Государственное учреждение «Детско-юношеская библиотека Республики Карелия» Наша память жива - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Петрозаводск 2008 1 229.41kb.
Министерство культуры Республики Бурятия гаук рб «Республиканская... 1 340.62kb.
Специализированные Детско-Юношеские спортивные школы Олимпийского... 3 419.83kb.
Историко-краеведческое «колесо обозрения» к 270-летию со дня основания г. 1 149.43kb.
Январь 1 – 150 лет со дня рождения Пьера де Кубертена, французского... 1 161.96kb.
Закон республики карелия о дорожном фонде Республики Карелия Принят... 1 32.66kb.
Методические рекомендации по проведению программы Летних чтений Петрозаводск... 1 188.68kb.
Закон о некоторых вопросах государственной гражданской 2 583.35kb.
Национальное кино в «Премьере»… в 1 квартале 2013 года Автономное... 1 34.29kb.
Муниципального образовательного бюджетного учреждения дополнительного... 6 1507.77kb.
Закона Республики Карелия «О межбюджетных отношениях в Республике... 1 46.23kb.
Поэтический вечер «я родом не из детства из войны» 1 61.52kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Государственное учреждение «Детско-юношеская библиотека Республики Карелия» Наша - страница №1/1




Государственное учреждение

«Детско-юношеская библиотека Республики Карелия»
Наша память жива

Обзор современной литературы

о Великой Отечественной войне


Петрозаводск

2010

УДК 02


ББК 91.9:63

Н 37

Наша память жива : обзор современной литературы о Великой Отечественной войне / Детско-юношеская библиотека Республики Карелия ; [сост. Галкина З.И.] – Петрозаводск : ДЮБ РК, 2010. – 18 с.

УДК 02


ББК 91.9:63
Ответственный за выпуск: Сакина В.А., директор ДЮБ РК

Составитель: Галкина З.И., ведущий библиотекарь ДЮБ РК

Редактор: Золотова С.В., зам.директора ДЮБ РК

Компьютерный набор: Галкина З.И., ведущий библиотекарь ДЮБ РК

Компьютерная верстка: Шестакова С.П., гл. библиотекарь ДЮБ РК
Отпечатано в Детско-юношеской библиотеке Республики Карелия:

185035 Республика Карелия, г. Петрозаводск,

пр. Ленина, д. 1

Телефон: (8142) 78-32-29

Е-mail: dubrk@library.karelia.ru

Тираж 25 экз.

©Детско-юношеская библиотека

Республики Карелия, 2010


Наша память жива

Обзор современной литературы о Великой Отечественной войне
Еще совсем недавно казалось, что тема Великой Отечественной войны - твердыня и к ней, как к источнику, всегда можно будет припадать для обретения уверенности, гордости, величия. Отечественная война, Великая Победа. Разумеется, отказаться от комфортных исторических штампов далеко не просто. Слишком много замешано в них личных судеб, воспоминаний молодости, боли утрат. Истерзанная земля, невиданные разрушения, десятки миллионов погибших. Любые негативные интерпретации связанные с этим событием - даже вполне аргументированные - могут задеть сугубо личное, память индивидуальную и историческую. Но "не прожить без правды сущей, как бы ни была горька" (А.Твардовский).

В годы войны было написано много хороших произведений: "Василий Теркин" А. Твардовского, лирика К. Симонова, А. Ахматовой, А. Суркова и других прекрасных поэтов. Лучшие писатели были военными корреспондентами: А. Платонов, И. Эренбург, В. Гроссман. На фронтах оказались девятнадцатилетними солдатами те, кто составит славу военной прозы: Г. Бакланов, Ю. Бондарев, В. Астафьев, В. Богомолов, В. Быков, К. Воробьев, А. Ананьев, В. Курочкин. Война вынуждала каждого фронтовика к напряжению не только физических, но и духовных сил. Поэтому в литературу они пришли зрелыми, а не только мужественными людьми. "Лейтенантская проза" взорвала иллюзии о войне. Именно бывшие лейтенанты в своих произведениях показали, что такое "окопная правда", а главное, как в кровавой бойне человек сохраняет человечность. Об этом рассказывается в повестях В.Кондратьева "Сашка", Г. Бакланова "Навеки девятнадцати- летние", Ю. Бондарева "Берег".

В литературе о войне отдельно, но связанно нравственными и духовными нитями с "лейтенантской прозой" стоит та, что получила в критике название "солдатской прозы". Она создавалась в яростной авторской полемике с официозом литературы "генеральской", воспевающей величие и мудрость руководства победоносной советской армии, но игнорирующей трагизм войны. Особенностью ее явилось усиление автобиографических и документальных мотивов. Многие писатели являлись сами участниками этой войны и в своих произведениях отразили увиденное и лично ими пережитое. Солдат остался главным их персонажем, но углубились трагические перипетии войны. Появились новые мотивы: авторы стали больше писать о недостатках в действиях вооруженных сил СССР, о слабом техническом оснащении, о штрафных ротах, о плохом питании солдат, о неподготовленности к войне и неоправданно больших потерях Советской Армии. Ранее эту информацию замалчивали - цензура не допускала ее в печать.

Обратимся к публикациям последних лет, в которых писатели становятся все откровеннее.


Виктор Астафьев (1924-2001) - "самобытный русский писатель, настойчивый правдолюбец, один из первых, кто чутко отозвался на нравственную порчу нашей жизни. Как никто испытал солдатскую тяжесть войны и поднял ее со дна" (Солженицын А.). В 1998 году В.Астафьев закончил работу над повестью "Веселый солдат", которая завершает трилогию. Первая и вторая части трилогии - повести "Так хочется жить" (1995г.) и "Обертон" (1996г.). Судьбы героев двух первых повестей воспринимались как возможные (ухудшенные) варианты судьбы вышедшего в большие люди автора. Третья повесть "Веселый солдат" – автобиографическая. Это история солдата, им же и рассказанная. Действие повести начинается в сентябре 1944 года, когда автор, сменив из-за ранений несколько военных профессий, воевал связистом переднего края. Автор вспоминает о военном госпитале и его обитателях. Большая, сложная, чудовищная тема. Перед нами проходит санитарный поезд, а потом госпиталь на Кубани и страшные картины быта: вши, червивые раны под гипсом, нерадивость медперсо- нала. Желание жить, взаимовыручка, присущее русскому человеку чувство юмора в самых трагических ситуациях - все это помогало выжить в этих условиях. Рассказ о войне и госпитальных мытарствах прерывается другим - о женитьбе, жизни в первые послевоенные годы в небольшом уральском городке. Полуголодная, полная бед и лишений жизнь молодой семьи, смерть родных, болезни - все это преследует героев повести по пятам. С горечью пишет автор о равнодушии властей к судьбам фронтовиков и осознает свою послевоенную ненужность победившему государству. Это повесть - исповедь, в которой покаяние переплетается с проклятием, плачь - с иронией, благочестие - со сквернословием, молитва с публицистикой.

Журналистка Светлана Новикова писала Астафьеву по поводу его романа "Веселый солдат": "Чтобы написать такую страшную правду о быте на войне и послевоенных мытарствах солдата, надо обладать чрезвычайно высоким авторитетом и абсолютно незапятнанной репутацией, а это Вы давно заслужили своей судьбой и своим творчеством. Никому другому этого не позволили бы, обвинили бы в чернухе и клевете…" (Новый мир, 2004, №11, с.153).

За повесть "Веселый солдат" В.Астафьев получил престижную российскую премию Аполлона Григорьева.
Василь Быков (1924–2003) прошел всю войну и закончил ее в Австрии. По окончании войны еще 10 лет оставался кадровым офицером. Война оказала решающее влияние на формирование личности Быкова и стала центральной темой его творчества.
Известность Быкову принесла повесть «Третья ракета» (1961). После нее Быков сам переводит свои произведения на русский язык. Шквал официальной критики вызвала повесть «Мертвым не больно» (1965), в которой мясорубка войны была показана с присущим Быкову беспощадным реализмом. Зрелая проза Быкова, в основе которой большей частью события и люди партизанской войны, представляет собой произведения, ставящие во главу угла нравственные проблемы. Больше всего Быкова интересует поведение людей в предельно тяжелых, экстремальных ситуациях. Он старается докопаться до первопричин, нравственной подоплеки человеческих поступков – верности и предательства, злодейства и человечности, мужества и слабодушия.

Его военные повести "Альпийская баллада", "Сотников", "Дожить до рассвета", "Мертвым не больно", "Знак беды" хорошо известны читателям, по многим его произведениям сняты кинофильмы. В рассказах и повестях последних лет Быков стремился сказать о войне и жизни то, о чем было невозможно написать в советские времена. Символично, наверное, что писатель, главной темой в творчестве которого была окопная правда войны и человек на войне, умер именно 22 июня в день нападения фашисткой Германии на СССР. Эту войну он начал в 1942 году 18-летним юношей и прошел ее до конца. Символично, видимо, и то, что последней книгой В. Быкова стали его мемуары "Долгая дорога домой". Зная о своей болезни, Быков боялся не успеть сказать читателям то, что он считал нужным. Последние годы самый известный белорусский писатель вынужден был жить за границей - в Финляндии, Германии, Чехии.

Одна из последних повестей В. Быкова "Болото" опубликована в журнале "Дружба народов" (2001, №7). Партизанская война там описана совсем не так, как раньше, и порой очень трудно четко разграничить своих и чужих, то, что в жизни сам Василь Быков всегда делал безошибочно. Писатель распознается с первых строк: "Выбравшись из мрачных лесных дебрей, где они проблуждали половину ночи, Гусаков облегченно вздохнул: лес кончился, перед ними раскинулось поле". Облегчение это обманчивое: трое бойцов попали не туда. Летчики выбросили направляемых к партизанам далеко от предполагаемого места встречи. Офицер Гусаков, старшина из органов безопасности Огрызков и фельдшер Тумаш мучительно ищут дорогу к секретной базе. Никто из них не готов ни к странной реальности оккупированной территории, ни к лесным блужданиям. Постепенно мы понимаем: это случайные люди. Фельдшер, которого вдруг, без какой-либо подготовки, решили направить в партизанский отряд. Повар, готовивший еду энкаведешному генералу (за что и получил старшинские погоны). Штабист, оформлявший наградные списки и напросившийся (нужно ведь и самому орден заиметь) в рискованную командировку - доставить партизанам те самые ордена и медали. Роковая неопытность, привычная взаимная подозрительность. Старшине (даром, что повар, а все-таки чекист) намекают: следи за командиром, в случае чего прими "правильное решение". А сам командир приказывает фельдшеру пристрелить мальчишку-проводника, который почти вывел группу в нужное место (слишком много видел). Фельдшер кричит мальчику: "Беги" и слышит в ответ захлебывающееся: "Дяденька, вы не партизаны?!" Ответом на выстрел фельдшера в воздух звучат пулеметные очереди настоящих партизан, что достанут трех несчастных и вызывающих странную жалость персонажей. Болото поглотит всех.
Литература о блокаде Ленинграда, о девятистах днях и ночах осажденного города, богата воспоминаниями писателей и поэтов. Достаточно упомянуть такие глубоко правдивые и талантливые произведения, как "Блокадная книга" А. Адамовича и Д. Гранина, "Блокадный дневник" В. Инбер, "900 дней" американского публициста Г. Солсбери, удивительные стихи О. Берггольц и Ю. Воронова.

Петербургский писатель М. Кураев (1939 г.р.), автор 20-ти книг прозы, лауреат государственной премии Российской Федерации 1998 г., известен нам своей повестью "Блок - ада", которая впервые была напечатана в журнале "Знамя" (1994, №7). В журнале "Родина" эта повесть, снабженная документальными фотографиями, публикуется в сокращении под названием "Кусочек ада, или Мать неизвестного блокадника". М. Кураев сам прожил полгода в блокадном Ленинграде будучи ребенком. И в этой повести - вся история его семьи в страшную зиму 1941 -1942 гг. Голод, холод, смерть описаны автором не абстрактно, а через восприятие конкретных людей. Кураев пишет: "Ленинград мама не защищала и потому, естественно, медали "За оборону Ленинграда", в отличие от своей сестры, брата, племянника, племянницы и золовки, удостоена не была. До лестного звания "ЖБЛ" ("Житель блокадного Ленинграда") просто не дожила. Блокады ей досталось совсем немножко, кусочек, с сентября по февраль. Только и успела одного родить, троих похоронить и двоих спасти». Много лет спустя после войны Кураев посетил эту квартиру, где было много стенных шкафов, набитых кулечками с прогорклыми сухарями.



Анатолий Азольский (1930-2008) - окончил Высшее военно-морское училище. Автор романов "Степан Сергеевич", "Затяжной выстрел", "Кровь", "Лопушок", лауреат Букеровской премии 1997 г. за роман "Клетка", известен произведениями о флоте и разведчиках в годы войны. В романе "Диверсант" (Новый мир. - 2002. - №3,4) у него свой взгляд на войну. Это не "окопная правда", а именно литература. Главный герой - мальчишка, прибавивший себе годы, чтобы уйти на фронт (все в традициях советской литературы о войне). И даже путь на фронт и фронтовая биография не выходят пока из привычных рамок: мужает, стреляет, взрывает - все чаще и профессиональней. И вдруг понимает, что врагами являются не только фашисты, но и те самые начальники, которые посылают его на задания и готовы его же жизнью расплатиться за успех и тем более за неуспех операции. Герой сознает, что любая власть враждебна человеку, и вскоре храбрая разведгруппа начнет бояться своих командиров не меньше, чем нацистов. Причем то зло, которое несет война, то есть смерть, убийство, не более страшно, чем зло, которое несет генерал (неважно, советский он или немецкий). И получается, что зло охватывает весь мир, сам герой заражается им, потому что избежать гибели можно, только если ты убиваешь быстрее, беспощаднее, профессиональнее, и герой уже не может жить без этого риска, без игры со смертью. Мирная жизнь, любовь, семья становятся слишком однообразными. Будущего нет, героя преследуют и после войны (он слишком много знает о том, как на самом деле выглядели победоносные операции и лихие прорывы), да и нет для него такого понятия "после войны", потому что, наученный горьким опытом, он знает, что мир - это просто когда меньше стреляют открыто - и все! В хаосе жизни, в случайности судьбы, в бредовости происходящего (совершают подвиг, за который уничтожат немцы и расстреляют свои), человек принципиально одинок, нет выхода ни в мужской фронтовой дружбе, ни в женской верности.
Леонид Бородин (1939 г.р.) - историк по образованию, писатель с нелегкой судьбой. Писать начал в тюрьме, был дважды осужден за участие в "социал-христианской" организации и за антисоветскую деятельность. Известны его произведения "Женщина в море", "Царица смуты", "Третья правда", "Правила игры". В 2002 г. удостоен премии - орден преподобного Сергия Радонежского "за творчество, в котором испытания российской жизни переданы с редкой нравственной чистотой и чувством трагизма, за последовательность и мужество в поисках правды." Основной пафос произведений Бородина - этический выбор, полем действия для которого выступает столкновение личных интересов, точкой отсчета христианская нравственность, а сюжетной канвой - драматическая коллизия.
Л. Бородин "Ушел отряд" (Москва. - 2004. - №7) - честное и бесстрашное осмысление минувшей войны из сегодняшнего знания. Партизанский отряд ("…одно название, что партизанский отряд. Сотня оборванцев…"), сложившийся из отступавших солдат осенью 41-го года, застревает в тяжелых болотах, которые есть и спасение отряда, и ловушка для него. Две деревни по соседству подкармливают и отряд, и немцев. Полицаи из вчерашних комсомольцев надеются уйти с отрядом, староста корректен и не подставляет партизан набегающим обозным немцам, хотя знает их всех. И даже предлагает им план ухода в безопасную, не перекрытую немцами сторону. Староста Корнеев из бывших прапорщиков эмигрантов - давних владельцев погибшего здешнего имения. Он помогает партизанам, чтобы они скорее ушли, а он еще мог бы надышаться воздухом прежнего быта без невыносимых ему коммунистов. Герои повести очень разные. Это капитан Никитин, который до войны был комбригом и "при больших штабах крутился". И молодой старшина из бывшей колонии Макаренко. И старый пулеметчик, воевавший у Махно и Буденного, и "ежата" из отряда ГПУ, и командир отряда Кондрашов, знавший Блюхера, и староста, - народ все определенный, духом и идеей крепкий. Погибнут перед выходом отряда и староста и капитан Никитин. Расстреляют они друг друга, как две несводимые правды, чтобы осталась третья - правда командира Кондрашова, "просто хорошего человека", у которого на первом месте не слово "расстрелять", а другое какое-то про жизнь на войне. Любви в нем побольше, именно это и близко сердцу автора, не зря он ему как будто и часть юности своей отдает, и работу свою железнодорожную, и осмотрительность в понимании правды. Мы не узнаем, что сталось с отрядом. Когда пролилась кровь, и обе горячие правды полегли, отряд ушел.

Леонид Бородин. «Ради деток». Рассказ (Москва. - 2008.- №7)

Замысел рассказа, как и написанной несколько лет назад повести «Ушел отряд», возник под впечатлением реальных историй, услышанных автором от бывших партизан.

С первых дней войны за город, что был рядом с деревней, шли бои. Партизаны обосновались в лесу, за болотами. Вся область лесная, в ней с первого года войны - тысячи окруженцев, из них да из колхозников образовались несколько партизанских отрядов, которые вели настоящую тыловую войну. И каждую неделю деревня снабжала свой отряд продуктами. Кое-кто попался и был расстрелян немцами. Многие стали отлынивать от этого дела. Так получилось, что Семен Кусков стал ответственным за партизанскую еду. Кто последний возвращался с подводой, привозил пароль. И вот Семена взяли полицаи, стали вышибать из него пароль. Когда привели его беременную жену, Семен сломался, все сказал, все подписал. Семен Кусков стал предателем не из трусости или шкурного интереса, а спасая детей и жену. Но смертный грех предательства с годами еще сильнее гнетет его и толкает на новое преступление. Бывший полицай Чиров, с которым они потом бежали в партизанский отряд, вернулся из лагеря в родную деревню. И стал намекать, что бумага, которую вынужден был подписать Семен, у него. Семен герой, к 25-летию Великой Победы, его чествуют, награждают орденом. А в это время Матвей Чиров выбирается из омута, с разбитой Семеновым веслом головой, то проходя в сознание, то теряя его.

«Суровую правду о партизанской Отечественной еще предстоит написать», – считает автор. Но эта правда настолько страшна, немыслима, что писатель даже теперь лишь часть ее решается перенести на бумагу.

Но еще более страшны художественные записки Градовского.
Залман Градовский. Письмо к потомкам. Дорога в ад. Посреди преисподней. (Звезда, 2008, №7-9).

Наследие Залмана Градовского представляет собой две записные книжки, которые он вел в Освенциме, и письмо, написанное незадолго до восстания зонденкоманды, одним из руководителей которого он был. Это первый полный перевод текстов Градовского на русский язык.

Залман Градовский родился в 1908 или 1909 г. в польском г.Сувалки. Волевой и амбициозный характер сочетался в нем с физической силой и еще редким дополнением к этим качествам – сентиментальностью. К моменту нападения Германии на СССР ему было 32 или 33 года. В конце 1942 г. немцы проводили акцию по зачистке оккупированной территории. Еврейское население из 116 городов и местечек сселялось в 5 крупных транзитных полугетто - полулагерей. Люди задерживались в них ненадолго: по мере заполнения бараков и поступления вагонов их систематически отправляли в Освенцим. Градовский со своими родными попал сюда в ноябре 1942 г., а в Освенцим - 8 декабря 1942 г. По прибытии на перроне произошла стандартная селекция: 796 слабых и непригодных к труду – женщины, старики, дети – слева, а молодые и крепкие мужчины (всего 231) – справа. Тех, кто оказался в левых очередях, затолкали в грузовики и в тот же день все они погибли, в том числе и близкие Градовского – мать, жена, две сестры, тесть и зять. Не спрашивая его согласия, здорового и сильного Градовского включили в лагерную зондеркоманду – особую команду из числа заключенных, обслуживавшую весь конвейер уничтожения (за вычетом самого убийства). Именно работники зондеркоманды извлекали трупы из газовен, сбрасывали их в костры или в крематории, выгружали и хоронили бренный пепел. Как никто другой, они представляли себе, что здесь происходит, и никаких иллюзий относительно собственного будущего у них тоже не было. Много месяцев он вел записи, в которых описал события, происходившие в этом аду. Он сумел еще и надежно спрятать их, точно рассчитав, где их смогут найти. «Я закопал это в яму с пеплом, как в самое надежное место, где, наверное, будут вести раскопки», - писал он. Сама идея создать именно художественное, а не документальное произведение впечатляет. Он обращается к читателю как к другу, приглашает последовать за ним и запечатлеть трагические картины происходящего.
Богомолов Владимир Осипович (1926–2003). В его творчестве тема Отечественной войны является основной. В действующей армии он был рядовым, командиром отделения, взвода, офицером разведки, награжден орденами и медалями. Служил в армии до 1952 г. Первое произведение Богомолова - опубликованная в журнале «Знамя» повесть «Иван» (1957), сразу принесла автору известность. Трагическая история мальчика-разведчика, погибающего от рук немецких захватчиков, рассказана с глубокой эмоциональностью, но без патетики. Повесть «Иван» переведена более чем на сорок языков, опубликована более двухсот раз. На ее основе режиссером А. Тарковским создан фильм «Иваново детство» (1962).

Вторая повесть - «Зося» появилась в 1963 г. Это произведение (по замечанию самого Богомолова) о «несвершившемся» в судьбах молодых людей военного поколения. Повесть проникнута глубокой лиричностью. Таким же настроением проникнуты короткие рассказы Богомолова о войне: «Первая любовь» (1958), «Кладбище под Белостоком», «Сердца моего боль» (1963). В 1963 г. писателем также создано несколько предельно лаконичных рассказов на бытовые темы, примечательных умением автора обрисовать характер минимальными средствами.

Затем наступил период молчания, продлившийся около десяти лет. Лишь в 1974 г. Богомолов опубликовал новое произведение - роман «Момент истины (В августе сорок четвертого…)». Роман принес писателю огромную популярность; неоднократно переиздавался, вызывая неизменный читательский интерес. Он посвящен работе одного из подразделений русской контрразведки в годы Великой Отечественной войны. Напряженный сюжет дает возможность сравнивать его с произведениями приключенческого жанра. Однако наряду с детективной линией в романе есть более глубокий план. Во время работы над романом Богомолов изучил огромное количество фактического материала. Он стремился быть предельно точным во всем, начиная с изображения «мелочей» в профессиональной деятельности контрразведчиков и заканчивая раскрытием характеров.

Последние три десятилетия жизни Богомолов работал над эпопеей «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?», действие которой начинается в последние месяцы войны и заканчивается в начале 1990-х гг. Последний, главный его роман остался незавершенным. В романе много документов. Они позволяют увидеть собственными глазами всю глубину трагедии ХХ века – Великую Отечественную войну, десятки миллионов людей на фронтах и в тылу. Он не считал роман готовым к публикации, но две большие главы «В кригере» (1986) и «Вечер в Левендорфе» (1998) в виде отдельных повестей публиковались в журналах. Сам Богомолов говорил о романе: «…Автор, волею судеб, почти всегда оказывался в одних местах с главным героем и в тех же самых положениях, и, более того, свыше десяти лет физически провел в шкуре основного персонажа. Но это отнюдь не мемуарное сочинение, а, выражаясь словами В.Ходасевича, «автобиография вымышленного лица»… Это не только история жизни моего поколения, это реквием по России, по ее природе и нравственности, реквием по трудным, деформированным судьбам нескольких поколений десятков миллионов моих соотечественников…».

Богомолов мастер психологии действия, у него легкий слог, и роман очень быстро читается. Автор показывает героя – старлея Федотова, пацаном ушедшим на войну и "тянувшего Отечку" три года, издырявленного, невинного, многоопытного, наивного фронтового разведчика и доверчивого щенка. Действие в лучшем случае упоминается (вроде «я тоже получил пулю в предплечье и провалялся в госпитале два месяца»). Между тем, вся книга посвящена тому, как умелых ротных командиров и комполка, лейтенантов и генералов, пацанов и стариков ставят на четыре кости и унижают – не всегда умело, но всегда грубо и расчетливо. «Только так бесполезно, так зло и ненужно опустили их» – просто потому, что так работает система.

Ближе к финалу опубликованных фрагментов становится очень жаль, что «Жизнь моя…» осталась недописанной. Чукотская, самая бессмысленная и беспощадная, часть жизни Федотова производит очень сильное впечатление. Мы видим историю подготовки и проведения учений, где изможденные холодом, болезнями и подножным сбором угля солдатики должны продемонстрировать лихое отражение американского наступления с Аляски. «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…» если бы была дописана, могла стать великим романом о судьбе, смысле жизни и справедливости.



Закончить обзор хотелось бы словами писателя Виктора Некрасова: "Бог ты мой, как трудно быть русским писателем. Как трудно жить по совести".


Список литературы


  1. Азольский, А. Диверсант : назидательный роман для юношей и девушек / Анатолий Азольский // Новый мир. - 2002. - N 4. - С. 12-88. – Окончание. Начало в N 3.

  2. Астафьев, В. Веселый солдат / Виктор Астафьев. – СПб. : Лимбус Пресс, 2000. - 541 с. - (Мастер).

  3. Богомолов, В. О. «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?» : главы из романа / В. О. Богомолов // Наш современник. – 2008. - N 11.- С. 60 – 74 ; 2009. - N 1. - С. 42-61.

  4. Бородин, Л. Ушел отряд : повесть / Л. Бородин // Москва. - 2004. - N 7. - С. 9-73. - (Проза).

  5. Бородин, Л. Ради деток : рассказ / Леонид Бородин // Москва. - 2008. - N 5. - С. 50-68. - (Проза).

  6. Быков, В. Болото : повесть / В. Быков ; пер. с белорус. В. Быкова // Дружба народов. - 2001. - N 7. - С. 7-33.

  7. Градовский, З. Письмо к потомкам. Дорога в ад / Залман Градовский ; публ. П. Поляна ; пер. с идиша М. Карпа и А. Полян // Звезда. – 2008. – N 7. – С. 109-139.

  8. Градовский, З. Посреди преисподней / Залман Градовский ; публ. и прим. П. Поляна ; пер. с идиша и прим. А. Полян // Звезда. 2008. – N 9. - С. 126-144. - Окончание. Начало в N 8.

  9. Кураев, М. Кусочек ада, или Мать неизвестного блокадника / М. Кураев // Родина. - 2003. – N 1. - С. 140-143.

Дополнительная литература:

  1. Астафьев, В. Пролетный гусь : рассказ / Виктор Астафьев // Новый мир. - 2001. - N 1. - С. 7-36.

  2. Астафьев, В. Связистка : рассказ / Виктор Астафьев // Новый мир. - 2001. - N 7. - С. 7-16.

  3. Быков, В. Долгая дорога домой : отрывки из книги / Василь Быков ; пер. с белорус. и вступ. ст. Н. Игруновой // Дружба народов. - 2003. - N 8. - С. 3-10. - (Проза).

  4. Быков, В. Цена достоинства : из книги воспоминаний / В. Быков ; пер. с белорусского автора // Дружба народов. - 2003. - N 1. - С. 129-138. - (Проза и поэзия).

  5. Данилова, Н. Ратники русской правды, где вы? : о повести Л. И. Бородина "Ушел отряд" / Н. Данилова // Наш современник. - 2005. - N 5. - С. 282-287. - (Критика).

  6. Лазарев, Л. Правда останется : о Василе Быкове / Л. Лазарев // Знамя. - 2003. - N 12. - С. 113-124.

  7. Сендеров, В. Записки прямоходящего, или Утопия Леонида Бородина / Валерий Сендеров // Новый мир. - 2004. - N 3. - С. 172-176. - (Рецензии. Обзоры).

  8. Холодяков, И. В. Великая Отечественная война в произведениях русской литературы XX века / И. В. Холодяков // Литература в школе. - 2004. - N 5. - С. 19-23. - (Наши духовные ценности). - Окончание. Начало в N 4.



  1. Богомолов, В. «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?» : роман / В. Богомолов // Наш современник. - 2009. – N 1. – С. 42-61. – Продолж. Начало: N 10-12, 2005 ; N 1, 10-12, 2006 ; N 6-12, 2008.

Список методических материалов ДЮБ РК,

изданных в 2009 году

Библиотечное обслуживания детей и юношества в Республике Карелия в 2007- 2008 годах.


В стране Литературии. Вып.7. «Славные приключения в Муме Доле».
Готовим проектную заявку
Дни памятных дат России. Вып.8. 25 января – день российского студенчества: Буклет.
Дни памятных дат России. Вып.9. Дню России - 15 лет : Буклет.
«Доктор Веб»: итоги конкурса компьютерных работ : Диск
ДЮБ РК – 50 лет. Избранное : Диск
ДЮБ РК – 50 лет: Юбилейный календарь
Игровые материалы по искусству
Инфолоция. Вып.4. «Вектор развития - молодежь»
Инфолоция. Вып.5. Грани патриотического воспитания
Книжная эстафета солнечного лета
Любовь - путь к толерантности в семье и обществе. Вып.3.
Молодежный акцент
Неформалы: групповой портрет
Формирование этнической толерантности в библиотеке. Вып.2
Читательская культура молодежи
Чтение - праздник для души. Вып. 3.
Чтение - праздник для души. Вып. 4.







Не уверен — не сомневайся. Александр Заяц
ещё >>