И совершенстве - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Меркюри-Терентьев Александр 1 15.31kb.
И совершенстве 24 4786.13kb.
Умная и образованная Клеопатра, в совершенстве владеющая искусством... 1 88.49kb.
Высший пилотаж. "Русские витязи" 6 1278.01kb.
Мимолетное счастье 1 135.2kb.
Конкурс команд педагогов дополнительного образования детей «Мастерство... 1 135.43kb.
3. Технология изготовления биполярного транзистора кт380 1 51.62kb.
Мбоу сош с. Арыг-Узю мо педагогов организаторов 1 162.15kb.
Рассказ про бодхисаттву тактунгу ("всегда плачущего") в давние времена... 1 37.7kb.
Правовая культура и Правосознание Правовая культура— 1 138.53kb.
Николай Николаевич Раевский 1 100.3kb.
Фридрих Хайек. Пагубная самонадеянность «Пагубная самонадеянность» 3 454.55kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

И совершенстве - страница №23/24

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

О СОВЕРШЕНСТВЕ

Глава первая


ПОНЯТИЕ СОВЕРШЕНСТВА В ЭТИКЕ

I. Понятие совершенства

1

«Совершенство» – одно из тех слов, которые понимает каждый, но мало кто задумывается об их смысле. Собственный смысл слова можно обнаружить, если задуматься над его происхождением. А именно: «совершенство» произошло от латинского слова perfectio (завершение), а «совершенный» – от perfectus (завершённый). Оба эти слова образованы от perficio, что означает «завершать», «доводить до конца». Следовательно, perfectio означает дословно «совершение», «окончание», «доведение до конца»; а perfectus означает то же, что «совершенный», «законченный», «оконченный» (в грамматике, например, perfectum переводится как «прошедшее время»).



«Словарь» Амвросия Калепино (изданный в 1626 г.) приводит в качестве синонимов к perfectum следующие слова: латинское ad exitum perductum, absolutum, английское performed, немецкое zum Ende gebracht, польское doskonalie, а к слову perfectio немецкое Vollendung и польское dokonanie.

Другие старинные словари дают в качестве синонимов к слову «совершенство» также слово integritas (безупречность), а к слову «совершенный» – finitus, consummatus (определенный, совершенный). Новый «Полный латинский словарь» (Lexicon totius latinitatis, VII, 1945) указывает, что perfectus переводится как «абсолютный, завершенный», «законченный во всех своих частях». Слово integer, очень близкое по смыслу к слову «совершенство», означает то же, что и «целый», «полный», «без изъянов». Близко по смыслу также слово plenus (полный).

Многие современные языки переняли свои термины непосредственно из латинского: французский parfait и perfection,

336


итальянский perfetto и perfezione, английский perfect, perfection. Русское прилагательное «совершенный» также означает не что иное, как «законченный». Такое же значение имеет чешское слово skonalost, словацкое dokonaly, dokonalost. Польское слово doskonały (совершенный) также происходит от слова dokonały (законченный), и только прибавление буквы «s» в середине слова заслонило его происхождение.

Если не синонимом слова «совершенный», то очень близким ему по смыслу является «превосходный» и его латинский аналог excellens. Г. Кнапский в своем «Польско-латино-греческом словаре», изданном в Кракове в 1623 г., дает в качестве синонимов perfectus слова: изысканный, превосходный, исключительный, наилучший (exquisitus, excellens, eximius, lectissimus). В старинных текстах слова совершенный и превосходный (perfectus et excellens) часто употребляются вместе. А их польские аналоги в разговорной речи нередко употребляются как взаимозаменяемые, хотя все понимают, что они имеют разное значение.

Следует добавить: генеалогия слова «совершенство» ведется не только из латыни, но из еще более древнего греческого языка. Латинское слово perfectus было аналогом греческого τέλεος (законченность), очень важного для древних. Чаще всего этот греческий термин имел конкретные десигнаты1: совершенство врача или флейтиста, совершенство комедии или совершенство общественного устройства. Точно так же и греческое слово τελειότης, (завершенность) не было еще отягощено таким абстрактным и суперлятивным смыслом, как perfectio и современное «совершенство». Чтобы избежать этих смысловых оттенков, в англоязычных странах переводят этот греческий термин как completeness (законченность), а польская переводчица «Этики к Никомаху» Аристотеля Д. Тройская – не как «совершенство», а как «полнота» (zupełność).

В Греции это слово было наивысшей похвалой: «Совершенное для всех желанное и всеблагое» (τόγε, τέλειον… καί τό παντάπασιν α̉γαθόν),– писал Платон2. А Аристотель говорил, что «все» (πα̃ν) и «совершенное» – это выражения, имеющие одно и то же значение. Платон связывал слово



1 Десигната – означаемое, содержательная сторона знака языкового, находящаяся в неразрывной связи с другой его стороной – означающим.– Прим. ред.

2 Платон. Соч. в 3-х томах, т. 3, ч. I, M., 1971, с. 78.
337

τέλεος (совершенный) со cловом ίκανός (законченный). Когда-то слово «совершенный» употреблялось наряду со словами целый, весь, ‛όλος.



2

Термин «совершенный» употребляется в наше время в разных случаях.

A. Мы говорим о совершенстве реальных вещей, но и о совершенстве абстрактных конструкций, как, например, совершенный треугольник или совершенная дробь. Математики говорят о совершенных числах.

Б. Мы говорим о совершенстве природы, но также, и даже чаще, о совершенстве произведений рук человеческих, когда они полностью соответствуют целям, ради которых были созданы: совершенная машина, совершенное оружие.

B. Мы говорим о совершенстве целого (совершенный человек, совершенный часовой механизм, а в философии – совершенное бытие, жизнь), но также о совершенстве отдельных частей, черт, как, например, особая цельность или гармоничность, свойственная некоторым людям. Так понимается совершенство стрелка, который всегда попадает в цель, и совершенство корректора, который не пропускает ни одной ошибки.

Г. Обычно мы говорим о совершенстве с одобрением (совершенный характер, совершенный образец, совершенная машина), но иногда также и для обозначения отрицательного качества, если оно выступает в преувеличенном виде. В этом смысле еще Аристотель писал о совершенном (законченном) злодее, в средние века Дунc Скот о законченном клеветнике (perfectus calumniator) и обманщике (latro), а в новое время Ларошфуко о совершенном (законченном) негодяе. Но и в современных языках (особенно во французском) встречаются такие выражения, как «совершенный идиот», «совершенный дурак». Таким образом, совершенство всегда означает крайнюю степень, вершину: обычно верх чего-то, но иногда, в виде исключения, низ.

В разговорной речи название совершенных дается, в частности, следующим категориям предметов. Предметам, которые создаются с помощью техники для удовлетворения потребностей людей, как, например, ткацкие машины, поезда. Но оно дается также и природным объектам, которые человек использует для удовлетворения своих потребностей, например лошадям и коровам, пшенице и свекле. Это

338

означает, что в разговорной речи данное слово употребляется там, где предмет можно соотнести с целью, ради которой он был произведен.

Слова «совершенный» и «совершенство» обычно употребляются и как научные термины: в математике и науках о природе, таких, как физика, химия, кристаллография. Они используются и в гуманитарных науках, хотя в современных реже, а также в философии: в онтологии и теологии, этике и эстетике. В отдельные периоды они были основными терминами в этих науках, в другие – почти исчезали. Одним из первоначальных вопросов данной проблемы был вопрос, является ли та или иная вещь совершенной. Однако в определенный момент возник также вопрос, является ли совершенным мир в целом. Это был уже вопрос «метафизического» характера, когда то же самое понятие использовалось в далеком от практической жизни смысле.

Вот что можно сказать об этимологии, синонимах и обычных способах употребления слова «совершенство».



3

«Совершенство» является понятием, значение которого с давних пор устанавливается относительно условно. Самая ранняя дефиниция, достаточно точная и учитывающая оттенки понятия, известна со времен Аристотеля. Он дал ее в «Метафизике», в книге «Дельта», имеющей характер словаря. Там выделены три значения понятия или, скорее, три оттенка его значения, но, во всяком случае, три разных понятия совершенства.

A. Совершенно то, что является полным, содержит все необходимые части, «вне чего нельзя найти хотя бы одну его часть»1. Согласно этой дефиниции, не будут, например, совершенными часы без пружины или с вынутым циферблатом.

Б. Совершенно то, «что является настолько хорошим, что по достоинствам и по ценности не может быть превзойдено в своей области» 2.

B. Совершенно то, что «достигло хорошего конца»3, Первое из этих понятий совершенства содержится во

1 Аристотель. Соч., т. I. M., 1976, с. 169.

2 Там же.

3 Там же.

339

втором, поэтому два первых значения не были поводом для разногласий в его понимании. Ощутимой была разница между первыми двумя значениями и третьим, приводящая к двойственности понятия. Эту двойственность четко выразил Фома Аквинский, разделяя совершенство: когда предмет совершенен сам по себе, как он говорил, совершенен в своей субстанции, и когда предмет в совершенстве соответствует своей цели 1.

В течение веков многократно возобновлялись попытки определить совершенство; одни были похожи на аристотелевскую дефиницию, другие в большей или меньшей степени отличались от нее. Заслуживают особого внимания следующие:

1. Совершенно то (согласно этимологии и наиболее раннему смыслу слова), что завершено, доведено до конца, а поэтому полно, к чему уже ничего нельзя добавить и вместе с тем от чего ничего нельзя отнять. Это – собственный смысл совершенства, о котором следует помнить, говоря о нем: совершенный = совершённый = доведенный до конца = целиком законченный. В латинском варианте эта дефиниция звучит следующим образом: perfectum est ciu nihil deest2. Частично такое понимание имеется у Аристотеля, а именно в первой его дефиниции, а еще четче оно проявилось в «Физике». Эта формула совершенства длительное время была очень распространенной и поэтому позднее многократно повторялась схоластами (особенно Фомой Аквинским) и гуманистами эпохи Возрождения (например, Д. Барбаро).

2. Совершенно то, что выполняет все присущие ему функции. Это определение дает К. Гален. «Пусть ни одна из присущих человеку способностей не остается без применения»,– писал он в работе «Об истощении» («Περί μαρασμου̃», 375). Оно похоже на третью дефиницию Аристотеля. Затем один из вариантов такого определения сформулировал Фома Аквинский: совершенно то, что достигает всего, к чему способно по своей природе, «природа – восприимчива», отмечал он в сочинении «О потенции» («De potentia», 5, 12).

3. Совершенно то, что достигло своей цели. Эта мысль, сходная с третьей дефиницией Аристотеля, высказывалась позже многими мыслителями. Фома Аквинский писал:



1 См.: Thomas Aquinas. Summa theologiae, I q, 73 a,

2 «Совершенно то, в чем нет ничего недостающего».

340


«Говорят, что все совершенно в той мере, в которой оно достигает собственной цели, что есть высшее совершенство вещи»1.

4. Совершенно то, что просто, несложно. Так считали некоторые мыслители, об этом, в частности, писал Амвросий Калепино в сочинении «Об Исааке и душе» («De Isaac et anima», VII, PL 14, 524).

5. Совершенно то, что гармонично, построено согласно единому принципу. Это понимание типично для Возрождения. В соответствии с ним художники эпохи Ренессанса считали совершенным образ круга и «как могли использовали его в своем искусстве.

6. Совершенно единство в разнообразии, согласие при различии мнений (consensus in varietate). Это определение исходит от X. Вольфа («Онтология», 1729, § 503) и было принято в его школе. В этом духе ученик Вольфа А. Баумгартен определял совершенство как «согласие», «созвучие» (Zusammenstimmung).

Таковы главные определения, все остальные суть либо их варианты, либо менее удачны или важны исторически. Когда в XVII в. появились философские словари, они сохраняли верность традиционным определениям. Совершенство определялось как высшая степень того, чем вещь может быть: «сущее определяется в конечном счете наличием соответствующей ему степени безупречности и добротности», а иногда для его определения использовалось двойное отрицание: «совершенно то, у чего не отсутствует ничего из того, что составляет его суть»2.

Среди данных шести определений следовало бы выделить дефиниции и теорию. Дефинициями являются те, которые дают значение понятия «совершенный», а теориями – те, которые указывают на существенные черты предметов, определяемых как совершенные. Поэтому из перечисленных шести только три первые – дефиниции. Три последние суть теории и теории важные, имеющие широкое признание. Отсюда можно сделать вывод, что дефиниции были готовы уже у Аристотеля, в то время как теории возникали также и позже.

Из трех классических аристотелевских дефиниций две первые мало различаются между собой: они скорее разные

1 Thomas Aquinas. Summa theologiae, II-a, II-ae, qu, 184 a. 1.

2 Lexicon philosophicum, 1653, s. 814, 812.

341

формулы одной дефиниции, обе они противостоят третьей, И эта разница очень важна. Схоласты, в особенности Фома Аквинский, четко различали два вида совершенства. Первое появляется тогда, когда вещь совершенна сама по себе, «совершенна по своей субстанции», второе – когда она соответствует своей цели1, то есть является совершенством на службе какой-то другой вещи. Книга М. Фосса «Идея совершенства в западном мире», едва ли не единственное в XX в. исследование понятия совершенства, содержит положение, что «совершенство есть соответствие действительности понятию о ней. Каждая вещь, которая оказывается соответствующей тому представлению, которое о ней имеется, является совершенной»2. Конечно, это не дефиниция совершенства; в лучшем случае это – теория совершенства, причем субъективистская, доказывающая, что совершенство самих вещей является мнимым. Она возникла в наше время, и если раньше и высказывались такие идеи, то они не дошли до нас.



4

Варианты понятия совершенства были бы установлены уже две тысячи лет тому назад, если бы они не смешивались с другими, близкими им понятиями.

Во-первых, с понятием того, что является наилучшим, лучшим по сравнению с другими объектами, отличающимися от них. Собственное название этого понятия было не «совершенное» (perfectio), а «превосходное» (excellentia). Из синонимов, приводимых Кнапским, сюда относятся «превосходный», «наилучший» (excellens, lectissimus). В древности эти понятия часто употреблялись попарно и были взаимозаменяемы. Однако эти две высокие оценки различаются весьма существенно: «превосходное» является выделением из многого, подразумевает сравнение, а «совершенное» сравнения не содержит, и если что-то признается совершенным, то само по себе, без сравнения с другим. Лейбниц, который много размышлял о совершенстве и считал мир наилучшим из возможных, не утверждал, однако, что мир является совершенным. Механизм смешения этих двух понятий все же вполне понятен, ибо как «совершенный», так и «наилучший»

1 Thomas Aquinas. Summa theologiae, I 6, 3; I 73, 1.

2 Fоss M. The idea of perfection in Western world, Princeton, 1946, p. 8.

342

– это наивысшая оценка, и они отождествляются именно благодаря тому, что и то, и другое понимается как наивысшее. Эта ошибка не имеет значения для разговорной речи, но она служит помехой в абстрактных философских рассуждениях, в области онтологии и теологии.

Во-вторых, «совершенный» в разговорной речи понимается просто как «очень хороший», «имеющий много достоинств» или «большие достоинства». Можно сказать, что наряду с философским, научным существует другое понятие – понятие разговорной речи, наряду со сравнительно узким – очень общее. В некоторых случаях, например в выражении «совершенный часовой механизм», который показывает точное время, понятие разговорной речи сближается с научным, но в других случаях оно весьма далеко от него, как, например, в выражениях «в совершенстве приготовленный обед», «в совершенстве сшитый костюм», «совершенно чистый воздух». Самое большее можно сказать, что это – приблизительное совершенство. «Словарь польского языка» дает в качестве синонимов слова «совершенный» следующие слова и обороты: «характеризующийся наивысшим качеством», «свободный от всяких дефектов, недостатков, поломок, ошибок», «имеющий все достоинства», «наилучший», «образцовый», «несравненный», «превосходный», «прекрасный», «отборный», «исключительный», «отличный», «замечательный». Все эти слова и выражения означают наивысшие качества, но совершенство stricto sensu есть наивысшее качество особого рода.

Отождествлению слова «совершенный» со словами «наилучший» и «очень хороший» способствовало то, что в нашей речи «совершенный» имеет двоякое значение: относительно узкое и широкое, повседневное, разговорное, не отличающееся от «очень хорошего».

То, что «совершенный» существенно отличается от других прилагательных, и в особенности от «наилучшего», «высочайшего» (optimus, summus), отчетливо выразил Цицерон в сочинении «О наилучшем роде ораторов». Выделяя наилучшего из поэтов, трагических, эпических и комических, он пишет, что не будет искать наилучшего, «ибо я ищу совершенного: ведь один только род совершенен»1, то есть совершенство одно для всех видов.

1 Сiсеrо. De optimo genere oratorum, I, 1.

343

Это наивысшая оценка: «наилучший» – это наилучший в своем роде, а «совершенный» совершенен абсолютно.

Совершенство никогда не было и не является сравнительным или относительным понятием (другое дело, что каждая вещь обладает соответствующим ей совершенством). Оно не является также и негативным понятием: в его дефиниции имеется отрицание, но двойное – отсутствие недостатков. Оно не есть также понятие, поддающееся сравнению: средневековый автор, разъясняя, что такое совершенная любовь, отмечает, в частности, что «совершенная любовь» – не что иное, как просто «любовь». То же происходит и с другими совершенствами. В уже упоминавшемся «Философском словаре» все же выделено понятие «высшего совершенства», заимствованного у Декарта, который писал, что существуют разные степени совершенства: подлинное совершенство присуще богу, все остальное – только приблизительное совершенство. Но это – специфически декартовский способ мышления и понимания.

Понятие совершенства было в принципе понятием постоянным, однако в ходе исторического развития произошли существенные изменения в его содержании. У древних, прежде всего у Аристотеля, оно было понятием человеческого масштаба, касалось умения, способностей и дел людских, оценкой искусства врача и музыканта и не имело не только теологического значения, но и морального. Такое значение это понятие приобрело значительно позже, только в XVII в.

II. Парадоксы совершенства

1

Результатом сосуществования в языке двух понятий совершенства, узкого (научного) и более широкого – понятия разговорной речи, явились различные парадоксы. Один из них звучит так: наивысшим совершенством является несовершенство. Этот парадокс обнаружен в работе Дж. Ванини, философа XVII в., который ссылается на своего предшественника из XVI в. Ж. Скалигера, а этот последний в свою очередь ссылается на древнегреческого философа Эмпедокла. Как Эмпедокл, так и оба итальянских философа понимали, что если бы мир был совершенным, то его нельзя было бы улучшать, а тем самым не было бы подлинного



344

совершенства, ибо оно предполагает прогресс. А следовательно, «мир совершенен благодаря своему несовершенству».

Подлинное совершенство состоит в непрерывном улучшении, постоянном дополнении, обогащении, появлении новых объектов, качеств, ценностей. Если бы мир был так совершенен, что в нем не оставалось бы места для нового, то он не имел бы наивысшего совершенства: если бы мир был совершенным, то он не был бы совершенным. А. Новицкий пишет: «Для Аристотеля «совершенный» – «законченный» («ни прибавить, ни убавить»). Для Эмпедокла – как это излагал Ванини – совершенство основано на неоконченности, поскольку она включает возможность развития и обогащения новыми качествами; это связано с эстетикой барокко ... совершенство произведений искусства состоит в побуждении зрителя или слушателя к активности, к дополнению произведения усилиями разума и воображения».

Правда, этот парадокс трудно обнаружить во фрагментах уцелевших произведений Эмпедокла; но так или иначе он имеет долгую историю и, вероятно, был провозглашен в эпоху Возрождения. Парадокс возникает из-за двойственности понятия «совершенство»: в узком значении оно означает то, что имеет все достоинства, а в широком – то, что имеет большие достоинства, большие по сравнению с другими.

Таким образом, Скалигер и Ванини большим достоинством мира считают отсутствие у него всех достоинств, ибо тогда он может улучшаться в своем развитии, совершенствоваться. Существуют недостатки, но важна перспектива на улучшение. При этом то, что совершенно в широком значении слова, не является им в узком значении, но также то, что совершенно в узком понимании, не является таковым в широком понимании. Так можно решить парадокс Эмпедокла – Ванини.

2

Следует отметить, что на подобный парадокс (не называя его парадоксом) указал также Декарт. «Нельзя возражать против того,– писал он в «Размышлении о первой философии...»,– что наибольшее совершенство господствовало бы в мире тогда, когда отдельные его части были бы свободны от недостатков, а другие – нет, чем если бы все были абсолютно подобны». На что Гассенди ответил: «Это звучит так же, как если бы кто-то сказал, что наиболее совершенной



345

является республика, когда в ней некоторые граждане плохие, чем когда все хорошие.[...]. И как не следует желать, чтобы некоторые граждане были плохими для того, чтобы оттенить хороших, точно так же, по-видимому, не следует желать, чтобы некоторые части мира были осуждены на недостатки для того, чтобы лучше оттенять те, которые могли бы быть свободными [от недостатков]». .(«Objectiones ad meditationes Cartesii», V.)

Другой парадокс был сформулирован еще Августином Блаженным: «Совершенство есть знание человека о своем несовершенстве» 1.

В разных версиях и вариантах этот парадокс многократно повторялся. В XVII в. Ф. Фенелон писал: «Доказательством совершенства является отсутствие претензии на то, чтобы быть совершенным». А другие утверждали, что наиболее убедительное проявление нашего совершенства – это «открытое признание нашего несовершенства».

Этот парадокс можно решить следующим образом: осознание нашего несовершенства (в узком смысле) является подлинным совершенством (в широком смысле); или: осознание абсолютного несовершенства вещей является относительным совершенством; или: можно только более или менее приблизиться к идеалу совершенства, но нельзя его достичь; его не достигает ни человек, ни природа.

Иногда совершенство понимается как идеал, предел надежд и мечтаний, предельное понятие, идеальная конструкция, недостижимое состояние, но в то же время и как реальное приближение к идеальному состоянию. Идеальное совершенство является понятием комплексным, если можно так сказать: оно означает не какое-то отдельное достоинство, даже и в максимальном размере, но совокупность достоинств, их множество, гармонию между ними, положительный баланс жизни.

Наши самые общие идеалы – мудреца и гения, полноты и гармонии жизни – концентрируются в идеале совершенства. Он представляет собой позитивный критерий жизни «а основе объективных ценностей. Люди же мечтают о другом аналогичном идеале, также позитивном критерии жизни, но на субъективной основе: это идеал счастья. Совершенным

1 Augustinus. Sermo, CLXX, 8, PL, 5 с. 931,

346

будет тот, кто располагает всеми достоинствами, а счастливым тот, кто полностью доволен жизнью. Оба они – идеалы, которыми измеряется действительная жизнь. Однако всегда сохраняется различие между идеалом и жизнью. Как гласит французская поговорка: «Человек страдает, но верит в счастье, оступается, но верит в совершенство».

Следующий парадокс совершенства возникает тогда, когда это понятие употребляется в значении высокой оценки, высшей похвалы. Парменид называл совершенным космос, Декарт видел в совершенстве главное определение бога; учебники этики называли совершенными великих и знаменитых людей; историки искусства если и говорили о совершенных произведениях, то имели в виду классику. И в то же время, как пишет Фосс: «Чем более ограниченной является цель предмета, тем быстрее можно ожидать, что будет достигнуто совершенство. Поэтому совершенство есть то, с чем мы встречаемся в простых случаях, в повседневной жизни»1. Людям узкой специализации, с ограниченным полем деятельности легче достичь совершенства. Более того, продолжает Фосс, собственно только «подсознательная инстинктивная необходимость благодаря своей точности и надежности является совершенной». Конечно, многие простые вещи совершенны в своем роде – какой-нибудь ключ от лифта, штопор и т.п.

Парадокс заключается здесь в том, что понятие совершенства сопряжено в нашем языке и сознании с тем, что является наилучшим и наивысшим. А также в том, что философов интересует совершенство не ключа от лифта, а совершенство мира, людей, дел.

«Совершенство» – термин, употребляемый во многих сферах: от различных наук до повседневной жизни. О совершенстве говорят в математике, физике, химии; иногда в науках о природе, например о совершенных кристаллах, о совершенном тюльпане. В общественной сфере скорее политические деятели, а не ученые писали о совершенном состоянии общества, воображая, что они способны организовать мир совершенным образом; поэтому термин «совершенство» обычно не употребляется в общественных науках. С помощью техники налажено производство совершенных предметов – машин, аппаратов, лекарств, совершенных средств связи, транспорта или продуктов питания. Дискуссии

1 Fоss M. The idea of perfection in Western world, p. 10.

347

же по проблеме совершенства – сфера деятельности философии, различных ее дисциплин. Ниже будут рассмотрены понятие и теория совершенства в этике, эстетике, онтологии, теологии1.

В теории познания этот термин вообще не употребляется, так как его успешно заменяют другие термины, прежде всего «истина» и «познание». Если истина не является совершенной, она не истина, а в лучшем случае правдоподобие. Если познание не является совершенным, то оно есть допущение, мнение, а не познание. И только в широком понимании слова познание трактуется как неполная индукция или научные гипотезы: это скорее средства, облегчающие и дополняющие познание. В древности прослеживается целая плеяда фанатиков совершенного познания – от Парменида до Платона; все, кроме совершенного познания, понимаемого чисто рационалистически, было для них мнением, если не заблуждением. В новое время известным искателем совершенной истины был Декарт, а также Спиноза в своем геометрическом методе.

Итак, существовали две сферы совершенного познания: самоочевидности рационалистов и факты эмпириков. Их объединил Юм: либо утверждения, касающиеся величин и чисел, либо факты; все остальное – это только «фикции и иллюзии». В еще большей степени попытки ограничить познание совершенным познанием свойственны современной философии.

Главный парадокс совершенства – что несовершенство является совершенством – по-видимому, может относиться только к человечеству. Между тем mutatis mutandis он появляется также в сфере материальной, технической, и именно в современную эпоху. Научно-технический опыт подтверждает, что в некоторых случаях несовершенство строения материи служит причиной совершенства техники. Нерегулярность кристаллов-проводников (то есть их определенное несовершенство) является условием создания высокочувствительных (в определенном смысле совершенных) технических приборов. Технология получения полупроводников состоит в конечном счете во введении в полупроводниковые кристаллы некоторых разрушений, то есть несовершенств. Решение этого парадокса лежит в различении

1 Мы ограничимся рассмотрением понятия совершенства в этике.-Прим, перев.

348

двух понятий совершенства: в смысле регулярности и в смысле полезности. В технике несовершенство является совершенством в том смысле, что нерегулярность – полезна.


III. Моральное совершенство

1

Проблема совершенства в этике не сводится к тому, является ли человек совершенным или должен быть таковым, хорошо ли, чтобы человек был совершенным, и поэтому должен ли он стремиться быть совершенным. Точно так же не ставится вопрос о совершенстве других людей, о том, насколько можно влиять на их совершенство. Этическая постановка вопроса о совершенстве следующая: если человек должен добиваться совершенства, то каким способом он может достичь его?



Для многих мыслителей совершенство человека – моральное совершенство, было и остается кардинальной проблемой совершенства. Именно так ее понимал много веков назад Кассиодор: совершенство – продукт воли и действий человека.

Анализ проблемы совершенства в истории европейской этики следует начинать с Платона. Несмотря на то, что термином «совершенство» он пользовался редко, идея добра – основное понятие его философии – вряд ли отличалась от идеи совершенства; согласно его убеждению, приближение к идее совершенства делает людей совершенными.

Несколько позже стоики ввели в этику понятие совершенства. Они определяли его как гармонию: гармонию человека с природой, с самим собой, с разумом. Достигший этой гармонии будет жить прекрасной жизнью, следовательно, будет обладать всем, что есть действительно ценного и необходимого. А эту гармонию – совершенство – они считали достижимой, доступной каждому.

Платон и стоики ввели понятие совершенства в философию, а в христианстве оно стало понятием религиозным. Тогда же из термина отдельных школ и ученых оно превратилось в общеевропейское понятие: оставаясь философской идеей, оно становится одной из главных идей христианской философии.



349

Христианское истолкование совершенства опирается на Евангелие. Основой послужил текст Евангелия от Матфея, где сказано: «Будьте столь же совершенны, как отец небесный» (5, 48). Смысл этого высказывания повторяет Евангелие от Луки с той только разницей, что здесь вместо слова «совершенны» употреблено «милосердны». Несомненно, что Евангелие от Матфея включало «милосердие» в состав понятия совершенства 1.

Ранние христианские тексты полны призывов к совершенству. Многие из этих призывов собраны в небольшом трактате Августина Блаженного «De perfectione iustitiae hominis» (PL 44 с. 293), это как бы «сумма совершенства» (summa de perfectione). Упомянутые призывы восходят еще к Ветхому завету, затем повторяются в различных псалмах.

Совершенство в этих текстах служит лишь одним из многих названий для одного и того же качества, его синонимами являются «безупречность», «справедливость», «доброта» и др. Все они означают то же, что и совершенство, причем в узком значении этого слова: как то, в чем отсутствуют недостатки.

Августин Блаженный объясняет, что совершенным и безупречным правильно будет называть не только того, кто уже является совершенным, но кто настойчиво стремится к совершенству. Здесь, следовательно, имеется в виду понятие совершенства в широком смысле слова, охватывающее не только полное совершенство как таковое, но и то состояние, которое приближается к совершенному. Это моральное понятие совершенства, стало быть, не так уж далеко от того, которое употребляется в точных науках. Следует также отметить, что это первое древнехристианское понятие совершенства не так уж далеко и от современного понятия совершенствования. Во всяком случае, несмотря на то что понятие совершенства понималось как идеальное, оно охватывало и реальные явления, близкие к идеальному понятию:



1 В упоминавшейся выше книге М. Фосса выражается сомнение, не является ли вообще понятие совершенства в христианской этике случайностью, результатом ошибки. Собственные слова Христа, пишет Фосс, должны быть такие, как у Луки, то есть «будьте милосердны» (Евангелие от Луки, 6, 36); они ошибочно поданы у Матфея как «будьте совершенны», ибо милосердие более соответствует христианству. Однако слова «безупречный», «беспорочный» ближе к совершенству, чем к милосердию.

350

совершенство в приближении. Амвросий Калепино писал даже о степенях совершенства (gradus piae perfectionis).

Однако Священное писание одновременно с идеей совершенства высказало сомнение о том, что оно достижимо для человека. Совершенство вошло в христианскую этику со знаком вопроса: оно есть наивысшая цель, но достижима ли она? Уже в V в. в лоне христианской церкви зарождаются два воззрения на совершенство: согласно одному, человек сам может его достичь на земле, согласно другому, это может произойти только с помощью особой милости божьей. Победило второе воззрение. В наибольшей степени этому способствовал Августин Блаженный, не признающий возможности полного совершенства человека. Противником его выступил Пелагий, но он был осужден в 417 г., и воззрение Августина Блаженного восторжествовало.

Церковь не осудила, однако, писем Псевдо-Ареопагитик (так называют анонимные письма V в., выдаваемые за произведение первого епископа Афин): они провозглашали естественную возможность человека достичь совершенства, то есть мысль иную, чем воззрение Августина Блаженного. В течение многих веков два воззрения противоборствовали в христианстве.

Что для христианства составляло сущность совершенства? Если для античных философов это была гармония, то для христианских теологов – любовь. Эта совершенная любовь есть прежде всего любовь к богу, но нельзя любить бога, не любя ближних.

В средние века господствует убеждение, что полное совершенство здесь, на земле, естественными средствами недостижимо (согласно Августину Блаженному). А те, кто защищал возможность совершенства, были осуждены Венским собором, а затем еще раз Тридентским собором.

Несмотря на то что совершенство наступит только в конце истории, как учила религия, каждый может и должен приближаться к совершенству, доступному человеку. К этой цели стремились тысячи средневековых духовников и монахов, а рассуждения по моральной теологии и аскетике содержали в большом количестве указания, как приблизиться к этой цели. В основном это были простые рецепты. Относительное совершенство человека зависит от «силы,

351

мудрости и воли». Фома Аквинский разъяснял, что совершенство требует «упорядочения и управления» силами человека1. Таким образом, идея совершенства превратилась в идею самосовершенствования.

В средневековой концепции совершенствования, особенно в ее позднейшей версии, кое-что может быть понятно и близко современному человеку. Во-первых, мысль, что совершенство есть следствие развития. Как писал П. Лом-бардо, никто не рождается совершенным, но рождается, чтобы стать совершенным, и становится им постепенно. Во-вторых, совершенство имеет не только личный источник, но и общественный. Поскольку же личность формируется в обществе, то этот второй источник совершенства включает в себя первый.

Тезисы о самосовершенствовании сохранились и до нашего времени. Их можно найти в современных учебниках по моральной теологии. Условием совершенствования является, прежде всего, желание совершенствоваться, постоянство стремления и усилий (причем усилие необходимо не только в великих делах, но также и в самых мелких), а также осознание собственного несовершенства.

Позже возникло другое понимание совершенства, типичное для эпохи Просвещения. Можно выделить следующие переходные этапы.

XIV в. был периодом особого интереса к проблеме совершенства, но не столько морального совершенства человека, сколько онтологического совершенства, а в XV в.– особенно в итальянском Ренессансе – совершенства в искусстве.

Для первой половины XVI в. характерно кальвинистское понимание совершенства, то есть совершенства, абсолютно не зависимого от милости бога.

Вторая половина XVI в. была периодом борьбы против реформации и Тридентского собора, возвращения католической концепции совершенства, вместе с тем героических усилий отдельных личностей (в частности, деятельность И. Лойолы) в поисках совершенства на путях умерщвления плоти и созерцания. Это был переломный момент в истории



1 Thomas Aquinas. Summa theologiae, II-a, II-ae, qu, 183 a, 2,

352

христианской идеи совершенства. И вместе с тем конечная ее точка: начались попытки реформы этой идеи, а затем возникла новая концепция совершенства – в духе Просвещения.

Первая половина XVII в.: усиление католической реформы идеи совершенства, времена К. Янсена и янсенизма, усиление убежденности в невозможности совершенства без милости бога: доктрина осужденная, но во Франции очень распространенная.

Вторая половина XVII в.: дальнейшее развитие науки о зависимости совершенства от милости бога, доктрина «квиетизма»1. Путем к совершенствованию могло быть пассивное ожидание милости бога, а не активное действие. Эту теорию впервые сформулировал М. де Молино, затем она распространяется во Франции, где ее некоторое время разделял Ф. Фенелон. Исходное положение «квиетизма» гласило, что единение с богом и постоянное спокойствие души достижимы благодаря пассивному состоянию созерцания, которое делает человека счастливым, лишая потребности в моральной и религиозной деятельности. Интересно, что крайняя теория Августина Блаженного не только была принята в V в., но спустя несколько веков еще усилилась, однако она не содержала в себе «квиетизма».

Первые столетия нового времени раскрыли еще один аспект этой проблемы. Не только достижение совершенства, но даже само стремление к нему требует преодоления человеческой природы. Оно требует огромных усилий – так думали некоторые известные мыслители этого времени. В то же время другие считали, что это усилие будет бесполезным, что совершенства невозможно достичь, его можно только ожидать, как милости божьей. Путем умерщвления плоти, как утверждали одни, и путем созерцания, как утверждали другие.

Начиная с XVIII в. религиозные концепции совершенства отошли на дальний план. Из общих убеждений они превратились в убеждения отдельных людей. Идея совершенства сохранилась, но целиком изменила свой характер. Оставаясь предметом веры и в эпоху Просвещения, она стала светской: совершенной является природа, совершенным является также человек, живущий согласно ее законам.



1 Квиетизм – религиозное учение, возникшее в XVII в. внутри католицизма, доводящее идеал пассивного подчинения воле бога до требования быть безразличным к собственному «спасению»,– Прим. ред.

353

В свете этой новой веры было провозглашено, во-первых, что самым совершенным является первобытный человек, ибо именно он ближе всего к природе. Стало быть, совершенство осталось уже далеко позади современного человека, а не ждет его впереди; цивилизация скорее отдаляет от него, чем приближает к нему. Вторая концепция была противоположной; цивилизация совершенствует человека, приближая его к разуму, а через него – к природе. Дорога к совершенству лежит через подчинение жизни разуму, который направляет ее, считаясь с законами природы.

Ретроспективная концепция совершенства имела предшественников в древности: как Гесиод, так и Овидий описывали золотой век, существовавший в начале истории, после которого шли худшие: серебряный, медный, железный. Что послужило поводом для возобновления этой концепции спустя два тысячелетия? Причиной был перелом, сложная духовная ситуация XVIII в., а поводом послужило знакомство европейцев с первобытными народами Америки. Обычно эта идея связывается с именем Руссо, который, однако, был только одним из многих мыслителей, писавших об этом. В самой Франции «Письма из далеких миссий», восхваляющие совершенство жизни первобытных людей, выходили в течение более полувека – с 1720 по 1776 г.

В середине столетия были популярны обе концепции: как усматривающая совершенство в прошлом, так и усматривающая совершенство в будущем, то есть тоскующая по природе и верящая в цивилизацию. Обе были проявлениями реакции не против идеи совершенства, а против ее трансцендентного понимания: как до этого критерием совершенства была идея бога, так теперь им стала идея природы, или цивилизации. Эта вторая в конечном счете возобладала и перешла в XIX в. как наследие Просвещения.

К этому времени развились те черты совершенства, которые некогда в средневековье были еще в зародышевом состоянии: его эволюционный и социальный характер. Отпала мысль, что совершенство является трансцендентным, имело значение лишь земное совершенство. Отпала также мысль, что оно есть результат милости божьей; сам человек должен стремиться к нему, и если его не может достичь отдельный человек, то может человечество. Если в средние века мерилом совершенства был бог, то теперь им стал сам человек: мерило стало более доступным. Это земное, человеческое совершенство, согласно утверждениям XIX в., могло в

354

конечном счете быть достигнуто каждым. А если не совершенство, то совершенствование. Оно стало великим понятием новой эры.

Был, правда, в середине XVIII в. момент полного отказа от идеи совершенства: он нашел свое отражение в Большой французской энциклопедии. В ней в статье «Perfection» (V, XII, 1765, р. 351) речь шла уже только о техническом совершенстве в смысле приспособления продуктов деятельности человека к целям производства; об онтологическом совершенстве, моральном или эстетическом даже не упоминалось. Единственное, что интересовало тогда,– это как разграничить случаи, когда продукты деятельности человека предназначены выполнять только одну задачу (как колонна, служащая только для того, чтобы поддерживать свод) и когда они предназначены выполнять несколько задач (как колонна, которая одновременно должна быть украшением здания).

Однако такое крайнее отношение к совершенству было в XVIII в. скорее исключением. Именно в XVIII в. появились великие декларации во имя будущего совершенства человека. Они содержались в работах Канта («Idee zu einer allgemeinen Geschichte in weltbürgelicher Absicht», 1784) и Гердера («Ideen zur Philosophie der Geschichte der Menschheit1, Tl 1–4, 1784–1791). Конечно, как считали в эпоху Просвещения, совершенство еще не является уделом людей, но станет им в будущем.

Его ожидали на разных путях. Отчасти на пути естественного развития и прогресса (представителем этой тенденции был Д. Юм), но в основном на пути воспитания (защитниками этого взгляда были Дж. Локк и Д. Гартли, а также деятели польского Просвещения), рассчитывали также на соответствующие государственные акции (К. А. Гельвеций, затем Иеремия Бентам), на сотрудничество людей (Ш. Фурье, 1808), значительно позднее – на евгенику2 (Ф. Гальтон, 1869).

1 Сокращенный русский перевод: «Идеи к философии истории человечества», 1829, 1959 гг.– Прим. ред.

2 Евгеника – теория о наследственном здоровье человека и путях его улучшения. Принципы евгеники впервые были сформулированы в 1869 г. Гальтоном, предложившим изучать влияния, которые могут улучшить наследственные качества (здоровье, умственные способности, одаренность) будущих поколений. Однако ее идеи в дальнейшем использовались для оправдания расизма. – Прим. peд.

355

И хотя основы веры в будущее совершенство человека менялись, но сама эта вера сохранялась: она связывала представителей эпохи Просвещения с идеалистами и романтиками, с Фихте, Гегелем, польскими мессианистами точно так же, как с позитивистами и эволюционистами XIX в.; Г. Спенсер был автором новой декларации, провозглашающей будущее совершенство человека.

Однако изменилось само понятие совершенства; оно уже было не чисто моральным. Совершенство человека понималось в том смысле, что он будет жить более разумно, мудро, более умело, счастливо, удобно, здоровой, полноправной жизнью. Идея совершенства человека стала намного всестороннее, чем когда-либо ранее. Но у нее не было другого названия, так как традиционное название совершенства имело моральную окраску, а теперь речь шла скорее о совершенстве разума, тела, общества, а также о гигиене и счастье.

Дж. Ньюмен писал в 1852 г.: «Хорошо было бы, если бы английский язык, подобно греческому, располагал каким-либо определенным термином для определения общего интеллектуального совершенства (perfection), аналогичного «здоровью», когда речь идет о «физиологических условиях» человека и «добродетели», когда речь идет о его моральной природе». Ньюмен признавал, что он «не может найти такой термин: слова «талант», «способности», «гений» представляют собой лишь исходный материал, а не это совершенство». В течение XIX в. так понимаемому совершенству стали давать название «культура» (в немецкой терминологии) или «цивилизация» (во французской терминологии).

Одним из элементов совершенства в новом его понимании было здоровье. Оно включает в себя не только хорошее физическое состояние человека, но и хорошее его психическое состояние.

В Преамбуле к Конституции Всемирной организации здравоохранения 1948 г. сказано: «Здоровье является состоянием полного физического и психического благополучия». Современные ведущие врачи предлагают развить данное определение, интерпретируя его не только статично, но и динамично: здоровым является не только человек, находящийся в данный момент в состоянии физического и психического благополучия, но также способный (благодаря естественной сопротивляемости или медицине) сопротив-



356

ляться болезням. Это еще одна, новая формула совершенного состояния человека.

Однако усилия, направленные на биологическое совершенство человека, не преодолели в XIX и XX вв. старого призыва к моральному совершенству. Он приобрел лишь то немаловажное отличие от традиции, что целью становится уже не совершенство, а совершенствование. Классическим представителем этой идеи в начале XIX в. был Фихте, а в Польше в XX в. – К. Михальский.

Во всяком случае, в новое время эта идея выступает без того ореола исключительности, который она имела раньше. Современная этика более плюралистична. Предписывать человеку, что он должен стремиться к совершенству, кажется столь же неправильным, как и порицать его за то, что он не стремится к нему. Можно хорошо жить согласно различным правилам, но не каждое правило подходит для всех.

Имеются даже некоторые основания считать, что мораль стремления к совершенству не будит всеобщей симпатии. Не только потому, что эта идея слишком трудна и потому ненадежна. Когда теория достигнет последней стадии совершенства, говорил А. Мицкевич, это послужит доказательством того, что та вещь, то искусство, то государство, подтянутые под теорию, уже умерли или умирают.

Более того: мы видим, что стремление к совершенству легко будит в людях чувство самодовольства и превосходства, те черты, которые называют фарисейскими. И точно так же известно, что это стремление часто является эгоцентричным и дает худшие результаты в моральном и общественном плане, чем поведение экстравертивное, основанное не на собственном совершенстве, а на доброжелательности и доброте по отношению к другим.



<< предыдущая страница   следующая страница >>



Тело — это наименьшее из того, что женщина может дать мужчине. Ромен Роллан
ещё >>