Indigo soul Пьеса. Действующие лица - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Интервью (одноактный моно-пьеса) действующие лица 1 179.87kb.
Леонид Жуховицкий Последняя женщина сеньора Хуана пьеса в 2-х действиях... 3 469kb.
Гусиные лапки одноактная пьеса Действующие лица 1 277.99kb.
Пьеса Ильи Гутковского Нора-Парнас Действующие лица 1 235.03kb.
Мини-пьеса без ремарок Действующие лица 1 99.84kb.
Пьеса в двух действиях действующие лица 4 678.41kb.
Чентро читта (одноактная пьеса) Ирина Ивкина Действующие лица 1 205.4kb.
Пьеса в четырёх действиях действующие лица 5 869.79kb.
Пьеса в двух действиях Действующие лица 1 375.5kb.
Михаил Сандлерман интерес пьеса Действующие лица 7 1358.71kb.
Пьеса методом социалистического идеализма Действующие лица 3 428.89kb.
Внеклассное мероприятие для 9-11-х классов «Костер жизни» Сичинава... 1 205.34kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Indigo soul Пьеса. Действующие лица - страница №1/1

Ходаков Вадим

Indigo soul

Пьеса

.

Действующие лица

Он

Сознание



Подсознание

Наркотик

Раковая опухоль

Приятель


Триппер

Сцена 1

Он на сцене один. Невооруженным взглядом видно, что он испытывает дискомфорт.

Он. Только с крыши вернулся… Над книжкой хотел поработать… сел, не пишется… Лёг на спину, решил в облака с воображением поиграться... Поигрался… так хреново стало… Ни одной доброй формы облака так и не приняли. Правильно, всё в себе ношу, откуда добрым облакам взяться… Может стоит рассказать кому-то, поделится с кем-нибудь…. А как рассказывать? Придти и сказать: «Здравствуйте, у меня рак мозга»? То есть, на самом деле, не имеет никакого значения, как меня зовут, или там, что у меня в детстве было. Скорее про болезнь свою стоит рассказать…

А что рассказывать?! Я и сам ведь толком ничего не знаю. Знаю, что болею… с работы выгнали… говорят, нервный стал, выгляжу плохо... кричу, через минуту смеяться могу, еще через минуту плакать… Знаю, что в голове у меня какая-то херня происходит… или не происходит. Может это только кажется, что происходит… (Пауза) Как рассказывать про то, чего сам не знаешь?



Пауза

Помню, в детстве хотел всё знать, а теперь понимаю, что не хочу. Не хочу знать, что это такое – церебросаркома. Не хочу знать, что у меня таковая имеется. Кахексия, паранеопластический синдром интоксикации, метастазы. Я вообще не хочу знать этих страшных слов! Хочу не думать обо всем этом… и книгу хочу дописать…



Сцена 2

Раковая опухоль входит на сцену как хозяйка. Пыхтит, как всякий очень упитанный человек.

Раковая опухоль. Моё!!! Всё, что здесь находится – М-о-ё! И пора бы уже всем это осознать. Я же не простуда, в конце концов.

Расту как бамбук – не по дням, а по часам. У нас только одно различие: бамбук тянется к небу, а я тяну к земле. А что? Такой же стройный… меня ж тоже природа создала… не пластмассовый...

Все вокруг суетятся, загадку пытаются решить, как же им панацею найти (хихикает)… п-а-н-а-ц-е-ю! (смеётся). Ей богу, как маленькие. Ну, скажите мне, как избавиться от того, что влияет на все? На все!

Скажете – диктатор? Нет, не диктатор… но и не демократ... Я как бы… в неком роде… монарх. Во-первых, могу передаваться по наследству… Да и сам мой статус предполагает, чтобы я руководил. Нет, есть конечно оппозиция… Я не про врачей – это так, мелкие пакостники… и не про волю божью… Кстати, слыхали, люди примету такую придумали: если у человека рак, значит его боженька любит (смеется, похрюкивая).



В этот момент на сцене появляется Сознание. Опухоль в недоумении, издаёт звуки, как будто прогоняет голубей, при этом не переставая ехидно смеяться.

Сознание. Что-то вы о себе лишнего возомнили. Я бы не рискнул называть вас монархом, а уж тем более тем, кто здесь руководит. Скорее так… паразит… Назовите мне хоть одну полезную функцию, которую вы несёте.

Раковая Опухоль топает ногой по полу, Сознание дёргается от испуга, Опухоль продолжает громко смеяться.

Сознание (приходя в себя от испуга). Мой идеал – латинский парнишка по прозвищу «racio». Кто я, Сознание, без рациональности? Никто. Кто есть люди без меня, Сознания? – «овощи»… Что способны делать «овощи» неосознанно? Только какаться… под себя…. Неосознанно можно влюбиться, соврать, ошибиться, подчиниться. Зачем это всё? То ли дело я! Без меня, конечно, можно слышать музыку, но услышать её невозможно. Неосознанно не познакомишься с девушкой, и уж, тем более, не защитишь диссертацию. А что этот «писателишка» без меня? Кто бы понял его, если бы не я? Что бы он понял без меня? Кто понимает его так, как я?

На сцене появляется Подсознание. На протяжении всего диалога между Сознанием и Подсознанием, Раковая опухоль сидит и посмеивается.

Подсознание. Я, я, я – всё это я готов взять на себя… А вы – выскочка, только и всего, верхушка айсберга, который возомнил себя неизвестно кем и пытается присвоить себе все лавры. Могли бы и помолчать. (Пауза) Здравствуйте. Я – слепой король. По крайней мере, так меня называют в учебниках по психологии. И Подсознанием меня называют не потому, что я «под» Сознанием. Просто не звучит как-то «Надсознание»… Понимаете?

Сознание. Не звучит?

Подсознание. Да дело, собственно, и не в звучании.

Сознание. В чём же тогда?

Подсознание. В глубине… Я глубже, поэтому и «под».

Сознание. Скорее ниже, поэтому и «под».

Подсознание. Груб, вульгарен, и только.

Сознание. Ну, уж не благодаря мне люди ведут себя как животные?

Подсознание. Это природа человеческая.

Сознание. Отсутствие каких-либо законов, инстинкты… вот кто ты есть.

Подсознание. Законы, законы, законы – это не для меня.

Сознание. Ну да, для тебя хаос, анархия и неразбериха.

Подсознание. По крайней мере, я свободен.

Сознание. Ты ограничен мной.

Подсознание. Я правлю тобой, глупец.

Сознание. Фрейд – это миф, нелепый.

Подсознание. Кусок прагмата!

Сознание. Жалкий псих!

Подсознание. Никчёмный выскочка!

Яркий выход Наркотика. Он стремительно подходит к Сознанию и Раковой опухоли и обращается к ним.

Наркотик. Так. Ты пошёл в жопу… и ты тоже пошёл в жопу!

Сознание и Раковая опухоль удаляются.

Наркотик. Раскричались! У них только плюсы и достоинства. Не забывайте про объективность! Вот я, к примеру, не безупречен, но я это могу признать. Мне даже не надо перечислять свои достоинства, достаточно перечислить имена, и они всё скажут за себя: Булгаков и Бодлер, Достоевский и Толстой, Дюма и Бальзак, Золя и Ван Гог, Ирвин Уэлш и Джон Леннон… Продолжать?.. Пикассо и Блок, Мусоргский и Грибоедов, Сид Баррет и Боб Марли, Гоголь, Ремарк, Брюсов, Брюллов, Конан-Дойл, Хемингуэй, Джим Моррисон… Фрейд и тот… Впечатляет?!

Все они использовали психоактивные вещества… Нет, ни в коем случае не наркотики… Ну, что вы… У кого повернется язык сказать, что граф Лев Николаевич Толстой был наркоманом? Нет, всего лишь использовал вещества психоактивного свойства… (Пауза) Они все нуждались во вдохновении, которое я им давал… Я – Наркотик, а никакое не вещество.

Конечно, не все закончили хорошо. Так ведь всегда в жизни бывает, что что-то теряешь – Сид Баррет закончил свою жизнь в психушке, что-то приобретаешь – ничего подобного творчеству Pink Floyd до сих пор не создано… да и не будет…

Ему без меня сейчас никак – факт, бесспорный факт. Я тот, кто даёт ему радость; я тот, кто даёт ему креатив… Эта болезнь, это зашуганное Сознание уже давно бы его прикончило… если бы не я.



Подсознание. А я?

Наркотик. Я на твоём месте бы помолчал… Пойдём, мне надо с тобой кое-что обсудить.

Они вместе уходят.


Сцена 3
Посередине сцены сидит Он с закрытыми глазами. Где-то за его спиной маячит Подсознание.
Он: К бабке ходил на днях. Не просто к старой женщине – к бабке-гадальщице… Тоже не верил раньше, а сейчас вот поверил, пошёл. А она говорит: «О, милок не одним недугом ты страдаешь». Поводила ладонями перед лицом: «двумя… а может тремя». Посмотрела в глаза: «третий странный, не похож на первые два».
На сцене, в момент произнесения последнего предложения, появляется ехидная фигура Триппера.
Триппер. Простите, сударь, у вас с конца не капает?
Он. Ты кто?
Триппер. Тот, кто знает всё…
Он. И что ты знаешь?
Триппер. Знаю, что ты думаешь о киборгах… знаю, что хочешь съесть мухомор…
Он. Ты кто?!
Триппер. Да не стремайся, я всего лишь болезнь, которая научилась с тобой разговаривать. Есть и такие, которые не умеют. Да ладно, какая разница, тебе ведь всё равно недолго осталось.
Он. Ты о чем говоришь?!
Триппер. О Шри-Ланке, блядь, я с тобой разговариваю!
Он. Голоса, голоса… это всего лишь голоса …
Триппер. Хуясаса, а не голоса!
Он. Не понимаю…
Триппер. Трубку, трубку! Быстрей подними трубку!
Он. Трубку?!
Триппер. Трубкой голову, она снова болит!
Он. Откуда ты всё это знаешь? Откуда?!
Триппер. Мыльные шарики, шарики, шарики! Шарик сдох, а ты любил Шарика. А он сдох… Незадача, правда?.
Он. Хватит!
Триппер. Титавх! – это практически «пиздец» на языке кереков!
Он. Хватит!
В этот момент в комнату заходит Приятель. Он слышит крик, видит, что кроме героя в комнате никого нет, и тогда будит его. Под шумок ехидная фигура Триппера покидает сцену.
Приятель. Эй! Просыпайся, шизик…
Он. А!.. Я не сплю… не сплю.
Приятель. Залезть бы тебе голову и узнать, что за сны тебе снятся.
Он. Лучше тебе не знать.
Приятель. Как жизнь?
Он. А что, не видно?
Приятель. Так, давай без негатива! ... Я, кстати, тебе книжки принёс… те, что ты просил.
Он. Спасибо... Извини, я не в духе. Да и сон такой приснился…
Приятель. Ты мне тоже на днях снился – лежишь на больничной койке и улыбаешься… как-то неестественно так. Проснулся, думаю: бред какой, надо запретить сыну фильмы ужасов смотреть.
Он: А чем сон закончился?
Приятель. Да ни чем, говорю же, проснулся. (Пауза) Хотел с тобой поговорить… Все переживают за тебя.
Он. Чего за меня переживать, за меня уже скоро пить можно будет: 9 дней, 40 дней…
Приятель(перебивая). То и переживать: тебе надо в больнице лежать и лекарства принимать, в таком состоянии, а ты вместо этого наркоту жрёшь и думаешь о своей дурацкой книге.

Он. Не лечи меня, ты же знаешь, что я даже врачам этого не позволяю.
Приятель. Так я про это с тобой сейчас и разговариваю, идиот! Вообще слушать никого не хочешь. Откуда эта твёрдолобость?! Что с тобой?!
Он. А ты не понимаешь?! Просто мне насрать на тех, кто за меня переживает. И на тебя насрать… Мне даже на себя теперь насрать. Впервые в жизни мне насрать на всё. И не от того, что я такой плохой, что никого не люблю и себя не хочу спасти, а от того, что не верю… Просто не верю, что кто-то способен справиться с той штукой, которая живет у меня в голове.
Приятель. Но справляются же! Ты даже попробовать не хочешь. Я с врачом разговаривал, он сказал, то, что ты делаешь – идиотизм… сумасшествие… безумие…
Он. И на него насрать. (Короткая пауза) Так ты ничего и не понял.
Приятель. А ты всё прекрасно понимаешь!
Он. Не хочу больше с тобой разговаривать. Спасибо, что навестил.
Приятель. Ты совсем с головой в конфликте?
Он. У меня в ней рак живёт.
Приятель. Что ты заладил!
Он. Вон, я сказал! Что непонятного?!
Приятель. Да всё понятно. Раньше ты был просто говнюком… (накидывая куртку), а теперь стал еще и нервным… До свидания, мой милый друг.
Приятель выходит из помещения. По пути к выходу он оглядывается, но не встречается взглядом с Ним – тот смотрит в одну точку на стене.


Сцена 4
Он садится за печатную машинку.

Он: Нервный говнюк, до свидания милый мой друг –какой у него слог чудесный, а тратит его попусту. (Пауза) Нет, не так… Рак, бамбук и метастазы – вы милейшие друзья, отчего бы вам не дать мне грамм крутого гашиша… Господи, что я пишу?!
Прогулочным шагом, кушая яблоко, по сцене бредёт Раковая опухоль, за ней, словно на поводке, плетётся Сознание.
Рак: То и пишешь… Ещё чуть-чуть и напишешь мне оду… Эх, малыш… (бросает огрызок в голову героя)
Он: Не так! Ты не друг мне – ты зараза!
Раковая опухоль: Ишь, как заговорил.
Сознание: Зачем вы так с ним?
Раковая Опухоль: Я так со всеми: и с ним, и с тобой… Пройдет время, будет ещё кто-нибудь…
Сознание: И с ним вы поступите так же, я знаю. Вы лишены чувства жалости, сострадания. Но почему? Кто создал вас таким убогим?
Раковая Опухоль: Убогим? (Смотрит вверх) Нет, убогий это ты. А ну-ка, встань в позу.
Сознание: Почему сразу в позу?
Раковая опухоль: В позу, я сказал!
Сознание наклоняется, и ей на голову с треском обрушивается фофан.
Он: А-а-а!
Раковая Опухоль: В-о-о-т, вот кто убогие. Ты да он (ухмыляется).
Сознание: Мне вас жаль. Вы – нарцисс, а все нарциссы заканчивают плохо.
Раковая Опухоль: Опять ты ничего не понял. Я и не стремлюсь закончить хорошо, я просто заканчиваю… тобой начатое дело. Когда ты слаб, я зарождаюсь. А когда я рождаюсь, ты становишься слабее… Все прямо пропорционально.
Он: Апчхи…
Раковая Опухоль: Видишь, даже этот понимает. Неосознанно. Без тебя, но понимает.
Сознание: Это вы ничего не понимаете! Вы закончите плохо!
Раковая Опухоль: Тсс, истеричка, остынь. Чего ты развопился, я верю в реинкарнацию опухолей и поэтому плохого конца не боюсь. А ты мне сейчас напоминаешь то, чем стала интеллигенция в СССР. Поэтому становись в позу и я буду делать то, что делали с такими как ты на протяжении всего советского периода.
Сознание: Не встану.
Раковая Опухоль: Становись давай.
Сознание: Сначала извинитесь.
Раковая Опухоль: Извини… А за что я должен просить прощения? В позу, было сказано!
Он перестаёт печатать на машинке и, начав что-то судорожно искать, опустошает содержимое тумбочек и шкафов.
Он: Ну, где же?!
Раковая Опухоль: Там же где и было, дурень. Может, не найдёт?
Раковая Опухоль достаёт из кармана очередной огрызок и кидает им в героя – тот хватается за голову.
Раковая Опухоль: Сообрази быстро что-нибудь, пока он отвлёкся!
Он: А, вот ты где.
Раковая Опухоль: Ну вот.
Появляется Наркотик.
Наркотик: Опять этот жирный тут!
Раковая Опухоль: Апчхи…
Наркотик: Знаю, что у тебя на меня аллергия. Прости, забыл, как там тебя?
Раковая Опухоль: Раковаапчхи…
Наркотик: Часто всё забываю, но твоё имя не забуду никогда, Раковапча.
Раковая Опухоль: Апчхи…
Наркотик: С тобой невозможно общаться. Подожди… (кричит в сторону) Верёвку не забудь!
Появляется Подсознание.
Подсознание: Не забываю я ничего – не надо валить с больной головы не здоровую.
Раковая опухоль, пятясь, удаляется.
Наркотик: Я уж заждался. Верёвку взял?
Подсознание: Пять раз сказал – взял!
Наркотик: Давай тогда, чтоб без посторонних… Жирный уже слинял, этот остался...
Сознание: Ну, что вы, господа…
Наркотик вместе с Подсознанием вяжут по рукам и ногам Сознание. Тот сопротивляется, но тщетно. Они связывают его, выносят и вскоре возвращаются.
Наркотик: Теперь можно и поговорить.
Подсознание: Говно дела. Жирный правит, этот ему подчиняется, мы не в процессе.
Наркотик: Не трясись, сразу панику поднимаешь.
Подсознание: Не паниковать?! Ты видел, что он с Сознанием делает? Понимаешь, чем всё это закончится?
Наркотик: Не видел, не понимаю – только что пришёл.
Подсознание: И не догадываешься? (Пауза) Что ты молчишь?
Наркотик: Догадываюсь.
Подсознание: Кончай дурочка валять. Когда не станет Его, не станет и тебя… и меня не станет. А Жирному не важно, он в реинкарнацию верит.
Наркотик: Придумал
Подсознание: Не надо ничего придумывать, у меня уже есть готовый план... Что ты придумал?
Наркотик: Посмотри на небо. С чем оно у тебя ассоциируется?
Подсознание: Это потолок. Не отвлекайся, а то забудешь, что придумал.
Наркотик: Ничего я не придумывал, чуть-что, сразу я придумал.
Подсознание: Ты хотел что-то предложить…
Наркотик: А, ну да... Пускай он напишет картину и в ней…
Подсознание: Какую картину? Он писатель, а нам надо жопу свою спасать! Нужно ему внушить, передать, убедить, что единственное спасение – это мой план.
Наркотик: У тебя есть план?
Подсознание: Да ты не просто забывчив, ты ещё и придурковат слегонца. План есть и он таков: ночью, когда мы останемся с Жирным наедине…
Наркотик: А книга?
Подсознание: Понятно, не хочешь слушать. Я пошёл.
Наркотик: Куда ты пошёл? Подожди, без тебя неинтересно…
Подсознание: Пойдём, на ходу ты, похоже, лучше воспринимаешь…
Они уходят.


Сцена 5
Продолжительный звонок в дверь. Он идёт, чтобы открыть, но по пути встречает взволнованного Приятеля.
Приятель: Я думал ты уже того. (Короткая пауза) Хорошо, хоть дверь была открыта.
Он: А, это ты. Как дела? (Короткая пауза) Рад тебя видеть.
Приятель: Ого, мы сегодня в хорошем настроении. Рад видеть тебя таким.
Он: Хотел извиниться за прошлый раз…
Приятель: Не парься, я всё понимаю. Иначе меня бы здесь не было.
Он: Спасибо.
Приятель: Что это ты такой милый сегодня?
Он: Не нуди. Чай будешь?
Приятель: От чая никогда не отказываюсь. Лучше рассказывай, чего ты там придумал. По телефону ты бред нёс какой-то: деревня, природа, уезжаю… Вот так примерно свою мысль передал… писатель.
Он: Слышал когда-нибудь про просветление?
Приятель: О! Ну, и как прошло? Без осложнений? Надо поискать среди знакомых хорошего психиатра, а то тебе, похоже, не тех специалистов подсовывают.
Он: Менингит ты ходячий, послушай… Это был сон, и в то же время как бы явь… Это была явь и в то же время…
Приятель: …Сон. Понимаю. Сон наяву – это так называется. Интересно… игры подсознания в больном теле.
Он: Скорее в больной голове.
Приятель: Не важно. И что во сне?
Он: Ничего… в этом и суть. Не было там ничего. Был только я, и мне было хорошо, а всё остальное незначительно… его попросту не было.
Приятель: А деревня, природа?..
Он: Была деревня, была природа, но это всё на втором плане. А на первом я был один, ничего не болело, я писал, и мне было хорошо.
Приятель: Значит и без деревни может быть хорошо, если всё настолько незначительно? Можно ведь и без второго плана… Или нельзя?.. Или «вся наша жизнь игра», а я ничего не понимаю в искусстве?
Он: Я сегодня вечером уезжаю.
Приятель: И чемоданы собрал?
Он: Зачем мне чемоданы?
Приятель: А зачем тебе уезжать?
Он: Я тебя позвал… попрощаться.
Приятель: Ну, прощай. Допишешь книгу, обязательно дай знать… Не знаю, что тебе ещё сказать… Делай как знаешь, я тут тебе не советчик.
Он: Удачи пожелай.
Приятель: А в чём она для тебя заключается?
Он: Успеть…
Приятель: Тогда удачи…
Он: Спасибо. Прощай.

Сцена 6
Раковая опухоль в одиночестве.
Раковая Опухоль: То, что создала природа, является совершенным по своему определению. Если убрать у человека одну почку, то это ничего не изменит… херня…. Природа создала человека с двумя почками, и никакая эта не оплошность. Значит, у человека и должно быть две почки. Не просто мужчина так подходит женщине, а женщина мужчине… даже по физиологии. Потому что именно так и придумала природа, потому что именно так всё и должно быть.
Природа создала меня… Природа ничего не делает и, уж тем более, не создаёт просто так. И здесь я являюсь её частицей, такой же, как солнце, такой же, как Северно-ледовитый океан. Такой же, а может и важнее… И я нахожусь здесь отнюдь не из-за того, что кто-то этого захотел – драматург или неприятель этого бедолаги. Нет, так захотела именно она. Она – мать-природа.
Говорят, что самые гениальные творения написаны неизлечимо больными авторами. Ну, что же, у него осталось не так много времени. Пускай пишет, среди заболеваний тоже встречаются знаменитости. Вот, например, напишет он что-то грандиозное, а потом будут говорить, что этот знаменитый писатель умер от меня. И что, возможно, без меня он бы этого не написал… Его имя, конечно, останется на слуху в определенных кругах, а моё знают и будут знать все – от мала до велика. Я навсегда останусь четвёртой строкой в графе: фамилия, имя, отчество!
Пауза.
И кто-то вот там подсказывает: «И в генах вроде нет… никто не болел… до шестого колена точно… веду здоровый образ жизни… не курю… как говориться, «пока рак на горе не свистнет!».
А я не умею свистеть… фсс… фп… фпс… фсс… не умею. Зато умею расстраивать, беспокоить, сводить с ума, разрушать семьи… Умею заставлять плакать, рыдать, ненавидеть, трястись от страха, терять веру в бога и вообще во все... Вот это я умею… Вот это по мне... А свистеть… нет, это не для меня.


Сцена 7
Он и Приятель, лёжа в разных кроватях.
Он: Очень хочется спать. Вспоминаешь мультики, где между веками вставляли спички и тогда глаза не закрывались. Вспоминаешь… И то, что вспоминаешь, отчётливо стоит перед глазами. Игры воображения. Игры в облачка на крыше дома. Вспоминаешь и воображаешь. Так хорошо… Так сладко сейчас засыпать… И вот уже тебя несёт неизвестно куда…
Я очень люблю этот тоннель, он бесконечен. Он ничем не хуже вселенной… по крайней мере у меня в голове… А каким бы был этот тоннель, если бы тебе сказали, что ты засыпаешь в последний раз?
Пауза
Очень не хочу сейчас засыпать. Я бы сейчас отдал всё, что у меня есть… даже свою книгу… чтобы мне не пришлось сейчас засыпать… Другую бы написал…
Приятель: Мысли… всегда мешают уснуть… А если успел задуматься над тем, что у тебя не получается? (Короткая пауза) Считай овец, этой ночью тебе ещё долго не удастся уснуть. Сегодня полнолуние… а он рак. Ракам всегда сложно уснуть в полнолуние. Но может не сегодня… может именно этой ночью, он будет спать спокойно… Брысь, брысь, глупые мысли. Мысли от которых сложно избавиться и которые так мешают… Как заснуть? Если не усну до рассвета – труба. Хоть начинай пересчитывать избитых овечек. А они знают вообще, осознают, что их образ используют как средство от бессонницы? Не важно. У меня на этот случай есть свой подход, своя стратегия…
Ты прорисовываешь рисунок, ты воображаешь его. Сначала заставляешь себя увидеть его. Увидеть просто рисунок… птицы, например… Затем эта птица начинает двигаться, она оживает, парит. Сначала в небе, потом… как в старой анимации. Все же в детстве делали мультики у себя в школьных тетрадях. А в общих тетрадях эти мультики получались особенно хорошими. Тот же принцип. Всё начинается с одной лишь картинки. А затем, листая тетрадь, птица начинает парить… Воображение не школьная тетрадка, и очень скоро фон начинает меняться. Птица пролетает над водопадом… Красивый водопад. Миллиарды частичек воды словно мысли, которые падают в бездну… бездну сознания. Урчащие горные ручейки… И вот уже… уже завтра нужно заплатить за квартиру, позвонить по поводу работы… мысли… мысли… Пошёл курить…
Он, засыпая, бормочет.
Он: Посплю совсем недолго, буквально несколько часиков… и проснусь… А если не проснусь? Проснусь, обязательно проснусь…

Сцена 8
На сцене царит хаос, напоминающий слэм – классический танец панков.
Подсознание: Я ближе всех к Душе. Душа!
Сознание: Душа! Ты где?!
Раковая Опухоль: Ты где, Душа?!
Наркотик: Душа, пора переезжать!
Раковая Опухоль: Ну, я же говорил, со мной сравниться может только Бог!
Наркотик: Кусок говна!
Сознание: Ты понял, кстати, кто она?
Подсознание: Душа?
Сознание: Да, да. Стара душа, иль молода?
Подсознание: Не знаю, таких не видел я.
Раковая Опухоль: И не увидишь. Таких одна на миллион.
Наркотик: Тебе конец, говнюк! С Душой придёт и твой конец!

Подсознание: Скажи тогда! Кто есть она?
Сознание: Она особенного цвета?
Раковая Опухоль: Индиго.
Сознание: Тихо, тихо…
Подсознание: Вот это да, живёшь, не зная в ком живёшь.
Раковая Опухоль: А ты живёшь?
Наркотик: А ты всё знаешь?
Раковая Опухоль: Природа создала меня. Я знаю больше многих.
Наркотик: Фанатик херов, натуралист! Ты знаешь только то, что хочешь знать. Откуда знать тебе, жиртрест?
Сознание: Ты видишь свет?
Наркотик: Нет, нет!
Раковая Опухоль: Да, да. Пора…
Подсознание: Душа?
Раковая Опухоль: Это она!
Сознание: Душа!
Наркотик: Душа…
Вспышка света. Темнота. Из её глубины доносится звук грифельного карандаша и голос Приятеля.
Приятель: Ты меня конечно предупредил, что уезжаешь, но я не понял тогда, что вижу тебя в последний раз. Это ощущение незаконченного разговора так и витает теперь в моей голове, так и витает в твоей квартире… везде витает… Долго я ждал какой-нибудь весточки от тебя… Она пришла… Испытывая новогоднее счастье ребёнка, разрываю ее… Там книга… Я счастлив, ты дописал. Ищу письмо, диск, дискету, хоть какой-нибудь носитель информации…
Ты не дал даже обратного адреса… И вот я сижу, произношу вслух эти слова и просто чирикаю карандашом у себя в блокноте. Просто издаю звуки грифельного карандаша. Я не знаю какой антенной ты должен воспользоваться чтобы воспринять этот сигнал. Но, я говорю не в пустоту сейчас. Точно не в пустоту…

Надеюсь у тебя всё хорошо. Зная тебя, если бы было по-другому, ты бы уже вернулся. Если уезжает друг или просто близкий человек, и от него долго нет никакой весточки, можно расслабиться: это означает, что у него всё хорошо. А когда случится что-то плохое, тебе обязательно позвонят. Ну конечно, ты ведь друг, приятель, близкий человек…


Знаю, тебя волнует как восприняли книгу… Я беру свои слова обратно… «Она прекрасна» – это слова издателя, я присоединяюсь к ним. Извини, что называл её дурацкой. Теперь я понимаю, почему ты так злился.
Чёрт! Это как разговаривать по телефону, когда слышно только тебя. В любой момент связь может оборваться, а ты будешь продолжать что-то рассказывать, шутить, смеяться над собой, пока не поймёшь что ты уже полчаса общаешься с куском пластмассы, сделанным в Китае… Слышишь? Ты слышишь меня?
Его голос в телефонном звучании.
Он: Слышу я всё. Не кричи. Это как по телефону, когда тебя не слышно, а тебе что-то рассказывают на том конце, смеются. А ты думаешь, хоть бы связь не прекратилась, хоть бы ты поговорил ещё немного…
Конец








Доказательство истинности любого призвания — любовь к тяжелой работе, которой оно требует. Логан Пирсолл Смит
ещё >>