Их встреча - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Код тура ukr902 630099, Новосибирск, Коммунистическая,77, о 1 72.76kb.
Код тура ukr903 630099, Новосибирск, Коммунистическая,77, о 1 62.38kb.
Встреча на эльбе 1 13.65kb.
Встреча поколений «Этот праздник со слезами на глазах» 1 198.3kb.
В минпромторге рт прошла встреча с послом Мексики 1 26.53kb.
В минпромторге рт прошла встреча с чешской делегацией 1 25.79kb.
Молодёжный вестник 1 82.76kb.
"Ах, этот вальса звук прелестный " Встреча в музыкальной гостиной... 1 46.32kb.
Вотчину Деда Мороза. Театрализованная встреча группы с самим белобородым... 1 34.78kb.
«Новый мир» в гостях у лицеистов 1 11.17kb.
Где часовня стояла 1 9.17kb.
Викторина по сказкам Г. Х. Андерсена действующие лица ведущий 1 72.39kb.
Андерс Рослунд Бёрге Хелльстрём Возмездие Эдварда Финнигана Эверт... 16 4385.16kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Их встреча - страница №1/5

Наперекор судьбе. Глава 1

Аннотация: Маленький Гарри сбежал от Дурслей, когда ему исполнилось только семь лет, не выдержав больше их издевательств. Но ему несказанно повезло, ведь он совершенно неожиданным способом встретил необычную женщину, которая забрала его к себе и воспитала.

Через 10 долгих лет Дамблдор, наконец, нашел своего Избранного, но оказалось, что юному Гарри глубоко плевать на все надежды старого мага, и он предпочитает остаться в маггловском мире. Однако ему не дали выбора и насильно забрали в Хогвартс. Но маги не знали, что Гарольд Найт, отказавшийся от рода Поттеров, не так-то прост, как кажется. И что же ожидает всех тех, кто попытается сблизиться с молодым волшебником?
Глава 1 Их встреча
На улице шел настоящий ливень, из-за которого на улицах не было ни единой души. Даже машины сейчас не могли нормально передвигаться, так как плотная стена дождя не давно им возможности увидеть дорогу. Но были и два исключения из общего правила: маленький мальчик, насквозь промокший из-за ливня, медленно брел по пустынным улицам Лондона, не отрывая глаз от мощенного булыжником тротуара, и шикарная черная машина, за рулем которой сидела красивая женщина.

Стефания Найт, доведенная до ярости глупостью и невежеством своей прислуги, ехала в магазин сама, так как ей срочно требовалось какое-нибудь приличное платье, ведь сегодня ее в очередной раз пригласили на званый ужин, а значит ей снова требуется новое вечернее платье, ведь в старых она уже выходила в свет и теперь они пришли в негодность, валяясь в шкафу. Будь ее воля, она бы пришла на эту светскую встречу в джинсах и футболке, но звание наследницы рода Найт требовало совсем другого поведения.

Гарри Поттер брел по незнакомым улицам, бессмысленно смотря в землю. Раньше он жил в семье Дурслей, у своей тети и дяди с кузеном, которые его постоянно унижали и использовали в качестве прислуги, постоянно напоминая, какой он неблагодарный нахлебник. Мальчик терпел долго, целых шесть лет, но и его терпения не хватило, когда сегодня Вернон заявился с работы в плохом настроении и уселся на диван, уставившись в экран телевизора. Гарри старался не попадаться лишний раз на глаза своим родственникам, научившись быть незаметной тенью, но сегодня он совершенно случайно оказался невовремя в гостиной и попался на глаза дяде, который после просмотра новостей еще больше вышел из себя. Мужчина, увидев племянника с испуганным лицом, мигом рассвирепел и, схватив мальчика за шиворот, швырнул в стену. После этого Вернон довольно посмотрел на корчившегося от боли мальчика и вышел на кухню, оставив Гарри на полу со сломанной рукой. После этого мальчик решил, что с него хватит такой жизни, лучше уж жить на улице, чем терпеть подобное, и сбежал, оставив все позади.

Два совсем разных человека, из разных слоев общества, у которых не могло оказаться ничего общего, которые никогда бы не встретились при других обстоятельствах, оказались соединены самой Судьбой, которая пожалела их, дав им шанс на то, что они оба искали.

Гарри переходил дорогу, когда из-за поворота на огромной скорости вылетела машина. Ни Стефании, ни Поттер не заметили друг друга. Только когда яркий луч света осветил хрупкую мальчишескую фигурку, девушка резко нажала на тормоз, а мальчик поднял лицо, увидев надвигающуюся на него огромную серную машину.

Стефания с ужасом наблюдала, как ее автомобиль не смог остановиться вовремя, и маленькая фигурка ребенка ударилась о ее капот. Как только машина остановилась, девушка мигом выскочила из нее и кинулась к ребенку, которого сбила. Она упала на колени, приземлившись прямо в лужу, но даже не заметила этого, и склонилась над мальчиком.

- О Господи, только не это, - пробормотала она, отводя рукой черные пряди с намокшего лица.

Найт склонилась ближе к маленькому тельцу и приложила руку к шее ребенка, пытаясь нащупать пульс, который был слабым, но все же был. Тогда она, больше не медля, подхватила малыша на руки, он оказался почти невесомым, словно пушинка, и понесла к машине, а затем аккуратно положила на заднее сидение и накрыла теплым пальто, пытаясь согреть ребенка. Затем Стефания села за руль и резко сорвалась с места, на ходу доставая телефон.

- Дамьен, немедленно пригласи к нам доктора Джеймсона и приготовь комнату. Я буду через пять минут, чтобы к этому времени все было сделано, иначе вылетишь на улицу как пробка, и мне плевать, что тебя нанял еще мой отец! Я понятно выражаюсь? – девушка почти кричала в трубку телефона, которую потом с нескрываемой злостью запихнула в бардачок.

Стефания нажала на газ и, лихо выкрутив руль, завернула в переулок, сократив путь до своего особняка, стоявшего почти на окраине города, что очень не нравилось ей. Девушка то и дело поглядывала на бледного мальчика, все еще не очнувшегося, и выжимала из своей машины все, что только можно, чтобы как можно скорее доставить его к себе.

Управившись всего за четыре минуты, леди Найт выскочила из машины и подхватив Гарри на руки, побежала по ступенькам к дому. Пинком ноги распахнув дверь, девушка ворвалась в холл. Там на нее в ужасе воззрились все служанки, которые просто до дрожи в коленках боялись новую хозяйку поместья.

- Дамьен! – рявкнула Стефания.

Через мгновение перед ней возник невозмутимого вида тип в очках с роговой оправой и широкими усами.

- Комната готова? – спросила громко девушка, нежно прижимая ребенка к себе.

- Да, мадам, - протянул мужчина.

- Доктор?

- Будет через несколько минут.

- Как только этот Джеймсон припрется, немедленно проводи его в эту комнату, - приказала она, поднимаясь по лестнице. – А все остальные за работу, немедленно!

Все служанки мгновенно испарились, испуганные своей хозяйкой, а дворецкий почтительно склонился, провожая взглядом спину девушки. Ее отец всегда знал, что Стефания станет великолепной и сильной девушкой и хозяйкой, и она ею стала.

Леди Найт ворвалась в гостевую комнату и мягко уложила ребенка на постель, а затем быстро стащила с него мокрую одежду, окутав в теплое одеяло. Как только она сделала все, что могла, то уселась на стул рядом с кроватью и стала ждать. Если бы сейчас кто-нибудь увидел Стефанию, то никогда бы не поверил, что это она. Каштановые волосы облепляли лицо, словно склизкие макаронины, тушь из-за дождя оставила черные следы на коже, и казалось, что она плакала черными слезами, вся ее одежда промокла насквозь и девушка дрожала от холода, но она не решалась покинуть комнату.

Когда доктор Джеймсон наконец приехал, то его мгновенно встретил Дамьен и спешно провел к нужной комнате, настоятельно попросив не злить юную леди, а затем скрылся, зная, что если он понадобится девушке, то она достанет его и в аду.

Как только в комнату вошел старый доктор их семьи, то Стефания мигом подскочила на месте и, схватив мужчину за руку, подтащила его к ребенку.

- Осмотрите его, Джеймсон, - приказала она.

В ее голосе проскочили стальные нотки, которые раньше доктор слышал только в голосе ее отца, и он счел за лучшее подчиниться, иначе он мог серьезно подставиться, ведь у семьи Найт были очень широкие связи.

- Что случилось? – осторожно спросил мужчина.

- Я сбила его машиной, - кратко ответила девушка.

- Понятно, - Джеймсон просто кивнул.

Он склонился над ребенком, осторожно развернув его, стал осматривать. На теле мальчика оказалось очень много старых шрамов, а также синяков, также у него была сломана правая рука и несколько ребер. Когда мужчина провел рукой по груди ребенка, то Гарри застонал от боли, и девушка, словно тигрица, защищающая свое дитя, мгновенно оказалась между доктором и мальчиков, сжимая в его руку в своей. Джеймсон с удивлением отметил, что у нее была очень сильная хватка.

- Не смей причинять ему боли, - прошипела разъяренная Стефания.

- Простите, леди Найт, но мне необходимо осмотреть его, иначе мы можем пропустить важные повреждения, из-за которых его жизнь окажется в опасности, - спокойно пояснил он.

- И все равно, если он еще раз застонет, то вылетите в окно, - в ее голубых глазах сверкнула холодная ярость.

- Стефания, успокойтесь, из-за ваших действий мальчику лучше не станет, мне надо продолжить осмотр, - спокойно произнес мужчина.

- Ладно, - она отпустила его и вернулась на свое место, однако, не сводила обеспокоенного взгляды с Гарри.

Доктор продолжил свое дело, но с каждой минутой его лицо становилось все более мрачным, что очень беспокоило девушку. Она с первого взгляда на лицо маленького мальчика отдала ему свое сердце и теперь изнывала от неизвестности и беспокойства. Когда Джеймсон отступил наконец от ребенка, то она ясно увидела его обеспокоенное лицо.

- Что с ним? – Стефания подскочила словно ужаленная.

- Судя по всему, ничего опасного для жизни, пара сломанных ребер и рука, также на его теле очень много синяков и старых шрамов, из чего я могу сделать вывод о жестоком обращении с ребенком. Как я понимаю, то госпитализировать вы его не дадите, поэтому я наложу ему гипс на руку, а также сделаю перевязку. Он должен соблюдать постельный режим и постараться не двигаться, иначе его повреждения будут заживать очень долго, - устало ответил мужчина.

- Вам что-нибудь нужно? – девушка была готова достать луну с неба.

- Было бы неплохо достать хотя бы пижаму для него, не думаю, что когда малыш очнется, то ему будет приятно ощутить себя обнаженным в незнакомом месте.

- Делайте все, что надо, а я сейчас вернусь, - Стефания вышла из комнаты, неслышно закрыв за собой дверь, и поспешила в свою комнату, собираясь подобрать хоть что-нибудь для мальчика.

- Леди Найт, к вам посетитель, - к хозяйке подошел дворецкий.

- Меня ни для кого нет, - резко ответила она.

- Но это мсье Уильям, - удивленно добавил Дамьен.

- Я что неясно говорю – меня нет! Если понадобится, то вышвырните его! – Стефания почти кричала, поэтому мужчина счел за лучшее удалиться.

Через несколько минут поисков девушка наконец отыскала более-менее подходящую футболку, в которой сама спала, и в которой мог поспать мальчик, и поспешила в комнату. Когда она вошла, то Джеймсон как раз сделал укол обезболивающего ребенку. Стефания подошла к нему и положила футболку рядом, а сама отошла в угол и расположилась в кресле.

Девушка не знала, сколько прошло времени, пока доктор, наконец, не отошел от мирно спящего ребенка. Джеймсон проверил температуру, Гарри умудрился еще и заболеть, поэтому мужчина достал из своего чемоданчика еще несколько лекарств.

- Леди Найт, - тихо позвал он, думая, что хозяйка этого дома задремала.

- Да, доктор? – она мгновенно встала.

- Выйдем ненадолго, думаю теперь все нормально, мне надо поговорить с вами.

- Конечно.

Как только взрослые покинули комнату, то они стали медленно спускаться по лестнице. Мужчина объяснял девушке, как, что и сколько нужно давать мальчику, чтобы он быстрее пошел на поправку. Стефания внимательно слушала и кивала, запоминая все до мелочей, у нее была феноменальная память.

- И еще, леди Найт, я должен заявить в полицию о таком недопустимом обращении с ребенком!

- Не надо, доктор, - мягко сказала девушка. – Я позабочусь об этом лично.

В ее глазах не было ничего, кроме холода, и Джеймсон сразу понял, что ему ничего делать не стоит. Стефания за этого мальчика любому глотку порвет, а уж тем, кто посмел его обижать, он точно не завидовал. Столкнуться с гневом семьи Найт было почти невозможно, но если это случалось, то провинившиеся могли сразу рыть себе могилку.

- Доктор, завтра вы получите чек за свои услуги, простите, что не сейчас, я очень устала, - девушка чуть виновато улыбнулась.

- Ничего, леди, я все понимаю, - кивнул он. – Позаботьтесь об этом мальчике, думаю, вы встретили его не зря.

- Конечно, - она кивнула.

После ухода мужчины Стефания поднялась в комнату мальчика и присела рядом с ним. Сейчас, когда он спокойно спал, то она могла получше его рассмотреть. Черные волосы, торчавшие во все стороны, тонкие губы, прямой нос, и странный шрам в виде молнии на лбу. Также она отметила болезненную худобу и бледность, и еле заметные полоски шрамов на руках. Девушка нежно провела по щеке Гарри, а затем наклонилась и поцеловала его в лоб, как в детстве делала ее мама, когда Стефания болела. Даже сквозь сон мальчик ощутил теплое прикосновение и впервые за всю свою жизнь он ощутил себя любимым.

- Леди Найт, думаю, вам надо отдохнуть, - в комнату вошел дворецкий.

- Ты, конечно же, прав, но я не хочу оставлять его одного, - девушка теперь держала юного Поттера за руку, словно боясь потерять.

- Я прослежу, чтобы с ним ничего не случилось, леди, вы можете отдохнуть, - Дамьен посмотрел на мальчика, спокойно спящего в постели.

- Хорошо, - Стефания сдалась, она очень устала и хотела немного отдохнуть, - но если с ним что-то случиться, то отвечать ты будешь головой.

Мужчина вздрогнул, иногда его молодая хозяйка могла вселять настоящий ужас в сердца, и сейчас он почувствовал, что ради этого малыша девушка пойдет на все. И почему-то это казалось ему правильным. Возможно, этот хрупкий мальчик появился не случайно, может, его привела Судьба. Кто знает?

Сначала Гарри тонул в бесконечном океане боли, он плакал, кричал, звал на помощь, но никто не приходил. А потом все внезапно прекратилось, и мальчик оказался в тепле, где было так хорошо и уютно, а потом он ощутил нечто такое, чего никогда не чувствовал. Он не знал, что это было, но ему хотелось, чтобы это ощущение никогда не исчезало.

Очнулся юный Поттер как-то неожиданно, но глаза открывать не спешил. Ему было так хорошо и уютно, что совсем не хотелось терять эти ощущения, однако он знал, что как только откроет глаза, то увидит потрескавшийся от времени и веса обитателей этого дома потолок, в углу будет паутина, на которой привычный и почти родной паук, а сам он снова окажется в чулане под лестницей в доме номер 4 на Тисовой улице.

Но неожиданно Гарри распахнул глаза и недоуменно уставился в идеально белый потолок. Мальчик попытался сесть, но чья-то рука не позволила ему этого сделать, а потом он увидел мужчину с пышными усами и прилизанными волосами, который дружелюбно улыбался.

- Не стоит двигаться, малыш, - произнес он спокойно.

- Кто вы? Где я? – Гарри хотел спросить еще что-нибудь, но у него заболела грудь и стало трудно дышать.

- Успокойся, ты в надежном месте. Полежи немного, а я схожу за хозяйкой, и она тебе все расскажет, договорились?

- Да, - выдавил он.

И незнакомец исчез. Гарри пошевелился и почувствовал, что у него болит все тело, словно бы его вчера избила целая банда, и неожиданно у него перед глазами появилась машина, которая, не останавливаясь, ехала на него, а потом в ушах прозвучал звук торможения. Поттер зажмурился.

- Доброе утро, малыш, - мягкий ласковый голос заставил мальчика распахнуть глаза.

Гарри увидел перед собой красивую девушку с небесно-голубыми глазами и красивыми каштановыми волосами, за ней было окно, в которое лился солнечный свет, и от этого незнакомка казалась ангелом, сошедшим с небес.

- Ангел, - пораженно прошептал мальчик.

- Не совсем, - рассмеялась она, присаживаясь рядом.

- Кто ты?

- Меня зовут Стефания Найт, вчера вечером ты неожиданно оказался перед моей машиной, и я сбила тебя, поэтому теперь ты в моем доме, - на лице девушки мелькнуло виноватое выражение.

- Я не умер?

- Нет, - покачала головой она.

- Жаль.

- Никогда так не говори! – в голосе Стефании прозвучали тревожные нотки.



- Почему? Я хочу к папе и маме, он любили меня, я хочу снова их увидеть!

- Они умерли?

- Тетя сказала, что они погибли в автокатастрофе.

- Тетя? – и Гарри показалось, что в голубых глазах блеснула ярость. – Кстати, малыш, ты мне не сказал, как тебя зовут.

- Гарри… Поттер.

- Какое красивое имя у тебя, Гарри.

- Мне всегда говорили, что оно отвратительно.

- Они просто дураки! Ты хоть знаешь свое полное имя?

Мальчик помотал головой, заинтересованный словами Стефании.

- Гарольд – властелин, правитель. В старые времена для мальчиков было очень почетно носить такое имя, - девушка провела рукой по щеке юного Поттера.

- Правда?

- Истинная.

- А как переводиться твое?

- Увенчанная, - улыбнулась леди Найт. – Знаешь, я всегда думала, что наши имена означают нашу судьбу, кажется, ты станешь великим, Гарри.

- Не знаю, - мальчик мигом погрустнел.

- Гарри, я совсем забыла спросить, ты кушать хочешь?

- Немного, - ребенок застенчиво улыбнулся, а его живот предательски заурчал, сдавая своего хозяина по полной.

- Я сейчас вернусь, только велю подать завтрак в комнату, - и Стефания вышла.

Гарри чуть приподнял голову с подушки, преодолевая боль и провожая ее взглядом. А сама девушка, покинув комнату, мигом подозвала к себе одну из служанок, велев ей подать завтрак в комнату через три минуты, а затем позвала дворецкого.

- Дамьен, мне нужны все данные по Гарри Поттеру, срочно, займись этим, - приказала она.

- Слушаюсь, леди, - мужчина поклонился.

Когда Стефания вернулась в комнату, то она застала мальчика сидящим на кровати и задыхающимся. Тотчас же она оказалась около него и мягко, но твердо уложила обратно, а затем сноровисто влила в него нужные лекарства.

- Гарри, тебе не стоит вставать, иначе ты сделаешь себе хуже, - мягко произнесла девушка.

- Прости, - пробормотал мальчик.

- Ничего, я понимаю, что тебе страшно находиться в незнакомом месте, но все же постарайся больше не вставать, доктор запретил тебе двигаться и прописал постельный режим.

- Хорошо, мисс Найт.

- Малыш, не зови меня так, чувствую себя старухой. Называй Стеф.

- Простите.

- Гарри, хватит извиняться, - и Стефания нагнулась, касаясь губами лба ребенка. И снова то же самое невероятно приятное чувство вернулось к Поттеру.

Девушка улыбнулась удивленному выражению лица у мальчика, однако в ее душе росли подозрения. Как же должны были обращаться с ребенком, чтобы он постоянно извинялся, словно совершил нечто непростительное, и удивлялся элементарному проявлению ласки со стороны другого человека? Как жил этот маленький ангел?

Вскоре принесли завтрак. Служанка, вошедшая в комнату, вся дрожала, боясь разозлить госпожу, но, увидев ее вместе с маленьким мальчиков, улыбающуюся так нежно и ласково, разинула рот от изумления. Такой Стефании Найт никто никогда не видел, обычно она была холодной, насмешливой и саркастичной. Поставив поднос с едой на стол, служанка поспешила удалиться, чтобы рассказать все свои подружкам. Вот это будет сплетня!

- Гарри, нам принесли поесть, - сообщила Стефания.

- Хорошо, - мальчик снова попытался сесть, но рука девушки, лежавшая у него на груди, не дала ему этого сделать.

- Ты не должен садиться, но я помогу тебе чуть приподняться, - и леди Найт засуетилась, подпихивая мягкие пуховые подушки под спину ребенка, стараясь не причинять ему боли.

- Спасибо, - Гарри не привык к такой доброте и заботе.

- А теперь давай поедим, - подмигнула девушка, поднося стакан с соком к губам мальчика.

Глава 2 Все решено
Весь день Стефания провела рядом с Гарри, она рассказывала ему смешные истории из своего детства, почитала ему немного комедии Шекспира, так как в поместье не нашлось детских книжек, а затем они посмотрели вместе мультик про далматинцев, который очень понравился юному Поттеру. Сама девушка словно вернулась в детство, она радовалась тому, что мальчик улыбается, что он смеется, и от этого и на ее лице расцветала улыбка. Время пролетело незаметно, и наступил вечер. Стефания заметила, что Гарри зевает, но отчаянно не хочет ложиться спать, словно боится чего-то. Но чего?

- Малыш, - позвала девушка мягко.

- Да, Стеф? – мальчик охотно обернулся.

- Ты хочешь спать? – спросила она.

- Нет, вообще, - замотал он головой с такой силой, что казалось, она может оторваться.

- Я же вижу, ты хочешь спать, - покачала головой Стефания.

- Прости, - пробормотал Гарри, опустив голову.

- Малыш, я же волнуюсь за тебя. Тебе надо восстанавливать силы, а для этого требуется хорошо кушать и много спать, чтобы дать организму нужные для выздоровления силы, - девушка ласково потрепала мальчика по голове, отчего тот приятно зажмурился.

- Я не хочу спать, - снова покачал он головой.

- Почему? – спросила хозяйка этого дома.

- Ты исчезнешь, - тихо произнес Гарри.

Сначала Стефания подумала, что она ошиблась, но потом ее озарило: Гарри боялся, что она уйдет, боялся потерять ее. Она поняла, что мальчик уже успел полюбить ее также сильно, как и она его, словно прошел не день, а целая жизнь. Девушка счастливо рассмеялась, заставив ребенка вскинуть голову и вопросительно посмотреть на нее, а затем юный Поттер оказался в кольце рук Стефании. Он изумленно замер, не зная, как на это реагировать. А девушка прижалась губами к его макушке и легонько чмокнула.

- Я никуда не исчезну, поверь, малыш, - прошептала она.

Эти слова были настолько искренними, что не поверить в них было невозможно, и Гарри поверил, прижавшись к груди девушки и растворяясь в тепле и уюте. Мальчику было так хорошо, что он не заметил, как уснул. Стефания лишь улыбнулась, почувствовав, как хрупкое тельце расслабилось у нее в руках, а затем осторожно опустила мальчика на кровать, а сама легла рядом с ним, чтобы, когда он проснется утром, Гарри понял, что она теперь всегда будет рядом с ним. Всегда, несмотря ни на что!

Вскоре Гарри пошел на поправку, его повреждения заживали на удивление быстро, удивляя и Стефанию, и доктора Джеймсона, который постоянно навещал своего юного пациента. Мальчик вел себя открыто только с девушкой, с остальными же он просто молчал или замыкался в себе. Стефания сначала пыталась сделать так, чтобы Гарри чаще общался с другими людьми, но он упорно молчал и кидал мрачные недоверчивые взгляды на остальных, однажды даже отшатнулся от протянутой руки дворецкого, зыркнув на того, словно загнанный в ловушку зверек. С того момента Стефания решила, что не станет заставлять мальчика общаться больше, чем необходимо, надеясь, что с возрастом все это пройдет.

Вскоре Гарри окончательно выздоровел, и тогда Стефания впервые повела его на улицу, собираясь показать поместье. Поттер радостно бегал по большим аллеям, наконец, покинув дом и оказавшись на воздухе. Девушка встала около дерева и прислонилась к нему, наблюдая за счастливым мальчиком. Прошло уже больше двух недель с тех пор, как в поместье появился новый обитатель, и дом словно ожил.

- Миледи, к вам посетители, - рядом с девушкой замер дворецкий.

- И кто же это? – леди Найт не ожидала никого.

- Дурсли, миледи, - ответил Дамьен.

В глазах Стефании сверкнула ярость, а затем она резко обернулась, чтобы мальчик не видел ее лица, и почти прошипела:

- Проводи их в мой кабинет и подготовь бумаги.

- Слушаюсь, - и мужчина мигом ушел.

Гарри заметил, что Стефания отвернулась и о чем-то разговаривает с дворецким, и по тому, с какой прытью Дамьен ушел, мальчик понял, что девушку что-то разозлило. Хоть он и был еще довольно маленьким, но жизнь научила его разбираться в людях, поэтому он точно знал, что Стефания действительно любит его и заботится о нем, однако, она только с ним ласковая и внимательная, с другими же она суровая и холодная. Юный Поттер не раз замечал, что слуги ее бояться как огня и стараются не попадаться на глаза, только Дамьен может более-менее нормально общаться с леди Найт.

- Стеф, что-то случилось? – Гарри подбежал к девушке и пытливо заглянул в ее глаза.

- Нет, малыш, все хорошо, - улыбнулась она.

- Ты врешь, что-то произошло, - мальчик нахмурился.

- Ладно, ты меня раскусил, малыш, - Стефания нагнулась и потрепала ребенка по голове. – Я просто не хотела тебя расстраивать.

- Что случилось? – Гарри вцепился в руку девушки.

- У нас посетители, но тебе они не понравятся, - вздохнула Найт, присаживаясь перед мальчиком на корточки.

- И кто же это? – опасливо поинтересовался Гарри.

- Дурсли, - выдала она.

Поттер побледнел, потом задрожал и дернулся, словно от удара. Девушка, заметив загнанное выражение лица у мальчика, притянула его в свои объятия и стала ласково поглаживать спину, чувствуя, как маленькое дрожащее тельце постепенно успокаивается.

- Ты меня им отдашь? – обреченный тихий голос заставил сердце потомственной аристократки обливаться кровью, однако, она не могла себе позволить показать этой слабости Гарри, ведь она должна быть сильной, чтобы и он смог.

- Никогда! Слышишь, никогда?! – горячо воскликнула Стефания. – А с ними тебе рано или поздно пришлось бы встретиться, но я обещаю, что это последний раз, когда ты их увидишь, а потом я заберу у них право опеки и оформлю усыновление на тебя. Согласен?

Гарри с круглыми глазами отстранился от девушки и заглянул в ее голубые глаза, словно пытаясь прочесть там тот самый правильный ответ на этот вопрос. И он его прочел.

- Да, - мальчик всхлипнул и бросился к ней, спрятав голову у Стефании на груди.

- Успокойся, малыш, - хозяйка поместья ласково гладила его по спине.

Через несколько минут Гарри уже вполне успокоился и позволили Стефании вытереть свои слезы носовым платком, надушенным ее любимыми духами.

- А теперь постарайся быть сильным и ничего не бойся. Пока я рядом с тобой, тебе ничего не угрожает, - произнесла девушка.

- Хорошо, - кивнул мальчик, шмыгнув носом.

Стефания взяла Гарри за руку, и они вместе направились в ее кабинет, расположенный на втором этаже. Там они часто проводили много времени смотря мультфильмы или Стефания читала мальчику книжки, в основном, конечно, комедии, потому что как уже говорилось, детских сказок у низ не было, да и не понравились бы они юному Поттеру.

Вот и сейчас пара поднялась на второй этаж и замерла перед большой резной дверью с золотистой вязью.

- Ты готов, малыш? – тихо спросила Стефания.

- Ага, - неуверенно отозвался Гарри.

- Тогда идем, - и девушка уверенно толкнула дверь.

Гарри не успел удивиться той метаморфозе, которая произошла со Стефанией, как она уже усадила его за свой стол и сама встала рядом, словно верный пес, готовый сорваться по любому приказу хозяина, но разница была в том, что в данном случае хозяином была она сама. Ее движения раньше быстрые и резкие, стали плавными и тягучими, спина была идеально прямой, в глазах светилось презрение ко всему миру и к Дурслям в особенности. Сейчас девушка напоминала скорее яростную пантеру, чем ласковую кошку, которой она была для Гарри.

- Рада вас приветствовать в Найт-меноре, господа. Меня зовут Стефания Найт и я хозяйка всего этого поместья, - она говорила это неспешно, но казалось, что каждое слово словно вбивалось в маленькие мозги недалеких Дурслей.

Маленький Дадли, которого родители тоже взяли с собой, не мог оторвать взгляда от красивой леди, которая сейчас внимательно разглядывала его отца и мать. Она казалась ему красивой большой куклой, такой же каких он видел у девочек в садике. Вернон, словно завороженный, следил за каждым движением или жестом Стефании, и даже Петунья не осталась равнодушной. Гарри, заметив какое гипнотическое влияние оказала девушка на его родственников, легонько рассмеялся. Леди Найт обернулась и одарила мальчика ласковой улыбкой, а потом вновь повернулась к гостям.

- Итак, господа, мое время стоит очень дорого, поэтому перейдем сразу к делу, - Стефания взяла со стола какие-то бумаги и ручку, а затем передала все это Петунии. – Подпишите и можете быть свободны.

- Что это такое? – вторая женщина, наконец, очнулась и недоуменно посмотрела на хозяйку этого поместья.

- Отказ от прав на опекуны над Гарольдом Джеймсом Поттером и передача этих самых прав мне, - спокойно ответила Стефания.

- Нет, мисс Найт… - начала Петуния.

- Леди Найт, - холодно поправила ее девушка.

- Так вот, леди Найт, эту бумагу я подписывать ни за что не стану и вы не получите моего крестника, - отказалась Петуния, удивив своего сына и Гарри.

Это также удивило и саму Стефанию, но ее равнодушная маска не дрогнула. Однако она заметила, что в глазах миссис Дурсль мелькнул страх, также как и в поросячьих глазках ее толстого мужа, больше похожего на кабана, чем на человека.

«Отвратительная семейка», - подумала леди Найт.

- Правда? Знаете, моя семья очень влиятельная, у меня есть связь даже с королевой Англии, так что если мне понадобиться, я смогу надавить на нужные ниточки и вы лишитесь прав опеки быстрее, чем сумеете рот открыть, - холодная усмешка скользнула по губам Стефании.

- Вам нас не запугать, - пробормотал Вернон, однако, его голос дрожал.

- А вам бы следовало вообще молчать. У меня есть неопровержимые доказательства того, что вы избивали ребенка долгие годы и нанесли ему серьезный как моральный, так и физический ущерб, поэтому мой вам совет: не вмешивайтесь, иначе я упеку вас за решетку на долгие годы и постараюсь, чтобы вы там же и сгнили, - холодный голос испугал Дурслей.

Гарри шокировано смотрел на Стефанию, сейчас она была похожа на злодейку из шпионского фильма, который они вместе недавно смотрели.

- Так вот, мисси Дурсль, если вы хотите, чтобы ваш муж остался с вами и ребенок не вырос сиротой, немедленно подпишите бумаги, - и Стефания мило улыбнулась, кивнув на листы в руках испуганной Петуньи.

- Вы не понимаете, чего хотите! – крикнула она. – Он не такой как все, не такой как вы. Он ненормальный! Они придут за ним!

- Подписывайте и не надо лишних слов, - фыркнула девушка.

- Он урод! – выплюнул Вернон, с ненавистью глядя на племянника.

- На себя посмотри, боров толстый, - хмыкнула Стефания.

- Леди Найт, одумайтесь, вы не знаете, кто он, - Петунья смотрела на хозяйку дома с отчаянием и страхом.

- Так вы подписываете или нет? – слова Дурслей не трогали Стефанию.

- Хорошо, - сдалась мисси Дурсль и быстро расписалась во всех нужных местах, а потом передала бумаги девушке. – Но вы еще пожалеете об этом, леди Найт.

- Гарри – это подарок судьбы для меня, о котором я могла лишь мечтать. Вы же оказались недостойны такого дара, так что пожалеете еще вы! А теперь я прошу вас удалиться из моего дома и забыть обо мне и Гарри, и если я хоть раз увижу вас вблизи около него, то вы мигом окажетесь в тюрьме, а ваш сын в интернате. Я ясно выражаюсь? – Стефания произнесла все это спокойно и даже безразлично, крепко держа в руках бумаги.

- Конечно, - проблеял Вернон, хватая жену и сына и поскорее спускаясь вниз.

Как только девушка захлопнула дверь за Дурслями, то с нее мигом слетело все напускное безразличие, и она улыбнулась мальчику, все еще сидящему на стуле с обалделым выражением лица. Гарри перевел взгляд на Стефанию, и по его лицу расползлась счастливая улыбка.

- Ну что, малыш, теперь ты их никогда не увидишь, рад этому? – спросила Найт.

- Стеф, я тебя люблю, - и мальчик кинулся в объятия молодой красавицы.

- Сокровище ты мое, а как я тебя люблю, - рассмеялась она.

- А ты и правда считаешь, что я «дар судьбы»? – смущенно спросил Гарри.

- Конечно, самый дорогой для меня дар, - кивнула серьезно Стефания.

- А ты самый настоящий ангел, - Поттер снова обнял девушку, уткнувшись ей в живот лицом.

- Эх, малыш, знал бы ты какой из меня ангел вышел, - вздохнула она, потрепав его по голове.

После этого дня настроение Гарри было все время приподнятым, и он уже не был таким угрюмым и мрачным с остальными людьми, однако, таким же открытым и радостным, как со Стефанией, не был. Постепенно мальчик стал привыкать к новой обстановке и уже через несколько недель носился по дому словно угорелый, радуя Стефанию, а также всю ее прислугу, потому что из-за этого малыша их хозяйка стала добрее. Однако вскоре произошло то, что вывело всегда спокойную леди Найт из себя: в одной из газет появилась статья с прилагающимися к ней фотографиями о том, что у одной из самых богатых девушек Англии появился ребенок, а также личные предположения автора о том, откуда он у нее взялся. Прочитав ту статью, Стефания сначала долго молчала, а потом с нечитаемым выражением лица смяла газету и подожгла ее, кинув в мусорное ведро, после чего медленно встала из-за стола и направилась в свой кабинет. Гарри удивленно наблюдал за взбешенной девушкой, растерянно хлопая глазами и не понимая причин ее поведения. Возможно, он сделал что-то не так?

А тем временем леди Найт набрала нужный номер и позвонила хозяину этой газеты. А через несколько минут после ее звонка этот горе-репортер был уволен, и теперь работы ему не видать в Лондоне до конца своих дней. Но разозлил ее не тот факт, что раскрылась ее тайна, а то что это могло оказаться опасным для Гарри, ведь у могущественных семей есть не менее могущественные враги, которые хотят уничтожить их. И у Найтов также были враги.

- Стеф, - Гарри мялся на пороге, не решаясь пройти. – Я сделал что-то не так?

- С чего ты взял, малыш? – спросила нежно она.

- Ты так разозлилась и быстро ушла…

- Это не из-за тебя малыш, но это касается тебя. Моя семья очень влиятельна и известна, поэтому за нашей жизнью всегда следили и следят журналисты, и теперь они прознали о тебе. Я хотела, чтобы у тебя было нормальное детство и за тобой не бегали толпы обезумевших в поисках сенсации папарацци, но видно не все происходит так, как мы задумываем.

- Тебя это разозлило, Стеф?

- Да, Гарри.

- Не волнуйся, пока ты рядом со мной, все отлично, разве нет?

- Точно, - рассмеялась девушка. – Но я хочу у тебя кое-что спросить.

- Что?

- Я получила право опеки над тобой, теперь никто не сможет забрать тебя у меня, однако, я хочу усыновить тебя, ты не против?



- Ты хочешь, чтобы я был твоим сыном? – неверяще переспросил мальчик.

- Ну, если этого хочешь ты, - ответила Стефания.

- Хочу! Очень! Я не хочу быть Поттером, я хочу быть Найтом!

Как только Гарри произнес эти слова, дом слегка тряхнуло, словно произошел небольшой подземный толчок, а Стефания обхватила мальчика и прижала к себе. А в Годриковой лощине, в разрушенном поместье Поттеров на семейном древе линия, ведущая от Лили и Джеймса Поттеров, исчезла вместе с именем юного наследника этого древнего магического рода, ибо Гарри Поттер отказался принадлежать этой семье. Но об этом событии маги узнают еще ой как нескоро, даже сам мальчик не осознал еще сотворенного им, однако, это не изменило бы ничего, ведь теперь счастье темноволосого ангела было в руках магглы Стефании Найт.

Стефания довольно быстро оформила все бумаги, и уже на следующий день Гарри Поттер исчез, и появился Гарольд Найт. Также девушка выяснила, что информацию о мальчике в газету продала одна из ее служанок, так что она их всех мгновенно уволила, оставив только Дамьена, на которого и повесила все обязанности по хозяйству. Так что остались в огромном доме всего три обитателя. Потом Стефания отдала Гарри вторую по величине комнату в доме, от которой ребенок был в восторге. Девушка любила баловать мальчика, однако, она также и знала, что нельзя этим увлекаться, поэтому попутно она занялась его начальным образованием.

Гарри полюбил бывать в огромной библиотеке, сидеть в теплом мягком кресле у камина, накрывшись пледом, и читать какую-нибудь увлекательную книгу или слушать мерный голос Стефании. Хоть она и стала официально его матерью, но мальчик пока не мог так ее называть, хотя ему очень хотелось, для этого нужно было время. Девушка позволяла Гарри делать все, что ему захочется, но он предпочитал проводить время в ее кампании, а когда она работала, то иногда позволяла ему помочь в легких вычислениях, незаметно для него самого, обучая.

Время летело незаметно и вскоре наступило Рождество. Дамьен достал огромную пышную живую елку, несказанно обрадовав Гарри и Стефанию. Мальчик с большим энтузиазмом стал развешивать украшения на елку, не замечая, как иногда стеклянные шарики совсем незаметно сами залетали ему в руки, зато это увидела девушка. Сначала она обомлела, а потом вспомнила слова Петуньи о том, что Гарри не такой как все. Еще немного посмотрев на эти чудеса, она отбросила все свои мысли и стала помогать малышу, вскоре к ним присоединился и Дамьен, который подсадил мальчика себе на плечи, и Гарри надел звезду на самую верхнюю веточку. Объевшись и устав, Гарри быстро уснул на диване. Стефания покачала головой и, подхватив его на руки, понесла в комнату, однако, когда она опустила его на кровать, то маленькие ручки цепко держали ее за кофту, поэтому ей тоже пришлось лечь рядом с ним. Вскоре Стефания тоже уснула, прижимая к себе Гарри.

Как только пробила полночь, в комнате, где спали Стефания и Гарри, появилось легкое сияние, постепенно принявшее форму двух людей. Первой оказалась девушка лет двадцати с медно-рыжими волосами и красивейшими изумрудными глазами, а вторым высокий мужчина с растрепанными черными волосами и карими глазами, скрытыми за стеклами очков. Пара переглянулась, и затем девушка склонилась над Стефанией и поцеловала Гарри в лоб, а ее рука прошлась по руке леди Найт.

- Мы отдаем его тебе, - произнесла она, а затем они с мужчиной растаяли.

Наутро Гарри открыл глаза и увидел перед собой умиротворенное лицо Стефании, обнимающей его. Он вытащил руку из-под одеяла и провел по ее лицу, словно боясь, что она исчезнет как видение. Но она никуда не исчезла.

- Доброе утро, малыш, - произнесла Стефания, открывая глаза.

- Доброе утро, мама, - тихо отозвался Гарри.

Глаза девушки удивленно распахнулись, но затем она счастливо улыбнулась и прижала к себе мальчика еще сильнее.

- Я тебя так люблю, - прошептала она.

С этого дня у них началась новая жизнь. Время бежало вперед, оставляя все плохие воспоминания позади. Гарри оправился от всего произошедшего с ним и сейчас был обычным ребенком, только вот с другими людьми он все также оставался мрачным и недоверчивым. Когда Гарри поступил в лучшую начальную школу в Лондоне, в которую его записала Стефания, то ему сначала приходилось очень несладко, ведь дети других богатых родителей обзывали его оборванцем и старательно игнорировали его, а однажды один мальчик настолько осмелел, что назвал его мать глупой расфуфыренной куклой, явно повторяя чьи-то мысли, может, своих родителей. Тогда Гарри не выдержал и ударил его со всей силы. В это же время у Стефании было важное совещание, но получив звонок из школы сына, она сорвалась с места, наплевав на все.

Когда леди Найт приехала, то Гарри и Франсуа с его родителями сидели в кабинете директора, ожидая мать юного Найта. Стефания не заставила себя ждать, и через пятнадцать минут ее машина оказалась у входа в школу. Войдя в кабинет, она удивленно посмотрела на понурившегося Гарри и возмущенных взрослых, а также на опухшее лицо второго мальчика. Догадаться, что произошло, было нетрудно, и она, проигнорировав остальных, присела перед сыном на корточки, беря его руки в свои и осматривая. На правой руке был назревал синяк.

- Тебе больно, малыш? – тихо спросила она.

- Немного, - Гарри уже знал, что матери лучше не лгать.

- Леди Найт, это возмутительно, ваш сын… - другая женщина вскочила и начала сотрясать воздух, распинаясь, какой плохой у Стефании сын.

- Вы лучше смотрите за своим отпрыском, - фыркнула девушка, дослушав до конца речь гневной матери. – Я просто уверена, что он не смог сдержаться и ляпнул что-нибудь про меня, повторив слова родителей, поэтому и получил по заслугам.

- Да как вы смеете?! – подскочил уже ее муж.

- Смею! Если из вас негодные родители и вы воспитали такого труса, - она кивнула в сторону спрятавшегося за спиной матери Франсуа, - это не значит, что и другие такие же. Прошу нас простить, но нам с сыном надо посетить доктора.

И Стефания, презрительно посмотрев на родителей мальчишки, взяла осторожно Гарри за левую руку, и они удалились, оставив в полном онемении всех в кабинете. Весь путь до машины ее сын молчал и явно что-то обдумывал.

- Почему ты на меня не злишься? Другие бы разозлились? – неожиданно спросил Гарри.

- А ты бы этого хотел? Поверь, в гневе я страшна, - усмехнулась она.

- Нет, - быстро ответил ребенок, - но…

- Я ведь права: он сказал что-то плохое обо мне, и за это ты его ударил.

- Да.


- Тогда ты молодец! – и Гарри пораженно уставился на нее. – Кстати, раз у тебя болит рука, то нам сначала нужно приложить к ней лед, чтобы отек сошел, а потом я научу тебя правильно бить, тогда и удар будет сильнее, и у тебя не будет болеть рука.

- Хорошо, - мальчик не нашелся с ответом.

И Стефания сдержала свое слово, начав обучать Гарри. Новые уроки очень понравились мальчику, и он увлекся тренировками. Успехи сына радовали девушку, поэтому она разобрала свой старый зал для тренировок, сделала там ремонт и отдала Гарри.

Шло время, а дети в школе так и не приняли юного Найта, но постепенно ему это стало неважно, и он увлекся учебой, стал читать книги и больше времени проводить в кабинете матери, вместе с ней занимаясь уроками. Стефания видела, что Гарри становится все более нелюдимым, но понимала, что ничего не может с этим сделать, поэтому она оставила свои попытки помочь мальчику найти друзей. Леди Найт решила, что ее сын сам во всем разберется, когда придет время, а пока пусть все идет так, как идет.

Прошло несколько лет, Стефания и Гарри стали вместе посещать званые вечера, газеты не упускали случая сфотографировать известную семью вместе. Мальчик выучил правила этикета и был всегда вежлив и невозмутим. С детьми своего возраста он практически не общался, только иногда и по принуждению, но отнюдь не матери.

Прошло еще несколько лет и маленький мальчик превратился в статного красивого юношу, о котором вздыхало пол Англии, однако он сам оставался безразличен к всеобщему вниманию, уделяя свое время только матери и Дамьену, ставшему ему единственным другом. Стефания поистине гордилась своим сыном, она с самого начала знала, что равных ему не будет.

Странности все также происходили с Гарри, но и мать, и сын давно оставили попытки разгадать причину всего этого и теперь просто жили своей размеренной привычной жизнью. Но ничто не бывает вечным, и судьба, сделавшая такой щедрый дар, потребует плату. Вскоре их жизни предстоит сделать неожиданный поворот, а пока пусть они насладятся последними днями своей привычной жизни.

Глава 3 Гарольд Найт


Солнечный лучик проскользнул сквозь щелку в темных занавесках и, игриво пройдясь по стене, замер прямо на лице спящего юноши. Парень поморщился и перевернулся на другой бок, чтобы солнце не светило ему в глаза, но сон уже ускользнул от него, поэтому он решил просто немного поваляться в постели. Но даже этого ему сделать не дали, на его кровать запрыгнул большой черный кот и стал активно будить хозяина.

- Отвали, Кот, - пробормотал юноша.

Чтобы не мучаться с выбором имени, Гарри, а это был именно он, назвал животное просто Котом, и его мать, немного посмеявшись, согласилась, что это самое оригинальное решение. Юноша понял, что даже просто полежать ему не светит, поэтому со вздохом сел на постели, накинув на кота одеяло.

- Гарри, - в комнату вошла красивая женщина с голубыми сияющими глазами и газетой в руках.

- Доброе утро, мама, - парень расплылся в радостной улыбке.

- Доброе, соня, - усмехнулась Стефания, а потом протянула газету сыну. – Думаю, тебе стоит прочитать это, дорогой.

- Хорошо, - кивнул Гарри.

Он взял газету и положил ее на прикроватный столик, собираясь просмотреть после душа. Женщина вышла из комнаты, забрав с собой кота, чтобы ее сын мог спокойно привести себя в порядок и спуститься к завтраку в столовую.

Через полчаса Гарри, приняв душ и одевшись в тренировочный костюм, спустился вниз и вошел в столовую. Стефания улыбнулась ему и продолжила пить свой кофе. На ней было надето черное облегающее платье, подчеркивающее прекрасную фигуру женщины, и это означало, что сегодня к ней должен был придти гость. Парень сел рядом с матерью и быстро выпил стакан сока, есть ему не хотелось, поэтому он просто сложил руки на столе и положил на них голову, ожидая окончания завтрака. У них в семье было правило: пока все не поедят, никто не выходит из-за стола.

- Ты прочел? – спросила спокойно Стефания.

- Да, - отозвался Гарри, не открывая глаз, - интересные сведения.

- Нас пригласили сегодня вечером посетить вечеринку у Малфоев, - произнесла она.

- Малфои? – парень открыл глаза и заинтересованно посмотрел на мать.

- Да, они потомственные аристократы, чем весьма гордятся. Об их семье мало известно, так как Малфои не часто выходят в свет, но приемы у них всегда на высшем уровне. Думаю, нам стоит их посетить, мне очень хочется познакомиться с Люциусом Малфоем, которому удалось увести у меня из-под носа выгодный для нашей фирмы контракт.

- Тогда он вдвойне интересен, - усмехнулся Гарри.

- Нахаленок, - притворно нахмурилась женщина и слегка шлепнула сына по голове.

- Весь в маму, - фыркнул юноша.

- Поэтому я думаю, что и тебе полезно будет посетить этот прием.

- У них есть дочь? – со скукой в голосе спросил юный Найт.

- Нет, но у них есть сын. Думаю, иметь связи с такими людьми нам не помешает.

- Хорошо. Ко скольки мне быть готовым?

- Семь вечера.

- Отлично. Но мы так и не договорили о другом, мама.

- Я ведь не зря завела разговор о Малфоях, милый.

- Понятно, - усмехнулся Гарри.

- Раз тебе все понятно, сынок, то приготовься получше.

- Не сомневайся.

Гарри только фыркнул, и рука матери нежно потрепала его по волосам, сделав его похожим на взъерошенного воробья. Как только Стефания поднялась из-за стола, то юноша последовал ее примеру, и они разошлись по своим делам. Парень отправился на ежедневную пробежку, а его мать на деловую встречу с очередным возможным инвестором, который постарается добиться не только места в ее фирме, но и благосклонности, однако, получит от ворот поворот.

За 10 лет, которые Гарри живет со своей новой семьей, став по-настоящему счастливым, в мире многое изменилось. И если маггловский мир исчезновение Гарри Поттера никак не затронуло, то на магический мир это оказало невероятное действие. Вот уже почти семь лет Альбус Дамблдор безуспешно разыскивал юношу, который, сам того не зная и не понимая, победил сильнейшего Темного Лорда. Но все надежды старого мага разбились, словно хрупкий хрустальный шар, когда юный Гарри Поттер так и не приехал в Хогвартс. Тогда директор бросился его искать, но оказалось, что Дурсли уже около десяти лет не живут в Суррее, а Арабелла Фигг, которая должна была сообщить, если что-то случиться с юным Избранным, погибла в автокатастрофе. Вся связи с мальчиком были обрезаны.

Но Альбус Дамблдор не мог просто так сдаться, потому он заставил Снейпа, работавшего профессором зельеварения в школе, сварить поисковое зелье на основе крови Поттера-старшего, которая была у директора на всякий случай. Но зелье не дало никаких результатов, словно Гарри Поттер никогда и не существовал. Это надолго привело магов в замешательство. Но поиски прекращены не были. Шло время, проходили годы, но Дамблдор не сдавался, пробуя все новыми способами отыскать юношу, веря, что тот жив, хотя остальные давно смирились с его исчезновением. Магический мир постепенно менялся, но не только в лучшую сторону. Были оправданы несколько невиновных, посаженных в Азкабан, и отпущены на свободу, среди их числа был и Сириус Блэк – крестный отец Гарри. Также лорд Волдеморт, побежденный Поттером-младшим, оказался вовсе не мертвым и смог возродиться, а вместе и с ним к жизни вернулся Орден Феникса. И началась вторая магическая война. Но без Избранного маги проигрывали Волдеморту, так как надежды таяли с каждым днем, и магическое общество погружалось в пучину тьмы и апатии. Им нужен был кто-то, кто сможет вселить надежду в их уставшие сердца. Но этот человек понятия обо всем этом не имел и жил своей жизнью, не обремененной тяжкой ношей ответственности. Но судьба всегда возвращает все на свои места и никому не избежать этого.


Гарри уже около часа вертелся перед зеркалом. Привыкнув выглядеть всегда идеально, он все никак не мог подобрать костюм, а время неумолимо утекало. Наконец, вроде бы определившись, он оставил на кровати стильный черный костюм с изумрудным китайским драконом, вышитым на рукаве и части спины, это был его любимый костюм.

- Гарри, ты готов? – в комнату вошла Стефания.

На ней было длинное красное платье, а волосы были заколоты заколками с рубинами. Женщина держала в руках маленькую сумочку и насмешливо смотрела на сына, который запихивал в свой огромный шкаф свои костюмы. Его гардероб был поделен на две части: для костюмов и для повседневной одежды, также там было потайное отделение, в котором хранился его черный костюм, который был сейчас на нем.

- Почти, мам, - пропыхтел парень.

- Я вижу, - фыркнула Стефания, приближаясь к его кровати и забирая костюм. – Я отнесу его в машину, а ты не забудь об остальном.

- Мам, не первый же раз! – возмущенно произнес Гарри.

Но женщина уже вышла из комнаты, поэтому не услышала его, а если и услышала, то проигнорировала. Юноша вздохнул и со всей силы захлопнул дверцу, из-за чего шкаф ощутимо вздрогнул. Гарри развернулся и, подхватив с пола небольшой черный рюкзак, покинул комнату, погасив за собой свет.

У входа в дом уже стоял длинный лимузин, в котором семейство Найтов выезжало только на особо важные мероприятия, поэтому Гарри слегка удивился, он не думал, что его мать считает Малфоев настолько влиятельными.

- Так они настолько важные шишки? – поинтересовался парень, залезая на заднее сидение.

- Твой жаргон, сын, - протянула Стефания.

- Мам, мы сейчас одни, так что давай без всего этого, - фыркнул юноша.

- Понятия не имею, как я уже сказала, они всегда в тени, никогда не вмешивались ни в политику, ни в экономику, ни в культуру, однако, все продолжают их уважать. Должны же быть для этого хоть какие-то причины? – пожала плечами женщина. – К тому же, чувствуется мне, что там есть какой-то секрет.

- Опять потянуло на приключения? – хмыкнул Гарри.

- Можно подумать, в тебе нет этой авантюрной жилки? – рассмеялась Стефания.

- Не буду отрицать, - широко ухмыльнулся юноша.

- Тогда подготовься, - сказала его мать. – Дамьен, мы можем ехать.

И машина тронулась с места.

Тем временем в поместье Малфоев уже началась очередная светская вечеринка, и дом наполнился всевозможными гостями. Дамы хвастались друг перед другом своими нарядами, пытаясь выглядеть как можно роскошнее, они становились только более смехотворными. Мужчины хвастались друг другу своими успехами в охоте, на финансовом поприще и в делах амурных. Юный наследники и наследницы богатых семей пытались найти себе жениха или невесту побогаче на этих приемах. Все это было так обычно и скучно.

Драко Малфой, юный наследник семьи Малфоев, потомственный маг в черте-каком поколении, стоял на балкончике, нависающем над бальным залом, и со скукой смотрел на все это. Его отец хоть и говорил всегда, что терпеть не может магглов, все же старался поддерживать репутацию их семьи и в маггловском мире, иногда устраивая такие вот вечера для высшего света Англии. Общаться со всеми этими глупыми магглами у юного наследника совсем не было желания, с дураками он и в школе может поговорить, если захочет. Тот же тупоголовый Уизли, например.

- Драко, - к нему приблизилась изящная стройная блондинка с голубыми глазами в сером платье с россыпью драгоценных камней по подолу.

- Ты выглядишь шикарно, мама, - парень поцеловал руку матери.

- Спасибо, сынок, - Нарцисса тепло улыбнулась. – Почему бы тебе не пообщаться со своими сверстниками? – женщина взглянула на зал.

- С этими магглами? Лучше с Грейнджер, - фыркнул юноша.

- Сегодня к нам приедет особенный гость, Драко, поэтому тебе придется быть более учтивым, - произнесла леди Малфой.

- И кто же этот гость? – поинтересовался волшебник.

- Леди Найт со своим наследником, - ответила Нарцисса.

- А с ними бы мне хотелось наладить хорошие отношения, сын, - к ним приблизился Люциус, как всегда блистательный и холодный.

- Мне обязательно знакомиться с ними? – обреченно вздохнул Драко.

- Да, - ответ отца не давал выбора. – И ты должен быть дружелюбен и гостеприимен с ними, сын. Семья Найт очень известна и влиятельна, поэтому они буду весьма полезны нам.

- И сколько же этому наследнику Найтов лет? Надеюсь, это не будет опять двенадцатилетний сопляк, помешанный на паровозиках? – саркастично спросил парень.

- О нет, - улыбнулась Нарцисса. – Этот юноша твой ровесник, думаю, тебе будет действительно интересно пообщаться с ним.

- В общении с магглами не бывает ничего интересного, - категорично возразил Малфой-младший, недовольно зыркнув в сторону толпы внизу.

- Но они бывают весьма забавны, - улыбнулся уголками губ его отец. – Нарцисса, думаю, пора королеве этого вечера появиться.

- Естественно в сопровождении своего короля, - женщина подала руку мужу, и пара удалилась.

Драко вздохнул и вновь вернулся к тоскливому созерцанию проходящих внизу людей. Он завидовал родителям белой завистью, они были невероятной парой: с первого взгляда полюбили друг друга и пообещали быть вместе до последнего вздоха. Сам же Драко, будучи красивым семнадцатилетним парнем, за которым толпами бегали девушки всех возрастов, никогда даже не чувствовал ничего более-менее приближенного к такому чувству как любовь. Даже простой подростковой влюбленности никогда не испытывал, не привязывался к другим людям, никем не дорожил, кроме как своей семьей. Иногда он чувствовал себя… дефективным.

Волшебник вздохнул и тряхнул головой, отгоняя ненужный сейчас мысли, самокопанием можно было заняться и позже, сейчас же следовало сосредоточиться на магглах, заполонивших поместье Малфоев. Драко вздохнул и отвернулся от зала, собираясь немного прогуляться по закрытому, якобы на ремонт, крылу дома, куда не пускали гостей из-за наличия очень большого количества своенравных магических артефактов.

Проходя мимо двери, ведущей в кабинет отца, парень услышал странные звуки и замер. Из-за двери донеслось шуршание. Малфой-младший нахмурился и шагнул вперед, резко распахивая дверь и врываясь в комнату. Волшебник остановился на пороге, увидев, как в окне замерла темная фигура, держа что-то в руках.

- Кто ты? – громко спросил Драко.

Незнакомец обернулся, и волшебник сумел разглядеть маску на его лице, сверкнувшие в свете луны изумрудные глаза и насмешливую ухмылку. Внезапно он взмахнул рукой, и рядом с головой блондина в дверной косяк впилось что-то острое, а сам таинственный ночной гость выпрыгнул из окна. Малфой-младший подбежал к окну и выглянул из него, успев заметить, как от подоконника открепляется что-то типа троса и резко уходит в ночную тьму.

- Люмос максима! – воскликнул Драко, вскинув палочку.

Свет, полившийся из нее, мгновенно осветил большое пространство, и парень увидел, как незнакомец скрылся среди деревьев так быстро, словно он был тенью.

- Мордред и Моргана, - прошипел раздраженно наследник семьи Малфоев, мгновенно оборачиваясь к рабочему столу отца и замечая, что один из его ящиков открыт.

Тем временем вечер внизу продолжался. Нарцисса, как заботливая хозяйка, медленно шествовала среди гостей, улыбаясь и здороваясь с каждым, обращая внимание на незначительные детали в поведении окружающих ее людей. Люциус надменно кивал восхищенным дамам и приветствовал своих знакомых. Все проходило совершенно обыденно, но неожиданно двери в зал распахнулись, и все резко обернулись, чтобы посмотреть на опоздавшего.

В дверях стояла прекрасная женщина в изумительном красном платье, подчеркивающим все изгибы ее изящной фигуры, каштановые волосы были убраны наверх, в руках у нее была маленькая сумочка. Все мужчины в зале в благоговении уставились на нее, а ревнивые жены просто прожигали взглядами красавицу. Рядом с незнакомкой стоял высокий статный юноша в черный костюм с вышитым на нем изумрудным драконом, обвивающим рукав и уходящим на спину. Парень равнодушно скользил взглядом по толпе, пока не остановился на хозяине особняка. Мать сказала ему, что семья Малфоев славиться своим необычным цветом волос – они все платиновые блондины, поэтому Люциуса он без труда узнал.

- Взгляд хищника, - прошептал, почти не размыкая губ, Гарри.

Женщина кинула на него одобрительный взгляд и медленно пошла вперед, держась уверенно и гордо, юноша последовал за ней. Люциус и Нарцисса наблюдали за необычной парой, начиная догадываться, кто именно эти двое.

- Добрый вечер, рад приветствовать вас у себя дома, Леди Найт, - Малфой-старший склонился и поцеловал руку дамы.

- Мне крайне приятно быть вашей гостьей, лорд Малфой, леди Малфой, - произнесла Стефания.

- Также я несказанно рад принимать у себя и вас, Гарольд, - маг чуть склонил голову, приветствуя юношу.

- Это большая честь, лорд Малфой, - парень также склонился. – Леди Малфой, вы просто обворожительны, - и после этого Гарри поцеловал руку Нарциссы.

- Спасибо, Гарольд, - поблагодарила волшебница.

Все остальные гости, выпав из оцепенения, стали шептаться, обсуждая появления на этом вечере Найтов, которых все реже стали видеть в высшем свете.

- Простите за опоздание, лорд Малфой, - извинилась Стефания.

- Просто Люциус, леди Найт, - улыбнулся мужчина.

- Стефания, Люциус, - ответно улыбнулась женщина.

- А это Нарцисса, моя любимая жена, - Малфой-старший.

- У вас прелестное платье, - произнесла леди Найт.

- Спасибо, Стефания, - Нарцисса улыбнулась.

- Гарольд, милый, можешь поискать своих друзей, - намекнула женщина сыну. – Не будем мешать молодым развлекаться.

- Хорошо, мама, - Гарри кивнул и довольно быстро растворился в толпе.

- Дети так быстро растут, - вздохнула Стефания.

- Так всегда бывает, - женщины понимающе переглянулись.

- Дамы, я оставлю вас, - Люциус галантно поцеловал руку леди Найт, а затем своей жены, и исчез в толпе гостей.

- Не хотите ли посмотреть дом? – предложила блондинка.

- С удовольствием, - согласилась шатенка.

И женщины пошли вперед, начиная светскую беседу и оценивая друг друга. Гарри тем временем, обойдя разодетых, словно новогодние елки, девушек, взял со стола бокал с шампанским и отошел к самому дальнему окну, встав в тени, чтобы можно было незаметно наблюдать за залом. Он слышал обрывки фраз из многочисленных разговоров, основной темой которых сейчас были именно они с матерью. Неожиданно он заметил, как по лестнице спустился высокий стройный блондин, напоминающий хозяина дома, из чего можно было сделать вывод, что это его сын, и спешно приблизился к отцу. Юноша стал что-то тихо рассказывать Люциусу, а потом они оба быстро поднялись наверх, провожаемые удивленными взглядами гостей.

Гарри только хмыкнул и отвернулся, смотря на звездное небо и делая маленькие глотки шампанского из бокала. Он так задумался, что не услышал, как к нему приблизилась девушка.

- Добрый вечер, - незнакомый голос вырвал Найта из задумчивости, и парень, удержав презрительную усмешку, обернулся.

Перед ним стояла невысокая девушка с фигурой фотомодели, впрочем как и остальные наследницы аристократических семей Англии, в нежно-розовом платье с волосами цвета спелой пшеницы и мило хлопала глазками.

- Добрый вечер, леди, - Гарри сверкнул белоснежной улыбкой.

- Розалия Борсворт, - представилась она, склонив головку.

- Гарольд Найт, - парень поклонился ей.

- У вас красивое имя, - произнес юноша.

Мимо них как раз проходил официант, несший поднос с бокалами красного вина. Найт кинул равнодушный взгляд на парня, и тот тут же поскользнулся и стал падать, а поднос полетел как раз в сторону Гарри и Розалии. Девушка не успела даже заметить, как все ее платье было в дорогом вине, а у на лице у нее появилась почти ненависть.

- Ты за это ответишь, - прошипела она официанту, беспомощно смотрящему на нее.

А затем девушка быстро убежала, оставив Гарри в одиночестве, чего он собственно и добивался. Он отвернулся к окну, продолжая игнорировать любопытные взгляды и думая о своем, а вернее о тех странностях, которые всегда происходят с ним.

Тем временем Драко провел отца в кабинет и попросил проверить, все ли у него на месте. Люциус пожал плечами, видя возбужденное состояние сына, и стал осматривать стол. Он открыл последний ящик, в котором должен был лежать медальон Гриффиндора, дающий абсолютную защиту тому, кто его носит, но его на месте не оказалось.

- Пропал медальон, - произнес Малфой-старший, глядя на сына.

- Гриффиндора? – спросил Драко.

- Именно, мне его только сегодня доставили, поэтому я не успел наложить на него охранные чары, - кивнул Люциус.

- Этот наглец украл ее, - раздраженно заявил юноша.

- Ты его разглядел?

- Нет, он был в маске и почти сразу выпрыгнул в окно, воспользовавшись маггловскими средствами, - покачал головой юный волшебник. – Но он оставил вот это.

И Драко положил перед отцом карточку, на которой была изображена лежащая кошка, спокойно смотревшая на свою удлиняющуюся тень. И все. Это было все, что оставил вор, похитивший один из сильнейших артефактов магического мира.

- Хм, если бы применяли магию, то охранные чары на кабинете точно сработали бы, но никто не колдовал, из чего можно сделать вывод, что это маггл, так как ни один нормальный маг не станет использовать маггловские методы для воровства.

- Но зачем магглу магический артефакт?

- Не знаю, но горю желанием узнать это. После приема надо оповестить Аврорат, пусть эти идиоты хоть чем-то займутся, а также маггловскую полицию, они тоже могут помочь, - решил Люциус, смотря на оставленную карточку. – Очень на это надеюсь.


следующая страница >>



Одно из немногих утешений старости: тебе уже не надоедают агенты по страхованию жизни.
ещё >>