Хх век век торжества идей социализма - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Первобытное общество. Античная цивилизация 1 417.04kb.
Сейчас 21 век век техники, компьютеров. Компьютер 1 12.73kb.
Программа курса раздел Первобытнообщинный строй в истории человечества... 1 301.62kb.
Порудоминский В. И. — Брюллов. Серия «Жизнь Замечательных людей» 16 4419.97kb.
Вторая олимпийские игры современности Новое рождение древней традиции 3 540.27kb.
Первобытная эпоха в исследованиях исторической психологии 1 49.72kb.
А. И. Земсков Государственная публичная научно-техническая библиотека... 1 73.46kb.
As the workman, so is the work a Делу время, потехе час The way to... 1 145.29kb.
Конкурс педагогов образовательных учреждений Костромской области 1 93.09kb.
«Золотой век» русской культуры 8 класс 1 81.63kb.
Итоговый тест по «Истории России. 19 век» в царствование Александра... 1 51.26kb.
Трудового Красного Знамени гупп детская книга 15 2893.09kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Хх век век торжества идей социализма - страница №1/1

Валовой Д.В.

(Москва)

ХХ ВЕК – ВЕК ТОРЖЕСТВА ИДЕЙ СОЦИАЛИЗМА
Прежде всего позвольте сердечно поздравить участников Международной научной конференции «XXI век – эпоха эволюционного развития социализма» и пожелать вам успехов в творчестве на этом благородном и ныне особо актуальном поприще.

Вы все прекрасно знаете, что после распада Советского Союза клевета на марксизм-ленинизм вообще, а на идеи социализма в особенности, стала официальной доктриной ельцинского режима. На этом поприще особо выделяются марксисты-перевертыши горбачевско-яковлевского разлива. Модным стало иронизировать над первой фразой Коммунистического манифеста: «Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма!» Смысл насмешек сводится к тому, что теперь-де с коммунизмом и марксизмом покончено окончательно и навсегда. В подобных «экскурсах» больше дремучего невежества, чем сарказма. Таким «шутникам» прежде, чем бить в колокола, полезно было бы заглянуть в святцы.

Общеизвестно, что основоположники научного социализма К. Маркс и Ф. Энгельс были социал-демократами. Но многие ученые, политики и журналисты (многие по невежеству, а некоторые сознательно), ограничивают идеи марксизма лишь опытом СССР и других социалистических стран. В 1864 году Маркс и Энгельс создали Социалистический Интернационал для координации рабочего движения во всем мире. Незадолго до своей смерти, в 1893 году, на одном из социал-демократических форумов Энгельс сказал:

«Я не могу покинуть этот зал, не выразив своей глубокой сердечной благодарности за незаслуженный прием, которого я удостоился в этот вечер. Могу лишь сказать, что славу моего покойного друга Маркса суждено пожинать, к сожалению, мне одному… Если мне и удалось что-нибудь сделать для движения за 50 лет, в течение которых я принимал в нем участие, то за это я не требую никакой награды. Моя лучшая награда – это вы! Наши товарищи есть всюду: в тюрьмах Сибири, на золотых приисках Калифорнии, вплоть до Австралии. Нет такой страны, нет такого крупного государства, где бы социал-демократия не была силой, с которой всем приходится считаться. Все, что делается во всем мире, делается с оглядкой на нас. Мы – великая держава, внушающая страх, держава, от которой зависит больше, чем от других великих держав. Вот чем я горжусь. Мы прожили не напрасно и можем с гордостью и с удовлетворением оглянуться на свои дела». Поэтому многим бывшим коммунистическим лидерам, прежде чем возвещать о крахе марксизма и объявлять о своем переходе на позиции социал-демократии, полезно знать, что они снова попадают в объятия… марксизма.

В конце XIX – начале XX века в политике не было более популярного слова, чем «социализм». Именно идеи социализма предопределили в ХХ веке такие преобразования в мире, которые раньше даже теоретически трудно было представить. Для привлечения избирателей слово «социализм» включали в свои программы не только партии, далекие от духа социализма, но и заведомо реакционные. Даже фашисты объявляли себя «национал-социалистами».

Быстрому распространению идей социализма в XIX веке содействовала беспощадная эксплуатация наемных рабочих и служащих. XIX век вошел в историю как век беспредельного господства буржуазии. Злейший враг марксизма и коммунизма К. Поппер, который пользуется у российских перевертышей особой популярностью, видимо ради «объективности» своей работы «Открытое общество и его враги» приводит в ней выдержки из «Капитала» и дает Марксу такие оценки, которые опровергают его критику. Одну из выдержек приведу полностью. Так, констатируя, что в XIX веке жизнь рабочих была в страшной нищете, Поппер пишет: «Вот два примера, взятые из «Капитала» Маркса: «Уильям Вуд, десяти лет, начал работать, когда ему было 7 лет и 10 месяцев, он приходит ежедневно в 6 утра и кончает приблизительно в 9 вечера». «Итак, пятнадцать часов труда!» – восклицает официальный доклад комиссии по детской занятости 1863 года. Другие дети были вынуждены начинать работу в 4 часа утра или работать всю ночь до 6 утра и даже детей шести лет нередко принуждали к ежедневному тяжелому труду в течение 15 часов. Мэри Анн Уокли проработала без перерыва 12,5 часов вместе с 60 другими девушками, по 30 человек в комнате. Врач, г-н Киз, вызванный слишком поздно к ее смертному одру, показал перед «Coronez’s Jury» (присяжным по осмотру трупов) без обиняков: «Мэри Анн Уокли умерла вследствие чрезмерно продолжительного труда в переполненной мастерской». Чтобы дать врачу урок хорошего тона, «Coronez’s Jury» в своем заключении констатировало, что «она умерла от удара, но есть основания опасаться, что ее смерть могла быть ускорена чрезмерным трудом в переполненной мастерской». И далее Поппер заключает: «Такими были условия жизни рабочего класса даже в 1863 году, когда Маркс писал «Капитал». Его пылкий протест против этих преступлений, к которым тогда относились терпимо и иногда защищали не только профессиональные экономисты, но и представители церкви, навсегда обеспечит ему место среди освободителей человечества».

И еще одна оценка Маркса Поппером: «Чтобы справедливо судить о марксизме, следует признать его искренность. Широта кругозора, чувство фактов, недоверие к пустой и особенно морализующей болтовне сделали Маркса одним из наиболее влиятельных борцов против лицемерия и фарисейства. Интерес Маркса к общественным наукам и социальной философии в своей основе был практическим. Он видел в знании средство обеспечения прогресса человека». Ничего подобного о Поппере сказать нельзя. Его творение образец сплошного невежества и беспардонной клеветы не только на гениев нашей цивилизации, но и выдающихся умов древности.

В современных учебниках по менеджменту утверждается, что пионером научного менеджмента был Оуэн, который на целый век опередил свое время. Но авторы замалчивают печальную судьбу эксперимента Оуэна, а многие ее и не знают, так как все что связано с развитием идей социализма на Западе давно, а в России с 90-х годов прошлого столетия предается забвению. Поэтому считаю уместным напомнить, что в начале XIX века социалист-утопист Роберт Оуэн (1771–1858) в Нью-Ланарке решил проверить на практике, можно ли, заменив плохие условия жизни на хорошие, освободить человека от зла и «преобразовать его в интеллигентное, рациональное и доброе существо». Население городка, доходившее до 2,5 тысячи человек насчитывало немало бродяг, пьяниц, нищих и преступников. Эти люди как бы воплощали в себе все пороки, порожденные нечеловеческими условиями жизни. Оуэн подыскал себе подчиненных – сметливых и добросовестных работников, которые смогли понять сущность задуманной реформы, и назначил их мастерами и начальниками цехов. Помимо знания технологии производства от них непременно требовалось справедливое обращение с рабочими – в этом Оуэн видел основу успеха. Фабрике нужны были новые рабочие, и он строит жилой дом для 500 человек, в который селит детей из работных домов и благотворительных приютов Эдинбурга. Затем появились коттеджи для рабочих с квартирами в две-три комнаты – их Оуэн сдавал внаем по благотворительной цене, едва только покрывающей расходы на постройку. Для поддержания чистоты были наняты специальные надсмотрщики. Оуэн открыл магазин, в котором продукты продавались дешевле, чем у лавочников. Для холостых рабочих он организовал столовую, где за дешевую плату можно было хорошо и вкусно поесть. Были открыты вечерние и воскресные школы, библиотека, читальня. Оуэн отстаивал широкую религиозную терпимость и, рискуя вызвать недовольство церковников, ввел систему равного отношения ко всем религиям. Особенно крупные перемены произошли в организации труда. Рабочий день сократился вначале с 14 до 11,5, а затем – до 10 часов. В то время это был чрезвычайно смелый и рискованный шаг.

Эксперимент имел поразительные успехи, но все попытки дать ему путевку в жизнь на просторах Европы и США завершилось крахом. И когда в предсмертный час Оуэна посетил епископ англиканской церкви, он спросил его:

– Сын мой, не раскаиваетесь ли вы в том, что безумно потратили свою жизнь на тщетные усилия и невыполнимые планы?

– О, нет, милостивый государь, – ответил Оуэн, – я недаром потратил жизнь, я возвестил миру важные истины, и если мир не принял их, то только потому, что он их еще не понял. Могу ли я за это порицать его? Я опередил свое время…

Думается, в этой связи уместно напомнить и такой факт. Когда Энгельсу после смерти Маркса потребовалась помощь в работе над III томом «Капитала», он решил привлечь к этому двух молодых социалистов, склонных к научной работе, которые, как он полагал, должны были стать его сотрудниками, а позже, когда он умрет, продолжателями дела. Свой выбор он остановил на Эдуарде Бернштейне и Карле Каутском. По иронии судьбы, именно они и оказались инициаторами раскола марксистского движения. В начале ХХ века социалистическое рабочее движение, подобно христианству, разделилось на два течения – коммунистическое и социал-демократическое. И первое, и второе выступали за построение социализма. Первые полагали, что это возможно, главным образом, революционным путем, а вторые предлагали эволюционный путь. Уже в первой четверти ХХ века и коммунисты и социал-демократы (социалисты) пришли к власти во многих странах. В 2000 году из 15-ти государств, членов Европейского сообщества, в 13-ти у власти находились социал-демократы. Поэтому многие историки ХХ век называют веком марксизма. Теоретические исследования, обобщающие опыт социалистических движений, имеют значение для многих стран. Раньше мы мало что знали о Социнтерне, так как находились по разные стороны баррикад. Между тем эта мощная организация объединяет 150 партий и движений более чем 100 стран. Она накопила солидный опыт борьбы за социальные права трудящихся. В уставе Социнтерна записано: «Построение демократического социализма». В программе обозначены такие жгучие вопросы современности, как борьба за мир, ликвидация бедности и безработицы, улучшение экологических условий жизни. Солидный опыт строительства социализма накоплен у коммунистов. Председатель Социнтерна П. Моруа как-то сказал:

– Раз уж социалисты и коммунисты приняли «Интернационал» для себя в качестве гимна и поют его на один и тот же мотив, то сам Бог велел им искать возможности диалога.

Правые лидеры социал-демократии предпринимали и предпринимают немало попыток отказаться от своих прародителей, но как бы они не прислуживали американским экспансионистам и не обслуживали их авантюристическую политику, они не могут отменить те огромные социальные изменения внутри своих стран, которые произвели их предшественники. Когда речь заходит о роли марксизма в коренных преобразованиях, произведенных в ХХ веке, то ее необходимо рассматривать с двух позиций.

Во-первых, надо учитывать социально-экономические программы социал-демократов (социалистов, лейбористов и др.) и коммунистов, которые осуществлены в интересах большинства населения и, прежде всего, рабочих и служащих в своих странах. Не секрет, что после введения в СССР восьмичасового рабочего дня и регулярных отпусков эта социальная акция, подобно цепной реакции, прокатилась по миру. Уже в 1919 году Франция, первая на Западе, учредила 8-часовой рабочий день. Сделано было это, как утверждали тогда обозреватели, не из-за преклонения перед Советами, а из желания оградить свой рабочий класс от «тлетворных влияний с Востока». В мае 1936 года к власти во Франции пришло правительство Народного фронта, которое возглавил Леон Блюм. При поддержке коммунистов он принял закон о регулярных отпусках. Вслед за Францией подобные мероприятия были проведены практически во всех развитых капиталистических странах и приобрели необратимый характер. Разве могут удержаться у власти теперь правители, которые посягнут на подобные преобразования социалистического характера?

Во-вторых, учитывать коренные преобразования в мире, которые произошли под воздействием идей марксизма-ленинизма. Ни одно учение в истории человечества не получало столь быстрого и масштабного распространения и не содействовало таким грандиозным преобразованиям в развитии человечества. Американский писатель Эдмунд Вильсон в книге «Путь к Финляндскому вокзалу» пишет, что учение Маркса является полной и последовательной теорией, которая вскрыла в прошлом больше тайн, прояснила в настоящем больше сложных проблем и открыла в будущее более практичный путь, чем какая-либо другая до него созданная теория. «И после него», – дополнил вывод Вильсона профессор политических наук Калифорнийского университета Роберт Вессон в своей книге «Ну почему же марксизм?». Он пишет, что Маркса «после смерти ждал беспрецедентный успех: почти повсюду марксизм является важной частью политической атмосферы. Марксизм-ленинизм – единственное политическое движение всемирного характера».

К началу ХХ века мир был поделен на метрополии и колонии. 70 процентов населения проживало в колониях и полуколониях, территория которых составляла почти 75 процентов планеты. После Великой Октябрьской социалистической революции активизировалось национально-освободительное движение за свободу и независимость. После Второй мировой этот процесс приобрел необратимый характер. Вместо колоний и полуколоний появилось более сотни новых суверенных государств. В результате подъема революционного движения образовалась социалистическая система. В 70-е годы в странах социализма проживало треть населения планеты; их территория составляла 26 процентов; они производили более 40 процентов мировой промышленной продукции.

Лауреат Нобелевской премии Жорес Иванович Алферов в своих интервью часто ссылается на американского друга его отца Халаньяка: «Благодаря вашей революции шахтеры в США стали жить лучше». Из заявлений и публикаций представителей самых различных профессий большинства стран мира о благотворном влиянии на улучшение положения наемных работников в капиталистических стран и прогрессивных преобразований в мире можно составить тысячи томов. Этого не замечают лишь те, кто этого не желает. Поскольку «призрак коммунизма» торжествует не только в Европе, не могу не привести слова выдающегося реформатора ХХ века, реализация идей которого на семи процентах мировой пашни Китая кормит четверть населения планеты, неуклонно повышает уровень его благосостояния. В связи с похоронными причитаниями в адрес марксизма после развала СССР Дэн Сяопин сказал:

«Я убежден, что приверженцев марксизма в мире станет все больше и больше, потому что марксизм – это наука. Она открыла на основе исторического материализма законы развития человеческого общества. Феодализм сменил рабовладельческое общество, капитализм – феодальное, социализм, пройдя длительный период развития, непременно сменит капиталистическое. Сколько раз происходили реставрации монархий за сто лет, пока капитализм шел на смену феодализму? Социализм, похоже, ослаб, однако народы обрели закалку. Поэтому не нужно паниковать, не следует думать, будто марксизм исчез, прекратил существование, потерпел поражение».

В свете сказанного логически возникает вопрос: если социалистическая система более справедливая и прогрессивная, чем капиталистическая, то почему население СССР и стран Восточной Европы столь пассивно отнеслось к реставрации капитализма?

На этот вопрос высказаны десятки ответов, которые можно объединить в две основные группы. Представители первой – правые – утверждают, что социализм по своей природе неэффективен и потому не выдержал конкуренции с капитализмом. А левые, восхваляя социализм, упор делают на предательство партийной верхушки, которая организовала мощную пятую колонну и помогла Западу реализовать его заветную мечту. Подобные ответы ставят в тупик многих людей, включая и молодых ученых.

Во-первых, если социализм неэффективен, то как коммунистам удалось в течение одного поколения отсталую аграрную Россию и к тому же разрушенную до основания первой мировой и гражданской войнами, превратить во вторую ядерную сверхдержаву мира?

Во-вторых, почему молодая Советская социалистическая республика в полном капиталистическом окружении смогла отразить интервенцию 14 самых мощных капиталистических государств и разгромить пятую колонну, во главе с царскими генералами и адмиралами, щедро снабжаемую и финансируемую Западом, а сверхмощная держава СССР в союзе с другими социалистическими странами не смогла уничтожить предательскую клику горбачевско-яковлевского разлива?

На одной из дискуссий на эту тему данное противоречие известный ученый социалистической ориентации объяснил так:

– Был Сталин, верный продолжатель ленинского плана построения социализма и все было в порядке. Но его преемники оказались недостойными и все пошло кувырком. В общем, нужна крепкая рука с социалистическими убеждениями и тогда будет восстановлен порядок и справедливость.

Такое «объяснение» противоречия не имеет ничего общего с наукой. Грош цена политической системе, которая держится на личности. Для развала СССР к 90-м годам прошлого столетия образовались объективные условия. Еще в 70-е годы я широко публиковал в печати вывод: «Если в системе управления экономикой не будут сделаны серьезные изменения, то 13-я (!) пятилетка будет роковой и последней – народное хозяйство развалится. До 2000 года не дотянем!» «Благодаря» горбачевскому ускорению мы развалились досрочно. Подробный анализ причин развала СССР я сделал в своей экономической повести «Ослепленные властью» (2). Коротко суть проблемы в следующем. Социалистическая система хозяйствования игнорировала азы марксистско-ленинской экономической теории, а капиталистическая практика ее учитывала, что и дало капитализму второе дыхание. В начале 20-х годов по инициативе Н. И. Бухарина общетеоретическая экономическая наука – политэкономия была ликвидирована. Это содействовало тому, что социалистический хозяйственный механизм базировался на «догме Смита». В результате образовалась известная затратная система хозяйствования:



«чем выше затраты, тем «лучше» результаты и больше зарплаты».

До середины ХХ века мировая экономика развивалась экстенсивно. Если необходимо было увеличить выпуск какой-то продукции, то следовало соответственно расширить производственные мощности и привлечь необходимое число рабочих и служащих. Иначе говоря, затраты и результаты тогда в основном совпадали. В этих условиях социализм демонстрировал свои огромные преимущества. Несмотря на огромные разрушения и потери во 2-ой мировой войне к 50-м годам СССР был общепризнан второй супердержавой мира. По основным показателям социально-экономического развития он занимал ведущие позиции.

Благодаря научно-технической революции со второй половины ХХ века мировая экономика перешла на интенсивный путь развития: при тех же, а зачастую при меньших затратах, резко увеличивался выпуск продукции. В Советском Союзе было принято немало директивных документов о переводе экономики на интенсивный путь развития. Но затратная система встала поперек технического прогресса. Ведь повышение темпов роста экономики (а рост темпов тогда считался главным преимуществом социализма), динамика производительности труда определялись на базе выпуска продукции в рублях от достигнутого уровня. Даже фонд зарплаты исчислялся в процентах от объема валовой продукции. Поэтому были изобретены десятки методов накручивания объема в рублях без увеличения продукции в натуре. И тем не менее темпы роста неуклонно снижались. Об этом свидетельствует следующая таблица:

Среднегодовые темпы прироста


основных показателей социально-экономического развития СССР

по пятилеткам




1961–

1965


1966–

1970


1971–

1975


1976–

1980


1981–

1985


Валовый общественный продукт

6,5

7,4

6,3

4,2

3,6

Произведенный национальный доход

6,5

7,8

5,7

4,3

3,6

Продукция промышленности

8,6

8,5

7,4

4,4

3,7

Продукция сельского хозяйства

2,3

3,9

2,5

1,7

1,1

Капитальные вложения

5,4

7,3

6,7

3,7

3,7

Производительность труда

6,1

6,8

4,5

3,3

3,1

Реальные доходы на душу населения

3,6

5,9

4,4

3,4

2,1

Розничный товарооборот

6,0

8,2

6,3

4,4

3,1

Объем бытовых услуг населению

13,3

16,3

10,4

7,4

5,8

Как видим, темпы экономического роста в 80-е гг. в среднем снизились в 2 раза по сравнению с 60-ми гг., а по сравнению с довоенными годами и двумя послевоенными пятилетками – в 3 раза. С 60-х гг. и до середины 80-х гг. они снизились еще в 2 раза. Попытки сохранить высокие темпы, а тем более повысить их в условиях господства «догмы Смита» вели к разбалансированию народного хозяйства и образованию дефицита на все и вся. Искусственное накручивание объема в рублях нанесло колоссальный материальный урон, дискредитировало плановую систему управления и в конечном счете явилось одним из решающих объективных факторов развала народного хозяйства СССР.

В процессе реставрации капитализма в России для измерения социально-экономического развития вместо валового общественного продукта используется валовой внутренний продукт (ВВП). Что можно сказать об этой замене? Коротко: с чем боролись, на то и напоролись! В первом случае мы имели многократный повтор предметов труда, удельный вес которых в структуре затрат составляет 8–15%, а во втором еще более непредсказуемый повтор доходов физических и юридических лиц составляет от 50 до 70 процентов. Поэтому возможность для накручивания стоимостного объема неизмеримо возросли. В этих условиях погоня за липовым удвоением ВНП к 2010 году (что совершенно нереально) может обернуться для России не менее печально, чем горбачевское ускорение.

Известный олигарх Дж. Сорос в своей книге «Кризис мирового капитализма» (3) пишет «Мы привыкли измерять прогресс динамикой ВНП, но это равносильно тому, чтобы признать деньги в качестве подлинной ценности. ВНП – это мерило обменов, опосредствованных деньгами; чем больше социальное взаимодействие принимает форму денежных обменов, тем выше ВНП».

В процессе реставрации мы второй раз наступили на те же грабли – ликвидировали политэкономию. Дело в том, что в упаковке «высшего достижения экономической науки цивилизованного мира» нам навязывали лженауку, именуемую маржиналистской революцией с ее теорией полезности. Все фундаментальные положения классической политэкономии по образу и подобию Запада выброшены из российского образовательного стандарта. Новый предмет «экономическая теория» представляет собой «суррогат» economics, предложенный А. Маршаллом (1842–1924) вместо политэкономии. В. В. Леонтьев имел полное основание называть economics «выкидышем экономической науки». В итоге экономическая наука деградировала и сдала господствующие позиции хрематистике, которая была введена в научный оборот Аристотелем (384–322 до н. э.). Сущность хрематистики – беспредельное обогащение все более узким кругом лиц.

Маркс писал: «Если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишней». Что же касается неоклассиков, то они не только не стремятся к выявлению сущности, но, наоборот, изобретают все новые и новые теории и методы маскировки капиталистической сущности и облагораживания пороков буржуазного сообщества. Разоблачению их теоретической несостоятельности и практической порочности посвящена моя работа «Блеск и нищета политэкономии» (1). В ней я излагаю и свои соображения о путях возрождения экономической науки; создания научной системы хозяйствования и нового, справедливого мирового экономического порядка.



В заключение скажу, что XXI век будет дальнейшим шагом в развитии идей социализма. К сожалению, в последние десятилетия нарастает угроза «конца света», о которой я рассказал в работе «XXI век: три сценария развития» (1999). Если человечеству удастся предотвратить превращение Земли в непригодную для жизни планету, то в конечном итоге социализм непременно победит и тогда угроза самоуничтожения человечества исчезнет.
Список литературы:

  1. Валовой Д.В. Блеск и нищета политэкономии. М.: Изд. дом «Экономическая газета», 2003.

  2. Валовой Д.В. Ослепленные властью. М.: «Республика», 2002.

  3. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. М.: ИНФРА-М, 1999.





Большинство складывается случайно, меньшинство — сознательно. Стефан Киселевский
ещё >>