уменьшила бы общий диссонанс, и одновременно с этим избегания новой информации, которая может увеличить существующий диссонанс. Так, используя этот же пример, человек может искать и жадно читать любой материал, содержащий критику исследования, результаты которого показали, что курение вредно для здоровья. В то же время он будет избегать чтения материалов, восхваляющих это исследование. (Если он все же возьмет в руки такой материал, его чтение будет поистине критичным.)

Прежде чем двинуться дальше, необходимо вновь подчеркнуть, что наличие стремления уменьшить диссонанс или даже деятельность, направленная на его уменьшение, не гарантируют того, что диссонанс будет уменьшен. Человек может оказаться не в состоянии получить общественную поддержку, необходимую для изменения когнитивного элемента, или он оказался не в состоянии отыскать новые когнитивные элементы, которые снижают общий диссонанс. В действительности, возможна и такая ситуация, что в ходе попыток уменьшить диссонанс последний может даже возрасти. Это зависит от того, с чем столкнется человек при попытках уменьшения диссонанса. Важно то, что при наличии диссонанса есть возможность наблюдать попытки его уменьшить. Если попытки уменьшить диссонанс оказались безуспешными, можно наблюдать симптом психологического дискомфорта, указывающий на то, что диссонанс стал настолько ощутимым, что дискомфорт проявляется явно и открыто.


СОПРОТИВЛЕНИЕ УМЕНЬШЕНИЮ ДИССОНАНСА


Если диссонанс уменьшается или устраняется изменением одного или более когнитивных элементов, необходимо рассмотреть вопрос о том, какова сопротивляемость этих когнитивных элементов изменению. Изменяется ли каждый из них или нет, и если изменяется, то какой из них, — это, несомненно, можно выявить, хотя бы частично, с помощью величины сопротивляемости изменению, которой они обладают. Очевидно, что если бы участвующие когнитивные элементы совсем не оказывали сопротивления изменению; то никогда не существовало бы устойчивых диссонансов. Кратковременный диссонанс мог бы возникнуть, но если бы участвующие когнитивные элементы не оказывали сопротивления изменению, он был бы мгновенно устранен. А теперь обратимся к основным источникам сопротивления когнитивных элементов изменению.

СОПРОТИВЛЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЮ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ КОГНИТИВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ


Первым и самым главным источником сопротивления изменению любого когнитивного элемента является чувствительность таких элементов к действительности. Если кто-либо видит, что трава зеленая, очень трудно думать, что она не такая.

Несомненно, что многое в поведении почти или совсем не оказывает сопротивления изменению. Мы постоянно видоизменяем многие наши действия и чувства в соответствии с изменениями ситуации. Если дорога, по которой мы обычно едем на работу, ремонтируется, для нас, как правило, не составляет труда изменить свое поведение и использовать другой маршрут. Какими же в этом случае должны быть обстоятельства, которые затрудняют человеку изменение его действий?

1. Изменение может быть трудным или связанным с потерями. Например, человек может истратить много денег на покупку дома. Если по какой-либо причине он потом захочет изменений, т. е. захочет жить в другом доме или другом окружении, он должен будет пойти на неудобства, связанные с переездом, и на вероятные материальные потери, связанные с продажей дома.

2. Существующее поведение может быть удовлетворительным в других отношениях. Человек может продолжать завтракать в определенном ресторане, несмотря на плохую пищу, если, к примеру, его друзья всегда завтракают там.

3. Осуществление изменения может быть просто невозможным. Было бы ошибкой воображать, что человек может довести до конца любое изменение своего поведения, если он достаточно сильно захочет этого. Изменение поведения невозможно по множеству причин. Некоторые виды поведения, особенно эмоциональные реакции, могут не быть под волевым контролем индивида. Например, у человека может быть слишком сильная реакция страха, с которой он ничего не может поделать. Также может быть невозможно довести изменение до конца просто потому, что новый вид поведения отсутствует в поведенческом репертуаре индивида. Отец может оказаться не в состоянии изменить манеру обращения со своим ребенком просто потому, что он не знает другой манеры поведения. Третьим обстоятельством, которое делает невозможным изменение поведения, является неизменяемая природа определенных действий.

СОПРОТИВЛЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЮ КОГНИТИВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ


И в этом случае, как и с поведенческими когнитивными элементами, основной источник сопротивления изменению коренится в чувствительности этих элементов к действительности. Следствием этого, в случае поведенческих элементов, является связь сопротивления изменению когнитивного элемента с сопротивлением изменению действительности, т. е. самого поведения. Ситуация несколько другая в случае элементов среды. Когда существует ясная и недвусмысленная реальность, соответствующая некоторому когнитивному элементу, возможности изменения почти нулевые. Если кто-то захочет, например, изменить когницию о местоположении какого-то здания, которое он видит каждый день, в действительности это будет трудно осуществить.

Однако во многих случаях действительность, соответствующая когнитивному элементу, не является столь ясной и определенной. Когда мы имеем дело в основном с социальной действительностью, когда она установлена на основе соглашения с другими людьми, тогда сопротивление изменению будет определяться трудностью поиска людей, поддерживающих новую когницию.

Существует еще один источник сопротивления изменению поведенческих когнитивных элементов и когнитивных элементов среды. Однако мы откладывали его рассмотрение до настоящего момента в связи с тем, что он как источник сопротивления изменению более важен для элементов среды, чем других видов когнитивных элементов. Этот источник сопротивления изменению коренится в том, что один элемент связан с рядом других элементов. В той степени, в которой этот элемент консонантен большому числу других элементов, и в той степени, в которой изменение заменило бы консонансы диссонансами, этот элемент будет сопротивляться изменению.

ПРЕДЕЛЫ ВЕЛИЧИНЫ ДИССОНАНСА


Максимальный диссонанс, который может существовать между любыми двумя элементами, равен общему сопротивлению изменению наименее стойкого элемента. Величина диссонанса не может превосходить это значение вследствие того, что в точке максимально возможного диссонанса менее стойкий элемент изменится, тем самым устранив этот диссонанс.

Это не означает, что величина диссонанса будет часто почти достигать этого максимально возможного значения. Когда существует сильный диссонанс, который меньше, чем сопротивление изменению любого из участвующих элементов, этот диссонанс, возможно, еще будет уменьшен для целой когнитивной системы путем добавления новых когнитивных элементов. При этом способе даже при наличии очень сильного сопротивления изменению общий диссонанс в этой системе может удерживаться на довольно низком уровне.

Рассмотрим пример с человеком, истратившим сумму, которая для него является очень большой, на новый автомобиль дорогостоящей марки. Вообразим также, что после его приобретения человек обнаружил, что автомобиль неисправен и что ремонт очень дорог. Помимо этого, он более дорог в эксплуатации по сравнению с другими автомобилями, и, кроме того, обнаружилось, что друзья считают этот автомобиль безобразным. Если диссонанс становится достаточно большим, т. е. равным сопротивлению изменению наименее стойкого элемента, которым в данном случае будет скорее всего поведенческий элемент, человек может продать автомобиль и терпеть какие бы то ни было неудобства и денежные убытки, связанные с этим действием. Тем самым диссонанс не может превзойти сопротивления индивида изменению своего поведения, т. е. продаже автомобиля.

А теперь рассмотрим ситуацию, когда для лица, купившего автомобиль, диссонанс является значительным, но меньшим, чем максимально возможный, т. е. меньшим, чем сопротивление изменению наименее стойкого когнитивного элемента. Тогда ни один из существующих когнитивных элементов не будет изменяться, но человек будет удерживать общий диссонанс на низком уровне, добавляя все больше и больше когниций, которые являются консонантными с фактом его владения автомобилем. Он начнет думать, что мощность и ходовые качества более значимы, чем экономичность и внешний вид. Он начнет ездить быстрее обычного и придет к окончательному убеждению, что для автомобиля очень важно двигаться с большой скоростью. С помощью этих и других когниций он может добиться успеха в превращении диссонанса в незначительный.


ИЗБЕГАНИЕ ДИССОНАНСА


До сих пор обсуждение сосредоточивалось на тенденциях уменьшения или устранения диссонанса и на проблемах, сопряженных с достижением такого уменьшения. При определенных обстоятельствах существуют также сильные и значимые тенденции избегания увеличения диссонанса или избегания возникновения диссонанса в целом. Обратим наше внимание на анализ этих обстоятельств и на проявление тенденций избегания, которые мы можем наблюдать.

Избегание возрастания диссонанса возникает, разумеется, как следствие диссонанса. Такое избегание особенно значимо тогда, когда в ходе попыток снижения диссонанса опора ищется в том, чтобы заменить новым когнитивным элементом имеющийся в наличии, или когда должны быть добавлены новые когнитивные элементы. При всех этих обстоятельствах поиск опоры и поиск новой информации должен производиться очень избирательно. Человек будет начинать обсуждение с тем, кто, по его мнению, будет согласен с новым когнитивным элементом, но будет избегать обсуждения с теми, кто может соглашаться с элементом, который человек пытается изменить. Человек будет знакомиться с теми источниками информации, от которых он ожидает добавления новых элементов, увеличивающих консонанс, но, несомненно, будет избегать источников, увеличивающих диссонанс.

Если диссонанс невелик или его нет, мы не ожидаем такого вида избирательности при поиске источников поддержки или источников информации. Действительно, где не существует диссонанса, там должно быть относительное отсутствие мотивации поиска поддержки или новой информации. В общем, это справедливо, но есть и важный исключения. Прошлый опыт может вызвать страх у индивида и вследствие этого избегание изначального возникновения диссонанса. Когда это происходит, можно ожидать осторожного поведения по отношению к новой информации, даже если вначале диссонанса мало или его нет вовсе.

Действие страха перед диссонансом может также вести к нежеланию принимать на себя обязательства на поведенческом уровне. Существует большой класс действий, предприняв которые однажды, индивид с трудом может их изменять. Следовательно, диссонанс может возникнуть и увеличивать свою интенсивность. Страх перед диссонансом ведет к нежеланию предпринимать действия — нежеланию принимать на себя обязательства. Когда решение и действие не могут быть отложены на неопределенный срок, осуществление действия может сопровождаться когнитивным отрицанием этого действия. Так, например, человек покупает новый автомобиль и очень боится диссонанса, при этом он может сразу же после покупки выразить убеждение, что поступил неправильно. Такой сильный страх перед диссонансом, возможно, относительно редок, но он все же встречается. Индивидуальные различия в страхе перед диссонансом и эффективность, с которой данное лицо может уменьшить диссонанс, несомненно, важны при определении вероятности возникновения такого способа избегания диссонанса. Независимое выявление ситуаций и индивидов, когда возникает такой вид заблаговременного самозащитного поведения, является оперативной задачей.



1 Festinger L. A theory of cognitive dissonance. Stanford, 1957.

2 Следует иметь в виду, что пример, приведенный Л. Фестингером, относится к 1957 г.








Каждый хочет, чтобы правда была на его стороне, но не каждый хочет быть на стороне правды. Ричард Уэйтли
ещё >>