Инновационная деятельность. 2011. №4 (17). Выпуск 1 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Инновационная деятельность. 2011. №4 (18). Выпуск 2 10 2167.2kb.
Лекции для вузов и техникумов Инновационная деятельность и её нормативная... 1 280.31kb.
Образец и. И. Иванова, П. П. Петров инновационная деятельность на... 1 23.47kb.
Общественная Федеральная Газета «Единая Россия» Выпуск: №49 от 18... 1 47.59kb.
Инновационная деятельность в россии: проблемы правового регулирования 1 160.89kb.
«Инновационная предпринимательская деятельность и её поддержка местной... 3 483.92kb.
«Инновационная деятельность» 1 238.82kb.
Инновационная деятельность 12 2273.51kb.
Методология науки и инновационная деятельность: Пособие для аспир. 1 124.12kb.
Инновационная деятельность в республике татартан 1 44.12kb.
Инновационная деятельность 8 1388.41kb.
Анализ детского дорожно-транспортного травматизма в г. Петрозаводске... 1 131.83kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Инновационная деятельность. 2011. №4 (17). Выпуск 1 - страница №2/13

1. Стратегия развития автомобильной промышленности РФ на период до 2020 г (приказ Минпромторга России № 319 от 23 апреля 2010 года)


2. Статистика производства Organisation Internationale des Constructeurs d’Automobiles за 2010 год (http://www.oica.net)

3. http://o-protect.info/index.php/option

4. http://www.innovanews.ru/info/news/transport/1891/

Барсегян Эдгар Артурович аспирант кафедры «Экономика и управление в машиностроении» Саратовского государственного технического университета имени Гагарина Ю.А.

Barsegyan Edgar Arturovich post graduate student of Department of «Economy and Management in Machine Building» of Saratov State Technical University name after Gagarin Yu. A.

Статья поступила в редакцию 03.10.11, принята к опубликованию 25.10.11
УДК 330:001.895

А.Е. Власова

A.E. Vlasova
УПРАВЛЕНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ АКТИВНОСТЬЮ ТОРГОВЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
TRADE ENTERPRISES’ INNOVATIVE ACTIVITY MANAGEMENT

Несмотря на достаточно большое количество исследований, посвященных вопросам методологии и методики управления инновационной активностью организаций, в данной области, особенно в сфере розничной торговли, остается нерешенным ряд проблем. На их решение в определенной степени направлена данная статья.

Despite rather considerable quantity of the researches devoted to questions of methodology and a technique of management of innovative activity of the enterprises, in this field, especially in sphere of trade, there are still number of unresolved problems. And this article is their solution in certain degree.

Инновационная активность, управление, инновации

Innovative activity, management, innovation

Управление инновационной активностью торговых предприятий предполагает достаточную четкость понятийного аппарата в данной сфере. Между тем в настоящее время существуют различные подходы к определению понятия «инновационная активность». Так, с точки зрения официальной статистики, инновационно-активными считаются организации, реализующие в период обследования мероприятия, направленные на создание инноваций, вне зависимости от того, привели ли эти мероприятия к реальному появлению инновации [1]. Такое толкование позволяет органам статистики выявлять организации, осуществляющие затраты на инновации на основе формы № 4 статистического наблюдения.

С точки зрения конкретного предприятия (особенно торгового) такой подход не совсем приемлем. Это обусловливается следующим. Де-факто торговля является одной из наиболее динамично развивающихся и, безусловно, инновационно-активных сфер экономики. Это наглядно подтверждается появлением новых форматов торговли, методов продаж и обслуживания покупателей, новых подходов к организации торговой деятельности, обновлением товарного ассортимента и т.д. Между тем инновационная активность торговых предприятий, согласно официальной статистике, невысока, совокупный уровень инновационной активности оптовой торговли в 2008 году оценивается в 4% (из них технологические инновации – 1,9%, организационные инновации – 1,4%, маркетинговые инновации – 2,1%) [2]. Это связано, в том числе, и с тем, что значительную часть хозяйствующих субъектов торговой сферы составляют малые предприятия, которые не ведут статистической отчетности и не заполняют вышеуказанную форму. Поэтому потребность в осознанном управлении инновационной деятельностью торговых предприятий требует иного подхода.

Проанализируем теперь наиболее известные трактовки понятия «инновационная активность организаций», предложенные различными исследователями. Так, в [3] под инновационной активностью понимается комплексная характеристика инновационной деятельности фирмы, включающая степень интенсивности осуществляемых действий и их своевременность, способность мобилизовать потенциал необходимого количества и качества. Из данного определения можно сделать вывод, что инновационная активность характеризуется интенсивностью, т.е. степенью распространения одного явления в среде другого явления. В общем случае такие показатели отражают объем количественного показателя деятельности организации по отношению к величине имеющихся в распоряжении организации ресурсов. Так, например, можно рассчитать отношение полученного полезного эффекта к объему ресурсов, использованных для получения этого эффекта, или к размеру затрат, понесенных организацией для получения этого эффекта. Кроме того, в определении говорится о влиянии инновационной активности на эффективность использования инновационного потенциала.

Несколько иной подход предлагает М.Н. Нечепуренко в исследовании [4]. По его мнению, инновационная активность характеризуется темпом осуществления инноваций и количественно определяется как произведение относительных частных индексов, которые, в свою очередь, представляют отношение частных показателей текущего (планового) периода к базовому (за прошлый отчетный период). К таковым, в частности, отнесены: индекс инновационной затратоемкости (отношение объема инновационных затрат к объему продаж); индекс обновления (доля новых изделий в общем объеме выпуска); индекс новизны новых продуктов (средневзвешенная степень новизны всех новых продуктов). В данном случае рассматриваются лишь темпы изменения затратных показателей, что методически не совсем верно.

Никитина О.В. полагает, что инновационная активность предприятия характеризуется эффективностью и регулярностью инноваций, динамикой действий по созданию и практической реализации новшеств. Оценив уровень инновационной активности субъекта (государства, отрасли, предприятия), можно судить об уровне его конкурентоспособности, и как результат, развитии в целом [5]. Чем выше инновационная активность предприятия, тем интенсивнее его инновационная деятельность, и, следовательно, целесообразнее его функционирование и существование. Таким образом, инновационная активность как мера интенсивности осуществления инноваций на предприятии – это современная стратегическая характеристика его эффективности [5]. Инновационно-активными следует считать те предприятия, которые осуществляют внедрение технологических и продуктовых новшеств собственного авторства, а также приобретенных на основе покупки патента или лицензии, в виде новых продуктов и технологий (продуктовые и процессные инновации), их широкое распространение и получение значительного коммерческого результата. При этом инновации определяются не только изобретениями, техническими решениями, но и социальными изменениями. Например, инновационно-активными следует считать и те предприятия, которые занимаются реинжинирингом, вводят прогрессивные системы работы с персоналом, новые технологии продвижения товаров на рынок и т.п. При этом социальные инновации по полезному эффекту могут быть вполне соизмеримы с технологическими инновациями. Такой подход в полной мере применим к сфере торговли, где значительная часть инноваций связана не с проведением НИОКР, а с развитием маркетинга, управлением продажами, персоналом и т.д.

Интересным для понимания сущности категории «инновационная активность» также представляется определение, данное Фатхутдиновым Р.А.: инновационная активность фирмы – это комплексная характеристика ее инновационной деятельности, включающая степень интенсивности осуществляемых действий и их своевременность, способность мобилизовать необходимый потенциал, в том числе его скрытые стороны, обоснованность и прогрессивность применяемых методов, рациональность технологии инновационного процесса по составу и последовательности операций [6].

На основе обобщения и уточнения рассмотренных определений автор статьи предлагает следующее: инновационная активность торгового предприятия представляет собой обобщенную динамическую характеристику инновационной деятельности, отражающую соотношение темпов изменения результирующих показателей деятельности предприятия вследствие инноваций, и темпов изменения затрат различных ресурсов на инновационную деятельность. Такая дефиниция позволяет оценить и интенсивность инновационной деятельности и, в определенной степени, результативность использования (уровень мобилизуемости) инновационного потенциала.

Управление инновационной активностью торговых предприятий невозможно без четко определенного методического подхода к ее оценке. Здесь также существуют различные взгляды. Обобщение подходов, представленных в [3, 5, 8, 9], показывает, что на практике количественная оценка инновационной активности предприятий осуществляется на основе трех основных подходов: функционального, результатного и факторно-результатного.

Функциональный подход отличается той основной особенностью, что в его рамках для оценки инновационной активности предприятия используются не характеристики конечных результатов его инновационной деятельности, а показатели интенсивности осуществления предприятием тех или иных видов или компонентов такой деятельности, в частности:

a) реализация предприятием отдельных видов и стадий НИОКР;

б) приобретение овеществленных новых технологий (различных видов нового технологического оборудования и оснастки);

в) приобретение неовеществленных новых технологий (различных видов объектов интеллектуальной собственности);

г) обучение и переподготовка персонала;

д) осуществление элементов комплекса маркетинга для новых видов продукции.

Оценка каждого перечисленных видов деятельности в рамках функционального подхода осуществляется с помощью натуральных и стоимостных (затратных) показателей.

Основные достоинства функционального подхода состоят в его простоте, универсальности и возможности применения при наличии минимального количества исходных данных. Вместе с тем данный подход является весьма упрощенным и обладает двумя основными недостатками:

- не учитывает конечные результаты инновационной деятельности предприятия и, следовательно, не позволяет оценивать ее эффективность;

- не учитывает возможности того, что отдельные учитываемые виды деятельности (например, обучение персонала) в реальности могут быть не связаны с инновационными разработками, а могут представлять собой один из видов рутинных деловых процессов.

Из-за наличия данных недостатков функциональный подход принято использовать только в качестве предварительного инструмента оценки.

Результатный подход основывается на получении оценки инновационной активности предприятия с помощью показателей, характеризующих различные аспекты конечных результатов его инновационной деятельности. В зависимости от характера таких аспектов данный подход подразделяется на три более частных подхода: динамический, эффективностный и смешанный динамико-эффективностный.

Динамический подход предполагает проведение оценки инновационной активности предприятия с помощью показателей, характеризующих интенсивность реализуемых предприятием инновационных разработок. Наиболее распространенными из таких показателей являются показатель средней скорости разработки и внедрения предприятием различного рода новшеств, а также показатель числа инновационных разработок, осуществленных предприятием за определенный промежуток времени.

Эффективностный подход основывается на оценке инновационной активности предприятия с помощью показателей, выражающих степень достижения этим предприятием тех конечных целей его функционирования, на которые преимущественно ориентирована его инновационная деятельность. В зависимости от характера таких целей в рамках данного подхода используются различные оценочные характеристики.

Смешанный динамико-эффективностный подход является наиболее развитым подходом результатной группы, поскольку дает возможность оценивать инновационную активность предприятия с помощью комплексных показателей, интегрирующих в себе оценки как динамики реализуемых предприятием инновационных разработок, так и эффективности таких разработок. Благодаря этому в рамках данного подхода устраняются основные недостатки двух предыдущих подходов, каковыми являются:

a) для динамического подхода – отсутствие учета экономических результатов инновационной деятельности;

б) для эффективностного подхода – отсутствие учета параметров скорости осуществления инновационных разработок.

Результатный подход в целом отличается тем основным достоинством, что позволяет оценивать инновационную деятельность предприятия по ее конечным результатам. Благодаря этому данный подход, во-первых, обеспечивает условия для осуществления функции контроля за инновационной деятельностью предприятия, а во-вторых – делает возможным детализированный сравнительный анализ инновационной активности нескольких различных предприятий. Основной недостаток данного подхода заключается в том, что он позволяет только фиксировать тот или иной уровень инновационной активности предприятия, однако не дает возможности выявить причинно-следственные связи, определяющие динамику такого уровня. Вследствие наличия данного недостатка результатный подход в своем чистом виде преимущественно используется для целей внешнего сравнительного анализа, а в сфере внутрифирменного управления выступает в качестве компонента более комплексного факторно-результатного подхода.

Факторно-результатный подход к оценке инновационной активности предприятия отличается тем, что в его рамках подобная оценка осуществляется на основе совмещения факторных и результатных характеристик инновационной деятельности. Для оценки факторных параметров инновационной активности в рамках данного подхода в общем случае обычно используется комплекс таких критериев, как: объем затрат предприятия на осуществление НИОКР, приобретение объектов интеллектуальной собственности (ОИС) и финансирование межфирменных исследовательских проектов; показатели состава и числа сотрудников, временных групп, подразделений и межфирменных объединений, занятых в осуществлении НИОКР; объем новых технологий, приобретенных предприятием в рамках систем технологического трансфера; масштабы и качественный уровень материальной базы научно-исследовательской деятельности предприятия и др. В качестве критериев оценки результатных характеристик инновационной активности в рамках данного подхода используются как показатели обычного результатного подхода, так и ряд специфических показателей, в частности: показатели длительности отдельных стадий инновационных разработок; показатели динамики обновления портфеля продукции предприятия; объем новых технологий, переданных предприятием в рамках систем технологического трансфера; объемы экспортируемой предприятием новой продукции; число внедренных за период новых технологий и видов продукции и т.д.

Основным достоинством факторно-результатного подхода является возможность выявления с его помощью причинно-следственных связей, определяющих эффективность инновационной деятельности предприятия. В связи с этим данный подход имеет наибольшее распространение в системах внутрифирменного управления и применяется для выработки и обоснования управленческих решений, направленных на оптимизацию инновационной политики предприятий.

Таким образом, факторно-результатный подход после определенной модификации, учитывающей специфику торговой деятельности, вполне может быть применен в исследуемой сфере.

Доводя данный подход до конкретных показателей, хотелось бы отметить следующее. В монографии [6], где рассматриваются проблемы комплексной оценки эффективности инновационного развития производственных организаций, Плотниковым А.П. и Суязовым В.Н. приведен обобщающий показатель эффективности такого развития – индикатор интенсивности, отражающий отношение результативных показателей инновационной деятельности (темп изменения производительности труда работников, занятых инновационной деятельностью, темп изменения отдачи нематериальных активов, используемых в инновационной деятельности организации, темп изменения фондоотдачи основных средств, занятых в инновационной деятельности), к затратам на ее осуществление (темп изменения расходов на оплату труда работников, занятых инновационной деятельностью, темп изменения среднегодовой стоимости нематериальных активов, используемых в инновационной деятельность организации, темп изменения среднегодовой стоимости основных средств, занятых в инновационной деятельности) в динамике. Данный показатель как раз и характеризует инновационную активность предприятия с позиций факторно-результатного подхода.

Однако в торговле его применить достаточно сложно, поскольку в силу специфики своей деятельности (в т.ч. и инновационной) торговым предприятиям в отличие от производственных трудно, а зачастую и невозможно точно определить количество работников и состав оборудования, задействованных в инновационной деятельности. В то же время на основе анализа и экспертных оценок можно определить изменение выручки и прибыли от инновационной деятельности, текущие затраты на инновационную деятельность.

Поэтому автором статьи указанный показатель модифицирован и принял следующий вид:
Тинт=(ТтоЧТпрЧТрто) / (ТиЧТиинЧТз) Ч100%,

где Тинт – темп изменения инновационной активности торгового предприятия, %;

Tто – темп изменения товарооборота торгового предприятия в результате инновационной деятельности, %;

Тпр – темп изменения прибыли от инновационной деятельности торгового предприятия, %;

Трто – темп изменения рентабельности товарооборота, %;

Ти – темп изменения общей издержкоемкости товарооборота (отношение суммы текущих затрат к объему товарооборота), %;

Тиин – темп изменения инновационной издержкоемкости товарооборота (отношение суммы текущих затрат на инновационную деятельность к объему товарооборота), %;

Тз – темп изменения затрат на инновационную деятельность, %.

Инновационная активность предприятия считается достаточной, если значение показателя больше 100 %. Достоинством данного подхода является комплексность и учет не только затрат, но и результатов инновационной деятельности предприятий торговли. Состав рассматриваемых показателей можно расширить, но это потребует действенной системы управленческого учета инновационной деятельности, которая пока отсутствует на отечественных предприятиях.

ЛИТЕРАТУРА

1. Индикаторы инновационной деятельности: 2010: стат. сб.-М.: ГУ-ВШЭ, 2010.

2. Наука России в цифрах: 2010: стат. сб. М.: ЦИСН, 2010.

3. Поляков В.В. Мониторинг инновационных процессов в научно-технической сфере // Инновации. 2003. № 5.

4. Нечепуренко М.Н. Организационно – экономический механизм управления устойчивым развитием предприятия на основе инновационной активности: автореф. дис. ... ученой степени д-ра экон.наук. М., 2007.

5. Никитина О.В. Методы оценки инновационной активности промышленных предприятий: автореф. дис. ... канд.экон.наук. СПб., 2007.

6. Фатхутдинов Р.А. Инновационный менеджмент: учебник для вузов.5-е изд. СПб.: Питер, 2006.

7. Плотников А.П., Суязов В. Н. Оценка эффективности инновационного развития производственных организаций: монография. М.: Восход, 2010. 128 с.

8. Трифилова А.А. Управление инновационным развитием предприятия. М.: Финансы и статистика, 2003. 173 с.

9. Управление инновационной активностью предприятия: учеб. пособие / сост. А.И. Попов. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2008. 124 с.
Власова Анна Евгеньевна – аспирант кафедры «Менеджмент, коммерция и право» Саратовского государственного технического университета имени Гагарина Ю.А.

Vlasova Anna Evgenevna – post graduate student of Department of Economy and Management of Saratov State Technical University name after Gagarin Yu. A.

Статья поступила в редакцию 20.09.11, принята к опубликованию 25.10.11
УДК 658.012.123

В. Т. Денисов, Е.С. Авдеева

V.T. Denisov, E.S. Avdeeva
АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ Российской Федерации
THE ANALYSIS OF MODERN STRATEGY OF DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN FEDERATION

Рассматриваются основные проблемы стратегической направленности экономики России. Рассмотрены возможности, современное состояние и перспективы функционирования наиболее распространенной стратегии развития промышленных предприятий – стратегии догоняющего развития.

The basic problems of a strategic orientation of economy of Russia are considered. Possibilities, a current state and prospects of functioning of the most widespread strategy of development of the industrial enterprises – strategy of catching up development are considered.

Стратегия, стратегия догоняющего развития, инновации, лизинг, консалтинг, инжиниринговые услуги

Strategy, strategy of catching up development, innovation, leasing, consulting, engineering services

Формирование стратегии эффективного развития – это насущная проблема российской экономики, причем не только на микроуровне, т.е. уровне конкретных предприятий, но и на макроуровне. Эти стратегии должны быть взаимообусловлены, так как в противном случае нарушаются целостность системы и синергетический эффект. Более того, макросреда является важнейшим стимулятором, влияющим на эффективность функционирования предприятия, являясь внешней средой, на которую предприятие может воздействовать в минимальном объеме, к условиям которой приходится приспосабливаться.

Основные показатели российской экономики, такие как уровень инновационной активности, затраты на единицу производимой продукции, затраты на НИОКР, отдача от реализации инновационных технологий, способность компаний к заимствованию и адаптации технологий, говорят о том, что приспособление предприятий к условиям хозяйствования происходит очень тяжело, внешняя среда недружелюбна и степень ее неопределенности крайне высока.

Анализ абсолютных показателей инновационной активности крупнейших предприятий в целом положительный, и их рост за период с 1995 по 2009 год составил 34%. Однако отдача от их реализации крайне низка. То есть в экономике страны мы наблюдаем расслоение на несколько не связанных друг с другом кластеров: научный и производственный. Каждый из них работает обособленно и не пытается найти поддержку в другом. В целом расходы российских компаний на НИОКР (в процентах к ВВП) значительно ниже, чем и в странах – инновационных лидерах, и в странах «второго эшелона», и составляют 1,04% в России по сравнению с 2,5-4,5% в среднем в странах - инновационных лидерах и 1,5-2,5% в странах «второго эшелона». По показателю «способность компаний к заимствованию и адаптации технологий», рассчитанному Всемирным экономическим форумом, Россия в 2009 г. находилась на 41 месте из 133, на уровне таких стран как Кипр, Коста-Рика, ОАЭ [1].

Серьезно отличается от зарубежных компаний и структура расходов на технологические инновации на уровне компаний. В России доля затрат на исследования и разработки, выполненные собственными силами организаций, в 2009 г. составила 16,4% общего объема затрат на технологические инновации (сторонними организациями – 10,9%). Подобная стратегия распределения расходов на инновационную деятельность характерна для стран с низким научным потенциалом, например Болгарии, Польши, Словакии, Эстонии, Кипра. Западноевропейские страны демонстрируют разительно отличающуюся структуру затрат на инновации, в которой до 80% тратится на исследования и разработки. Так, в Нидерландах доля исследований и разработок, выполненных собственными силами, составляет 62,5% (сторонними организациями – 17,6%), на приобретение машин и оборудования и программных средств приходится 19% общих затрат на инновации. Схожие пропорции характерны для Дании, Бельгии, Швеции и целого ряда других стран ЕС [2].

В рейтинге 1000 крупнейших компаний, осуществляющих исследования и разработки, представлены только 3 российские компании: Газпром (108-е место по абсолютному объему затрат на исследования и разработки, доля затрат на них в выручке – 0,6%), АвтоВАЗ (758-е место, 0,8. Для сравнения, доля расходов на исследования и разработки в бюджетах компаний-лидеров мировой автомобильной индустрии более чем в 6 раз выше, чем у российского автопроизводителя: у General Motors (2-е место в рейтинге по объему затрат на исследования и разработки) она составляет 4,4% от выручки, у Toyota (4-е место в рейтинге) – 3,9%. Для ведущих мировых телекоммуникационных компаний соотвествующий показатель в десять раз выше, чем в российского лидера: так, у компании у Qualcomm (США, 43-е место в рейтинге) он составляет 20,6% от выручки [1].

Именно поэтому большинство предприятий идут по пути имитационного моделирования своей деятельности, то есть полного заимствования технологической и «инновационной» компоненты у зарубежных фирм. Это происходит потому, что сотрудничество с российскими компаниями практически невозможно из-за неразвитости рыночной направленности их деятельности. Так, например, легче купить уже отработавшую и списанную в развитых странах (из-за физического, а чаще всего морального износа) технологическую линию по производству какой-либо продукции, чем пытаться сотрудничать с российскими научными центрами. Россия демонстрирует минимальную среди стран ОЭСР долю передовых инноваторов – таких среди российских инновационно-активных предприятий насчитывается лишь 16% по сравнению с 35% в Японии и Германии, 41-43% в Бельгии, Франции, Австрии, 51-55% в Дании и Финляндии. При этом наиболее многочисленный в России (34,3%) тип пассивных технологических заимствований оказывается исчезающе редок в экономически развитых странах Европы (порядка 5-8%) [2].

Подобная стратегия не является, по сути, инновационной, это стратегия догоняющего развития. Этот тип глобальной стратегии использовался многими новыми индустриальными странами: Япония, Южная Корея, Малайзия, Сингапур, Китай. Однако в отличие от вышеобозначенных стран Россия пытается использовать эту стратегию в период, когда большинство стран вступили в эпоху постиндустриального общества, когда технологическая мощь, хотя и важна, но все же не является основой общественного благополучия.

В основе стратегии догоняющего развития лежит максимальное использование доступных на мировом рынке технологий, которые закупаются либо, что чаще, привлекаются в страну вместе с иностранным капиталом. Эти импортируемые технологии не являются самыми передовыми из тех, что используются в мире. Самые передовые технологии, как правило, используются странами – производителями этих технологий, поскольку позволяют получать инновационную ренту. Производства, основанные на новых технологиях, или производства новых продуктов выводятся в третьи страны (или продаются технологии, лицензии, ноу-хау) только после того, как продукция становится распространенной, конкуренция возрастает, и оптимизация бизнеса требует переноса производства в страны с меньшим уровнем издержек. Из этого правила могут быть исключения (например, уникальные технологии добычи полезных ископаемых, которые целесообразно применять сразу в других странах). Кроме того, самые новые технологии чаще всего требуют высококвалифицированной рабочей силы или сервиса, наличия научной и технологической базы, с чем в развивающихся странах, вставших на путь догоняющего развития, обычно есть проблемы. Таким образом, для России догоняющий путь развития означает массовое заимствование рядовых для мирового рынка, но передовых по российским стандартам технологий в качестве первого этапа технологической модернизации [2].

В качестве положительных качеств этой стратегии можно выделить: минимальные инновационные риски; возможность получения качественных послепродажных услуг; низкая стоимость подобного оборудования и др.

Однако в качестве основных недостатков выделяют: невозможность конкуренции на мировых рынках, так как продукция может не соответствовать современным стандартам качества или ее издержки высоки; риски от присутствия большого количества иностранного капитала в экономике страны, региона; зависимость от импорта тормозит отечественные разработки.

Мы считаем, что на современном этапе развития мирохозяйственных связей эта стратегия не является прорывной, так как ставит своей целью не достижение лидерских позиций в экономики, а лишь догоняющее развитие. При ее использовании страны нацеливают свою экономику на импорт технологий, а следовательно, и большого перечня услуг: инжиниринговых, лизинговых, консалтинговых, импорт лицензий, ноу-хау и т.д.

С другой стороны, это дает возможность стране использовать и внедрять различные инструменты и механизмы внешнеэкономической деятельности, происходит рост рабочих мест.

Так, за 2010 год экспорт услуг из РФ составил 9062 млн. долл., а импорт – 13710 млн. долл. США, то есть на 51,29% больше (табл. 1, 2).


Таблица 1

Импорт услуг, технологий в РФ за 2008-2010 гг. (млн.долл. США) [3]

Таблица 2

Экспорт услуг, технологий из РФ за 2008-2010 гг. (млн.долл. США) [3]

Анализируя статистическую отчетность, можно заметить, что основой импорта услуг в РФ являются услуги связи: рост зависимости от зарубежных производителей составил 17% (25 % превышение импорта над экспортом в 2008 году и 42% превышение в 2010 году); лизинг – 111%; роялти и лицензии и др.

Структура экспорта/импорта услуг еще раз подтверждает тот факт, что на сегодняшний день основной проблемой экономики России является не отсутствие технологий и научных разработок, а неумение и отсутствие механизмов по их внедрению. Так, экспорт исследовательских разработок на 300% превышает импорт ежегодно с 2008 по 2010 г.г. В это же время объем роялти и лицензий, которые импортирует Россия, на сотни процентов больше подобного же экспорта.

Стратегия догоняющего развития стимулирует внедрение и использование в экономики страны различных финансовых механизмов, таких как различные виды кредитов, и особенно лизинга.

Лизинг – это вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим или юридическим лицам за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях, обусловленных договором, с правом выкупа имущества лизингополучателем.

Арендатор благодаря лизингу использует дорогостоящую технику без значительных первоначальных затрат на капитальные вложения. Арендодатель, в свою очередь, расширяет рынок сбыта, дифференцируя риск потерь в связи с неплатежеспособностью заказчиков. Посредником между производителем оборудования и фирмой, нуждающейся в его использовании, в лизинговых операциях является лизинговая компания.

Всего в Западной Европе через лизинг в настоящее время осуществляется более 20% инвестиций в производственные фонды. При этом до 80% лизингового бизнеса Западной Европы приходится на Великобританию, Германию, Италию и Францию. Переход на рыночное развитие Венгрии, Чехии, Словакии и других стран Восточной Европы, а также стран СНГ открыли новые возможности для лизингового бизнеса.

В период кризиса резко упал клиентский поток, хотя ранее прогнозировалось меньшее падение. Несмотря на все преимущества лизинга, клиенты предпочитали не увеличивать свою дебиторскую задолженность. Однако в 2010 г. рынок стал неожиданно быстро восстанавливаться. Так, уже за первый квартал 2010 года объем импортируемых лизинговых услуг превысил почти вдвое объем 2009 года. По итогам работы за 6 месяцев 2010 года лизинговая компания Europlan отметила прирост объемов нового бизнеса в 2,4 раза по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года. За указанный период компания заключила 5892 договора финансовой аренды транспорта, различной техники и оборудования на сумму свыше 8,6 млрд руб. (285 млн долл.).

Таким образом, анализ статистических данных показал, что стратегия догоняющего развития, которую выделяют в качестве приоритетных во многих отраслях, за исключением отраслей, исторически претендующих на лидерские позиции (производство авиакосмической техники, нанотехнологии, композитные материалы, атомная и водородная энергетика, биомедицинские технологии жизнеобеспечения и защиты человека и животных, отдельные направления рационального природопользования и экологии), позволяет развитым странам переносить сборочные производства в РФ, сохраняя за собой ключевые компетенции (разработка, экспертиза).



Таким образом, то, что внешне выглядит как похожесть на западную экономику, в действительности скрывает стратегическую ошибку.
<< предыдущая страница   следующая страница >>



Когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет. Ханс Йост
ещё >>