I. Общие сведения. 2 II. Развитие Шелкового пути 2 III. Трассы Шелкового пути 4 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Прикаспийский и волжско-каспийский водные пути в геоистории эпохи... 3 439.07kb.
4. Перечень экзаменационных тем I. Фундаментальные проблемы Отечественной... 1 240.95kb.
Здравствуй, неизвестный друг (подруга)! 1 12.91kb.
План: Взаимосвязь обменов веществ 1 260.16kb.
Д. э н. А. Н. Барковский, рук. Центра внешнеэкономических исследований... 1 94.87kb.
Правила плавания в акватории Северного морского пути Общие положения 2 352.25kb.
Правила плавания в акватории Северного морского пути Общие положения 3 397.97kb.
Учебно-методическое пособие для преподавателя предназначено для подготовки... 19 4091.28kb.
Методы контрацепции и пути достижения контрацептивного эффекта 1 212.19kb.
Iii. Примерная тематика контрольных работ 1 18.31kb.
Путешествие по Млечному пути. Ритмы Земли в галактике и 2012 год... 1 151.95kb.
Точны м словамистин ы 19 4330.53kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

I. Общие сведения. 2 II. Развитие Шелкового пути 2 III. Трассы Шелкового пути 4 - страница №1/1

Содержание:
I. Общие сведения. 2
II. Развитие Шелкового пути 2
III. Трассы Шелкового пути 4
IV. Направления Шелкового пути на территории Средней Азии, Южного Казахстана и Семиречья 5
V. Назначение пути 11
VI. Культурный обмен 12
VII. Религии Великого Шелкового пути 14
1. Буддизм 15
2. Христианство 15
3. Манихейство 16
4. Зороастризм 16
5. Ислам 17
VIII. Заключение 17
Список литературы 19
I. Общие сведения.
Великий Шелковый путь - одно из наиболее значи-тельных достижений в истории мировой цивилизации. Раз-ветвленные сети караванных дорог пересекали Европу и Азию от Средиземноморья до Китая и служили в эпоху древности и средневековья важным средством торговых связей и диалога между культурами Запада и Востока. Наиболее протяженный участок Шелкового пути проходил через территорию Средней Азии и Казахстана. Караваны, груженные шелком из Китая, пряностями и самоцветами из Индии, серебряными изделиями из Ирана, византий-скими полотнами, тюркскими рабами, афрасиабской керамикой и многими другими товарами, шли по пусты-ням Каракумы и Кзылкумы, через оазисы Мерва и Хорез-ма, безбрежными степями Сары-Арки; одолевали пере-валы Памира и Тянь-Шаня, Алтая и Каратау; переправля-лись через реки Мургаб и Амударью, Сырдарью и Джаик. На пути караванов стояли богатые селения и города - Мерв и Бухара, Самарканд и Ургенч, Отрар и Чимкент, Тараз и Баласагун, Сауран и Талгар. II. Развитие Шелкового пути.
На вопрос о том, когда «заработал» этот путь, до сих пор имеются разные ответы. Если говорить о прототипе от-дельных участков Шелкового пути, то начало контактов и обменных связей восходит по времени к III-II тысячелетию до нашей эры. Эти связи были налажены в связи с разра-боткой месторождений лазурита в горах Бадахшана и нефрита в верхнем течении реки Яркенд-Дарьи, в районе Хотана. Лазурит, добываемый в Бадахшане, вывозили в Иран, Месопотамию, Анатолию, Египет и Сирию. В середине I тысячелетия бадахшанский лазурит появляется в Китае. Наряду с Лазуритовый путем, соединившим Среднюю Азию и Средний Восток со Средиземноморьем и Индией, существовал Нефритовый путь, который связывал Восточ-ный Туркестан с Китаем. В середине 1 тысячелетия до на-шей эры стал функционировать Степной путь. Если следо-вать описанию этого пути отцом истории Геродотом, то станет ясным такое его направление: из Причерноморья к берегам Дон, затем в земли савроматов в Южное При-уралье, к Иртышу и далее на Алтай, в страну аргиппиев, населявших район Верхнего Иртыша и озера Зайсан.
Еще недавно считалось, что изобретение шелка и торговля им относятся ко времени I тысячелетия до нашей эры. Однако китайские археологи, которые вели раскопки в провинции Чжецзян, вблизи озера Тайху, нашли шелко-вые ткани, пояса и пряжу, относящиеся к эпохе неолита. Возраст ткани около 2750 лет до нашей эры. Как показал анализ ткани, почти пять тысяч лет назад шелководство по-лучило достаточное развитие и вышло из примитивной стадии. В VI-V веках до нашей эры китайский шелк стал выво-зиться в другие страны, в том числе и на Запад. Шелковая попона с вышитыми на ней фениксами была найдена при раскопках одного из «царских» курганов Пазырыка на Ал-тае, датированного V веком до нашей эры. Шелковые тка-ни и бахрома, подшитая к изделиям из шерсти, обнару-жены в захоронениях VI-V веков до нашей эры в районах Южной и Западной Европы. В распространении драгоценных китайских шелков участвовали кочевые племена саков и скифов, способст-вовавших попаданию диковинного товара в Центральную Азию и Средиземноморье. В это же время шелк попал в Индию, о чем свидетельствует слово «синапатто» - «китай-ский шелк», встреченное в трактате «Артхашастра» («Нау-ка политики»), написанном в IV веке до нашей эры. Одна-ко большинство исследователей полагают, что в это время Шелковый путь только начинает зарождаться и оформ-ляться как торговая магистраль. И лишь в середине II века до нашей эры Шелковый путь начинает функционировать как регулярная дипломатическая и торговая артерия. А все началось в 138 году, когда из Ханьской столицы вышел посольский караван, который сопровождал князя Чжан-Цзаня, посланного императором У-ди в неведомые стра-ны Запада. Через 13 лет Чжан-Цзян вернулся назад. Он смог добраться до районов сегодняшнего Афганистана и первым прошел прямым путем из внутренних районов Ки-тая в Центральную Азию. Вслед за ним по этому пути по-шли на Запад караваны с шелком, а в Китай - товары из Средиземноморья, Ближнего и Среднего Востока, Сред-ней Азии. Вскоре международная торговля перешла в руки тор-говцев из Согда - страны, расположенной в Средней Азии в долинах Зеравшана и Кашкадарьи. Согдийцы имели торговые колонии в «Тохарских» городах Восточного Тур-кестана и в городах Китая, таких, как Ланжоу, Дуньхуан, Чаньан. Например, в Дуньхуане проживало около тысячи согдийцев. Согдийцы проникли в Японию, где Шелковый путь кончался у японской столицы Нара. Здесь в одном из храмов хранится рукопись, написанная на согдийском языке. Во II-V веках шелковый путь, если следовать с Вос-тока, начинался в Чаньани и шел к переправе через Хуан-хэ в районе Ланчжоу, далее вдоль северных отрогов Наньшаня к западной окраине Великой Китайской стены и Заставе Яшмовых ворот. Здесь единая дорога разветвля-лась, окаймляя с севера и с юга пустыню Такламакан. Северная дорога шла через оазисы Хами, Турфан, Беш-балык, Шихо в долину реки Или. Средняя – от Чаочана к Карашару, Аксу и через перевал Бедель к Южному бере-гу Иссык-Куля. Южная – через Дунхуан, Хотан, Яркенд в Бактрию, Индию и Средиземноморье – это так называе-мый Южный путь. Северный путь шел из Кашгара в Ферга-ну и далее через Самарканд, Бухару, Мерв в Камаден и Сирию.
III. Трассы Шелкового пути.
Зарождение торговых путей связано с процессом урбанизации, охватившим вначале южные районы Сред-ней Азии, затем центральные и лишь на третьем этапе прилегающие северные и степные районы. Поэтому целесообразно выделить три вида проле-гающих по территории Средней Азии сухопутных трасс: южный, центральный и северный. Южный путь начинался от Амуля на Оксе и разветв-лялся в трех направлениях: через Бухару, Касан, Керке, Термез, Бактры; через Бухару, Самарканд, Шахрисябз, Керки, перевал Акробат, Терез, Бактры; через Бухару, Самарканд, Узынкыр, Даратепе, Будрач, Хаитабадтепе, Термез, Бактры. Центральный проходил через Амуль на Оксе, в Пай-кенд, Бухару, Самарканд, Дизак, Заамин, Самгар, Хад-жистан, Турмукан, Баб, Ахсекет, Ош, Узгенд и далее через перевалы на Кашгар. Северный путь пролегал через Амуль в Бухару, Ди-мас, Тававис, Карману, Дабусию. Рабинджан, Зарман, Самарканд, Абаркет, Рабад, Саеду, Харкану, Дизак. В этом районе путь распался на две ветви: из Заамана в Хавас, Харашкат, переправой через Яксарт, в Бенакет, Бинкет; от Дизака через колодцы Хуссейна и Хумейда в Ванкерд, Унджакет, Чинанчикет и далее в Шутуркет, ге это путь сливался с южной ветвью и вел к столице Шаша – Бинкету. В V-VI веках наиболее оживленным становится путь, который пролегал из Китая на Запад через Семиречье и Южный Казахстан. Хотя прежний путь через Фергану был короче и удобнее. Перемещение пути можно объяснить следующими факторами. Во-первых, в Семиречье нахо-дились ставки тюркских каганов, которые контролировали торговые пути через Среднюю Азию. Во-вторых, дорога че-рез Ферагну в VII веке стала опасной из-за междоусобиц. В-третьих, богатые тюркские каганы и их окружение стали крупными потребителями заморских товаров. Таким об-разом, этот путь стал главным, и основный посольские и торговые караваны в VII-XIV веках проходили именно здесь. Следует отметить, что маршрут Шелкового пути не был чем-то застывшим, в течение столетий он менялся, в зависимости от различных причин наибольшую значимость приобретали те или иные участки и ответвления, другие же, напротив, отмирали, а города и торговые станции на них приходили в упадок. В VI-VIII веках основной была трасса Сирия – Иран - Средняя Азия - Южный Казахстан - Таласская долина – Чуйская долина – Иссык-Кульская кот-ловина – Восточный Туркестан. Ответвление этого пути, точнее, еще один маршрут, выходил на вышеназванную трассу из Византии через Дербент в Прикаспийские степи – Мангышлак – Приаралье – Южный Казахстан. Он шел в обход Сасанидского Ирана, когда в противовес ему был заключен торгово-дипломатический союз Западнотюрк-ского каганата и Византии. Но позднее, в IX-XII веках, этот маршрут использовался с меньшей интенсивностью, чем тот, который шел через Среднюю Азию, Средний и Ближ-ний Восток, Малую Азию в Сирию, Египет и Византию. Но в XIII-XIV веках этот путь вновь оживляется. Зачастую та или иная политическая ситуация на континенте диктовала вы-бор маршрутов не только дипломата и купца, но и друго-му путешествующему люду.
IV. Направления Шелкового пути на территории Средней Азии, Южного Казахстана и Семиречья.
Что же представлял собой Юг Казахстана и Семире-чье в период их вхождения в сферу действия Шелкового пути? В этом регионе издревле развивалась самобытная культура, в формировании которой участвовали кочевые племена и оседлые народы. Следует отметить, что в этни-ческом отношении кочевники и оседлые жители были од-нородны или же объединялись в рамках однотипных этно-политических образований. Взаимодействие и взаимообо-гащение культур – оседлой и кочевой – явило миру удиви-тельный результат, в основе которого лежат многие дос-тижения цивилизаций, созданных народами Казахстана и Средней Азии, а также истоки этногенеза населяющих ее народов. В VI-III веках до нашей эры здесь обитали коче-вые и полукочевые племена саков, высокая культура кото-рых известна по раскопкам многочисленных курганных могильников, среди которых Бесшатыр, Иссык, Тегискен, Уйгарак. Во время существования государства Усуней и Кангюй во II веке до нашей эры – первой половине I тыся-челетия нашей эры, когда Шелковый путь начинает активно функционировать, сюда проникает римское стекло и мо-неты, китайский шелк, зеркала и лаковая посуда, евро-пейские фибулы-застежки и резные камни-печатки из Са-санидского Ирана. Во второй половине VI века Семиречье и Южный Казахстан вошли в состав Тюркского Каганата - огромной кочевой империи, охватившей пространство от Кореи до Черного моря. В конце VI века Каганат распа-дается на две части – Восточнотюркский и Западнотюрк-ский. Центром последнего становится Семиречье, а сто-лицей – город Суяб. Именно в это время происходит оживление торговли на участке Шелкового пути, который сыграл важную роль в развитии городской феодальной культуры Семиречья и Южного Казахстана. В Семиречье возникает целый ряд новых городских центров, а на юге Казахстана усиливается рост тех городов, которые оказа-лись либо на самой трассе шелкового пути, либо были связаны с ним торговыми отношениями. Подтверждением этому служат материалы исторических хроник. Если в ис-точниках первой половины I тысячелетия нашей эры упо-минаются лишь два города: Чигу в Семиречье, резиден-ция правителей усуней, и Битяно в Южном Казахстане – столица кангюев, то уже в начале VII века источники со-общают о нескольких десятках новых городов. Наиболее крупными из них были Суяб, Тараз и Испиджаб.
Шелковый путь, проходивший через Среднюю Азию, Южный Казахстан и Семиречье, активно функционировал вплоть до XIV века, пока междоусобные войны и раздоры не привели к гибели и разрушению городской культуры, а интенсивное освоение морских путей в Юго-восточной Азии и Китае резко сократили число караванов на суше. Как выглядел казахстанский участок шелкового пути, если по нему двигаться с запада на восток? Из Шаша (Ташкен-та) дорога шла через перевал на Тарбат и Испиджаб. Испиджаб в китайских дорожниках назывался городом на Белой реке, а в XI веке Махмуд Кашгарский объяснил, что «Сайрам – название Белого города (Ал-мединат ал-Байда), который называется Испиджаб. Про него также го-ворят Сарьям». Название древнего города сохранилось до сих пор. Сарьямом называется поселок рядом с Чимкентом, в цен-тре которого находятся остатки средневекового городи-ща, на месте которого когда-то находился один из круп-нейших центров на Шелковом пути. Здесь останавлива-лись купцы из разных стран, в центре были торговые по-стройки и караван-сараи, принадлежавшие посланцам из Бухары и Самарканда, а купцы из Испиджаба имели свои фактории в Багдаде в рабаде Харба ибн Абдаллаха ал Балхи вместе с купцами из Мерва, Балха, бухары и Хо-резма. Из Испиджаба караваны шли на восток в Тараз через города Шараб, Будухкет, Тамтадж и Абардадж. Тараз один из древнейших городов Казахстана, известный уже в VI веке. Именно здесь тюркский каган Дизабул в 568 году принимал дипломатическое посольство Юстиниана II из Византии во главе со стратигом Земархом, прибывшее для заключения военного союза против Ирана и решения вопросов о торговле шелком. В исторических хрониках Тараз называют городом купцов. Кроме того, он был сто-личным центром тюргешей, а затем карлуков и карахани-дов. Рядом с Таразом некогда находился город Джаму-кат, который был основан согдийцами Бухары под пред-водительством Джамука, именем которого и был назван город. Упоминание об этом городе также встречается в хрониках VI века. Время стерло следы этого города, но археологи смогли найти Джамукат и раскопать его руины. Город находился в Таласской долине недалеко от Джам-була на правом берегу реки Талас. Развалины этого го-рода называются сейчас Костобе –«Двойной бугор». Кроме этих городов в Таласской долине находились такие известные города, как Шельджи, Сус, Куль и Текаб-кет – в горной части долины, где располагаются крупные серебряные рудники. В Таласскую долину и в Тараз караваны попадали также по дороге из Ферганской долины, ведущей из Каса-на через перевал Чанач в Чаткальском хребте и Карабу-ра. Из Тараза на восток караваны шли по пустынной ме-стности к городу Кулану. На пути к Кулану надо было проехать через Касрибас, Куль-Шуб и Джуль-Шуб. Город Кулан, который китайцы называли Цзюйлань, был известен как «приятный городок на границах страны тюрок со стороны Маверанаха.» Он, судя по маршрутни-кам, находился на расстоянии 17 фарсахов от Тараза на восток и соответствует древнему городищу Луговое, рас-положенному на восточной окраине современного одно-именного города. От Кулана далее на восток на расстоя-нии 4 фарсатов друг от друга стояли города Мирки и Ас-пара. Из Джуля дорога шла в Сарыг, затем в селение тюркского кагана и в Кирмирау. Из Кирмитау дорога приводила в один из крупнейших городов Семиречья На-вакет, китайский Синчэн. Оба эти названия переводятся как Новгород. Навакет известен как резиденция тюркских каганов и как город согдийцев. Навакету соответствует городище Красная речка. Из Навакета через Пенджикент (Бунжикет) дорога приводила в крупнейший город Семи-речья Суяб. Он был столицей западных тюрок, затем тюр-гешей, карлуков. О нем пишут китайские и арабские пу-тешественники вплоть до X века, когда город вдруг исче-зает со страниц летописей. Роль столицы переходит к го-роду Баласагуну. Этот город известен как столица кара-ханидов, затем каракитаев, которые его и разрушили в начале XIII века. Затем город отстроили, но уже в XIV веке он вновь лежал в руинах и лишь полуразрушенные двор-цы, мечети, минареты и обширные кладбища с эпита-фиями свидетельствовали о недавно бурлившей здесь жизни. Археологам удалось определить местоположение этих городов: они находятся недалеко от современного города Токмака и соответствуют двум известным средне-вековым памятникам – городищу Акбешим и городищу Бурана. Из Суяба Шелковый путь шел либо по северному, либо по южному берегу озера Иссык-Куль. На южном от-резке караваны проходили крупный город Верхний Барса-хан, а северный отмечен остатками небольших караван-сараев, имена которых до нас не дошли. Затем эти пути соединились у перевала Бедель, и через него или через Ташрабат Шелковый путь приводил к Кашгару и Аксу. Из Иссыккульской котловины через перевал Санташ шел путь в Илийскую долину и затем по правому берегу Или через долины Усека и Хоргоса приводил в Алмалык, а затем по северной оконечности пустыни Такла-Макан, через оази-сы Хами и Турфан шел к Дунхуану и в Китай. В X-XII веках одно из ответвлений Шелкового пути пересекало всю Илийскую долину с юго-запада на северо-восток. Этот путь начинался в Навакете, затем шел на Бунджикет и через перевал Кастек попадал на северные склоны Заилийского Алатау. Здесь приметным ориентиром были священные горы Урун-Ардж, которые образуют водораздел между бассейнами рек Чу и Или. Об этих горах сообщают еще в VII – VIII веках китайские дорожники, называя их горами Цзедань. Здесь – согласно источникам – каган десяти родов всегда производит утверждение владетелей и старейшин. Топоним Урун-Ардж сохранился до сих пор в названии современного села Узун-Агач. Трасса Шелкового пути проходила через небольшие городки, находившиеся на месте Кастека, Каскелена и Алматы, и достигала города Тальхиза, который располо-жен на северной окраине города Талгар. Здесь у подно-жия гор на правом берегу Реки Талгар находятся развали-ны крупного средневекового городища. Тальхиз (Талхир) был крупны центром транзитной торговли. В Тальхизе Шелковый путь разветвлялся. Южный шел через Иссык, Тургень, Чилик к переправе через Или в рай-оне Борохудзира, а затем по правому берегу Или через Хоргос на Алмалык, соединяясь с маршрутом, шедшим сюда из долины Иссык-Куля. На этом отрезке археологи нашли развалины небольших городков Иссык, Тургень, Ла-вар и крупного города Чилик. Северная дорога из Тальхи-за шла вдоль реки Талгар до Илийской переправы, кото-рая находилась в районе Капчагайского ущелья. После переправы дорога вела на Чингильды, а затем через пе-ревал Алтын-Эмель спускалась в долину Коксу и приводи-ла в город Ики-Огуз, находившийся вблизи современного села Кировское. Именно здесь обнаружено одно из круп-нейших городищ Илийской долины. В этом городе, как свидетельствует странствующий монах Вильгельм Рубрук, посетивший эти места в 1253 году, жили сарацины – так в те времена называли иранских купцов. Рубрук именует город Эквиусом. Из Эки-Огуза путь шел к Каялыку (Койлаку) – столице карлукских джагбу. Город славился своими базарами, и в нем кроме мусульман жили христиане, имевшие свою церковь. Об этом сообщает посетивший город Вильгельм Рубрук. Неподалеку от Каялыка, судя по запискам Рубру-ка, находилось христианское селение, через которое также проходил Шелковый путь. Далее путь следовал в до-лину Тентека и, обогнув Алакуль, через Джунгарские воро-та приводил в долину Шихо, и оттуда через Бешбалык шел в Дунхуан и внутренний Китай. Вернемся, однако, к одной из отправных точек на ка-захстанском участке Шелкового пути – городу Испиджабу, чтобы проследовать путем византийского стратига Земар-ха – из Тараза через Испиджаб в Приаралье и далее в Ев-ропу. Из Испиджаба шла караванная дорога Арсубани-кет, затем в Отрар–Фараб и далее вниз по Сырдарье. На караванной дороге, которая пролегала вдоль Сырдарьи, наиболее крупными городами были Отрар–Фараб и Шавгар. Название первого города сохранилось в имени крупного городища, находящегося неподалеку от впадения реки Арыси в Сырдарью. Отрар был узлом караванных путей. Отсюда одна дорога шла в Шавгар, а другая на переправу через Сыр-дарью и к городу Весиджу – родине выдающегося ученого Востока Абу Насра аль-Фараби. От этого города дорога поднималась вверх по Сырдарье, через огузский город Сюткент в Шаш, а вниз - в Джед. Отсюда же через Кзылку-мы была проложена трасса в Хорезм, в Ургенч, а оттуда в Поволжье, на Кавказ. Этот отрезок Шелкового пути был особенно оживленным в XIII веке, когда в низовьях Волги находилась столица Золотой Орды Сарай. Шагар был из-вестен в источниках о VIII веке, ему, видимо, соответствует городище Культобе в Туркестане. На месте Шавгара в X – XII веках сформировался город Яссы, где жил и пропове-довал известный поэт суфий Ахмед Ясави, над могилой которого в XIV веке был сооружен по приказу Тимура ве-личественный мавзолей. Из Шавгара путь шел к городу Янгикенту, который яв-лялся столицей государства огузов, через Кзылкумы в Хо-резм. Из Шавгара, а позднее Яссы, через перевал Турлан Шелковый путь выходил на северные склоны Каратау и располагался параллельно трассе вдоль Сырдарьи. Эта дорога особенно оживилась в XIII – XIV веках. Именно по ней направлялись из северного Приаралья в Монголию армянский царь Гетум и монах Рубрук. На этом пути стоя-ли города Сузак, Уросотан, Кумкент, Сугулкент. Этот путь приводил к Таразу. От основной трассы Шелкового пути из Испиджаба, Отрара и Ягкента отходили дороги на север и восток, они вели в районы Центрального и Восточного Казахстана в степи Дашт и Кыпчак, позднее названные Сарыаркой, к берегам Иртыша, на Алтай и в Монголию. Степные рай-оны Казахстана были населены не только кочевниками. В удобных для земледелия местах – в долинах рек Сарысу, Кенгира, Джезды, в предгорьях Улутау, на берегах Иртыша в период средневековья возникли и развивались оазисы земледельческой и городской жизни. Богатые месторож-дения меди, олова, свинца, серебра разрабатывались еще с эпохи бронзы, а в более позднее время здесь вы-росли поселки рудокопов, плавильщиков металла, медни-ков и серебряных дел мастеров. Районы Центрального Казахстана были необычайно богаты природными ресурсами, здесь паслись тучные стада овец и табуны лошадей, именно поэтому эти рай-оны были включены в систему Шелкового пути. Из Тараза через города Адахкез и Дех-Нуджикез тор-говый путь шел на Иртыш - к резиденции хакана кимаков и далее в страну кыргызов на Енисей. Илийская долина со-единялась с Центарльном Казахстаном дорогой, ведущей вдоль северных склонов Чуилийских гор, по реке Чу в ее низовья и затем к берегам Сарысу. Еще один важный путь отходил от северо-илийской трассы в районе Чингильды. Он пролегал вдоль протоки реки Или Ортасу и выходил к берегу озера Балхаш, затем проходил по полуострову Узун-Арал, который почти со-единяет южный и северный берега озера, оставляя пролив шириной чуть больше 8 км. Можно предположить, что ка-раваны переправлялись через этот пролив вброд и выхо-дили в устье реки Токрау, и вдоль его берегов поднима-лись к предгорьям Улутау. От северо-илийского пути, ко-торый шел к Джунгарским воротам, отходило направле-ние, огибающее Алакуль с западной стороны и через Тарбагатай приводившее к реке Иртыш, в земли государ-ства кимаков. В Тарбагатае и на берегах Иртыша распо-лагались кимакские города – Банджар, Ханауш, Астур и Сисан. Эти города были связаны торговыми дорогами с городами кыргызов на Енисее, уйгуров в Монголии и оази-сами Восточного Туркестана. Таковы направления Шелкового пути на территории Южного Казахстана и Семиречья.
V. Назначение пути. Шелковый путь вначале служил для экспорта китай-ского шелка в страны Запада. В свою очередь из Рима, Византии, Индии, Ирана, Арабского халифата, а позднее Европы и Руси по нему шли товары, производимые в этих странах. Список этих диковинных, экзотических товаров неисчерпаем. Это мирра и ладан, жасминовая вода и амбра, кардамон и мускатный орех, женьшень, желчь пи-тона, ковры и полотна, красители и минеральное сырье, алмазы и яшма, янтарь и кораллы, слоновая кость, слитки серебра и золота, меха и монеты, луки и стрелы, мечи и копья и многое другое. По Шелковому пути вели на продажу породистых ло-шадей из Ферганы, арабских и нисийских скакунов, верб-людов и слонов, носорогов и львов, гепардов и газелей, ястребов и соколов, павлинов, попугаев и страусов. По Шелковому пути распространялись культурные растения: виноград, персики и дыни, пряности и сахар, овощи и фрукты, зелень. Однако главным предметом торговли оставался шелк. Шелк наряду с золотом превратился в международ-ную валюту, им одаривали царей и послов, выплачивали жалованья наемному войску и государственные долги. Не случайно на фресках дворцов владетелей Китая, Сред-ней Азии, Восточного Туркестана шелковые одежды выпи-саны очень тщательно с множеством украшений и дета-лей. Вполне естественно, что и шелк, и часть товаров, про-возимых по Шелковому пути, оседало в городах, стоявших на Среднеазиатско-казахстанском участке. Археологиче-ские находки их - яркое тому подтверждение.
VI. Культурный обмен.
По Шелковому пути распространялись не только из-делия, но и мода на художественные стили, которые могли иметь социальный заказ и, попадая на подготовленную почву, в определенную этнокультурную среду, получали широкое распространение. Существует мнение о том, что именно по Шелковому пути распространялся тиму-ридский стиль в керамике, отличающийся синей гаммой в росписях на белом фоне. Возникнув в императорских мастерских Китая во время династии Юань (1279 – 1368 годах), этот стиль был особенно развит в Иране, Турции, Средней Азии. Прекрасные образцы керамических чаш, ваз, расписанных кобальтом, украшают экспозиции мно-гих музеев мира. В начале средних веков в Азии была распространена своеобразная теория образования крупнейших мировых царств: Китая, Индии, Персии и Ви-зантии, символизирующих определенные типы культуры и государственной власти. Создание этих монархий, рас-положенных в направлении четырех частей света, тесно увязывалось с богатейшими природными богатствами этих стран. Индия считалась царством слонов (юг), Иран и Византия - царством драгоценностей (запад), в царство коней входили тюркские каганаты (север), царством лю-дей был признан Китай (восток). В связи с этим интересны росписи селений Кушания, вблизи Самарканда, покры-вавшие стены здания, где на одной изображены китайские императоры, на другой – турецкие ханы и индийские брахманы, на третьей – персидские цари и римские им-ператоры. В этих росписях запечатлены как бы образцы мировой государственной власти. Мировая культура также возникла не сама по себе на пустом месте. Она впитывала в себя достижения мно-гих национальных культур и явилась плодом коллективного творчества различных этнических групп. О вкладе разных народов в мировую сокровищницу говорят стихи поэта Носира Хисроу:
«Знай, в поэзии лучших наездников нет,
Чем арабы, а Греции Древней сыны
Медицину избрали ареной своей.
В чародействе индусские люди сильны,
Математика, музыка – римлян удел,
Власть Китая в рисунке тверда,
Но искусней художников свет не видал,
Чем багдадские мастера».
О взаимодействии, проникновении и обогащении культур, взаимной терпимости и уважении друг к другу писал знаменитый персидский поэт-суфий Джалалидин Руми, живший в 1207-1273 годы, проповедовавший сочувст-вие к угнетенным и бедным и обличавший тиранию, коры-столюбие и лицемерие: «Как часто бывает, что турок и индиец находят общий язык. Как часто бывает, что два турка словно чужие. Значит, язык единодушия – совсем другое дело: единодушие до-роже единоязычия». И не случайно в последний путь певца «религии сердца», скончавшегося в городе Конье, провожали му-сульмане, христиане, иудеи и буддисты. Наряду с распространением товаров, образцов куль-туры в прикладном искусстве, архитектуре, настенной жи-вописи по странам Востока и Запада распространялось искусство музыки и танца, своего рода «эстрада» сред-невековья. Зрелищные представления, выступления музы-кантов и танцоров, укротителей диких зверей, акробатов и мимов, фокусников и иллюзионистов обладали особой мобильностью и не требовали перевода. Для бродячих трупп не существовало язычных барьеров, свои номера артисты демонстрировали и греческому правителю, и ки-евскому князю, и тюркскому кагану, и китайскому импе-ратору. Иранские, согдийские и тюркские актеры многое привнесли в хореографическую культуру Китая. Известно также, что в Константинополе часто гастро-лировали с Востока. Так, на знатном обеде у византий-ской императрицы русскую княгиню Ольгу развлекали шуты и эквилибристы, а на празднествах, устроенных Ма-нуилом I в честь сельджукского султана Арслана II, выпол-нял рискованные сальто тюркский акробат. Давались так-же представления в масках. Известно, что во время празднования навруза в Багдаде устраивались подобные костюмированные маскарадные представления даже пе-ред самим Халифом. При раскопках исторических памятников на протя-жении всего Шелкового пути найдены многочисленные материальные подтверждения развития и взаимообогаще-ния музыкальной и театральной культур разных народов. Это коллекция терракот танского времени, изображаю-щая танцоров и танцовщиц, актеров в масках, музыкаль-ные ансамбли, уместившиеся на верблюжьих горбах. Ли-ца многих из этих артистов принадлежат представителям народов Средней Азии. На стенных росписях, сохранив-шихся в парадных залах Пенджикента, Варахши, Афра-сиаба, Топрак–калы и в городах Восточного Туркестана изображены музыканты и актеры в масках. Прекрасная деревянная скульптура танцовщицы найдена в Пенджикен-те. Глиняная маска артиста X – XI веков – при расковках сырдарьинского города Кедера.
VII. Религии Великого Шелкового пути.
По шелковому пути распространялись религиозные учения и идеи, различные миссионеры переносили свою веру в заморские страны. Из Индии через Среднюю Азию и Восточный Туркестан – пришел буддизм, из Сирии, Ира-на и Аравии распространилось христианство, а затем и ислам. Только влиянием Великого Шелкового пути можно объяснить тот феномен, что в Центральной Азии одновре-менно строились храмы всех известных мировых религий. Здесь жили и проповедовали последователи учения Зо-роастра (Заратустры), Будды, Христа, Мухаммеда.
1. Буддизм.
Проникновение буддизма началось с середины I ве-ка до нашей эры. В его распространении важная роль принадлежала среднеазиатским богословам и миссио-нерам, в особенности согдийцам, парфянам, кангюй-цам. В раннем средневековье роль основных миссионе-ров буддизма взяли на себя согдийцы. Из согдийского язы-ка слово «бодисатва» проникло в средне-персидский, уй-гурский, китайский языки. Много лет ведутся раскопки буддийского монастыря в Термезе на Каратобе. Также есть монастырь Аджина-тепе, росписи которого пред-ставляют собой замечательные образцы живописи. В пер-вой половине VII века некоторые правители западных тю-рок становятся буддистами или покровительствуют буд-дизму. На юге Казахстана буддизм был широко распро-странен. Об этом свидетельствуют находки буддийских сооружений на городищах Чуйской долины: Ак-Бешеме, Красной Речке, Новопокровском, Новопавловском. Среди случайных находок много индийских вещей: бронзовые и серебряные статуэтки Будд с позолотой и инкрустацией драгоценными камнями, бронзовые бляшки и пластины, каменные рельефы в виде мелких поделок и стел с сюже-тами буддийской иконографии. Особый интерес пред-ставляет гранитная стела из Краснореченского храмового комплекса. Подземные монастыри и храмовые комплексы известны в различных районах распространения буддиз-ма. Особенно много таких сооружений было обнаружено в Восточном Туркестане, в основном в его северной поло-вине – от Кашкара на западе до Хами на востоке, и в Ки-тае, в Дуньхуане. И вот теперь обнаружено промежуточ-ное звено на территории Южного Казахстана.
2. Христианство.
Следуя с Запада на Восток, по Шелковому пути рас-пространялось христианство. В самые отдаленные об-ласти Азии проникли сирийцы. Их колонии и торговые фактории тянулись от берегов Средиземного моря до Ки-тая. И на всем протяжении этого пути неизменно встреча-ются свидетельства сирийского христианства. Распро-странение христианства привело к знакомству согдийцев с сирийским письмом. От согдийцев-христиан сирийское письмо распространилось к древним тюркам и уйгурам. Во многих городах Южного Казахстана и Семиречья име-лись христианские церкви. Много христиан было в среде монголов-найманов, и в империи Чингиз-хана христиане-несториане играли значительную роль. Есть много нахо-док, связанных с христианством. Это нефритовый крест, найденный на городище Красная Речка, и каменная ступ-ка с изображением символов христианства – креста и го-лубя, найденная на городище Тортколь-тобе, керамиче-ская кружка с сирийской надписью «Петр и Гавриил», найденная при раскопках Тараза, два серебряных блюда с сюжетами раннехристианской иконографии, надгроб-ные камни с несторианскими записями и символикой – кайраки, найденные в Семиречье и Восточном Туркеста-не, обнаружены захоронения христиан с серебряными и бронзовыми крестами при раскопках городов Джамуката и Навакета. Таким образом, археологические и эпигра-фические находки вкупе с данными средневековых источ-ников показывают пути распространения христианства.
3. Манихейство.
По Шелковому пути распространялась еще одна ре-лигия – манихейство. Она представляла в целом синтез зороастризма и христианства. Из христианства манихей-ство заимствовало идею мессианства, а из зороастризма – идею борьбы добра и зла, света и тьмы. Ведущую роль в распространении манихейства играли также согдийцы. В начале VIII века верховный глава манихеев имел резиден-цию в Самарканде. К числу манихейских реликвий следу-ет отнести найденный при раскопках Тараза бронзовый медальон с женским изображением с луной, которая яв-ляется символом манихейского астрального божества. Известны манихейские обители в ряде Семиреченских го-родов – Баласагуне, Чигильбалыке.
4. Зороастризм.
Среди жителей казахстанских средневековых горо-дов были представители еще одной мировой религии – зороастризма, возникшего в VII – VI веках до нашей эры на территории Древнего Ирана. Для зороастризма харак-терно почитание четырех стихий Вселенной – воды, огня, земли, воздуха. Остатки башнеподобных сооружений бы-ли обнаружены в Средней Азии, в Согде, в сырдарьинских городах и в Семиречье. Здесь получило распространение особый вариант зороастризма, тесно переплетенный с местными языческими культами. В сырдарьинских городах были обнаружены яркие памятники, связанные с зороаст-ризмом: глиняные ящики для костей, очаги-алтари, хумные захоронения.
5. Ислам.
Однако ислам, распространявшийся не только «ог-нем и мечем», но и сладкоязычием купца-мусульманина, постепенно вытеснил на Востоке и христианство, и буд-дизм, и зороастризм, и местные культы. Новая религия ут-вердилась во многих городах на Шелковом пути. Источ-ники, повествующие о событиях конца VIII-IX веков, свиде-тельствуют об исламизации Южного Казахстана. Карлуки, захватившие в 766 г. политическое господство в Семире-чье и на юге Казахстана, подверглись наибольшему влия-нию мусульманской культуры. Некоторая часть их приняла ислам еще в конце VIII века. В 840 г. Нух ибн Асад подчи-нил себе Испиджаб. В 859 г. его брат Ахмед ибн Асад со-вершил поход на Шавгар, где было «произведено избие-ние нескольких тысяч человек». В 893 г. Исмаил ибн Ахмад взял Тараз и «обратил главную церковь этого города в ме-четь». В начале X века ислам принял родоначальник дина-стии Караханидов Сатук, а его сын Богра-Хан Харн Муса в 960 г. объявил ислам государственной религией. Посте-пенно новая религия распространяется и в среде кочев-ников. Археологические находки свидетельствуют о фор-мировании городской мусульманской культуры. В Таразе и Мирки христианские церкви превращали в мечети. По мере роста населения, исповедующего ислам, строятся соборные мечети в Кедере, в Аласагуне, мавзолеи в Бу-ранинском городище, вблизи города Жамбыла, на Ниж-ней Сырдарье. Среди находок имеются изделия из метал-ла, глазурованная посуда с использованием декоративных возможностей арабского шрифта. Некоторые содержат различного рода благо пожелания, назидания, имеют ре-лигиозный смысл.
VIII. Заключение.
Благотворное воздействие оказал Шелковый путь на культуру Средней Азии и Казахстана. Оказавшись на сты-ке двух цивилизаций – азиатской и европейской, народы этих регионов смогли впитать в себя лучшие из культурных достижений средневековья. Шелковый путь ускорял развитие материальной и ду-ховной культуры. Племена, населявшие территории, кото-рые прилегали к трассе, раньше своих соседей освоили письменность. Среди тюркских, китайских, тибетских, ин-дийских, персидских наречий наиболее жизнеспособным оказался арабский язык. Вплоть до начала ХХ века он ос-тавался языком международного общения в регионе Цен-тральной Азии, а в Кыргызстане, например, был и госу-дарственным. Надо сказать, что диалог времен и цивилизаций велся на Шелковом пути разными способами. Не только при помощи тысяч торговых операций, неспешных бесед в ка-раван-сараях за чаем в часы отдыха, но и при помощи мечей на поле брани. Ибо история не знает идиллий. Страны Шелкового пути проводили жесткую политику, ре-гулируемую интересами экономики. На этой дороге рож-дались и гибли великие державы, расцветали и приходили в упадок города. Именно по этим векторам передвига-лись мигранты, иногда - целые народы. Этот путь был од-новременно ареной завоевательных походов, грабежа и насилия. По известным трассам кочевники продвигались на Запад и пытались установить свой контроль над чужими территориями. И, наоборот, в этих областях легче прохо-дил процесс урбанизации, оседлости. Здесь строились военные крепости и прекрасные столицы. Великий Шелковый путь - зеркало человеческой исто-рии, полной трагедий и прогресса, уничтожения и созида-ния, жестокости и гуманизма.
Горожанам и кочевым племенам удалось в результа-те взаимодействия создать удивительную культуру, которая яркой жемчужиной сверкает в ожерелье древних культур человечества. Таким образом, Великий Шелковый путь сыграл ог-ромную роль в истории развития мировой цивилизации, став своеобразным связующим звеном между культурой Востока и Запада. По караванным дорогам, шедшим из Азии в Европу и обратно, распространялись не только ди-ковинные товары, но и древнее искусство, научные и тех-нические достижения, религиозные верования и убежде-ния. Торговля стихает, беднеют города, в запустение при-ходят караванные тропы... Великий Шелковый путь пере-стал быть великим и навсегда отошел в прошлое. Торго-вые пути сместились в море, связав дальние страны и на-роды. Началась новая эра – капиталистических отноше-ний... В 1988 году ЮНЕСКО начала проект под названием "Шелковый путь - путь диалога". Он был частью более ши-рокой стратегии ЮНЕСКО - возродить интерес к мировой истории и культуре. В 1991 году, когда пять республик Со-ветского Союза (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан) стали независимыми госу-дарствами, они открыли свои границы для международных туристических, научных маршрутов. Регион располагает уникальными природными и историко-культурными ре-сурсами. Приключенческий, экологический, спортивный, культурологический туризм постепенно выделяется здесь в самостоятельную отрасль экономики.
Список литературы
1. Ракип Насыров «Там, где шли караваны»,
2. К.М. Байпаков «По Великому Шелковому пути»,
3. С.Г. Кляшторный, Т.И. Султанов «Летопись трех тысяче летий»,
4. Б.Е. Кумеков, К.А. Пищулина «История Казахстана в средние века».




Детей нет, есть люди. Януш Корчак
ещё >>