Их встреча - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Код тура ukr902 630099, Новосибирск, Коммунистическая,77, о 1 72.76kb.
Код тура ukr903 630099, Новосибирск, Коммунистическая,77, о 1 62.38kb.
Встреча на эльбе 1 13.65kb.
Встреча поколений «Этот праздник со слезами на глазах» 1 198.3kb.
В минпромторге рт прошла встреча с послом Мексики 1 26.53kb.
В минпромторге рт прошла встреча с чешской делегацией 1 25.79kb.
Молодёжный вестник 1 82.76kb.
"Ах, этот вальса звук прелестный " Встреча в музыкальной гостиной... 1 46.32kb.
Вотчину Деда Мороза. Театрализованная встреча группы с самим белобородым... 1 34.78kb.
«Новый мир» в гостях у лицеистов 1 11.17kb.
Где часовня стояла 1 9.17kb.
Викторина по сказкам Г. Х. Андерсена действующие лица ведущий 1 72.39kb.
Андерс Рослунд Бёрге Хелльстрём Возмездие Эдварда Финнигана Эверт... 16 4385.16kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Их встреча - страница №2/5

Глава 4 Тень
Нарцисса вышла проводить Стефанию, с которой у них нашлось на удивление много общего, учитывая, что одна из них маггла, а вторая чистокровная волшебница. Женщины весь вечер провели вместе, разговаривая сначала на отдаленные темы: погода, политика, мода, а потом перешли на дом и сыновей. Блондинка была рада найти понимающую ее материнские тревоги собеседницу, а шатенка подумала, что этот Драко сможет подружиться с ее Гарри, если конечно они встретятся, а то ее сынок пропал, да и Малфой-младший тоже не показывался. Обе дамы стояли на лестнице и обсуждали гостей, когда позади них возник Люциус.

- Дамы, - поприветствовал он их.

- Люциус, что-то вас было не видно весь вечер, - улыбнулась леди Найт.

- Простите великодушно, Стефания, что не уделил вам должного внимания, - мужчина выглядел как всегда благодушным, однако, в его серых глазах блестело беспокойство, поэтому его гостья решила удалиться, оставив супругов одних.

- Ничего страшного, Люциус, - улыбнулась Стефания. – Спасибо за прекрасный вечер, Нарцисса, Люциус, но мне уже пора.

- Конечно, - маг кивнул и еще раз поцеловал руку дамы.

- Будем рады снова тебя увидеть в Малфой-мэноре, Стефания, - произнесла леди Малфой.

- С удовольствием, Нарцисса, - и леди Найт развернулась, начав медленно спускаться по ступеням к своему лимузину.

Внутри машины ее уже давно ждал Гарри, успевший ускользнуть из зала самым первым, он лежал на сидении и читал учебник по тригонометрии. Когда его мать села на противоположное сидение, парень опустил книгу и с любопытством взглянул на нее.

- Чего ты на меня так смотришь? – спросила Стефания подозрительно.

- Ничего, просто ты в первый раз так долго общалась с одним человеком на приеме, - пожал плечами юноша. – И даже позабыла о самом лорде.

- Эта Нарцисса умная и интересная женщина, - ответила леди Найт, сдержавшись и не сказав вторую часть этого предложения.

- Не то что эти дуры, помешанные на мужчинах и тряпках, - закончил за нее сын.

- Точно, - рассмеялась Стефания. – А что делал ты?

- Постоял в сторонке, попил шампанского, как обычно, - неохотно отозвался он.

- Понятно. Кстати, удивительно, что Драко Малфоя не было на приеме.

- Он в середине вечера спустился к отцу, и потом они вместе поспешно поднялись наверх, - произнес Гарри, уткнувшись в учебник.

Стефания, как раз вынимающая заколки из волос, замерла и подозрительно посмотрела на сына, который с абсолютно невозмутимым видом читал книгу.

- Гарри, ты что-то знаешь об этом? – уточнила женщина.

- Может быть да, может быть нет, - неясно отозвался он.

- Дома поговорим, - сказала она, продолжая распускать волосы.

Тем временем Нарцисса и Люциус поднялись в гостиную с камином. Мужчина уже все рассказал своей жене, и теперь она хотела вызвать своего кузена, который все еще продолжал заниматься аврорской деятельностью. Блондинка кинул в огонь горстку Летучего пороха и вошла в зеленок пламя, громко сказав:

- Министерство магии, Аврорат.

Сириус сидел в своем кабинете и перебирал бумаги по делу, которое ему только сегодня поучил Грюм. Неожиданно в его кабине вспыхнул изумрудный огонь, и оттуда вышла Нарцисса, одетая в шикарное платье, но без привычной мантии. Мужчина удивленно уставился на кузину.

- Добрый вечер, Сириус, - женщина улыбнулась и подошла ближе к столу.

- Нарцисса, чем обязан твоему визиту? – маг вежливо спросил, однако, в по его голосу было видно, что ему далеко не приятно видеть ее у себя в кабинете.

- У Люциуса проблемы, - не стала тянуть волшебница.

- У него со всем Авроратом проблемы, - пожал плечами Блэк.

- В этот раз все немного иначе, у Люциуса украли один магический артефакт, поэтому нам нужна твоя помощь, - Нарцисса посмотрела прямо в глаза кузена.

- Я не буду искать темномагический артефакт, так что прости, ничем не могу помочь, - Сириус пожал плечами и вернулся к бумагам.

- О, я уверена, что эту вещицу ты захочешь отыскать, потому что Люциус купил ее для меня, а я хотела отдать ее тебе, - леди Малфой немного улыбнулась.

- И что же это? – спросил устало аврор.

- Медальон Годрика Гриффиндора, принадлежавший когда-то Джеймсу Поттеру, а после утерянный, - ответила Нарцисса. – Совсем недавно его нашли магглы, и моему мужу пришлось отдать приличную сумму за эту безделушку, но сегодня ночью его похитили.

- Что?! – Сириус вскочил на ноги, удивленно смотря на кузину.

- Поэтому мы решили обратиться к тому, кто может действительно нам помочь, ведь у тебя также есть своя цель в поиске этого медальона. Как нам с тобой известно, этот артефакт также может найти своего истинного владельца, которым после смерти Джеймса стал Гарри Поттер. Так что если ты все еще хочешь найти крестника, то тебе следует отыскать медальон.

Нарцисса взглянула на взволнованного Сириуса, женщина знала, что его слабое место – это его крестник Гарри Поттер. Как только Блэка освободили из тюрьмы, узнав, что это не он был Хранителем Тайны Поттеров, а Петигрю, ранее пойманный Роном Уизли, то он сразу же отправился на поиски мальчика, однако, его постигла та же неудача, что и Дамблдора ранее, тогда маг пришел к директору Хогвартса. Никто достоверно не знает, что там произошло в кабинете, но грохот был такой, словно Волдеморт напал на школу. После этого разговора Сириус разорвал практически все связи с Дамблдором, а когда Орден Феникса возродился и попросил позволить сделать штаб на Гриммуальд-Плейс, то Сириус, не очень выбирая выражения, послал их всех и заявил, что пока старик не найдет Гарри, то им не о чем говорить. После этот Блэк вернулся в Аврорат по просьбе Грюма и продолжил работу аврора, но уже был былого энтузиазма, который он растерял за годы в Азкабане.

- Так ты займешься этим? – спросила Нарцисса.

- Да, - кивнул Сириус.

- Тогда собирайся, Люциус уже ждет нас, - женщина поднялась со стула и подошла к камину.

Блэк засуетился, вытаскивая свою мантию из-под кипы бумаг, а затем запихивая волшебную палочку в карман мантии.

- Малфой-мэнор, - Нарцисса кинула горсть Летучего пороха в камин и исчезла в зеленом пламени, охватившем ее фигуру.

За ней последовал и Сириус. Мужчина переместился в гостиную поместья Малфоев, где его уже ждала кузина и ее муж с надменным выражением лица. Но это все мало волновало аврора, поэтому Люциус сразу же проводил его в свой кабинет, дав тому свободу действий. Драко встал позади родителей, наблюдая за действиями Блэка. А сам Сириус наложил несколько специальных заклинаний, проверяя, был ли здесь на самом деле артефакт, а также как давно он исчез, но магического следа медальона не было, впрочем, мужчина не сильно надеялся на это.

Снизу донесся звон, и Нарцисса поспешила туда. Через несколько минут она вернулась и прошептала что-то мужу, тот кивнул.

- Блэк, тут приехала маггловская полиция, так что веди себя прилично, - произнес Малфой-старший, смотря на родственника своей жены.

- Зачем ты их вызвал? – удивился аврор.

- Потому что вор явно был магглом, - фыркнул блондин.

- И с чего ты это взял? – поинтересовался иронично брюнет.

- Он использовал маггловское снаряжение, - произнес Драко.

- Добрый вечер, господа, - их спор прервал низкий хрипловатый голос.

Все трое магов обернулись и уставились на прервавшего их. Это оказался невысокий, плотный мужчина лет сорока в сером пальто и с сигаретой в зубах. Нарцисса недовольно косилась на него, но ничего не говорила.

- Добрый вечер, - отозвался Малфой-старший.

- Я Эдвард Стратфорд, детектив, - произнес незнакомец.

- Люциус Малфой, а это мой сын Драко, жена Нарцисса и кузен моей жены Сириус Блэк, - представил всех собравшихся хозяин поместья.

- И что же у вас произошло? – детектив заинтересованно огляделся.

- Кража, - кратко ответил Люциус.

А затем все ни прошли в кабинет, маги остались у двери, а маггл прошел к окну, внимательно осмотрел его, что-то записал к себе в блокнот, затем тщательно осмотрел дубовый стол, чуть ли не обнюхивая его, Люциус заметил, что это гораздо лучше получилось бы у Блэка, но Сириус сдержался и ничего не ответил блондину, однако запомнил, собираясь потом придумать какую-нибудь небольшую месть, все-таки Мародер единожды, Мародер навсегда. Тем временем Эдвард стал о чем-то расспрашивать Драко, который рассказал ему о своей встрече с вором, упустив только магический аспект.

- А этот вор ничего не оставил? – спросил задумчиво Стратфорд.

- Только это, - Люциус протянул магглу карточку.

Тот осторожно взял ее, но, увидев изображение на ней, по его лицу расползлось удивление. Маги переглянулись, недоуменно смотря на детектива.

- Что-то не так? – спросил Сириус, не выдержав.

- Скажу одно, этот медальон вы скорее всего больше никогда не увидите, - заявил неожиданно Эдвард, поднимая глаза на хозяев.

- Почему? – не понял аврор.

- Вы, наверное, не знаете, но преступный мир Лондона очень разнообразен, и там, также как и в законопослушном обществе, есть свои классы. Самая развитая иерархия у воровской братии. Нам известно, что среди них есть Элита, которая состоит из высококлассных воров с многолетним стажем, которых признали остальные преступники. Они лучшие из лучших, и поймать хотя бы одного из них практически невозможно. Также каждый вор из Элиты имеет свой знак, который всегда оставляет на месте преступления, чтобы более низшие воры даже не думали искать его добычу. Нам известны почти все они, однако, есть среди этой Элиты и несколько таких, лиц которых никто не знает.

- И при чем тут все это? – поинтересовался Люциус.

- Этот знак, - детектив приподнял карточку, - принадлежит вору из Элиты, это молодой неуловимый вор, которого прозвали Тень, на его счету уже много ограблений, однако, он очень редко работает в частных домах. Этот Тень появился примерно года два назад и сразу же завевал себе место в кругу Элиты. Также нам известно, что его учителем была сама Пантера, воровка экстра-класса, которая известна своим громким ограблением Лувра одиннадцать лет назад, на ее карточке нарисована черная кошка, стоящая на краю крыши, - ответил маггл.

- То есть вы хотите сказать, что нас ограбил какой-то воришка, которого вы не в состоянии поймать? – уточнил Малфой-старший.

- Вы не совсем поняли, мистер Малфой, - возразил Эдвард.

- Лорд Малфой, - холодно исправил его маг.

- Прощу прощения, лорд Малфой, но Тень не какой-то там воришка, он лучший из лучших, он превзошел своего учителя и его уважает весь преступный мир. Насколько нам известно, то даже обычные воры-одиночки признали Тень лучшим, - произнес детектив.

- А вам откуда столько известно о преступном мире? – поинтересовался Сириус.

- У меня, мистер Блэк, есть свои информаторы среди них, поэтому я знаю намного больше о событиях в преступном мире, нежели мои остальные коллеги. Я советую вам забыть об этой краже, все равно никто не сможет отыскать вора из Элиты, а тем более Тень, - посоветовал Стратфорд.

- Нет ничего невозможного, - заявил прохладно Люциус.

- Мне пора, - произнес детектив. – Мои коллеги ищут Тень уже почти два года, но так ничего о нем и не нашли, он никогда не оставляет следов, только свою карточку. Я свяжусь с вами, если хоть что-нибудь узнаю.

- Прекрасно, - кивнул Малфой-старший.

Нарцисса проводила детектива к выходу, а затем вернулась в кабинет мужа, где он уже занял свое кресло, а Драко и Сириус расположились на диванчике. Женщина присела в кресло напротив своего сына и кузена.

- Блэк, ты займешься этим делом? – спросил спокойно Люциус.

- Да, - отозвался второй мужчина. – Только мне нужно изображение медальона, я почти не помню, как он выглядит.

- Драко нарисует, - ответил старший блондин.

Юноша кинул гневный взгляд на отца, он не очень любил, когда его родитель так делал, но прекрасно понимал, что сейчас лучше не нарываться, Люциус и так раздражен, а если слизеринец будет лезть со своими упреками, то может схлопотать Силенцио или Ступефай, а то и еще чего похуже. Сириус взглянул на помрачневшего племянника и решил, что сегодня лучше не просить его об этом.

- Можешь придти завтра, Блэк, - произнес холодно Драко.

- Хорошо, - кивнул аврор. – Мне пора, до завтра.

С этими словами мужчина покинул комнату и отправился в гостиную, где через камин вернулся в свой кабинет и стал разбирать бумажные завалы с чуть большим энтузиазмом, ведь теперь у него есть надежда, хоть маленькая и еще не разгоревшаяся в большое пламя, но все же она есть. Таким радостным его и застал Ремус Люпин, вернувшийся с очередной встречи всех стай оборотней Англии, куда его отправил Дамблдор.

- Сириус, привет, - произнес Люпин, понаблюдав немного за другом.

- Привет, Лунатик, - улыбнулся Блэк.

- Случилось что-то хорошее? – поинтересовался Ремус.

- Надеюсь, что это так, - произнес Сириус, продолжая улыбаться.

В тоже время в поместье Найтов Гарри лежал в своей комнате на кровати и, почесывая Кота за ухом, рассматривал небольшой круглый медальон, на котором был изображен лев с изумрудами вместо глаз, окруженный пламенем, и надпись, на которой этот самый лев стоял – «Гриффиндор». Этот странный медальон казался смутно знакомым юноше, и даже что-то похожее начало всплывать в памяти, но неожиданно открылась дверь, и ощущения пропало, ровно как и образ в голове парня.

- Гарри, - в комнату вошла Стефания.

- Чего? – парень обернулся.

Женщина фыркнула и, пройдя к кровати, уселась на нее, бесцеремонно подвинув сына и отобрав у него медальон. Она приподняла его вверх и стала внимательно рассматривать, наблюдая, как свет отражается в изумрудных глазах льва. Никакой особой ценности этот медальон не представлял, но Гарри, увидевший его около двух недель назад, все время бредил им, поэтому Стефания узнала, кто выкупил его.

- И что в нем такого особенного? – спросила женщина у сына.

- Не знаю, - пожал плечами юноша.

- Тогда зачем он тебе? – поинтересовалась она.

- И этого не знаю, но чувствую, что он должен быть у меня, - отозвался Гарри.

- Ладно, - Стефания просто отдала медальон сыну, понимая, что эта вещица нужна ему куда больше, чем он хочет показать. – Кстати, тебя никто не видел?

- Эм… - юноша смутился.

- Гарри? – у женщины сузились глаза.

- Ну, как тебе сказать, - протянул юный Найт. – Младший блондин меня заметил, когда я уходил, пришлось его припугнуть слегка.

- Гарри! – возмутилась Стефания.

- Я всего лишь оставил карточку, а пока этот парень отвлекся, я ушел. Ничего страшного не произошло, я был в маске, было темно, и он меня точно не видел, - быстро проговорил Гарри.

- Это не оправдание, - покачала головой леди Найт. – Ты должен быть аккуратнее. К тому же я хочу подружиться с ними, поэтому мы будем часто видеться с ними, и если их сын узнает тебя…

- Мама, не волнуйся, - Гарри взял женщину за руку. – Он там вообще случайно оказался, думаю, он не хотел спускаться к гостям и прогуливался по коридорам. Кстати, этот Малфой старомоден, он до сих пор пишет пером и чернилами, я у него ни одной ручки не видел. И вообще, что-то странное там творится: они сказали, что та часть дома закрыта на ремонт, однако, там ничего подобного не происходит.

- Я согласна с тобой, у них в доме нет вообще никакой техники, даже простого телефона, зато есть совятня, - произнесла Стефания.

- Совятня? – изумленно переспросил юноша. – Они точно с приветом.

- Ну, не без странностей, конечно, и все-таки все не так плохо, - рассмеялась леди Найт.

- Кстати, мам, что там с твоим делом? – поинтересовался Гарри.

- Рауль как раз занимается поиском информации, - хмыкнула женщина.

- Думаю, он рад работать с самой Пантерой, - заявил парень ухмыляясь.

- Он толковый парень, только вот зря он подался в воровской мир, там ему не преуспеть, он слишком доверчив, - задумчиво отозвалась Стефания.

- Все мы рано или поздно теряем эту доверчивость, - хмыкнул Гарри.

- Да уж, - вздохнула она. - Так, я пошла спать, у меня завтра важное совещание с советом директоров, похоже, эти старикашки опять решили что-то за моей спиной замутить.

- Мне их заранее жаль.

- А мне нет, нечего интриги плести, это мое дело.

- Спокойной ночи, мама, - Гарри снова растянулся поперек кровати, когда женщина встала.

- Спокойной ночи, малыш, - Стефания нагнулась и поцеловала сына в лоб, а потом вышла из комнаты, оставив парня наедине со своими мыслями.

Через несколько минут после ухода матери Гарри снова поднял над собой медальон и посмотрел на него. Ничего особо красивого в нем не было, сильно дорогим он тоже не являлся, оригинальным узором не отличался, со времен Ричарда Львиное Сердце многие стали использовать образ льва для обозначения храбрости. Что было такого в этом медальоне, что ради него Гарри полез в дом, даже не разработав никакого запасного плана или даже основного, ведь обычно он долго планировал все свои дела, ведь в воровском деле главное – не попасться.

- И зачем мне оно нужно? – спросил сам у себя юноша.

Кот, лежавший рядом с хозяином, словно поняв парня, приподнял голову и посмотрел сначала на брюнета, потом на медальон и громко заурчал. Гарри отложил украшение на прикроватный столик, погладил мурлыкающего кота и забрался под одеяло. Сейчас можно уже расслабиться и спокойно поспать, позабыв обо всех странностях этих Малфоев. И вообще, какое ему дело до этой семейки? Его мать общалась со многими, но его это не трогало, и этот случай не был исключением. Или все-таки был?

Драко Малфой лежал на кровати, задернув полог и размышлял о произошедшем. Как кто-то смог пробраться к ним в дом и украсть магический артефакт? Это было почти абсурдно, ведь все в магическом мире знали, что это чистое самоубийство. Но в маггловском мире семья Малфоев не имела такой репутации, они были малоизвестны, но их также уважали. Юноша мог понять, почему этот медальон мог понадобиться вору-магу, но вот магглу-то он зачем? Артефакт был довольно силен магически, но стоил он по маггловским меркам не так дорого. В доме Малфоев есть вещи и подороже для магглов, так почему этот Тень взял только медальон? Вот в этом и весь вопрос.

А еще слизеринца заинтересовал сам вор, ведь на вид ему было не больше, чем самому Драко, а он уже создал себе такую репутация в определенном кругу. Вероятно, этот Тень, кем бы он ни был, был весьма амбициозен и хитер. Драко закрыл глаза и попытался представить себе лицо этого вора, но ничего не получилось, так как рассмотреть его блондин не смог, зато в его сознании запечатлелись невероятные зеленые глаза, каких он еще не видел.

- Сынок, - в его комнату вошла Нарцисса.

- Да? – отозвался парень.

- Ты себя нормально чувствуешь? – спросила женщина, подходя ближе.

- Конечно, все в порядке, - кивнул Драко.

- Ладно. Завтра к нам приедут Паркинсоны, поэтому я хотела попросить быть тебя повежливее с Панси, - произнесла леди Малфой.

- С этой мопсихой? – скривился слизеринец.

- Драко, - укоризненно протянула Нарцисса.

- Хорошо, но только я не буду терпеть ее больше, чем надо, и не пытайся устроить над свидание, - парень нахмурился.

- Хорошо, - улыбнулась его мать, а потом быстро ушла.

Но Драко успел понять, что она как раз таки и задумала устроить им с Панси очередной день вдвоем, надеясь, что ее сын будет сражен чарами прекрасной девушки. Хотя сам блондин считал, что сражен он будет только в том случае, когда ослепнет, оглохнет и потеряет чувствительность, вместе со своими мозгами. Вот такой вот веселый денек ждал наследника благородного семейства Малфоев. Но никто не может предугадать, что взбредет в голову судьбе.


Глава 5 День Гарри, день Драко
Гарри потянулся и открыл глаза. Сегодня Кот не успел еще добраться до него, чтобы разбудить своим излюбленным способом при помощи когтевыпускания в определенную часть тела, причем, его любимым местом была шея. Парень еще немного повалялся, а потом поднялся с кровати и отправился в ванную. Каждое утро, каким бы холодным или дождливым оно не было, Гарри обязательно выходил на пробежку, а потом проводил в зале небольшую тренировку. Благо летом для его физических упражнений было предостаточно времени, не то что во время учебного года. Для человека с его… интересами потерять форму было равнозначно потере зрения для снайпера.

Гарри не раз и не два задумывался о своей жизни, но всегда приходил к одному и тому же выводу – он счастлив и это все, что ему нужно. Многим бы показалось, что аристократам скучно живется – все время приемы да вечеринки, никаких фамильярностей с гостями, даже если знакомы с пеленок, все время надо держать имидж – на самом деле так оно и было, просто семья Найт нашла верное средство от скуки, поэтому и жизнь у них была прекрасна.

Для общества Найты были идеальной семьей с хорошей репутацией: Стефания владела несколькими фирмами и была вполне успешна в своей деятельности, в ведении дел ей не было равной, Гарри был первым учеником самой лучшей школы Лондона. Все было прекрасно, и сами Найты поддерживали свой имидж. О них довольно часто писали в газетах, когда семейство появлялось на светских раутах, все уже почти забыли о том, что Гарри приемный ребенок. Но в реальности все было не совсем так, как представлялось общественности. Гарри и Стефания действительно были настоящей любящей семьей, только вот законопослушными гражданами они совсем не были.

Когда Стефании исполнилось пятнадцать, она сбежала из дома, потому что ей надоела такая жизнь, когда ты словно в золотой клетке у всех на виду. Девушка искала чего-то нового, необычного, непривычного, и она нашла это. Вернее, однажды она сидела в баре и у нее один мужчина стянул кошелек, и Стефания это заметила. Она выбежала за ним и потребовала вернуть вещь, тогда он предложил ей отобрать у него кошелек. Юная Найт была не робкого десятка, да к тому же в школе она увлекалась боевыми искусствами, поэтому она напала на вора, но и он оказался не неумехой. В итоге мужчина отступил и отдал ей кошелек, а потом предложил стать его ученицей. Сначала Стефания долго сомневалась, но потом приняла предложение, и такая жизнь на лезвии ножа, наполненная риском и опасностью, пришлась ей по душе. Она стала весьма удачливой и умелой воровкой с невероятной грацией, поэтому ее и прозвали Пантера. Но через несколько лет умер ее отец, и Стефании пришлось вернуться, чтобы занять полагающееся ей место в истории своей семьи. А вскоре она нашла и Гарри.

Однажды вечером, когда она вернулась с очередного дела, то застала у себя в комнате недовольного сына, который сидел в кресле и ждал ее. После небольшого скандала Стефания призналась во всем юноше, ожидая услышать упреки, но он попросил научить и его. Женщина раздумывала недолго и принялась за обучение сына ремеслу воровства. Гарри все схватывал на лету и вскоре уже смог сам заняться этим делом, а потом и получил свое прозвище – Тень. Вскоре весь преступный мир узнал о нем, и Тень вошел в Элиту, а также потом его признали лучшим из лучших. Можно даже было сказать королем воров, если бы у них был этот титул. Такая жизнь вполне устраивала Гарри, и менять ее он не собирался.

Тренировочный зал Найтов был оборудован под их специфические интересы, а точнее для тренировки и оттачивание воровских навыков. В стенах были встроены новейшие лазерные установки, которыми охранялись банковские сейфы, и если их задеть, то поднималась тревога. Также были и другие технические новинки, которыми активно пользовались люди, стараясь защититься от воров, но в данный момент Гарри ловко проходил движущиеся лазерные лучи, проскальзывая под ними или успевая проскочить между сплетениями лучей, когда в тренировочную вошла Стефания, одетая в спортивный костюм.

- Гарри, тебе звонили из школы, - крикнула она.

Парень как раз проходил через луч, когда до него донесся окрик матери, поэтому он остановился, а в следующий миг красная линия коснулась его ноги, и все погасло.

- Черт, - выругался он. – Так что ты там говорила?

- Звонила миссис Фоллен, просила тебя зайти в школу и что-то забрать, сказала, ты все сам знаешь, - повторила женщина.

- Сегодня? – задумчиво спросил юноша.

- Да, как можно скорее, - кивнула леди Найт.

- Ладно, - вздохнул Гарри.

- А что она имела в виду, милый? – поинтересовалась Стефания.

- Приду – расскажу, - туманно отозвался он, покидая комнату.

Поднявшись наверх, юный Найт достал форменный костюм своей школы, в котором привык ходить, и быстро переоделся, немного взъерошенные волосы, которые по совету матери он отрастил чуть длиннее, чтобы хоть как-то справиться с непослушной шевелюрой, он расчесал, а затем водрузил на нос очки. Хотя зрение ему исправили еще в двенадцать, сделав весьма дорогую, но действенную операцию на глазах, он продолжал носить очки, поддерживая имидж «заучки», коим его за глаза называли остальные студенты.

- Подать машину, милорд? – перед Гарри замер Дамьен.

- Не надо, пройдусь пешком, - покачал головой юноша.

- Как пожелаете, - и мужчина ушел.

Гарри знал много кратких путей до своей школы, находившейся совсем недалеко от самого центра Лондона. Юный Найт учился в школе Харроу, которая стояла первой в списке лучших учебных заведений не только Лондона, но и Англии в целом, и которая очень гордилась своими многочисленными выпускниками, ставшими видными как политическими, так и культурными деятелями. Для парня не составляло большого труда прогуляться от своего дома до своей школы, правда, на дорогу уходило много времени, зато лишняя тренировка на выносливость, ведь сегодня весь день юноша собирался посвятить физическим занятиям.

Проходя мимо детской площадки, он чуть улыбнулся, видя, как мужчина в костюме поднял на руки маленькую белокурую малышку и кружит ее, а девочка весело хохочет. Дальше он сократил путь через пустырь, где раньше стоял старый отель, но теперь его снесли. И вместо обычного часа пути, он дошел до территории своей школы всего за полчаса. Охранники без лишних вопросов пропустили его, и Гарри спокойно пошел по дорожке. На входе он заметил директрису и вежливо поздоровался с ней. Кассандра Фоллен была учительницей английского языка, она заметила в своем ученике талантливого писателя, однако, сам юноша был против такого занятия. Но женщина оказалась настойчивой и убедила Гарри написать несколько статей на совершенно разные темы, никак не связанные между собой, и потом отослала их в разные газеты под вымышленным именем. Она хотела убедить Гарри, что он крайне талантлив, а в критике у него был просто дар. Поэтому миссис Фоллен убедила юного Найта послать заявление в Оксфорд на поступление на журналистский факультет, пообещав сказать ему, как только придет ответ. Вот и пришел ответ.

- Добрый день, миссис Фоллен, - Гарри вошел в просторный светлый класс и увидел невысокую хрупкую женщину с рыжими волосами, убранными в хвост.

- Гарольд, я рада тебя видеть, - Кассандра улыбнулась своему любимому ученику, а кто бы не любил прилежного, умного и вежливого студента?

- Пришел ответ из Оксфорда? – осведомился юноша.

Женщина только кивнула.

- И что там? – поинтересовался Найт.

- Я не открывала письмо, это право принадлежит тебе, - и она дала ему толстый конверт.

Гарри мысленно фыркнул, его учительница говорила так, как будто бы это письмо означало его особую избранность. Парень разорвал конверт и вытащил из него кипу бумаг. Развернув их, он углубился в чтение и через минуту, оторвав взгляд от листа, посмотрел на взволнованную женщину, она так сильно переживала за него.

- Меня приняли, - спокойно сообщил он.

- Это же великолепно, Гарри! – и Кассандра неожиданно обняла ученика, отчего тот впал в ступор, никто никогда так не обнимал его, только мать.

- Спасибо, - смущенно пробормотал он.

- Я же говорила, у тебя все получится! – заявила миссис Фоллен.

Гарри хотел ей напомнить, что она волновалась даже больше него самого, но смолчал.

- Ты не рад? – неожиданно спросила женщина.

- Даже и не знаю. Это очень хорошая перспектива для будущего, но я не знаю, мое ли это? Возможно, стоит заняться более прибыльным занятием, - произнес Гарри.

- Гарольд! – грозно произнесла преподавательница. – Я скажу прямо и без прикрас: твоя семья достаточно богата, чтобы следующие несколько ваших поколений жили, не отказывая себе ни в чем и не работая, поэтому ты можешь и даже должен найти то, чем тебе по-настоящему захочется заниматься. Немногие могут себе это позволить, но тебе повезло.

Юный Найт удивленно воззрился на женщину, она никогда не была столь серьезной и откровенной, и прямой.

- Я подумаю над этим, - усмехнулся юноша.

Выходя из школы, Гарри все обдумывал слова своей учительницы. Ему остался последний год, а он еще даже и не задумывался о будущей профессии, будущее никогда не волновало его достаточно сильно, парень всегда жил настоящим. Но пора было бы уже задуматься об этом. Потерявшись в своих мыслях, Найт на чистом автомате шел обратно, совершенно не обращая внимания на всякие мелочи. А вот это было ошибкой.

Гарри оказался в одном из не самых благополучных районов и ему навстречу как раз шли несколько подростков бандитского вида, которые при виде «заботаневшего очкарика-богатея» заметно оживились. Всем пятерым одновременно пришла в голову гениальная идея побить и ограбить сыночка богатеньких родителей. Только вот не на того они нарвались.

- Эй, четырехглазый! – грубый крик заставил Гарри вырваться из плена своих мыслей и посмотреть вперед, где его уже ждали пятеро парней отнюдь не с пожеланием доброго пути.

- Да-да, ты, очкастый! – прокричал один из них.

- Имбецилы, - пробормотал Найт.

- Чего молчишь, немой или как?! – на этих словах брюнет фыркнул.

- Вам что-то нужно? – Гарри решил скосить под дурачка.

- А ты не догадываешься? – поинтересовался самый рослый из них, причем его прическа напоминала Гарольду воронье гнездо.

- Понятия не имею, - вежливо ответил юноша.

- Тогда мы объясним, правда, парни? – и они все резко подались вперед.

- Ну-ну, посмотрим, как же хороши ваши ораторские навыки, - усмехнулся Гарри.

Утром Драко встал ни свет, ни заря и больше не мог уснуть, как бы не пытался. Обычно наследник Малфоев проводил в кровати до полудня, предпочитая отоспаться, как говориться, за все свои школьные недосыпы. Но только не сегодня. Возможно, виновата во всем была, как впрочем и обычно, Панси Паркинсон, которая даже в полное свое отсутствие могла испортить настроение парню на весь день.

Драко быстро принял душ, оделся и решительно направился в библиотеку, надеясь, что родители оценят его тягу к знаниям и не заставят принимать вместе с ними чету Паркинсонов с дочерью. Но его надеждам не суждено было сбыться, Нарцисса, заранее предвидев возможные убежища сына, разложила там записки о том, чтобы он не забыл о гостях, и самое печальное, что проигнорировать их было нельзя, потому что они каждые пять минут повторяли вслух написанный на них текст, ровно до тех пор, пока Драко не спалил их к Моргане и не уткнулся в книгу с мрачным выражением.

Панси Паркинсон – эта девушка вызывало в Драко не то, чтобы ненависть, но дикое раздражение и неприязнь. Она всегда была прилипчивой, но с каждым годом становилась все только более назойливой, не давая к блондину приблизиться ни одной девушке, хотя именно за это он и был ей благодарен, поэтому терпел ее общество в школе. Но дома он предпочитал отдохнуть от всех назойливых знакомых и побыть собой, а не Слизеринским Принцем.

- Драко, ты не забыл… - в библиотеку заглянула Нарцисса, поправляя прическу.

- Нет, - ответил парень с плохо скрываемым раздражением в голосе.

- И, будь любезен, не говори с Панси в таком тоне, это очень грубо, - заметила женщина.

- Хорошо, - процедил Драко.

- И надень что-нибудь более изящное, - окинув его критическим взглядом, попросила волшебница, не обращая внимание на плотно сжатые губы сына.

- Конечно.

- И…

- Мама, дай мне немного почитать, прошу тебя.



- Ладно, - удивленно отозвалась леди Малфой и оставила, наконец, своего отпрыска одного.

Вскоре прибыли Паркинсоны, к тому времени Драко успел взять себя в руки, переодеться и теперь стоял рядом с отцом, приветствуя гостей. Панси чуть ли не повисла на своем, как он считала, верном ухажере, а сам Малфой-младший еле сдержался, чтобы не скинуть с себя надоедливую особу. Потом был завтрак, на котором мужчины обсуждали какие-то свои дела и политику Министерства, дамы новые веяния моды и интерьеры, а Драко стоически выслушивал длинный рассказ наследницы рода Паркинсонов о том, какие мантии она прикупила себе для школы и для походов в Хогсмид.

Нарцисса бросала умиленные взгляды на сына и Панси, Люциус же наоборот настороженные, он-то прекрасно видел, что его сын изо всех сил сдерживается. Потом все разошлись: мужчины в кабинет, для обсуждения дел, как они выразились, хотя слизеринец точно знал, что у них там будет происходить, женщины отправились в сад, а Панси заявила, что хочет осмотреть комнату Драко, аргументируя тем, что он у нее был, и надо заметить еле смог убежать, а она у него нет. Панси не отличалась особой красотой или умом, но каким-то образом сумела покорить множество парней, хотя блондин и не понимал как, и уже который год безуспешно охмуряла Малфоя. Только, видно, у него был врожденный иммунитет к ее чарам, как выражалась его мать.

- Красиво, - оценила Панси, смотря на рисунок медальона Гриффиндора, который он сделал еще вчера для Блэка.

Драко умел и любил рисовать, для успокоения собственных нервов он иногда запирался в комнате и рисовал какую-нибудь картину, а потом относил ее в подземелья, не желая, чтобы кто-нибудь ее увидел. У юного мага был талант, он рисовал так ярко, эмоционально и живо, что казалось, словно картина оживает под его кистью, хотя для этого требовались специальные краски. Но никто, кроме родителей, да и те считали это простым хобби, не знали об этом даре. Драко никогда никому не рассказывал о своих талантах и картинах. Не доверял, поэтому и молчал.

- Драко, о чем ты задумался? – Панси присела на кровать парня и провела рукой по покрывалу.

- Думаю, не пойти ли нам прогуляться, Панси, - неожиданно предложил он.

- Что? – поразилась девушка.

- Я никогда не был за пределами поместья, кроме магических мест. А в Лондоне мне давно хотелось побывать, - произнес Драко.

- Но родители?

- Они даже и не заметят.

- Хорошо.

Парочка слизеринцев довольно быстро и умело выскользнула на улицу, а потом и за пределы особняка. Драко ощутил, как они вышли из-под защитного купола, накрывающего Малфой-мэнор. Только кровные члены семьи Малфоев могли ощутить это, поэтому Панси даже и не заметила ничего. К тому же блондин немного приукрасил свое «тюремное» существование, он бывал в Лондоне, не так часто как его отец, но все же мог вернуться домой и не заблудиться, просто находиться в одном помещении с Паркинсон наедине стало просто опасно для жизни.

- А куда мы идем? – поинтересовалась волшебница через некоторое время.

- В центр Лондона, - ответил Драко.

Слизеринка постоянно оглядывалась вокруг и комментировала каждую встречную девушку, зато парней она провожала мечтательными взглядами. Малфой был бы и рад отдать хоть одному из них такое «сокровище», да кому оно нужно?

Через некоторое время они оказались в каком-то неблаговидном районе, и, привыкшая к самому лучшему, Панси постаралась побыстрее пройти это место. Драко прекрасно знал, как могут поступить с такими богатенькими детками как они с Паркинсон, поэтому прибавил шагу, однако, неожиданно его внимание кое-что привлекло.

- Драко? – девушка недовольно уставилась на замершего кавалера.

И сам Малфой с интересом наблюдал за тем, как в одном из закоулков небольшая банда напирала на парня в школьной форме. Казалось бы, классическая ситуация, и все сейчас закончится массовым битьем, а потом и ограблением. Жизнь порой не так безоблачна, как всем нам кажется. Везде есть свои подковырки.

Но все обернулось неожиданно: тот парень оказался не прост, и первого ударившего он просто обошел, пропустив удар мимо себя, тогда нападавший развернулся и размахнулся для удара, но не успел нанести его, так как его отбросило мощным ударом ноги брюнета в форме. Другие на несколько мгновений застыли, не веря в происходящее, но затем все вместе кинулись на паренька, который весьма сноровисто ушел от их атак, поднырнув под ногами самого крупного, а затем по очереди вырубил каждого, ловко уворачиваясь от ударов. Как только последний из нападавших упал на землю, скорчившись от боли, так как именно ему достался удар «ниже пояса», брюнет выпрямился, отряхнул костюм и легким движением руки отбросил длинную челку с глаз.

- Как по-варварски, - произнесла неодобрительно Панси.

- Зато эффективно, - фыркнул насмешливо блондин.

- Эти магглы такие дикари, и как только они смогли построить нормальное общество, - заявила Панси, осматриваясь вокруг.

- Ты не права, - покачал головой Драко.

- А с каких это пор ты стал защитником этих магглов, а?

- Ты хоть поняла, что сама сейчас сказала? – Малфой посмотрел на собеседницу таким красноречивым взглядом, что они мигом заткнулась.

Затем блондин вновь глянул в сторону переулка, но там уже не было того самого брюнета, а вот нападавшие на него парни до сих пор валялись на земле, постанывая от боли. Юный волшебник в который раз убедился, что по внешности судить не стоит, и тот, кто кажется невзрачным слабаком, может на самом деле оказаться сильным.

- Может, пойдем уже, мне надоело тут торчать? – Панси недовольно топнула ногой.

- Тебе надоело ты и вали, - пробормотал парень.

- Что? – переспросила девушка.

- Идем отсюда, ты права, - вздохнул блондин.

И маги пошли от этого места подальше. Тем временем Гарри, быстро разобравшись с бандой придурков, спокойно шел домой. У него было десять лет постоянных тренировок, он лучший вор в Англии, которого за глаза называют королем воров, он просто не мог дать избить себя таким неудачникам, как те парни. К тому же ему повезло, что никто их не видел, а то засняли бы их репортеры, тогда бы уж точно газеты из этого такую сенсацию выдули бы.

Гарри немного поправил свою челку, скрывая странной формы шрам, из-за которого и предпочитал носить длинную челку, чтобы не было видно этого молниеобразного недоразумения. А перед приемами Стефания помогала сыну загримировать этот шрам, так как юноша наотрез отказывался идти, если его лоб могли увидеть. Женщина не понимала такой ненависти Гарри к этому шраму, но ничего не могла с этим поделать и просто помогала. А юный Найт и сам не мог объяснить своей боязни показать эту молнию на лбу, это было что-то подсознательное, даже интуитивное. И обычно его интуиция окупала себя сполна.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Ничто так не мешает видеть, как точка зрения. Дон-Аминадо
ещё >>