Интервью Ильяса Ахмадова - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Интервью (как проходить интервью, типы интервью, типичные вопросы... 1 104.17kb.
Интервью "Волшебный мир" 1 43.14kb.
Интервью Вопросы для интервью должны быть 1 27.86kb.
Интервью различной тематики 1 54kb.
Типичные вопросы на интервью 1 99.12kb.
Интервью Конкретная подготовка к интервью складывается из следующих... 1 30.97kb.
Библиотечный менеджмент 1 21.11kb.
Интервью Рига Латвия Дата интервью: август 2005 4 431.54kb.
Интервью Москва Россия Дата интервью: октябрь 2004 Интервьюер: Элла... 6 839.68kb.
Интервью Москва Россия Дата интервью: октябрь 2004 Интервьюер: Элла... 4 554.85kb.
Интервью Киев Украина Интервьюер: Элла Левицкая Дата интервью: июль... 3 564.32kb.
Срочное сообщение Представительства чри в Швеции 1 10.36kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Интервью Ильяса Ахмадова - страница №1/1

Россию ожидала капитуляция!


(к интервью Ильяса Ахмадова)
Честно говоря, меня разочаровало интервью бывшего министра иностранных дел ЧРИ Ильяса Ахмадова «Воевать вечно – невозможно», уже от названия которого веет пораженческими настроениями в период, когда в Чечне продолжается Сопротивление оккупационным и марионеточным бандам.
Не знаю как сама книга, но интервью И. Ахмадова грешит недосказанностью и попыткой снять с себя ответственность за происходившие в Чечне негативные события.
Я подвергну анализу лишь некоторые, на мой взгляд, наиболее важные аспекты интервью Ахмадова.
Так, в одном из ответов на вопрос Ильяс Ахмадов пытается преподнести себя как рядового гражданина: «…мне, например, как рядовому гражданину на тот момент было совсем не ясно, что они (руководство ЧРИ - МТ) там делают, как делают - представление о происходящем было очень фрагментарным». Однако в Чечне было известно, что И. Ахмадов был сначала адъютантом Шамиля Басаева, занимал пост помощника президента Масхадова, как он сам заявляет в своем интервью, а затем и министра Иностранных Дел ЧРИ.
Ну, и конечно же, поразило признание Ильяса Ахмадова в том, что власти Ичкерии оказались бессильны решить проблему похищения людей. Хотя прошло уже много лет, но справедливости ради следует отметить, что власти ЧРИ, сами того не желая, способствовали этой проблеме. Ведь вместо того, чтобы жестко и адекватно подавлять преступления, связанные с похищениями людей, наши власти своим бездействием фактически поощряли преступников.
Вспомните, создание правительственной (или парламентской) комиссии, которая после первой войны занялась амнистией чеченских преступников. Процесс амнистии показывали по местному ТВ. Возникает вопрос – можно ли было прощать преступников, которые по приговору шариатского суда не отсидели в тюрьме и малой доли срока!? Ведь это происходило в самый тяжелый, послевоенный момент становления Чеченской Республики, когда должны были применяться жесткие меры в отношении организованной преступности.
Однако амнистия применялась не ко всем заключенным, а к бывшим участникам Чеченского Сопротивления, таким образом обозначая их привилегированное положение. Причем, за виновных ходатайствовали бывшие командиры, сослуживцы, родственники, которые ставили в заслугу заключенным их участие в войне против оккупантов. Разумеется, такой вид скороспелой амнистии мог принести только вред, так как помилованные преступники очень быстро осознали свою безнаказанность, что и дало им основание в будущем продолжать преступления.
Создавшаяся ситуация также указывала на то, что в реальной жизни послевоенной Чечни шариатские нормы существовали большей частью на бумаге, или применялись разве что для экзекуций лиц, употреблявших спиртные напитки.
Почему же в Чечне происходили похищения людей, если даже мало-мальски знающим Коран было известно о том, что в мирное время похищения людей недопустимы, что военнопленных в мирное время следует отпускать без выкупа, как о том неоднократно говорится в Коране, например в суре «Добыча», аят 67:
«И Пророку не позволено брать пленных, пока он не победил повсеместно (язычников). Вы предпочитаете преходящие блага этого мира, а Аллах желает вам вечности. Аллах Всемогущий, Мудрый».
А вот толкование (тафсир) исламского ученого Мухаммада Асада:
«Этот аят устанавливает, что никто не может быть взят в плен или захвачен иначе как в джихаде, то есть полностью запрещается приобретение рабов «мирными средствами». В отношении военнопленных Коран предписывает освобождать их после окончания войны».
Удивило следующее признание Ильяса Ахмадова:
«Все попытки нашего МВД, - в то время тоже мало профессионального, к сожалению, - связаться и вступить в нормальный диалог с российским МВД, чтобы совместно бороться с этим злом (похищениями людей - МТ), всегда натыкались на политические проблемы. МВД России хотело, чтобы МВД Чечни действовало как министерство одного из субъектов Российской Федерации».
Что же это получается, что руководство ЧРИ для решения внутренних проблем с преступностью готово было обратиться за помощью к Кремлю – к вчерашнему, к тому же, поверженному врагу!? Как можно об этом говорить вообще – ведь такое признание есть полная дискредитация властей ЧРИ!
Неужели в этой священной борьбе с преступностью нельзя было объединить усилия, обратившись к чеченским командирам: Шамилю Басаеву, амиру Хаттабу, Хамзату Гелаеву, которые доблестно прошли свой боевой путь и которые не были замешаны в похищениях людей? Почему не было такого обращения, и если не случилось такого объединения, то кто в этом виноват?
Ведь, опять-таки, если обратиться к Корану, то там ясно сказано, что в первую очередь мусульмане должны остановить зло, творящееся рядом. Вместо этого мы неоднократно слышали от руководства ЧРИ отговорку, что жесткие меры к преступникам могли привести к гражданской войне. Очень странные заключения. Ведь по логике вещей настоящие мусульмане должны бояться не преступников, а гнева Всевышнего за неприятие мер к преступникам, не рассуждая о том, что может или не может произойти в будущем.
А разве похищения людей, убийства одной частью чеченского населения другой, не есть гражданская война? Да, если говорить начистоту – это есть худшая форма гражданской войны при преступном бездействии властей.
Что же оставалось делать простым гражданам Чечни в этой ситуации? Старики и родственники похищенных с экранов телевидения слезно умоляли преступников отпустить похищенных, что и было на руку похитителям людей.
А печатные СМИ Ичкерии предпочитали умалчивать об этом зле или же отделывались только констатацией фактов. Однако автор этих строк неоднократно публиковал статьи, призывающие к борьбе с похитителями людей. И делал это я не от смелости, а из боязни перед Всевышним, видя к какому непоправимому результату приведут подобные преступления. Скажу честно, что я, как простой журналист, опасался писать о подобных вещах, однако я не видел иного выхода.
Вот одна из моих статей, опубликованная в газете «Исламский порядок» №22 в октябре 1997 года под броским заголовком «Самоедство», где есть такие строки:
«Именно из-за похищений людей и лишения их свободы без решения шариатского суда, на международной арене катастрофически падает престиж чеченцев, государства, и авторитет властных структур».
Однако не всем нравилась моя самодеятельность, прежде всего организации «Исламский порядок», которой руководил небезызвестный Мовлади Удугов, так что вскоре мне пришлось покинуть офис этого деятеля, и вовсе не по своей воле.

Вместе с тем Ильяс Ахмадов совершенно справедливо отмечает, что участники Чеченского Сопротивления как бы негласно были возведены в высшую неприкасаемую касту, которые пользовались своим привилегированным положением, решали вопросы, в которых не были компетентны:


«После окончания первой военной кампании Аслан Масхадов собирал совещание бывших командиров фронтов, но фронт - временная единица и к гражданской жизни не имеет никакого отношения. У нас также были совещания бывших командиров фронтов, которые не занимали никаких официальных должностей, но, по мнению Масхадова, могли играть определенную роль. Зачастую, к сожалению, негативную. То есть командирская каста сохранялась и была единицей государственного управления, заменяя собой другие институты, необходимые для гражданской жизни».
Наверное, многие слышали от Шамиля Басаева утверждение, подхваченное другими чеченскими командирами: «Те, кто взрывал вражеские танки, смогут построить государство!» К сожалению, это утверждение не выдержало проверку временем и осталось в чеченской истории лишь звучной фразой. А ведь нечто подобное изрекали в свое время большевики, чья история закончилась полным крахом, из чего бы и следовало делать выводы. Однако…
Остается лишь добавить, что вооруженная каста в Чечне была возведена над простым народом, чего в чеченской истории никогда раньше не наблюдалось.
Есть в интервью Ахмадова весьма спорные моменты, в частности относительного Хасавюртовских соглашений:
«Это был такой процесс брожения, броуновское движение. Оппозиция, которая по тем или иным причинам была не согласна с политикой Масхадова, то дробилась, то собиралась во временные объединения. Масхадов все время вынужден был защищаться, но ему, к сожалению, нечего было демонстрировать. Все его попытки быть верным духу Хасавюртовских соглашений попадали под критику оппозиции. Ему говорили: "Мы не видим, что нам дает соблюдение этого мирного договора"».
Критика оппонентов совершенно верна – ведь Хасавюртовские соглашения не дают ответа на вопрос – Кто выиграл русско-чеченскую войну? Лично мне кажется, что заключив Хасавюртовские соглашения, чеченская сторона подписала себе приговор.
Время показало, что эти Хасавюртовские соглашения были на руку российской стороне, чья армия, разложившаяся морально и физически, не способна была на какое-либо сопротивление. Это означает, что генерал Александр Лебедь, инициатор переговоров с чеченской стороной, фактически спас российскую армию.
История не знает сослагательного наклонения, однако анализ той ситуации подводит нас к тому, что наступление Чеченской Армии могло привести к полной капитуляции российского государства, за которым должно было последовать признание Чеченской Республики Ичкерия на международной арене.
Многие могут возразить, заявляя, что Россия могла бы применить в качестве последнего аргумента ядерное оружие. Да, теоретически Россия могла пойти на подобный шаг, но его последствия могли быть катастрофическими для России. В первую очередь такие события привели бы к хаосу и полной потере Кавказского региона, вслед за чем начался распад России, и гигантская империя прекратила бы свое существование. К тому же ядерного удара и его тяжелейших последствий для европейского континента не могли допустить ни США, ни НАТО, которые в то время держали под контролем ядерное вооружение России, что подверглось разбазариванию и расхищению.
Майрбек Тарамов, для ГИА Чеченпресс




Мы вечно надеемся, что все как-то сложится, потому что другие лучше, чем мы. Славомир Мрожек
ещё >>