И проблемы безопасности россии - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закон «О полиции» есть, а бизнеса нет 1 32.49kb.
Дипломные работы Демографические проблемы России Наша тема "Демографические... 1 53.71kb.
Система оповещения в РФ на базе сети проводного вещания. Проблемы... 1 126.7kb.
Гостехкомиссия россии руководящий документ 1 93.06kb.
Галушко Нина Степановна о некоторых механизмах противодействия вызовам... 1 93.39kb.
Поиски и пути решения проблемы религиозной безопасности Украины... 1 145.33kb.
Курс лекций «Проблемы безопасности в информационных технологиях» 44 4619.39kb.
Современная экологическая ситуация и проблемы экологической безопасности 1 253.54kb.
Проблемы обеспечения безопасности в странах африканского рога (1990-2006) 3 392.34kb.
Проблемы и перспективы развития индустриального агропроизводства 1 242.69kb.
Приоритеты международного сотрудничества в аграрной сфере 1 129.24kb.
Главная интрига Узбекистана По какому пути пойдет государство, зависит... 1 144.53kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

И проблемы безопасности россии - страница №1/1

«Россия и мусульманский мир».-2009.-№4.-С.73-85.
ПОЛИТИКА НАТО В ГОСУДАРСТВАХ ЗАКАВКАЗЬЯ

И ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
Владимир Захаров,

кандидат исторических наук


Распад СССР и всей социалистической системы привел к настоящей геополитической катастрофе и актуализации в качестве важнейших восточной и кавказской геополитических проблем современности. Ослабление традиционного восточного вектора внешней политики России открыло возможности США и ведущим странам НАТО для усиления их влияния на регион. В условиях не­стабильности в Закавказье многое зависит от того, насколько Рос­сия способна проводить курс, соответствующий ее геостратегиче­ским интересам, а также приоритетам в области экономического сотрудничества со странами региона. Пассивная позиция России грозит возникновением новых «силовых полей» и непредсказу­емых геополитических конфигураций, потенциально угрожающих ее безопасности.

По определению З. Бжезинского, Закавказье - часть так на­зываемых «Евразийских Балкан». С востока и запада оно омывает­ся двумя морями (Черным и Каспийским). При этом Каспий, кото­рый на протяжении двух веков был поделен между Ираном и Российской империей, а затем СССР, теперь стал зоной интересов пяти прибрежных государств (Россия, Азербайджан, Иран, Казах­стан, Туркменистан). Таким образом, ситуация в Закавказье в не­малой степени зависит уже от положения дел в Центральной Азии и наоборот. Кроме того, в регионе все отчетливее просматриваются интересы внешних игроков. К их числу, прежде всего, относятся США, НАТО, Китай, Евросоюз, а также те государства, по терри­тории которых пролегают пути транспортировки каспийской нефти.

К 2005 г. завершилось в чем-то уникальное формирование национальных государств Южного Кавказа, вся система государст­венного управления которых была построена с учетом «отделив­шихся» (Абхазия, Осетия) и «присоединенных» территорий (Кара­бах). В регионе установился геополитический статус-кво: окончательно прозападная Грузия, балансирующий между Росси­ей и Ираном Азербайджан и еще пророссийская, но заинтересован­но заигрывающая с Западом, Армения. Чего ждать от них? Внеш­неполитическая ориентация «материковой» (без Абхазии и Осетии) Грузии на США останется практически неизменной в течение бли­жайших десятилетий. Азербайджан преуспеет в прозападном курсе в зависимости от «евроинтеграционных» и евроатлантических ус­пехов своих «западных ворот» - Грузии. Армению можно доста­точно условно назвать «политическим союзником» России, по­скольку непродуманные внешнеполитические шаги Москвы на протяжении последних двух десятилетий (особенно в период Б. Ельцина) серьезно подорвали двусторонние отношения и нанес­ли урон образу России в глазах дружески расположенной страны, заставляя властные структуры страны поворачиваться в сторону других политических игроков. Насколько в будущем Армения бу­дет придерживаться пророссийской ориентации, в немалой степени зависит и от успехов (или провалов) прозападного курса Грузии. Ведь в случае вступления Грузии в НАТО, следующим в военном блоке будет Азербайджан, и у Армении не останется выбора, кроме как тоже вступить в НАТО.

В начале 90-х годов XX в. Кавказ был объявлен одним из приоритетных регионов американской внешней политики. Однако эта же территория была и остается наиболее проблемной и уязви­мой для России, регион становится источником многочисленных угроз современной российской государственности. И вполне зако­номерно, что именно здесь российско-американские противоречия приобрели особую остроту. Видимо недаром ряд российских ана­литиков после нападения Грузии на Южную Осетию в августе 2008 г. высказал мнение, что это была попытка Америки чужими руками, но со своей военной помощью, прощупать обороноспособ­ность России. Главная задача США и их союзников по НАТО - по­литическая интеграция трех закавказских республик, их вступление в евроатлантическое сообщество и, таким образом, полное прекра­щение рудиментов былой российской «монополии» на Кавказе. Правда, как ни старалось бы руководство Грузии заявлять о своем вхождении в Объединенную Европу, вступление любого из трех государств Закавказья в состав ЕС Америкой вовсе не предусмат­ривается. Главным инструментом предстоящей интеграции в соот­ветствии с ее приоритетами должна стать только НАТО. Для своего легального продвижения Вашингтон объявил Каспийский и Кав­казский регионы «зоной жизненно важных американских интере­сов», которым отвечают:

- укрепление независимости, суверенитета и благосостояния стран региона;

- снижение вероятности региональных конфликтов через включение этих стран в международное экономическое сотрудни­чество;

- усиление энергетической безопасности США и их союзни­ков при помощи стран Каспийского региона;

- расширение в регионе возможностей для американских фирм.

Впрочем, если трактовать первый пункт более широко, то имеется в виду не просто суверенитет государств, появившихся на постсоветском пространстве, а их полный отход от России. Неко­торые аналитики высказывают мнение, что Кавказ привлекает Америку только перспективами обширного энергетического кори­дора. Если проанализировать направление внешнеполитической активности США, то явно видно, что оно полностью совпадает с маршрутами прохождения действующих либо планируемых к строительству магистралей транспортировки углеводородов. От­сюда сохранение намерений по развитию путей транспортировки энергоносителей и их «защите», в том числе военными средствами, которые будут оставаться и еще больше укрепляться в качестве одной из основных целей внешней политики США и после дости­жения соглашения между Россией, Казахстаном и Туркменией об увеличении пропускной способности российских трубопроводов. Правда, неизвестно, как могут повести себя руководители этих республик в различных ситуациях и как может измениться спектр их интересов. Введение в строй политически мотивированного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан с весьма спорной рента­бельностью подтверждает важность и привлекательность террито­рий стран Закавказья как транзитных, альтернативных по отноше­нию к России, путей транспортировки энергоресурсов.

Большой интерес у США и НАТО Закавказский регион вы­зывает использованием не только энергетики, но и особенностей его геополитического и геостратегического положения. Вашинг­тон, например, заинтересован больше всех в появлении новых ми­ни-государств на евразийском континенте, которые окажутся в полной зависимости от главного мирового арбитра. По утвержде­нию все того же З. Бжезинского, «именно Америка определяет сей­час направление движения человечества, и соперника ей не пред­видится». Первой «ласточкой» в выполнении этого глобального плана стало признание Косово, при практически полном молчании ООН. Вторым шагом может стать признание еще одного государства, возможно, Курдистана, и опять при полном непротивлении ООН. Это необходимо США для отказа от ялтинско-потсдамских соглашений, чтобы оправдать новый передел мира, основной целью которого становится получение доступа к природным ресур­сам региона, а в конечном счете - овладение нефтегазовым районом России. Для претворения этого плана в жизнь в государст­вах Южного Кавказа полным ходом трудятся США, не привлекая Россию ни в каком виде к сотрудничеству. Прогнозируя будущие сценарии мировой политики США, З. Бжезинский весьма откро­венно сформулировал ее суть на ближайшие годы: «В непостоян­ной Евразии первостепенная задача состоит в том, чтобы создать такие условия, чтобы ни одно государство или какая-либо комби­нация государств не смогли вытеснить США или даже уменьшить их решающую роль». Отсюда следует, что США должны быть постоянно готовыми контролировать возможное усиление других государств с тем, чтобы оно шло в направлении, не угрожающем главенствующей роли Америки в мире. На этой основе она закре­пила за собой право превращения в ведущего геополитического игрока в Южно-Кавказском регионе и не замедлила начать реализовывать его уже в конце XX в., все более наращивая темпы. Так, за прошедший период на постсоветском пространстве произошли три «цветные» революции, которые США не просто поддержали, а, по сути, провели.



Ослабление традиционного, многовекового вектора восточ­ной политики России открыло США возможность в значительной степени монополизировать влияние на развитие событий в районах Ближнего и Среднего Востока. Первый этап американского плана реконструкции этого региона касался стран, не имеющих общих границ с Россией, а намечающийся второй этап включает как по­граничные с бывшими республиками СССР страны, так и сами постсоветские государства. Подобные перспективы не только мо­гут привести к драматическим глобальным последствиям на Ближ­нем и Среднем Востоке, Южном Кавказе и в Центральной Азии, но и содержат непосредственные угрозы интересам безопасности и целостности России. Расширение НАТО на Восток стало постоян­ной темой международной повестки дня, непосредственно влияя на военно-политическую ситуацию в Закавказье. Возникновение крупномасштабных военно-политических и коммуникационных проектов, при пассивности России, способно изменить ситуацию в регионе. На карте мира могут возникнуть «силовые поля», влияние которых на международную обстановку будет чрезвычайно велико, а возникшие геополитические конфигурации могут нести в себе масштабные угрозы. «Продолжающееся расширение НАТО, созда­ние военной инфраструктуры на территории новых членов/кризис вокруг ДОВСЕ, Косово, планы размещения в Европе элементов ПРО - все это не работает на укрепление предсказуемости и дове­рия в нашем сотрудничестве и отнюдь не способствует его перехо­ду к новому качеству, - подчеркнул В. Путин на пресс-конференции по окончании заседания Совета Россия - НАТО
4 ап­реля 2008 г. в Бухаресте. - Появление на наших границах мощного военного блока, действия членов которого регулируются, в том числе ст. 5 Вашингтонского договора, будет воспринято в России как прямая угроза безопасности нашей страны». Взаимодействие НАТО с каждой из стран Закавказья имеет свои особенности.
Азербайджан и НАТО
Некоторые российские аналитики утверждают, что в СНГ Армения и Азербайджан из-за неурегулированности конфликта вокруг Нагорного Карабаха находятся дальше всех от НАТО, по­скольку в блоке существует твердый закон - ни одна страна не мо­жет стать членом Альянса, пока до конца не урегулирует террито­риальные споры с соседями. То же самое говорят и о Грузии. Но это наивные представления. Азербайджан давно поддерживает сотрудничество с НАТО. Американские военные полностью вос­становили в республике аэродромы, и никто из местных жителей не может к ним подойти. В последний год стало известно, что вла­сти Азербайджана активно ведут как открытые, так и закрытые пе­реговоры с представителями НАТО. Делается это осторожнее, чем в Тбилиси. В Баку тщательно скрывают весьма солидную натов­скую помощь. И уж тем более не афишируется «общность геополи­тических интересов». Не секрет, что основным проводником на­товских проектов на Южном Кавказе выступает Генштаб Турции, также предпочитающий не говорить о своем военном присутствии в Азербайджане. На основную задачу - закрепление НАТО в стра­не - работают многие практические программы: реформирование национальной армии по натовским стандартам, развитие оборон­ной промышленности, освоение новых видов вооружения. Если присовокупить к этому анонсированные в последнее время генералами блока проекты (размещение войск и создание военных баз в республике), то итог получится впечатляющим.

Излишнюю засекреченность взаимоотношений Азербайджа­на с НАТО местные эксперты объясняют тем, что Баку невыгодно создавать условия для конфронтации с соседними государствами, которые ревниво относятся к активизации США и НАТО в Закав­казье, особенно на Каспии. Ведь не секрет, что напряженность между Тегераном и Баку вызвана обострением отношений США с Ираном. И в этой ситуации официальному Баку не всегда удается проводить искусную политику Г. Алиева - ни с кем не ссориться, но извлекать наибольшую для себя выгоду от сотрудничества со всеми. Однако на данном этапе Азербайджану удалось решить весьма важную задачу - оказаться в головной упряжке «геополити­ческих интересов» США и НАТО. Как бы это ни выглядело внеш­не, но помощь НАТО Азербайджану была, есть и будет, больше того, с каждым годом она существенно увеличивается.


Армения, НАТО и Россия
Отношение Армении к НАТО неоднозначно. Судя по выска­зываниям ряда высокопоставленных членов правительства, страна не испытывает страха перед Альянсом, о присоединении к нему пока речь не идет. Вместе с тем сотрудничество с этой организа­цией в Ереване считают крайне необходимым. То, что Армения - член ОДКБ, - не помеха. Ведь Устав ОДКБ не ограничивает воз­можности сотрудничества с другими международными организа­циями. Кроме того, ОДКБ и НАТО имеют ряд общих интересов. Сотрудничество и этих двух структур, и отдельных их членов дает определенные гарантии безопасности на Южном Кавказе. Как же в этом контексте развиваются отношения России и Армении? Ере­ван - член ОДКБ, российские бизнесмены приобретают немало ар­мянских товаров, но у них нет понимания того, что происходит в стране, и серьезного интереса к ней. Скорее можно говорить не об экономическом партнерстве, а об экономическом равнодушии. Тем временем Армения медленно, но верно поворачивается в сторону Запада. В республике в последнее время все чаще стали раздавать­ся голоса противников ОДКБ. Так, 21 ноября 2006 г. на пресс-конференции в Ереване оппозиционный депутат Национального собрания Армении А. Ованнисян заявил: «Армения будет вынуж­дена выйти из ОДКБ и вступить в НАТО». Что происходит? Думаю, ответ лежит на поверхности. События грузино-российского конфликта 2006-2008 гг. поставили Армению в тяжелое положение изолированного государства. Дорога, связывающая ее с Россией, оказалась надолго закрытой, что привело к еще большей изоляции республики. России необходимо как можно быстрее исправлять ситуацию в двусторонних отношениях. Русские и армяне - прежде всего христиане. Наши народы кровью и потом завоевывали право спокойно жить на своей земле. И армянский народ не забывает по­мощи русского. «Да будет благословен тот миг, когда нога русско­го солдата вступила на армянскую землю» - эти слова X. Абовяна, великого армянского просветителя, до сих пор знают и помнят в Армении. Между тем нынешняя активность в стране США прева­лирует над российской. Хотя наряду с исторической памятью о ге­ноциде 1914 г. в национальном сознании армян американское при­сутствие в Турции и инкогнито в Грузии остается основным мотивом легитимизации пребывания российских баз на территории Армении. Именно на сохранение и развитие исторического ресурса следует работать России, так как при возможной (в самое ближай­шее время) нормализации отношений Армении с Турцией «крайняя необходимость», как аргумент пребывания российских погранич­ников на территории Армении, может отпасть.

Судя по опросам общественного мнения, в последние годы в Армении существенно сократилось число приверженцев России и всего русского. Армения ждет от России реальных и быстрых ша­гов навстречу, реальной помощи, которой пока, к сожалению, поступает слишком мало. В этих условиях появляется все больше людей, считающих, что лучше получать помощь от Запада, неваж­но как будет называться донор - НАТО или по-другому. О том, что она будет не безвозмездной, в Армении не задумываются. В усло­виях ослабления позиций России присутствие в Армении наращи­вает Иран, становясь, по сути, гарантом безопасности республики. Достаточно напомнить об инициировании им ирано-армянских энергетических проектов, в которые Россия вовлечена отнюдь не в качестве лидера. Не оставляет республику без внимания и Вашинг­тон. Стоит вспомнить оставшийся без особых комментариев визит летом 2007 г. в Армению нового американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ М. Брайзы, высокопоставленного сотруд­ника Госдепартамента США. Официально он предлагал новый план урегулирования карабахского конфликта, и мало кому извест­но, что М. Брайза выяснял возможность установления в Армении двух американских радиолокационных станций. Хотя в военном плане это не так уж значимо, но все отлично понимают, что Аме­рике необходим какой-то повод, чтобы лишь зацепиться в Арме­нии, точно так, как сначала в Грузии. И снова США выступают не сами по себе, они пускают вперед своего подручного, каким на са­мом деле служит НАТО. Кстати, две такие станции уже установле­ны в Азербайджане.

В Армении имеются политические силы, желающие не толь­ко получать помощь от Североатлантического альянса, но и видеть страну его полноправным членом. И это может произойти очень скоро, если Россия не предпримет реальных мер к установлению более тесных отношений с Арменией. Нельзя же не обращать вни­мания на то, что США уже направили туда нового посла М. Йованович. Она известна тем, что, работая в Бишкеке, сразу после «революции тюльпанов» в Киргизии пыталась установить полити­ческий контроль над новой киргизской властью в лице президента К. Бакиева. В силу ряда обстоятельств ей этого не удалось. Однако стоит прислушаться к характеристике, данной ей одним из экспер­тов: «Вне всякого сомнения, она специалист по "цветным револю­циям", человек жесткий, активный, конфликтный, хорошо зна­ющий русский язык, готовый идти против мнения и правил всего дипломатического корпуса в стране пребывания».
НАТО и кризис в российско-грузинских

отношениях 2008 г.
Более открытыми и доверительными сложились отношения НАТО с Грузией. Еще в
2003 г., при Э. Шеварднадзе, между США и Грузией было заключено соглашение о сотрудничестве в военной области, в соответствии с которым переброска любой американ­ской военной техники на грузинскую территорию должна осу­ществляться по первому требованию командования Вооруженных сил США. Более того, эту технику можно свободно передислоци­ровать в дальнейшем. Этот договор серьезно нарушает баланс сил в регионе и создает угрозу международной безопасности. То, что это реальность, показали трагические события августа
2008 г., когда Грузия вероломно напала на Южную Осетию, используя натовское вооружение. Грузия практически стала антироссийским буфером Америки в Закавказье. Н. Бурджанадзе заявила о том, что Грузия намерена сначала вступить в НАТО, а потом решать проблему Южной Осетии и Абхазии. Следовательно, приход НАТО в Закав­казье и присоединение к нему Грузии включают регион в сферу влияния Запада, превращаясь в арену столкновения интересов Рос­сии, США, Западной Европы, исламского мира, а в перспективе, быть может, и Китая, давно уже начавшего внешнюю экономиче­скую экспансию. Инструментом проведения политики США при этом послужит ГУАМ. Совершенно ясно, что вступление Грузии в НАТО без решения собственных территориальных проблем может спровоцировать новую войну на Кавказе. То, что это понимают не только в России, стало ясно уже на саммите НАТО в Бухаресте 2-4 апреля 2008 г. Более определенной ситуация стала 2 декабря, когда в Брюсселе министры иностранных дел стран - членов орга­низации решили не предоставлять Грузии (равно как и Украине) Планы действий для членства (ПДЧ). Правда, они оговорились, что НАТО будет продолжать содействие им по проведению реформ, необходимых для соответствия критериям Альянса.

Но вернемся назад. Вот заявление весьма информированной экс-министра иностранных дел Грузии С. Зурабишвили: американ­цы широко присутствуют в Грузии, где проводят обучение воен­ных, ведут деятельность по мониторингу и наблюдению за страте­гическим коридором по Южному Кавказу, в том числе и трубопроводом Баку-Тбилиси-Джейхан. По словам


С. Зурабишвили, главная цель нынешнего конфликта с Россией - закрепить роль Грузии как страны, полностью лояльной интересам США и Великобритании. Это гарантия того, что англосаксы и да­лее будут контролировать Грузию, а значит, и регион Южного Кавказа. Нынешний «переходный» статус Грузии и Украины в ка­честве партнеров НАТО - не гипотетическая, а реальная угроза безопасности России. Азербайджан и Грузия оказываются плотно интегрированными в НАТО. И хотя Североатлантический альянс постоянно заявлял о том, что он не вооружает Грузию, события 8 августа 2008 г. показали обратное. Военная помощь ей была ре­альной и далеко не маленькой.

Смена власти в США заставила экспертов заняться анализом итогов внешней политики администрации Дж. Буша-мл., в особен­ности обострением американо-российской конкуренции на постсо­ветском пространстве. Вашингтон добился того, что стал актив­нейшим игроком на внутриполитическом поле некоторых стран СНГ, оказывая непосредственное воздействие на состав элит этих государств и выбор их международного курса. Этим и объясняется «ускорение» Грузии по вступлению в Альянс. Такова новая реаль­ность, позволяющая утверждать, что США действительно в неко­торой степени ограничили суверенитет и Грузии, и Украины, рас­считывающих при финансово-экономической, консультационной и военной помощи американцев решить свои насущные задачи. Это бесспорный результат политики президента Дж. Буша-мл.

Уместно вспомнить заявление ныне избранного президентом США Б. Обамы. Еще на теледебатах 8 октября 2008 г. он сказал: «Они (русские) демонстрируют поведение зла, и я думаю, что нам важно понимать, что это не прежний Советский Союз, но у них по-прежнему имеются националистические импульсы, и это, я думаю, очень опасно». Далее Б. Обама заметил, что еще в апреле «говорил, что в Грузии сложилась опасная ситуация, потому что там находят­ся российские миротворцы, и это стало той скрытой опасностью, которая привела к развитию событий». Так что впереди Россию ожидают далеко не лучшие отношения с США.
Новые угрозы для безопасности

России в Закавказье
Продвижение НАТО в регионе следует рассматривать в об­щем контексте усиливающихся угроз национальной безопасности России. По мнению директора Центра стратегического анализа Spectrum Г. Новиковой, интересы России и США на Южном Кавка­зе столкнутся больше в военно-политической, чем в экономической сфере. Трезво оценивая реальный экономический потенциал госу­дарств региона, США наращивают присутствие именно в полити­ческой сфере, поскольку соответствующий контроль над Южным Кавказом позволит им упрочить их уже прямое военное присутст­вие вдоль северных границ «Большого Ближнего Востока». Каковы могут быть последствия закрепления в Закавказье НАТО?

Во-первых, это неизбежно приведет к свертыванию россий­ского военного присутствия в Армении, а стратегически важный регион между Россией и Ираном окончательно превратится в «зад­ний двор» США.

Во-вторых, трубопроводная система Центральной Азии бу­дет переориентирована с территории России на транспортный ко­ридор Азербайджан-Грузия.

В-третьих, ликвидация российского военного присутствия в Закавказье неминуемо повлечет за собой и утрату экономических позиций (в частности, в сфере энергетики), а также возможностей формирования альтернативных коммуникационных связей по ли­нии Север-Юг, столь важных для обеспечения прямого выхода нашей страны на Ближний и Средний Восток.

Речь может идти и о более серьезных вещах. Например, в американских стратегических центрах давно муссируется идея из­менить статус Каспия и Волго-Донского канала, придав последне­му международный статус и превратив его в артерию, непод­контрольную российским властям. Массированное военное при­сутствие США в регионе как раз и станет тем «аргументом», с по­мощью которого американцы хотят заставить Москву «прислуши­ваться» к мнению Вашингтона. Если в 2007 г. состоялась бы силовая акция Соединенных Штатов против Ирана, то уже тогда это могло бы привести к вспышке военных действий в Закавказье, нанеся огромный политический и экономический ущерб всем без исключения государствам региона. Ведь Тегеран не раз предупре­ждал, что готов к ответным действиям по тем странам, на террито­рии которых будет базироваться агрессор. Целью при этом могут стать расположенные по периметру границы с Азербайджаном ра­дарные установки США, аэродромы, противоракетные системы и другие военные и стратегические объекты, в том числе трубопро­вод Баку-Тбилиси-Джейхан. Согласно некоторым сообщениям, на всем протяжении сухопутной ирано-азербайджанской границы в марте-апреле 2007 г. наблюдалась концентрация боевой техники и подразделений Вооруженных сил Ирана. И они не отведены до сих пор.

Извлекая уроки из августовского вооруженного конфликта, нельзя не обратить внимания на то, что Запад задействовал все средства для обмана своего же населения. СМИ давали только лживую информацию, поставляемую грузинской стороной и прогрузинскими корреспондентами. Россия оказалась неподготовлен­ной, и первый этап информационной войны, когда осетинский на­род подвергался геноциду, был проигран. К большому сожалению, ни российская власть, ни журналисты не слушают специалистов-кавказоведов, уже не раз предупреждавших о готовившихся прово­кациях. Нас называли пессимистами, хотя на самом деле именно мы оказались реалистами, знающими суть ситуации. Удивляет бес­печность политиков не только в России, но и на всем евразийском континенте. Если кто-то в Европе думает, что он спокойно отсидится, то эта наивность может дорого обойтись индифферентному наблюдателю.

Между тем многим следовало бы озаботиться нарастанием военного противостояния на континенте, ведь именно агрессия Грузии, за спиной которой стояли США, по сути, обусловила соз­дание реальной военной структуры, противоположной НАТО, и произошло это на саммите ШОС в Душанбе в августе 2008 г. Да, все СМИ констатировали, что собравшиеся в столице Таджикиста­на лидеры, хоть и полностью поддержали российскую позицию в отношении Абхазии и Южной Осетии, но не признали эти террито­рии в качестве суверенных государств. Однако куда более важное значение для России имело заявление Ху Цзиньтао о том, что аг­рессия против любой страны - члена ШОС будет рассматриваться как агрессия против всех государств, входящих в данную междуна­родную организацию. Об этом же свидетельствует и принятый на тех же основаниях проект концепции коллективной безопасности. Данный демарш не только закрепляет военную роль ШОС как «альтернативной НАТО», но и скорее «антиНАТО».

Создание надежной системы гарантий невозобновления бое­вых действий к югу от Кавказского хребта - актуальнейшая задача российской внешней политики, которую придется решать не толь­ко с Грузией, но и совместно с новой администрацией США. В современных условиях выигрывает не тот, кто плетется в хвосте событий, реагируя на них запоздалыми выражениями дипломати­ческой озабоченности, а тот, кто сам действует на опережение, тем более что от своих недружественных намерений западный Альянс отказываться не собирается. Расширение НАТО на Восток продол­жается ускоренными методами, а это означает, что новое противо­стояние будет проходить в достаточно острой форме, что отчетли­во проявилось во время вооруженного нападения Грузии на Южную Осетию. Завершившаяся в ноябре 2008 г. в Вашингтоне встреча лидеров «Большой двадцатки» хотя и была признана его участниками важнейшим прорывом в системе мировых отношений, на самом деле, как следует из итогового документа, оказалась дек­ларативной и наполненной общими заявлениями. Думается, что после ухода Дж. Буша-мл. и выработки основных постулатов новой внешней политики Б. Обамой должно пройти еще какое-то время. Только тогда, по мнению Д. Медведева, можно было бы «совмест­ными усилиями преодолеть возникший между двумя странами "кризис доверия"», подорванный грузинской агрессией против Южной Осетии.


«Мир перемен», М., 2008 г., № 4, с. 105-119.




Срочное слишком часто путают с важным. Андре Зигфрид
ещё >>