«Государственная власть и местное самоуправление». 2010.№11. С. 41-45. История создания конституции РФ - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Байкин, И. М. Взаимоотношения прокуратуры и президентской власти... 1 101.52kb.
«Государственная власть и местное самоуправления» 1 72.35kb.
История муниципального образования екатерининский сельсовет 1 123.22kb.
Империя и местное самоуправление: идеология реформ в русском Туркестане... 1 302.09kb.
Справочник г. Лабытнанги Местное самоуправление 1 266.21kb.
Общие положения статья Статус и наименование муниципального образования 1 31.16kb.
Местное самоуправление в японии 1 187.12kb.
Задача Список использованной литературы 1 212.84kb.
Современное исламское возрождение и его особенности 1 175.04kb.
Обзор построения мировых моделей электронного правительства 1 154.54kb.
«Местное самоуправление и развитие территорий». Европейский клуб... 1 53.19kb.
Урок для учащихся старших классов «Мы славу предков сохраним » 1 101.42kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Государственная власть и местное самоуправление». 2010.№11. С. 41-45. История создания - страница №1/1

«Государственная власть и местное самоуправление».-2010.-№11.-С.41-45.
ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ КОНСТИТУЦИИ РФ

Александрова М.А., соискатель кафедры ТИГП НовГУ.




«Все юридическое в основе своей имеет политическую природу».


К. Маркс1
Согласно «синтетическому» определению, Кон­ституция — это принятый при соблюдении особой учредительной процедуры в соответствии с волей все­го народа или его значительной части основной закон общества и государства, устанавливающий осново­полагающие цели и принципы их развития, основы правового положения личности, экономического, духовного и политического устройства, организации и функционирования публичной власти (государствен­ной власти и местного самоуправления)2.

Одним из уязвимых мест современной российской Конституции с точки зрения мирового опыта является процедура ее разработки и принятия. Она принята не парламентом или учредительным собранием, не пред­ложена ими для голосования на референдуме, что получило распространение в XX в. Но ее разработка была инициирована легитимно (Президентом РФ в рамках полномочий главы государства и председате­ля Конституционной комиссии). Были учтены положе­ния и других предлагавшихся проектов и предложений различных социально-политических сил, а принята Конституция была на референдуме (хотя вопрос о ее легитимности еще стоит).

Можно заметить, что Конституция США 1787 г. вообще разрабатывалась в тайне от народа узкой группой лиц, а сегодня признается наиболее демо­кратичной в мире. Конституция Франции 1958 г. длительное время рассматривалась с точки зрения процедуры ее разработки, принятия и содержания как антидемократичная, в частности, устанавливающая режим личной власти, «монархическую республику». Но сегодня, по прошествии 51 года, преимуществен­но подчеркивается ее позитивное значение в деле обеспечения свободы личности и республиканского строя.

История создания Конституции нового Россий­ского государства началась 16 июня 1990 г., когда I Съезд народных депутатов РСФСР принял постанов­ление об образовании Конституционной комиссии для разработки нового Основного закона РФ.

На съезде было решено, что комиссия должна состоять только из народных депутатов РСФСР. Пред­седателем комиссии стал Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин, его заместителем — пер­вый заместитель Председателя Верховного Совета Р.И. Хасбулатов, ответственным секретарем — О.Г. Румянцев.

Для работы над проектом Основного Закона была сформирована рабочая группа Конституцион­ной комиссии. В ее состав вошли депутаты от разных фракций, в том числе В.Л. Шейнис, а также экспер­ты Е.А. Данилов, В.Д. Зорькин, В.А. Кикоть, В.И. Лафитский, Л.С. Мамут, Б.А. Страшун. На разных эта­пах в работе Конституционной комиссии участвовали Э.М. Аметистов, И.П. Ильинский, Т.Ф. Морщакова, В.М. Савицкий, Ю.А. Тихомиров и другие авторитет­ные ученые-правоведы.

В переходный период — до 1993 г. — продолжала действовать Конституция РФ 1978 г., с ее более чем 300 изменениями и дополнениями. Постепенно она стала юридическим актом с эклектически собранны­ми нормами, нередко концептуально и содержатель­но противоречащими друг другу. Она не давала от­вета на намечавшуюся генеральную линию в разви­тии обновляемого российского общества и обострив­шуюся потребность в сохранении единой российской государственности. В условиях, когда в обществен­ном сознании формировалась идея, что конституция и формально, и фактически является основополагаю­щим политико-правовым актом, выстраивавшим всю систему правоотношений в стране, такая Конститу­ция не могла быть действительно основным, системо­образующим законом и, более того, в известной мере становилась опасной для общества и государства3.

Уже осенью 1990 г. в средствах массовой инфор­мации, в государственных органах, учебных и научных учреждениях развернулось широкое обсуждение первого проекта новой Конституции.

В апреле 1992 г. VI Съезд народных депутатов одобрил общую концепцию и основные положения проекта Конституции. Проект поддержал и Президент России.

Но уже к концу 1992 г. резко обострилась борьба за власть, что изменило весь ход конституционной реформы. Каждая из противоборствующих сто­рон — Президент и руководство Верховного Совета РСФСР — предъявили свои требования, стремясь использовать проект Конституции в своих интересах4. Стратегия Б.Н. Ельцина после того, как на VII (де­кабрь 1992 г.) и VIII Съезде народных депутатов (март 1 993 г.) в действующую Конституцию были внесены серьезно ограничивавшие президента поправки, а IX Съезд народных депутатов (март 1993 г.) поставил вопрос об импичменте, вполне определилась5.

Апрельский референдум 1993 г. дал недвусмыс­ленный ответ на главный политический вопрос: в схватке президента и парламента, которая к тому времени уже грозила опрокинуть государство, страна, хотя и не единодушно, но бесспорным боль­шинством поддержала Ельцина и ориентированные на него силы. Таково было не вполне ожидавшееся и потому особенно оглушительное политическое решение народа. Но юридически в рамках существо­вавшей конституционной системы из него не вытекало ровным счетом ничего. Получить квалифицированное большинство за досрочный роспуск парламента демократам не удалось. Референдум лишь закрепил сложившуюся патовую ситуацию6.

Выйти из нее можно было, только изменив Консти­туцию, которая стала теперь главным полем сражения между российскими «ветвями власти».

Через три дня после объявления результатов ре­ферендума на созванном в Кремле совещании пре­зидентов республик в составе Российской Федера­ции и руководителей исполнительной власти иных ее субъектов Б.Н. Ельцин как председатель Конституци­онной комиссии представил проект Конституции, от­личный от того, которым к тому времени эта комиссия располагала. Основными авторами проекта, полу­чившего статус «президентского», были С. Алексеев и С. Шахрай. При этом Президент подчеркнул, что представлен «лишь проект», на который он ждет «не только замечания, но и предложения». Доработкой проекта должно было заняться Конституционное со­вещание. Президент пообещал, что в нем примут уча­стие по два представителя от каждого субъекта Федерации: «Вы сами решите, как их назвать, назначить, выбрать, делегировать. Это ваше дело»7. На следую­щий день проект, розданный участникам совещания, был опубликован в «Известиях».

Проект Конституционной комиссии. Он по струк­туре, и по концепции, и по содержанию коренным образом отличался от всех советских конституций. В первом, ключевом, разделе проекта российские конституционалисты уже в 1990 г. зафиксировали основы конституционного строя: государственный суверенитет, народовластие, человек и его права как высшая ценность (в противовес подчинению человека государству, «воле и интересам рабочих, крестьян и интеллигенции»), политический плюрализм, разде­ление властей, верховенство права и Конституции, социальное рыночное хозяйство, социальное госу­дарство и т.д.

Права и свободы в тексте проекта разделялись на несколько общепризнанных в теории права групп: гражданские и политические права и свободы (гл. 3), экономические, социальные и культурные права и свободы (гл. 4). При этом гарантиям и защите прав и свобод отводилась специальная глава проекта Кон­ституции8.

Но в центре дискуссий Конституционной комиссии находились две проблемы: федеративное устройство и организация федеральной власти.

В раннем варианте проекта Россия должна была представлять федерацию 15-25 республик (в ином варианте — земель), образованных путем слияния большинства из существовавших тогда 88 автоно­мий, краев и областей, пользующихся абсолютно равными правами и несущими равные обязанности. Предусматривалась также возможность существова­ния федеральных территорий. Предполагалось, что таковыми будут дотационные регионы, которые могли получить равный с другими субъектами Федерации статус после обретения способности самостоятель­но выполнять функции республики, определяемые Конституцией, и участвовать в содержании федераль­ных органов. Закрепляя за республиками широкую самостоятельность, проект четко фиксировал, что Россия — конституционная, а не договорная Феде­рация, базирующаяся на конституции, одобренной гражданами, а не территориальными (тем более — не этническими) сообществами9.

Раздел организации федеральной власти был предложен главой группы экспертов В. Зорькиным и поддержан большинством депутатов — членов ра­бочей группы. Согласно ему президент должен был возглавлять правительство, формировать и руково­дить аппаратом федеральной исполнительной власти. Должность председателя правительства не предусма­тривалась, министров президент назначал с согласия парламента и мог освобождать без такого согласия. В этом варианте вообще не было главы или даже ста­тьи, посвященной правительству, — его роль была растворена в президентских полномочиях. В. Зорькин был убежден, что Россия только как президентская ре­спублика может обеспечить необходимую политиче­скую стабильность и баланс властей. Он, как и боль­шинство членов рабочей группы, решительно откло­нял не только парламентскую, но и «полупрезидент­скую» республику по французскому образцу10.

После того как проект был опубликован тиражом в 40 млн экземпляров в Конституционную комиссию хлынул поток писем, в большинстве своем (77%) одо­брявших новую Конституцию, и предложений, многие из которых рабочая группа сочла конструктивными и попыталась реализовать в последующих вариантах текста.

Но проект снова и снова дорабатывался к оче­редным съездам. В результате к концу 1992 г. имел место эклектичный, компромиссный текст, во многих своих нормах менее точный, политически менее про­грессивный, чем первоначальные варианты. Рабочая группа, подвергавшаяся атакам, особенно в Совете Национальностей Верховного Совета, бесконечно обкатывала проект в течение трех лет, приспосабли­вая к тому уровню, который, как она рассчитывала, мог бы одобрить становившийся все более реван­шистским и агрессивным Съезд народных депутатов11.

Очень серьезные уступки были сделаны в вопро­се устройства государства. Концепция образующих Федерацию земель была заменена трехуровневой иерархией субъектов. На верхнем — республики, которые являются государствами и имеют свои кон­ституции. На среднем — края, области, города фе­дерального значения, автономные области, которые являются «государственно-территориальными обра­зованиями» и обладают теми же правами, что и ре­спублики, но «за изъятиями, установленными Консти­туцией РФ». На нижнем автономные округа, которые могут входить в состав края или области и правовой статус которых определяется федеральным законом.

Компромиссность проекта стала не силой его, а слабостью. Критика проекта нахлынула со всех сторон. В глазах одних он был «буржуазным», дру­гих — «социалистическим»; одни утверждали, что он разваливает Россию, другие — что ущемляет права автономий, а президент наделен властью неограни­ченного монарха.

Но работа над проектом не проходила даром: из проекта Конституционной комиссии в действовавшую Конституцию 1978 г. было внесено множество зна­чимых изменений: было утверждено новое название государства — оно перестало быть «советским» и «со­циалистическим», были позаимствованы некоторые положения об основах конституционного строя — на­родовластие, федерализм, республиканская форма правления, разделение властей, и большая часть блока о правах и свободах человека.

Проект Президента РФ отличался рядом несо­мненных достоинств. Его формулировки в целом были более краткими и юридически отточенными.

В ст. 1 проекта предусматривалось, что Россий­ская Федерация есть демократическое правовое светское федеративное государство, высшими цен­ностями которого являются человек, его достоинство, неотъемлемые права и свободы (ныне аналогичные положения закреплены в ст. 1,2 Конституции РФ).

Высшим законодательным органом должен был стать парламент (Совет Федерации и Государствен­ная Дума), исполнительным — Правительство РФ. Пре­зидент был выведен из системы разделения властей и обозначался как самостоятельный субъект власти, наделенный громадными полномочиями. В дополне­ние к тому, что отводил ему проект Конституционной комиссии, он — а не вся система государственных органов — объявлялся «гарантом Конституции, прав и свобод граждан». В его руках сосредотачивались почти все высшие кадровые назначения и отставки, только он мог назначать федеральный референдум — никакие иные условия для того (сбор подписей, голо­сование в парламенте) в проекте оговорены не были.

Никаких серьезных ограничений власти президен­та проект не предусматривал. Сам же Президент мог отправить в отставку как правительство в целом, так и отдельного министра без согласия парламента. Пре­зидент обладал и правом досрочного роспуска Фе­дерального Собрания, причем не только из-за спора по премьеру и правительству, но и «в других случаях, когда кризис государственной власти не может быть разрешен на основании процедур, установленных настоящей Конституцией».

Парламент по проекту становился настолько без­властным, что любые законопроекты, касающиеся налогов, займов, финансовых обязательств государ­ства, могли вноситься на его рассмотрение только президентом или правительством, что фактически лишало депутатов исконной функции парламентари­ев — законодательной инициативы по большинству законопроектов. Ограничены были и их контрольные функции: проектом не предусматривались ни Счетная палата, ни Уполномоченный по правам человека.

В «президентском» проекте содержалась норма, теоретически допускающая отрешение главы госу­дарства от должности. На практике же он был неуяз­вим, так как решение вопроса об импичменте вместо Конституционного Суда было за Высшим судебным присутствием: председатели Конституционного, Вер­ховного и Высшего Арбитражного Судов, их первые заместители и трое федеральных судей, назначенных Советом Федерации по представлению Президента.

Доработкой президентского проекта должно было заняться Конституционное совещание. С этого момента состязательность проектов Конституции ста­ла фактически формальной.

В состав Конституционного совещания вошли представители федеральных органов государствен­ной власти (депутаты и представители от Президен­та и Правительства), органов государственной вла­сти субъектов Российской Федерации (от каждого по 4 представителя), местного самоуправления, полити­ческих партий, профсоюзных, молодежных и иных об­щественных организаций (до 250 человек). 12 июля 1993 г. проект Конституционного совещания был одо­брен Президентом РФ.

«В результате напряженной работы... мы имеем сейчас один проект Конституции России... Он во мно­гом отличается от того, который был первоначально предложен президентом, и от проекта Конституцион­ной комиссии. Это результат их творческой перера­ботки, синтез, а не механическая сумма разнород­ных положений и формулировок. В нем учтено все луч­шее из обоих проектов». (Б. Ельцин, выступление на пленарном заседании Конституционного совещания, 26 июля 1993 г.)

А вот как об этом вспоминают участники Консти­туционного совещания.

Сергей Шахрай: «Работа Конституционного со­вещания шла так. У каждого на столе — два варианта текста: Алексеева — Шахрая и комиссии Румянцева. Я веду заседание палаты регионов, говорю: «Итак, мы остановились на статье 36. Голосуем, какой вариант берем за основу». Допустим, взят наш с Сергеем Сер­геевичем вариант. Далее мы все берем в руки проект Румянцева и обсуждаем, что взять оттуда в качестве поправок. И наоборот, понравилась в целом статья в изложении Румянцева — берем поправки и допол­нения из нашего проекта. В результате процентов на 30, а то и на 40 нынешняя Конституция — плод интеграции»12.

Тамара Морщакова: «Пять палат совещания обсуждали весь проект постатейно, от начала до кон­ца — все лето 93-го, в ежедневном режиме. Закончив, передали в рабочую группу: 25 человек, вел засе­дание Филатов. Слева — принятый палатами текст, справа — поправки от меньшинства, не вошедшие, но все же переданные на рассмотрение рабочей группе. Очень часто они входили в окончательный текст»13.

В результате, по сравнению с президентским проектом, в проекте Конституционного совещания были несколько ослаблены полномочия Президента и усилены позиции Федерального Собрания, в особен­ности Государственной Думы.

Примерно в те же дни, когда Конституционное совещание завершило подготовку президентского проекта, свой (обновленный) вариант представила и Конституционная комиссия. Оба проекта были отправлены в регионы для согласования. Но результаты оказались неожиданными — большинство регионов поддержали проект Конституционной комиссии.

Президент РФ принял решение согласовать кон­ституционные проекты, подписав соответствующее распоряжение от 8 сентября 1993 г. Но противостоя­ние зашло слишком далеко. Для Б. Ельцина было оче­видно: если Съезд народных депутатов соберется в ноябре 1993 г. для принятия новой Конституции (ко­нечно, в варианте Конституционной комиссии), это будут и его последние дни на посту Президента14. А потому переговорный процесс оказался недолгим. 21 сентября 1993 г. Б.Н. Ельцин издал печально из­вестный Указ № 1400 «О поэтапной конституцион­ной реформе в Российской Федерации» и «Обраще­ние к гражданам России». Указом прекращалась дея­тельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Разгон парламента мотивировался необходимостью защиты высших кон­ституционных ценностей, а до начала работы двухпа­латного парламента — Федерального Собрания Рос­сийской Федерации — и принятия им на себя соответ­ствующих полномочий надлежало руководствовать­ся президентскими указами и правительственными по­становлениями.

При этом Президент грубо нарушил нормы дей­ствующей Конституции. Депутатами ранее были включены в Конституцию две новеллы: согласно ст. 121-6 полномочия Президента не могли быть использованы для изменения национально- государственного устройства РФ, роспуска либо при­остановления деятельности любых законно избран­ных органов власти, в противном случае они прекра­щались немедленно. А в п. 11 ст. 121-5 прямо говори­лось, что Президент РФ не имел права роспуска либо приостановления деятельности Съезда народных де­путатов РФ и Верховного Совета РФ. На основании вышеизложенного Конституцион­ный Суд РФ расценил указ как антиконституционный, а Съезд народных депутатов принял решение об отрешении Президента от должности и возложении его полномочий на вице-президента РФ, так как его действия были расценены как государственный переворот15.

В этот сложнейший период Конституционная ко­миссия поставила перед собой новую задачу — раз­работать механизм выхода из кризиса. К 1 октября О.Г. Румянцев и В.И. Лафитский подготовили пакет документов, принятие которых сточки зрения Консти­туционной комиссии давало последний шанс мирного урегулирования противостояния Президента и парла­мента страны: проект поправок в действующую Кон­ституцию 1978 г., Положение о досрочных выборах Президента и парламента. Положение о временном (до проведения досрочных выборов) порядке деятель­ности органов федеральной власти и последнюю редакцию проекта новой Конституции16.

3 октября 1993 г. эти документы были переданы в Верховный Совет. Но в этот же день пролилась первая кровь. Б. Ельцин не подчинился решению Съезда на­родных депутатов, а народные депутаты отказались покинуть здание парламента. Его оцепили милицией и войсками, окружили колючей проволокой; периоди­чески отключали свет и водоснабжение. А 4 октября 1993 г. по приказу Б. Ельцина по зданию стреляли из танков и направили на его штурм элитное спецназов­ское подразделение. Парламент капитулировал. В Москве на некоторое время было введено чрез­вычайное положение. Б.Н. Ельцин сконцентрировал в своих руках всю полноту государственной власти. Возобновилась работа над проектом Конституции. О проекте Основного закона, подготовленном Кон­ституционной комиссией, речи уже не шло.

15 октября 1993 г. Президент РФ Б.Н. Ельцин из­дал Указ «О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации», ко­торым назначил голосование на 12 декабря 1993 г. В этот же день прошли выборы депутатов федераль­ного парламента.

Но на тот момент оставался в силе Закон 1990 г. о референдуме. По действующей Конституции рефе­рендум мог назначить Съезд народных депутатов или Верховный Совет, но не Президент. Кроме того, За­кон требовал принятия решения на референдуме по наиболее важным вопросам половиной голосов всех избирателей, а по утвержденному Президентом По­ложению референдум считался состоявшимся при явке половины избирателей, внесенных в списки; а для принятия Конституции было достаточно половины го­лосов от участвовавших в голосовании. То есть по По­ложению было достаточно половины голосов от необ­ходимого минимума по Закону.

Все это сопровождалось нагнетанием страха граждан: если не прийти и не проголосовать за Кон­ституцию, в стране будет хаос.

В это время шла «корректировка» отдельных норм проекта Основного закона, которая была поручена главе Администрации Президента РФ Сергею Фила­тову:

«8 ноября я пришел к президенту с окончатель­ным вариантом Конституции, уже пропущенным даже через академию словесности: там ее почистили от иностранных слов. Много наловили — «спикер», «парламент»... Вошел, а Ельцин сидит не один: рядом помощники, Батурин и Илюшин. «Борис Николаевич, Конституция готова, можно подписывать в печать», — говорю. Он достает ручку, исписанную бумажку — и начинает прямо в тексте делать правки. 16 штук сделал. «Господи, — думаю, — твоя воля... Ну все уже согласовано, проверено, утрясено, зачем это все?» Я думаю, как раз Илюшин его убедил правки делать. Себе Ельцин полномочий добавил — вписал пункт про указы президента, имеющие нормативный характер до появления федеральных законов, и о праве пре­зидента вести заседание правительства. Еще вписал про формирование Совета Федерации — по одному представителю от исполнительной и законодательной властей региона... Самое неприятное, что Ельцин на­чал править состав Конституционного Суда. Напом­ню, что президент после октябрьских событий вообще собирался разгонять Конституционный Суд; у меня на столе лежал соответствующий указ. Я, однако, президента убедил, что делать этого не стоит: после Верхов­ного Совета еще и Конституционный Суд — совсем не хорошо. «Ладно, сказал Борис Николаевич, —только чтобы там Зорькина не было». На том и сошлись: Ва­лерия Зорькина с председательского поста убрали, а указ я порвал. Но проблема оставалась. В составе Конституционного Суда — те же люди, которые пол­тора месяца назад признали Указ 1400 незакон­ным; как они будут вести себя дальше — непонятно... Работать суд может, если в наличии не менее двух третей судей от общего количества мест. До принятия Конституции судейских мест было 15, а самих судей 1 2, это было более двух третей. Вот мы и записали новую норму состава — 21, чтобы в Конституционный Суд вошли новые судьи (к тому же планировалось, что там будут три палаты по семь человек). А Ельцин пишет 18, никого не спросив! «Нельзя этого делать, Борис Николаевич, — говорю, — потому что нынешние 12 — это ровно две трети от 18. Они сразу же работать начнут». Президент все понял и переправил восьмер­ку на девятку — 19... Конституционный суд после этого год не мог работу начать, пока еще семерых судей не назначили»17.

На референдуме Конституция получила тре­буемое большинство голосов. В голосовании приняли участие 58 187 755 зарегистрированных избирателей (54,8%). За принятие проекта Конституции России проголосовали 32 927 630 избирателей (58,4%), против 23 431 333 человек (41,6%)18. Таким образом, фактически за Конституцию проголосовали меньше трети от всех зарегистрированных избирателей.

Кроме того, ряд публицистов и ученых утвержда­ют, что результаты референдума недостоверны, они были сфабрикованы под положительный итог. Вряд ли мы на этот счет когда-либо получим объективные данные, ведь вскоре после референдума все его материалы по приказу из Кремля были уничтожены19.

Официальная дата вступления в силу Конституции России — 25 декабря 1993 г. Указом от 19 сентября 1994 г. Президент объявил 12 декабря 1993 г. госу­дарственным праздником — Днем Конституции Рос­сийской Федерации.

Несмотря на сомнения в легитимности Конститу­ции, она несомненно стала фактором стабилизации общества, нацеленности его на демократические преобразования, системообразующим началом в развитии российской государственной и правовой системы.

А вот оценка Конституции РФ, данная предсе­дателем Конституционного Суда РФ, В.Д. Зорьки­ным: «На основе Конституции страна сумела прой­ти и не ввергнуться в хаос нескончаемых конфлик­тов регионов, властей, идеологий. Пройти и не об­рушить общество, не потерять государственность. В Конституции мы получили тот правовой фундамент, который обеспечил политическую, экономическую, социальную целостность России. Именно Конституция стала системным юридическим выражением основных политических ценностей, которые определяют лицо новой России: обеспечение прав и свобод человека, демократическое федеративное правовое государ­ство, разделение властей, парламентаризация и др. В этом заключается ее огромный политико-правовой потенциал, который еще предстоит в полной мере ре­ализовать»20.

Если сравнивать Конституцию РФ с советскими конституциями, она вовсе не стремилась политически уничтожить оппонентов или ликвидировать их как социальный слой. Как результат, политическая оппо­зиция de facto признала действующую Конституцию, и движение за конституционную реформу уступило место движению за конституционные поправки.



Но Основной закон РФ выдержал и проверку временем: он не только продемонстрировал жизне­стойкость по сравнению с конституционными актами, принимавшимися в иных странах в периоды револю­ционных потрясений, но оказался в целом адекватным условиям современного политического развития страны. За 16 лет в Конституцию РФ были внесены лишь изменения и дополнения, касаемые новых на­званий или составов некоторых субъектов Российской Федерации; срока полномочий Президента РФ и Государственной Думы РФ в пользу их увеличения и дополнительной обязанности Правительства РФ предоставлять Государственной Думе ежегодные от­четы о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой.


1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. I. С. 635.

2 См.: Нсвипский В.13. Конституция Российской Федерации: испытание мировым опытом. //Журнал российского права. 2003. № 11.С. 67-68.

3 См.: Там же. С. 66—67.

4 См.: Лафитский В.И. Поэзия права: страницы правотворче­ства от древности до наших дней. М.: издание г-на Тихоми­рова М.10., 2003. С. 207.

5 См.: Шейнис В.Л. Состязание проектов (К истории создания российской Конституции) // Общественные науки и совре­менность. 2003. № 6. С. 9.

6 См.: Там же. С. 9.

7 Конституционное совещание. Стенограммы, материалы, документы. 29 апреля — 10 ноября 1993 года: в 20т. Т. 1. М., 1995.

8 См.: Проект Конституции Российской Федерации. Докумен­ты и материалы. М.: Республика. 1993.

9 См.: Шейнис В.Л. Указ. соч. С. 6.

10 См.: Зорькин В.Д. О президенте и конституционном строе Российской Федерации.//Конституционный вестник. 1990. № 2.

11 См.: Шейнис В.Л. Указ. соч. С. 7.

12 Васильев ГО. От авторов. Неизвестные подробности создания Основного закона РФ — ельцинской Конституции // Огонек. 2005. 24-30 окт. С. 25.

13 Васильев Ю. Указ. соч. С. 25.

14 См.: Авакьян С. Конституция России: сложный юбилей// РФ сегодня. 2003. № 22. С П.

15 См.: Постановление X Съезда народных депутатов РФ от 24 сентября 1993 г. «О политическом положении в Российской Федерации в связи с государственным переворотом».

16 См.: Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М., 1994. С. 190-191.

17  Васильев Ю. Указ. соч. С. 27.

18 Бюллетень Центральной избирательной комиссии Россий­ской Федерации. 1994. № 10. С. 5.

19 См.: Лвакьян С. Указ. соч. С. 11.

20 Филатове. Живет ли Россия по конституции?//Знамя. № 11. 2008. С. 115.





Пропаганда — это монолог, который ищет не ответа, но эха. Уистен Хью Оден
ещё >>