Ическая гимназия-лаборатория Причины поражения русской дипломатии при подведении итогов русско-турецкой войны 1877-1878 гг - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Методическая разработка урока истории "Русско-турецкая война 1877-1878 гг. 1 95.97kb.
«забытые фотографии русско-турецкой войны» 1 81.79kb.
М. П. Лазарев первооткрыватель Антарктиды 1 9.97kb.
Семинар «Деньги и денежное обращение в период формирования национальных... 1 20.49kb.
Государства балканского региона и российская империя в русско-турецкой... 1 39.16kb.
Финансовая и денежно-кредитная система в России в XIX веке. 1 236.83kb.
Итоги русско-турецкой войны Новые политические игры 1 90.33kb.
Михаил Дмитриевич Скобелев (17 сентября 1843 года Россия, Санкт-Петербург-... 1 203.74kb.
Цель: раскрыть причины войны, охарактеризовать основные события,... 1 62.65kb.
Кульнев Яков Петрович 1 58.63kb.
Алекса́ндр II николаевич (17 (29) апреля 1818, Москва 1 (13) 1 48.7kb.
22 июня 1941 года немецкие войска, нарушив мирный договор, вторглись... 1 159.72kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ическая гимназия-лаборатория Причины поражения русской дипломатии при подведении - страница №2/5

Глава 2.

Международное положение России в довоенный период

и в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

В 1856 году после окончания Крымской войны началась новая страница российской дипломатии. Министром иностранных дел России был назначен Александр Михайлович Горчаков (1798-1883), лицейский друг А.С. Пушкина. После Крымской войны (1855-1856) Россия находилась в международной изоляции. Также в результате этой войны, по Парижскому трактату, Россия теряла своё влияние на Балканах и не имела права иметь военный флот в акватории Чёрного моря. Такое положение вещей естественно не устраивало Российскую империю, и главной целью русской внешней политики было желание взять реванш. Такой шанс представился только в 1870 г. – началась Франко-прусская война, пользуясь бедственным положением Франции (Франция проиграла войну) А.М. Горчаков заявил о несоблюдении пунктов Парижского трактата, «определяющей количество и размеры военных судов, которые обе прибрежные державы предоставили себе содержать в Черном море» (9).

После Франкфуртского мира (1871г.), которым завершилась Франко-прусская война, баланс сил выглядел следующим образом. Традиционный альянс между Англией и Францией распался, из-за политического и экономического кризиса во Франции, связанного с проигранной войной. Заметно усилилась Германская империя (после Франко-прусской войны так называлась Пруссия). Сохраняла свои позиции Австро-Венгрия. Российская империя пыталась выйти из изоляции. 25 мая 1873 года был заключён Союз трёх императоров между Российской, Германской и Австро-Венгерской империями. Союз предусматривал прямую военную взаимопомощь в случае конфликтов с какой-либо европейской державой. Россия шла на союз по нескольким причинам: во-первых, она не хотела допустить тесного сближения Германии и Австро-Венгрии, во-вторых, надеялась на поддержку этих государств в борьбе с Англией в Средней Азии. Однако новые союзники не спешили идти на уступки России. Австро-Венгрия имела свои интересы на Балканах. В частности выражалось мнение, воспользоваться ситуацией в слабеющей Османской империи, оккупировать турецкую провинцию Босния и Герцеговина и установить своё влияние на Балканах с помощью заключения торговых договоров со славянскими провинциями, находящихся в турецком подданстве. Эти интересы естественно шли вразрез с планами России на Балканах. Они и положили начала нестабильности в союзе.

Одновременно с этим Великобритания, Россия и Австро-Венгрия не хотели дальнейшего усиления Германии.

Авторитет России к тому времени среди европейских держав был достаточно высок.

В целом напряжённость в Европе спала. Основные международные события переместились на Ближний Восток. Летом 1875 г. христианское население в Герцеговине и Боснии подняли восстание против Османской империи, вслед за этим оживилось сербское национальное движение.

Множество южных славян также находились под властью Австро-Венгерской империи, опасаясь подобного развития событий, Вена (столица Австро-Венгерской империи, здесь и далее синоним к «правительство Австро-Венгрии») заявила о том, что восстания славян – это внутреннее дело Турции.

Российская империя оказывала восставшим помощь и поддержку, но официально придерживалась более спокойной позиции. Россия была вынуждена учитывать интересы союзников, которые были весьма корыстными. Австро-Венгрия втайне хотела присоединить к себе Боснию и Герцеговину, Вена также боялась создания сильных славянских государств у собственных границ. Берлин (столица Германской империи, здесь и далее синоним к «правительство Германской империи») не хотел усиления России, также как и усиления любой другой европейской державы, попутно стараясь поссорить Россию с Францией. 31 января 1876 г. По итогам конференции, созванной австрийским канцлером Д. Андраши, был создан проект реформ в Боснии и Герцеговине. Порта (столица Османской империи, здесь и далее синоним к «правительство Османской империи») согласилась с данным проектом, но повстанцы отвергли его, считая, что документ не улучшал их условия, а только улучшал положение Австро-Венгрии.

В мае 1876 года состоялась встреча министра иностранных дел России А.М. Горчакова, главы МИД Австро-Венгрии Д. Андраши и канцлера Германии Бисмарка. На этой встрече А.М. Горчаков предложил свой план урегулирования сложившийся ситуации. Проект включал в себя признание автономий всех государств Балканского полуострова. Вопросами урегулирования должны были заниматься Россия и Австро-Венгрия. 13 мая 1876 года проект с многочисленными поправками и изменениями был принят и вошёл в историю как Берлинский меморандум.

Лондон (столица Великобритании, и далее синоним к «правительство Великобритании») категорически не устраивало такое положение дел. С 1869 года английские военные суда стали часто курсировать через Суэцкий канал к Индийским берегам, это было связано с обострением соперничества России и Англии не только на Ближнем Востоке, но и в Средней Азии.

Тем временем обстановка на Балканах накалялась. Чувствуя поддержку Англии, Османская империя жестоко подавила восстание в Болгарии. Зверства турок вызвали ответную реакцию: в защиту болгарского народа выступили Сербия и Черногория.

Международная обстановка вновь обострилась. Царское правительство, видя неизбежность войны с Турцией, возобновило переговоры с Австро-Венгрией, в результате которых та согласилась на нейтралитет во время русско-турецкой воны в обмен на следующих условиях: Австро-Венгрия оккупирует Боснию и Герцеговину; Россия вновь овладеет Бессарабией. Болгария, Румыния и Албания станут независимыми. Россия независимо от исхода войны почти ничего не получала, кроме обещания Австро-Венгрии соблюдать нейтралитет. Её попытки решить многие международные вопросы мирным путём к успеху не привели. Дело шло к войне России с Турцией.

Если с Австро-Венгрией Россия договорилась о нейтралитете, то с Англией дела обстояли сложнее. Лондон внимательно следил, чтобы Россия не могла указывать влияние на Египет и Турцию. Английский премьер Дерби передал российскому послу в Лондоне Шувалову ноту с предупреждением, что оккупация Россией Египта, блокада Суэцкого канала и занятие Константинополя для Англии неприемлемы, не говоря уже об изменении статусов проливов. Шувалов поспешил заверить Англию, что Россия не собирается занимать Константинополь, и у неё нет никаких намерений в отношении Египта и Суэцкого канала.

Чтобы не выступать в одиночку, английское правительство с середины мая 1877 г. вело активные переговоры с правительством Австро-Венгрии, предлагая ей совместное выступление против России. Результатом переговоров был отказ Вены вступать в войну, но готовность активно участвовать в послевоенном урегулировании.


Итак, международное положение России к концу войны было шатким. С одной стороны, авторитет России в Европе заметно вырос со времён поражения в Крымской войне, с другой, у России не было надёжных союзников в Европе. Австро-Венгрия и Германия вели свою собственную игру и действовали в соответствии со своими собственными интересами, которые часто входили в противоречие с интересами России. Также свою мощь сохранял традиционный конкурент Российской империи – Великобритания. Османская империя явно доживала свои последние дни, и вставал вопрос об её разделе, в котором у России не было не одного союзника. Сохранялась теоретическая возможность повторения Крымской войны. В таких условиях Российская дипломатия была вынуждена действовать чрезвычайно осторожно и все её действия должны были быть продуманными и взвешенными.

Глава III.

Особенности российского внешнеполитического

ведомства во второй половине XIX в.

(люди и принципы работы МИДа.)

Чтобы лучше увидеть особенности работы российского МИДа стоит рассмотреть основных его представителей, их поступки, мнения и позиции до войны, во время и при подведении её итогов.

После окончания Крымской войны новым министром иностранных дел России был назначен А.М. Горчаков. Он провозгласил осторожный курс внешней политики, выдвинув принцип «европейского равновесия», баланса интересов, то есть урегулирования внешнеполитических проблем с помощью сотрудничества всех держав, сохранив при этом некоторые консервативные начала во внешней политике, заключавшиеся в непризнании территориальных изменений, совершённых революционным путём. К таким путям он относил как революционно-демократические, так и национальные революции. Одной из главных целей российской дипломатии А.М. Горчаков указывал: «Приложить все усилия к тому, чтобы в это время в Европе не имели места территориальные изменения, изменения равновесию сил или влияния, которые нанесли бы большой ущерб нашим интересам или нашему политическому положению» (2; с.321).

Принцип «европейского равновесия» Горчаков распространял также и на Ближний Восток. Он признавал, что Балканский полуостров – зона интересов России, и что для реализации там своих задач российская политика должна использовать исторические традиции и национальные симпатии балканских народов. А.М. Горчаков хотел не втягивать Россию в новые войны, и поэтому старался сохранить равновесие в этом регионе. После Крымской войны положение России на Балканах ухудшилось, европейские державы старались вытеснить Россию с Балкан, в такой ситуации, считал А.М. Горчаков, единственной опорой России на Балканах будут православные христиане. В связи с этим, А.М. Горчаков считал, что необходима осторожная поддержка христиан, предотвращающая отдельные восстания и объединения сил недовольных.

Естественно в России были противники такой внешней политики. Они призывали к военной помощи христианам и не отрицали возможность участия России в военном конфликте. Среди противников внешнеполитического курса А.М. Горчакова были некоторые генералы, славянофилы и даже отдельные представители императорской семьи. Поэтому политика России на Балканах носила двойственный характер. Заявляя о содействии мирному урегулированию Восточного вопроса, Петербург оказывал военную поддержку балканским народам.

Для достижения своих целей А.М. Горчаков посылает российским консулом в Константинополь Н.П. Игнатьева. А.М. Горчаков рассчитывал, что Н.П. Игнатьев будет придерживаться осторожного курса внешней политики и концепции «европейского равновесия». Канцлер напутствовал Н.П. И Игнатьева следующими словами: «Самое назначение ваше будет символом доброжелательства России и желания следовать консервативной, а не революционной политике на Востоке» (2; с.327). Однако из последующих событий мы видим, что ожидания А.М. Горчакова не оправдались.

1 февраля 1875 г. МИД направил консулам в Турции циркуляр, с указанием «постоянно стремиться, насколько это дозволяет охранение вверенных вам отечественных интересов, к совместности действий и заявлений с агентами Австро-Венгрии и Германии» (8; с.259). Однако Н.П. Игнатьев не допустил австрийцев к посредничеству и оперативно добился урегулирования дел самостоятельно.

Это было не первое разногласие между действиями Н.П. Игнатьева и российского МИДа, которое, по мнению историка В.М. Хевролиной, во многом определило неэффективность политики России в начальный период восточного кризиса 70-х гг. XIX в.

Летом 1875 г. В Боснии и Герцеговине началось восстание. Первоначально восстание было принято за локальную вспышку, однако вскоре восстанием была охвачена вся территория Боснии и Герцеговины, а также некоторая часть территории Болгарии. Возникла опасность объединённого выступления всех славянских княжеств против владычества Османской империи. Это вызвало серьёзные опасения у Петербурга. Опасения были связаны с тем, что Россия и другие европейские державы могли быть втянуты в разразившийся конфликт на Балканах. В сложившейся ситуации российские правящие круги решили, что для России выгодно как можно скорее стабилизировать обстановку на Балканах, добиться прекращения восстания и оставить славян в составе Турции, потребовав от Порты мер по улучшению положения славян. Петербург решил действовать в этом вопросе совместно со своими союзниками по союзу Трёх императоров – Германией и Австро-Венгрией.

Восстание в Боснии и Герцеговине было неожиданным для Н.П. Игнатьева. В июле, как обычно, он отправился в отпуск, оставив вместо себя советника посольства А.И. Нелидова. В это время и вспыхнуло восстание. Российская дипломатия не была готова к такому развитию событий. В это время также в отпуске находился и сам министр иностранных дел А.М. Горчаков, в свои 77 лет любивший проводить несколько месяцев в году на европейских курортах. МИДом в отсутствие А.М. Горчакова управлял крайне нерешительный дипломат А.Г. Жомини. Он опасался принимать какие-либо серьёзные решения и в своих решениях целиком полагался на Союз Трёх Императоров, в котором доминировали австро-венгерские интересы под руководством энергичного австрийского канцлера - графа Д. Андраши.

Не последней была роль русского посла в Вене Е.П. Новикова, который был ярым сторонником русско-австрийского сближения, считая его противовесом усилившейся Германии. Он активно действовал в пользу достижения консенсуса между Петербургом, Веной и Берлиной, не осознавая, что тем самым он руководствуется, прежде всего, интересами Австро-Венгрии, но не как не российскими.

Однако в России были противники тактики совместных действий с союзниками, которые выступали за самостоятельные и решительные действия России в Восточном вопросе. Такими людьми были: наследник престола великий князь Александр Александрович, брат императора великий князь Константин Николаевич, военный министр Д.А. Милютин. Таким образом, в правящих кругах определился некий диссонанс в видении внешнеполитического курса политики Российской империи. Данное положение вещей влияло на действия России не только на протяжении всей турецкой компании, но и после её завершения.

В 1876 году разгорелся конфликт на Балканах, Черногория в коалиции с Сербией объявили войну Турции. А.М. Горчаков всё больше убеждался, что войны с Турцией России не избежать. Началась дипломатическая подготовка к войне. С целью нейтрализации Австро-Венгрии в Рейхштадте было заключено соглашение с Веной о компенсации австрийцев в случае победы сербов. Но сербы терпели поражение за поражением. Поэтому Н.П. Игнатьеву было поручено подготовить предложения по решению Восточного вопроса. Н.П. Игнатьев с трудолюбием отнёсся к делу, им были предложены следующие пункты:


  1. Независимость Черногории и передача ей части прибрежной территории с портом Спица и Южной Герцеговины.

  2. Присоединение Старой Сербии (Новипазарского санджака) к Сербии.

  3. Предоставление Боснии и Северной Герцеговине автономии или введение там местного самоуправления по типу Крита.

  4. Предоставление Болгарии автономии по типу Дунайских княжеств (максимум) или по типу, предлагаемому для Боснии (минимум). Включение в состав Болгарии большей части Македонии и Фракии.

  5. Введение в других христианских провинциях реформ на началах ограниченного самоуправления.

  6. Запрещение переселять на Балканы кавказских горцев и ликвидации иррегулярных войск мусульман (башибузуков).

Предложения Игнатьева, по сути, содержали новую программу решения Восточного вопроса. А.М. Горчаков посчитал, эти требования чрезмерными и не решил предъявлять их Порте.

12 апреля 1877 г. Началась русско-турецкая война.

Официально объявленной целью русско-турецкой войны являлось освобождение балканских народов и создание национальных государств на месте провинций Османской империи. Россия не имела планов территориальных захватов на Балканах. Однако она рассчитывала с помощью войны упрочить там свое идейное и политическое влияние. (6)

Европейская печать обвинила Россию в намерении захватить Балканы и занять проливы. Особенно усердствовала английская пресса. В конце апреля 1877 г. английский министр иностранных дел Э. Дерби направил русскому послу в Лондоне П.А. Шувалову ноту, где требовал заверений о нераспространении военных действий на проливы. В ответ российских канцлер А.М. Горчаков направил в Лондон П.А. Шувалову инструкции, где говорилось о том, что при соблюдении Англии нейтралитета, её интересы будут соблюдены.

По началу у европейских держав не было общего мнения, как относиться к русской агрессии на востоке, но постепенно с увязанием русской армии на территории Болгарии, стал складываться единый антироссийский дипломатический фронт.

Итогом войны стал Сан-Стефанский мирный договор, в основу которого легли условия, разработанные А.И. Нелидовым. Европейские страны резко отреагировали на условия договора. Особенно резкой была реакция Д. Андраши. Турция специально тянула время подписания договора, надеясь на воздействия Англии и других европейских стран на Россию. Но договор в скором времени был подписан. Подробнее об условия договора было рассказано в первой главе.

Европейские страны не признали условий договора. Австро-Венгрия мобилизовала свои войска и выдвинула к российской границе. В такой ситуации русское правительство было вынуждено пойти на переговоры. Представителем России в Вене был выбран Н.П. Игнатьев. Кандидатура Н.П. Игнатьева была выбрана не удачно, как считает известный русский историк С.С. Татищев. «Венские политические круги - продолжает он - были настроены против Н.П. Игнатьева лично, считая его главным проводником «панславистских стремлений» на Балканах и основным инициатором создания Большой Болгарии. Данное положение оказывало значительное влияние на ход переговоров. Наконец, Д. Андраши выдвинул свои требования:


  1. Созыв европейского конгресса с целью «предохранения балканских народностей от влияния России».

  2. Австрийская оккупация Боснии, Герцеговины и Новипазарского санджака.

  3. Уменьшение территориальных приращений к Черногории и лишение её выхода к морю и общей границы с Сербией.

  4. Создание Болгарского княжества на территории до Балканских гор.

  5. Создание автономной Македонии со столицей в Салониках.

  6. Присоединение к Сербии части болгарской территории с запада.

  7. Сокращение срока русского присутствия в Болгарии с двух лет до трёх месяцев, а армейского контингента с 50 тыс. до 10 тыс. человек.

«Эти требования отражали стремление Австро-Венгрии усилить свое влияние на Балканах и получить выход к Эгейскому морю, построив железную дорогу через Косово в Салоник» - считает В.М. Хевролина. (7 с. 324)

Во время пребывания Н.П. Игнатьева в Вене стало понятно, что Великобритания имеет похожие интересы с Австро-Венгрией. Учитывая это положение, было принято решение об участии России в международной конференции в Берлине, чтобы окончательно утвердить итоги войны.

Положения Берлинского трактата и сравнения их с аналогичными пунктами Сан-Стефанского договора подробно приведены в первой главе, поэтому комментировать здесь их считаю излишним.

Итак, особенностью русской дипломатической службы была двойственность принимаемых ею решений. С одной стороны А.М. Горчаков хотел угодить союзу Трёх императоров, с другой консервативно настроенному русскому правительству. В предвоенные годы особенностью стало отсутствие жёсткой вертикали власти в МИДе. Причиной этого служили уже преклонные годы министра, его долгое присутствие на курортах, во время которого МИДом управляли его заместители, намного меньше разбиравшиеся во всех тонкостях международной политики, в отличии А.М. Горчакова. Стоит отметить также разногласия внутри самого ведомства на примере русских дипломатов Н.П. Игнатьева и П.А. Шувалова, различные точки зрения дипломатов на происходящие события, отсутствие чёткой идейной линии во внешней политике, без которой МИД больше реагировал на происходящие события, чем действовал самостоятельно. Все эти факты, безусловно, были причинами поражения русской дипломатии на Берлинском конгрессе.



Заключение

В ходе исследования были раскрыты раскрыть причины поражения русской дипломатии на Берлинском конгрессе при определении окончательных итогов русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

Итогом русско-турецкой войны 1877-1878 гг. был Сан-Стефанский мирный договор, заключённый между Россией и Турцией. Однако европейские державы не признали условий договора, и под их напором условия Сан-Стефанского договора решили пересмотреть на общеевропейской конференции в Берлине. По новому договору Россия потеряла часть завоёванных турецких территорий, были урезаны границы суверенной Сербии и также суверенной Черногории, значительно сокращался размер контрибуции, выплачиваемой Турцией, и главное Болгария была разделена на турецкую провинцию Восточная Румелия и автономное Болгарское княжество, вместо одной единой Болгарии, как это предполагалось по Сан-Стефанскому мирному договору. Исходя из этих фактов, можно сказать, что Россия потерпела дипломатическое поражение на Берлинском конгрессе.

Я считаю, что основными причинами поражения были:

- плохое положение России на международной арене

- разногласия по способам решения Восточного вопроса с Австро-Венгерской империей

- активная антироссийская политика Великобритании

- отсутствие у России, в решении Восточного вопроса, сильных союзников в Европе

- несогласованная работа министерства иностранных дел

- разногласия по решению Восточного вопроса между высокими должностными лицами в российском МИДе и за его пределами

- отсутствие чёткой вертикали власти, из-за уже преклонного возраста русского канцлера А.М. Горчакова.

Факторами, оказавшими большее влияние, я считаю:



  1. Отсутствие у России сильных европейских союзников

  2. Несогласованность действия МИДа

  3. Старость А.М. Горчакова


Список литературы

  1. Берлинский трактат. Текст. (1878). //http://ru.wikisource.org/wiki/Берлинский_трактат_(1878). Ссылка действительна на 31.05.2011.

  2. Канцлер А.М. Горчаков. 200 лет со дня рождения. М., 1998.

  3. Протопопов А.С., Козленко В.М., Елманова Н.С. История международных отношений и внешней политики России 1648-2000. — М.: Аспект Пресс, 2001.

  4. Сан-Стефанский мирный договор. Текст. //http://hronos.km.ru/dokum/1878sanstef.html. Ссылка действительна на 31.05.2011.

  5. Скрицкий Н.С. Балканский гамбит. Неизвестная война 1877-1878 гг. — М.: Вече, 2006.

  6. Троицкий Н. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. Итоги. //Научно-повседневный журнал «Скепсис». //http://scepsis.ru/library/id_1515.html. Ссылка действительна на 31.05.2011.

  7. Хевролина В.М. Николай Павлович Игнатьев. Российский дипломат. — М.: Квадрига, 2009.

  8. Хевролина В.М. Министерство иностранных дел России в 1856-1878 гг. // Новая и новейшая история —2002 —№4. //http://vivovoco.rsl.ru/vv/jornal/newhist/mid.htm. Ссылка действительна на 31.05.2011.

  9. Циркулярная депеша министра иностранных дел России А.М. Горчакова к представителям России при дворах держав, подписавших Парижский трактат 1856 года. Царское Село, 19/31 октября 1870 г.

//http://www.hrono.ru/dokum/1800dok/18701031.html. Ссылка действительна на 31.05.2011


Приложения

Приложение №1 «Сан-Стефанский мирный договор».

Сан-Стефано,

19 февраля/3 марта 1878 г.

СТАТЬЯ I

Дабы положить конец непрестанным столкновениям между Турцией и Черногорией, граница, разделяющая оба государства, будет исправлена согласно с прилагаемой при сем картой и сообразно с оговоркой, ниже помещаемой, следующим образом:
От горы Доброшицы граница проследует, по указанной Константинопольской конференцией черте, чрез Билек до Корыта. Отсюда новая граница пройдет к Гацко (Метохия-Гацко будет принадлежать Черногории) и к слиянию рек Пивы и Тары, поднимаясь к северу но течению Дрины, до ее слияния с Лимом. Восточная граница Княжества пойдет вдоль этой последней реки до Приеполья и направится чрез Рошай к Сухой-Планине (оставляя Бихор и Рошай Черногории). Охватывая Ругово, Плаву и Гусинье, пограничная черта будет следовать по горной цепи чрез Шлеб, Паклен и вдоль северной границы Албании по хребту гор Копривника, Баба-врха и Бор-врха, до высшей точки горы Проклети. Отсюда граница направится чрез высоту Бискащика и по прямому направлению подойдет к озеру Ижичени-Хоти; прорезав Ижичени-Хоти и Ижичени-Кастрати, она пересечет Скутарское озеро и упрется в Бояну, по руслу которой достигнет моря. - Никшич, Гацко, Спуж, Подгорица, Жабляк и Антивари останутся за Черногорией.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Быть честным выгодно, но некоторым людям кажется, что это недостаточно выгодно. Фрэнк Хаббард
ещё >>