Государства в системе международно- правового регулирования издательство казанского университета - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
1. предмет предпринимательского права методы правового регулирования 1 149.29kb.
Учебно-методическое пособие Издательство Казанского государственного... 2 532.01kb.
Л. Н. Сидоров Казань : Издательство Казанского Университета, 1985 1 8.12kb.
Сфера правового регулирования Ермушин Э. Н. 182 Сферу 1 54.86kb.
Карл фёдорович фукс профессор казанского императорского университета 1 49.63kb.
Перспективы правового регулирования отношений по доверительному управлению... 1 129.69kb.
Рабочая программа учебной дисциплины «контракты в международной торговле» 1 220.98kb.
Учебно-методический комплекс специальность: 021100 «Юриспруденция» 7 1331.79kb.
Учебно-практическое пособие издательство казанского университета... 10 1489.45kb.
Правовое регулирование использования и охраны земель 1 192.26kb.
Медицинское право как отрасль права и его место в системе российского... 1 88.25kb.
Эфендиев о. Ф 1 174.36kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Государства в системе международно- правового регулирования издательство казанского - страница №1/8

г .и. курдюков

ГОСУДАРСТВА В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНО- ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ



ИЗДАТЕЛЬСТВО

КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1979


Печатается по постановлению

Редакционно издательского Совета

Казанского университета

Ответственный редактор — профессор Фельдман Д. И.

В книге рассматриваются основные аспекты и современные теории универсальной системы международно правового регулиро­вания Основные особенности системы, объекта и метода междуна­родно правового регулирования освещаются с точки зрения систем­ного подхода Целям и интересам данной системы посвящена от­дельная глава

Большое внимание уделяется в работе статусу и роли госу­дарств в системе международно правового регулирования, рассмат­риваются международно правовые критерии государства, их основ­ные права и обязанности, правовой статус и интеграция

Книга рассчитана на лиц, интересующихся вопросами между­народных отношений и международного права
к 11005—043

075(02)—79 18~79

Издательство Казанского университета, 1979 г.

ВВЕДЕНИЕ


Исследование проблем международно-правового ре­гулирования требует комплексного и системного подхо­да. Это объясняется тем, что произошли крупные из­менения в сферах международных отношений, а так­же — возросшей ролью международного права и уси­лением такого субъективного фактора, как внешнеполи­тическая деятельность государств с разными социаль­но-экономическими системами На XXV съезде КПСС отмечалось, что «все больше увеличивается значение научного исследования кардинальных проблем мирово­го развития и международных отношений, революцион­ного процесса, взаимодействия и единства различных его потоков, соотношения борьбы за демократию с борьбой за социализм, противоборства сил в глав­ном вопросе современности — в вопросе о войне и мире» 1.

Международно-правовое регулирование связано с закономерностями развивающегося объекта — системой международных отношений, в которой все большее место занимают элементы мирного сосуществования, международной разрядки и безопасности. Это дает воз­можность создать разветвленную сеть международных договоров, охватывающих многие области сотрудниче­ства государств.

В докладе Генерального секретаря ЦК КПСС, Пред­седателя Президиума Верховного Совета СССР това­рища Л. И. Брежнева «Великий Октябрь и прогресс человечества», посвященном 60-летию Октября, было сказано, что «международные отношения находятся сейчас как бы на перекрестке путей, ведущих либо к росту доверия и сотрудничества, либо к росту взаимных страхов, подозрений, накапливания оружия,— путей, ведущих, в конечном счете, либо к прочному миру, либо в лучшем случае к балансированию на грани войны.
3

Разрядка дает возможность избрать путь мира. Упу­стить эту возможность было бы преступлением» 2.

Международное право, как право мирного сосуще­ствования, является одним из наиболее эффективных инструментов материализации разрядки. Оно стало универсальным по своей системе, усилилась его роль в урегулировании международных отношений.

За последнее время вопросы универсальной системы международно-правового регулирования освещаются в науке международного права в теоретическом и прак­тическом плане.

В предлагаемой работе исследуются, главным обра­зом, уровни взаимодействия государств с элементами системы международно-правового регулирования. В юридической литературе правовое регулирование рас­сматривается в аспекте социального управления, осно­ву которого составляет государственное управление. Именно государства переводят нормы международного права в реальное поведение субъектов и объектов уп­равления. Возросшая роль субъективного фактора ска­зывается и в том, что государства сознательно и пла­номерно воздействуют на все сферы международной жизни: на управление международными отношениями, правотворчество, на охрану и эффективную реализацию норм международного права.

В системе международно-правового регулирования государства выделяются своим статусом, отношениями универсальной связи и мировых процессов. К межго­сударственным отношениям применимо ленинское по­нимание диалектики: «отношения каждой вещи (явле­ния etc.) не только многоразличны, но всеобщи, универ­сальны. Каждая вещь (явление, процесс etc.) связаны с каждой»3.

Деятельность государств, их роль, активность, ини­циатива становятся весьма значительным фактором социального, экономического, политического и право­вого развития международного сообщества. Важным фактором прогрессивного и универсального развития системы международно-правового регулирования явля­ется раскрытие роли государств. Долг и обязанность государств состоят в необходимости содействовать, в первую очередь, материализации разрядки и тому, чтобы ее процесс регулировался также и нормами меж-
4

дународного права. Разумеется, в условиях противоре­чий между государствами и противодействия империа­лизма невозможно создать идеальную систему урегу­лированных международных отношений. Однако глав­ная тенденция состоит в том, что структура междуна­родных отношений все больше перестраивается.

Процесс разрядки является закономерностью разви­тия отношений между государствами различных со­циальных систем. В последние годы государства накопи­ли положительный опыт в практике переговоров и кон­сультаций. Процесс нормализации межгосударственных отношений нашел отражение во многих двусторонних и многосторонних договорах и в ряде международных документов. Особое значение среди них имеет Заклю­чительный акт Совещания по безопасности и сотрудни­честву в Европе, подписанный в августе 1975 года в Хельсинки и ставший кодексом основ мирного сосуще­ствования.

В докладе министра иностранных дел СССР депутата А. А. Громыко на девятой сессии Верхов­ного Совета СССР девятого созыва в июле 1978 года «О проекте Закона о порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров» говорилось, что «значение международных соглашений велико всегда, но особенно оно возрастает в условиях разрядки, так как сам этот процесс требует непрерывности, требует того, чтобы государства не прекращали своих усилий в по­исках договоренностей в пользу мира за столом пере­говоров, а не путем применения силы. Другими слова­ми, Советский Союз, братские страны социализма бо­ролись и борются за то, чтобы под политику разрядки был подведен в максимальной степени надежный меж­дународно-правовой фундамент. И целая серия между­народных актов с участием Советского Союза как раз и отвечает этой цели»4.

Советское государство руководствуется в своих дей­ствиях тем, что разрядка международной напряженно­сти не имеет, какой-либо альтернативы и процесс ее , материализации должен происходить также и в рамках международно-правового регулирования. СССР неизмен­но выдвигал и выдвигает предложения об углублении и расширении разрядки и проводит исключительную работу в этой области. .Достаточно назвать, например,
5

Программу мира, которая дала научное и реалисти­ческое понимание структуры, закономерностей между­народных отношений и роли международного права. В Программе мира определены детальные аспекты внешнеполитического планирования СССР и междуна­родно-правового регулирования. На основе Программы мира социалистические государства предложили за­ключить между европейскими государствами договор о неприменении ядерного оружия первыми друг против друга. Аналогично предложение социалистических стран о нерасширении за счет новых членов противостоящих друг другу на европейском континенте военно-полити­ческих группировок и союзов. Весьма позитивной яви­лась платформа действий социалистических государств и на белградской встрече представителей государств-участников Совещания по безопасности и сотрудниче­ству в Европе. Эта встреча подтвердила, что идеи За­ключительного акта (Хельсинки) не подлежат ревизии и должны эффективно осуществляться государствами.

На систему международно-правового регулирования влияют конституционные принципы государств. Закреп­ленные в новой Конституции СССР принципы внешней политики и международного права являются огромным вкладом в прогрессивное развитие международно-пра­вового регулирования. В Конституции записано, что «СССР неуклонно проводит ленинскую политику мира, выступает за упрочение безопасности народов и мир­ное международное сотрудничество» (ст. 28).

Составной частью исследования системы междуна­родно-правового регулирования является изучение роли государств в механизме реализации норм права, эта проблема должна привлечь внимание науки междуна­родного права.


6

Часть I


ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Глава I

ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Система международно-правового регулирования1 представляет собой сложное образование государствен­но-правовых элементов, связей, сторон и отношений. Анализ особенностей МПР требует выделения всей со­вокупности международных отношений и субъектов этих отношений — прежде всего государств. Такой под­ход дает «наиболее адекватную форму исследования воздействия на эти отношения первичных обществен­ных процессов, происходящих в материальном базисе и политической надстройке каждой отдельной страны»2.. Несмотря на специфическое место международных от­ношений, они, так же, как и все общественные отно­шения, подразделяются на две большие группы: мате­риальные (экономические) и идеологические. Междуна­родные экономические отношения объективны по сво­ему характеру, что касается других отношений — по­литических, правовых,— то они являются результатом деятельности государств 3.

Современное международное право зависит от су­ществующей системы международных отношений, от ее исторического развития. Международные отношения, возникшие после Великой Октябрьской социалистической
7

революции, второй мировой войны, в результате нацио­нально-освободительного движения и научно-техниче­ской революции, намного усложнили механизм регули­рования международных отношений в целом. Изучение всех элементов, составляющих в совокупности картину сложного взаимодействия между государствами, и сое­динение этих элементов в одну систему образуют адекватную модель регулирования международных отно­шений 4.

Категория «система» включает систему отношений элементов в рамках целого5. В. И. Садовский пишет, что «любые формы системных исследований строятся вокруг вполне определенных объектов анализа — си­стем разных типов, обладающих разными свойствами, разным поведением, специфическими данными и т. д., но во всех случаях речь идет о системах»б.

Методологическое решение такого вопроса, как со­отношение категорий «целостность», «система», «струк­тура», «несистемные образования» позволяет наиболее правильно познать систему МПР. Авторы монографии «Право и социология» отмечают, что «системно-струк­турный метод в социально-правовых исследованиях от­правной позицией считает представление об изучаемом объекте, например, праве, как о целостной взаимосвя­занной функционирующей системе, обладающей новы­ми интегративными свойствами, которые отсутствуют у составляющих элементы системы»7. Д. А. Керимов, исследуя соотношение структуры и системы, указыва­ет на то, что структура есть «необходимый скелет, внутреннее устройство, закономерная организация суб­станциональных, содержательных компонентов систем­ного целого»8. Несистемные образования «образуются не по объективным, закономерным основаниям, а субъ­ективно, произвольно и поэтому значительно менее устойчивы, прочны, стабильны. Именно поэтому-то структуру в праве нельзя характеризовать только как непременно закономерную связь между элементами целого»9. Данное положение можно применить как при исследовании системы международного права, так и для системы МПР.

При системном подходе государство и право изучаются как социальные управляющие системы, ин­струменты социального воздействия10. Государства и
8

международное право зависят от системы международ­ных отношений, которая действует на основе саморе­гуляции, а типы международных отношений играют роль регуляторов. Государства в системе международ­ных отношений выступают как управляющие и управ­ляемые субъекты. И. И. Лукашук замечает, что «в этом механизме регулирующая деятельность государств яв­ляется необходимым, но тем не менее производным и дополнительным средством регулирования»11. Государ­ства управляют системой международных отношений при помощи международного права.

Международное право в этой системе также явля­ется относительно обособленным и самостоятельным компонентом социального управления. Международному праву присущи особенности по субъектам, нормам пра­ва, которые различаются между собой сферами регу­лируемых отношений, по источникам возникновения, формам выражения и средствам обеспечения их выпол­нения. Сущность международного права выражена в его основном элементе: оно есть согласованная воля государств, противоположных по своей классово-эконо­мической природе. Этот элемент права определяет ха­рактер всей системы международного права, целей, метода правового регулирования, форм реализации норм права и в конечном счете системы МПР. Нормы международного права являются результатом межго­сударственных отношений. Поэтому «международное право,— отмечает Р. Л. Бобров,— и в современных ус­ловиях не перестает быть правом межгосударст­венным» 12.

Авторы курса международного права (ГДР) отме­чают, что «одним из существенных принципов междуна­родного права является то, что оно регулирует между­народные отношения между суверенными государствами и, следовательно, может создаваться только меж­государственными соглашениями» 13. Именно межгосу­дарственные отношения составляют основу единого организма в системе МПР. Собственно говоря, эт'о от­носится и ко всей системе международных отношений. «Весь комплекс международных отношений,— подчер­кивает Н. Лебедев,— предстает как единый организм, различные части которого находятся во взаимосвязи и взаимодействии, влияют друг на друга» 14.


9

Показателем развитости и динамики международ­ных отношений с их многообразными и специфически­ми социальными структурами является принцип мирно­го сосуществования. Г. Ширмер указывает на то, что особый элемент принципа мирного сосуществования со­стоит в повышении роли права в межгосударственных отношениях15. Общепризнанные принципы и нормы международного права, созданные на основе мирного сосуществования, объединяют государства всех си­стем. Лишь в этой связи система МПР способна за­кономерно развиваться, быть динамичной и сохранять единство ряда структур.

Международное право в данной системе является не просто отраслью, оно образует самостоятельную си­стему, или, как пишет Г. В. Игнатенко,— это «особая правовая система, особая область права, автономная по отношению к праву внутригосударственному» . Функции международного права направлены на созда­ние и развитие универсальной системы отношений меж­ду государствами. Международное право,— отмечает Г. И. Тункин,— «представляет собой необходимый эле­мент организации международных отношений, созна­тельного согласованного воздействия государств на их развитие. В этом плане оно выполняет две функции: стабилизирующую и созидательную» 17.

Поскольку международные отношения являются многосистемным образованием, то государства, межго­сударственные отношения, международное право состав­ляют подсистему системы международных отношений. В свою очередь, государства формируют международ­ное право, образуют свою самостоятельную систему, свой собственный регулирующий механизм. Это отно­сится и к международному праву, которое, как систе­ма, воздействует на международные отношения путем регулятивной функции.

Имея самостоятельную регулятивную функцию, меж­дународное право является подсистемой в системе меж­дународных отношений. По мнению Г. И. Тункина, «в системе международных отношений в широком смысле слова международное право является подсистемой, нормы которой взаимодействуют с другими компонен­тами системы»18. С. Хофманн также отмечает, что международное право является элементом сложной

10

международной системы и может быть изучено как продукт международной системы 19. В этом понимании МПР является частью системы международных отно­шений. Правовое регулирование, как проявление регуля­тивной функции, «упорядочивает и проводит общест­венные отношения в соответствии с объективными за­кономерностями их развития путем функционирования не только права, но и целого ряда других юридических средств» 20.

Юридическая наука рассматривает правовое регу­лирование как необходимый элемент единой системы социального управления, составными частями которой являются субъекты и объекты управления, процесс уп­равления, право, информация. Международное социаль­ное управление имеет качественную и количественную определенность, которая может быть переведена на язык кибернетики, моделирования, математики.

Возрастающая роль социального управления и ка­чественные изменения международных отношений при­вели к тому, что процесс правового регулирования стал согласованной сознательной деятельностью государств. Изменились требования, предъявляемые к МПР: речь идет о правильном отражении в нормах международ­ного права закономерностей развития международных отношений, об учете интересов всех государств на ос­нове принципа универсальности, о применении резуль­татов научных достижений, особенно в правотворчестве и реализации норм, об упрочении режима междуна­родной законности.

Процесс революционного преобразования системы международных отношений, в том числе и системы МПР, начался после Великой Октябрьской социалистической революции. Разрыв всех неравноправных договоров, безоговорочный отказ от тайной дипломатии, борьба за мирное сосуществование, поддержка национально-осво­бодительного движения способствовали упрочению си-стемы МПР. Если дооктябрьское международное пра­во было правом сильных государств, правом войны, правом относительного равновесия (поскольку его нор­мы лишь вуалировали экспансионистские устремления империалистических государств), то современное меж­дународное право все более доказывает свою способ­ность к регулированию сложных видов международ-

11

ных отношений. Оно заменило традиционные механизмы регулирования, установив нормы международных га­рантий, обеспечения безопасности. Стабильность меж­дународного правопорядка поддерживается устройст­вом всей системы МПР, которая проявляет свое дей­ствие во многих сферах международных отношений. При этом международное право отражает политические и социальные изменения в международных отношениях, что говорит о его динамичном характере.



МПР является результатом коллективной деятельно­сти государств. Государства являются основными субъ­ектами правотворчества, устанавливают юридические нормы и придают им общеобязательную силу. Они обеспечивают многими средствами движение механиз­ма МПР и через свою деятельность переводят право­вые нормы в реальное поведение всех субъектов меж­дународного права. По общему признанию, государства являются главным звеном системы правового регулиро­вания, всех сфер отношений, как международных, так и внутренних. На государства ложится наибольшая на­грузка в выполнении задач социального управления. К. Маркс писал, что управление есть прежде всего про­изведение организующей деятельности государства21. В. И. Ленин указывал на то, что само государство ока­зывает «систематическое руководящее воздействие»22. Этим и объясняется роль государства в правовом регу­лировании.

Государства, являясь основным элементом социаль­ного механизма управления23, сообщают «энергию» ме­ханизму правового регулирования 24 и сосредотачивают организационно-правовые основы всей управленческой деятельности. При этом управлении государства созна­тельно и планомерно воздействуют на международные явления и процессы.

В государственное управление входят многие виды деятельности государств. Управление первично по от­ношению к правовому регулированию, поэтому послед­нее и рассматривается как инструмент государственного управления.

Таким образом, МПР предполагает государства, правотворческая и правоприменительная деятельность которых составляет часть руководства международны­ми отношениями. МПР носит управленческий характер.

12

Некоторые юристы выступают против употребления термина «управление» международными отношениями. Так, по мнению А. Данчева, «управление» вносит эле­мент субординации и, как следствие, приводит к отри­цанию государственного суверенитета25. Однако уп­равление как субординация понимается прежде всего в административном праве. Вряд ли можно с точки зре­ния права отказаться от термина «управление» между­народными отношениями, поскольку заранее известно, каковы особенности системы МПР, основанной на со­глашении и координации государств.



МПР определяется в науке международного права как целенаправленное властное воздействие на между­народные отношения, совместно осуществляемое госу­дарствами при помощи международного права в целях удовлетворения своих национальных и международных интересов26. МПР понимается также как «осуществ­ляемый правовыми средствами процесс сознательного воздействия на систему международных отношений»27.

Особенность МПР состоит в том, что оно является властным воздействием государств, различных по сво­ему общественно-политическому строю. По мнению Ф. И. Кожевникова, «межгосударственные отноше­ния — это прежде всего межвластные отношения», по­скольку «государства, являясь носителями верховных суверенных прав, выступают как субъекты власти»28. Властное воздействие при помощи юридических средств основано на соглашении и координации государств. Международное право организует равноправные от­ношения между всеми государствами, следовательно, оно управляет отношениями государств и устанавли­вает формы сотрудничества между государствами. Властная деятельность государств выступает как их ти­пичный правовой статус в системе МПР, что позволяет государствам регулировать нормами международного права свои собственные взаимоотношения.

Вместе с тем властное воздействие на международ­ные отношения присуще не только государствам, но и другим «субъектам международного права. Так, вслед за государствами применяют юридические средства при регулировании международных отношений междуна­родные организации. Им также свойственны основные методы правотворчества: договорный, обычный, зако-

13

нодательный29. Международные организации облада­ют юридической самостоятельностью, хотя и действуют на основе делегированного права государств. X. Бокор-Сего пишет: «Современная деятельность международ­ных организаций характеризуется, в первую очередь, большой властью, которую они распространяют на все сферы межгосударственных отношений»30.

Во внутреннем функциональном статусе междуна­родной организации отражены особенности межгосу­дарственных отношений, различающиеся на фоне об­щих международно-правовых принципов с координаци­онной договорной сущностью. Деятельность междуна­родных организаций в любом случае субсидиарна, опо­средована основными субъектами международного пра­ва — государствами 31.

П. Радойнов также полагает, что функции между­народной организации коренятся в суверенитете госу­дарств, которые учредили ее и точно определили полно­мочия в качестве производного субъекта международ­ного права 32. Международные организации являются таким механизмом, части которого регулируют борьбу и сотрудничество государств. В реализации правового статуса действия международных организаций ни фак­тически, ни юридически не сводятся к действиям госу­дарств 33. Международные организации наделены функ­цией формирования правовых норм, регулирующих по­ведение государств за пределами организаций, в рам­ках международных организаций, между государства­ми и организациями.

Государства определяют свое отношение к между­народным организациям во внутреннем праве. В Кон­ституции СССР (ст. 73) и союзных республик указана общая компетенция органов государственной власти и управления по отношению к международным организа­циям. Такое закрепление компетенции отражает воз­растающее значение международных организаций в со­временных международных отношениях 34.

Несмотря на самостоятельность всех видов субъек­тов международного права, власть государств являет­ся проводником многих международных отношений. А там, где власть, там и правовые связи между субъекта­ми управления. Специфика МПР заключается в дан­ном случае в том, что проявление властности означает



14

принятие юридически обязательных решений, основан­ных не на подчинении, а на согласованных, равноправ: ных методах. Поэтому лишь государства способны объединять и координировать силы в международных отношениях.

Системный метод позволяет охватить наиболее ши­рокий круг вопросов МПР. Система МПР носит уни­версальный характер. Все элементы системы МПР име­ют однородные связи, представляя тем самым единое целое. Любой элемент является определяющей частью системы и выполняет функции по отношению к системе в целом.

Система МПР, если к ней применить теорию систем и системный метод, представляет собой определенное единство, ей соответствует целостность, связи и отноше­ния, структура и организация, управление и цели. Це­лостность системы МПР обеспечивает совокупность объективных и субъективных условий. К объективным условиям относятся: сложный характер международ­ных отношений, существование противоположных си­стем государств и национальных правовых систем, к субъективным — деятельность государств и иных меж­дународных образований, их правомерное поведение, кодификация международного права, степень ее завер­шенности и незавершенности (ибо некоторые отрасли международного права до сих пор «неспокойны», под влиянием практики государств, научно-технической ре­волюции в них происходят «взрывы»).

Вместе с тем система МПР противоречива, ее эле­менты едины и одновременно дифференцированы, про­тивоположны, что обусловлено сложным составом и особым соотношением международных базисных и над­строечных явлений. В принципе, нет ни одного государ­ства, которое поставило бы себя вне системы между­народных отношений и вне международного права. «Однако это вовсе не значит, что в современном мире нет сил, которые противодействуют упрочению позиций жизненно важного для всех стран общего международ­ного права» 35.

Развитие системы МПР представляет собою объек­тивный процесс. При существовании общего междуна­родного права мы видим в системе фазы развития бо­лее высокого уровня связей между социалистическими

государствами и постоянные противоречия между социа­листическими и капиталистическими государствами. Поэтому выделение системных уровней помогает уста­новить роль каждого из элементов системы, его связи с другими частями и внешней средой.

Механизм МПР невозможно представить вне систе­мы международных отношений. Международные отно­шения служат предметом правового регулирования и являются взаимодействующей внешней средой.

За последние годы в науке международного права разработана концепция универсальной системы МПР. По мнению И. И. Лукашука, «система МПР состоит из двух систем (или подсистем): регулирующей и регули­руемой. Регулируемой является система межгосударст­венных отношений, представляющая в этой связи объект МПР. Регулирующей системой является система средств международно-правового воздействия, выступающая как субъект МПР. Ее можно рассматривать как систе­му МПР в узком смысле слова» 36. Средства МПР яв­ляются "системой МПР в узком смысле слова. Понятие МПР в широком смысле слова охватывает несколько фаз: создание норм международного права, процесс применения норм и внесение соответствующих измене­ний в процессе правотворчества и правоприменения37. В другой работе И. И. Лукашук представил универ­сальную систему МПР в виде следующих элементов: международные отношения, государства — субъекты правового регулирования, правотворческая деятельность государств, международные организации, международ­ное право как система норм, объект и метод правового регулирования, формы реализации норм права, право­отношения, правосознание 38.

Правовое регулирование, осуществляемое системой юридических средств, образует собственный механизм. В общей теории права механизм правового регулиро­вания называют ядром правового воздействия39. Этим самым правовое регулирование, как нормативно-право­вое воздействие, отличается от правового воздействия, которое охватывает все формы государственно-право­вого влияния, то есть всю юридическую надстройку.

С. С. Алексеев включает в механизм правового ре­гулирования три основные части: 1) юридические нор­мы, 2) правоотношения, 3) акты реализации субъек-

16

тивных прав и юридических обязанностей40. Эти эле­менты механизма составляют структуру правового регулирования. Механизм правового регулирования яв­ляется взаимосвязанной системой специальных право­вых средств 41. Некоторые ученые вводят понятие «ме­ханизм действия права», куда включают совокупность взаимосвязанных элементов и процессов влияния пра­вовой реальности на общественные отношения и поведе­ние субъектов. В этом смысле понятие механизма дей­ствия права более широкое, чем правовое регулирова­ние 42.



Различие между системой правового регулирования и его механизмом состоит в том, что механизм правово­го регулирования включается в систему МПР и образу­ет собственную систему в виде специальных юридиче­ских средств. Одни и те же элементы действуют как в системе МПР, так и в механизме правового регулиро­вания. Механизм представляет функциональную систе­му, то есть действие юридической системы. Механизм соотносится с системой МПР по горизонтали, так как юридические средства связаны со всеми элементами системы.

В науке международного права не имеется доста­точно четкого представления о механизме МПР. Одна­ко это понятие, выработанное общей теорией права, вполне применимо и к МПР.

Г. И. Тункин выдвинул в последнее время тезис о юридической системе, компонентами которой являются международное право, международные рекомендации, международные договоренности43. Речь, видимо, идет о группировке норм международного права и норм, в которых преобладают юридические элементы. Г. В. Иг-натенко также подчеркивает этот момент: «Что каса­ется механизма международно-правового регулирова­ния, то здесь сама его суверенно-согласительная приро­да — как при выработке норм, так и в процессе их реализации — предопределяет своего р'( b д а зако­номерность переплетения императивных норм, с одной стороны,, декларативных и рекомендательных норм — с другой» 44.

Бесспорно одно, нормы международного права и другие средства (рекомендации, договоренности) пока­зывают своеобразие системы МПР. Они выполняют

17

как общие, так и специфические функции, но это функ­ции, входящие в юридическую систему. Возьмем, к при­меру, договоренности. Они являются одним из методов правотворчества и в узком смысле представляют собой согласованные воли государств на стадии переговоров. На основе предварительных договоренностей отдельные государства могут брать конкретные юридические обя­зательства, поднимая тем самым роль индивидуального правового регулирования. Необходимо отметить, что в настоящее время «высок удельный вес индивидуально­го регулирования, а точнее — правового закрепления конкретных политических решений»45.



В договоренностях существенен элемент намерения, поскольку стороны договариваются о совместных или индивидуальных действиях для урегулирования между­народных вопросов. Отсюда — проявление в между­народных договоренностях субъективных моментов. На­пример, государство путем проявления односторонней воли может брать и выполнять юридическое обязатель­ство, или государство может реализовать субъективное право, выбирая один или несколько вариантов поведе­ния, предусмотренных в нормах договоренностей.

Общеизвестно, что государства применяют два ос­новных метода правотворчества — договорный и обыч­ный. Что касается договоренностей, то они содержат в себе, в широком смысле, различные элементы норм: правовые, политические, моральные, обычаи. Догово­ренности с таким необычным сочетанием норм (осо­бенно они проявились в Заключительном акте (Хельсин­ки)) дают возможность государствам выбирать конкрет­ные средства в урегулировании взаимных отношений.

Следовательно, международные договоренности яв­ляются системой действий государств по созданию и реализации норм права, подкрепленных иными непра­вовыми правилами поведения. В договоренностях пре­дусматриваются меры по укреплению доверия между государствами не только на основе общепризнанных принципов международного права, но и с учетом прин­ципов-морали, доброй воли. В договоренностях, как правило, намечаются меры по их реализации, преду­сматриваются инициативы и предложения. На основе договоренностей государства широко используют прак-

18

тику политических консультаций и развивают договор­ную базу межгосударственных соглашений.



Элементом юридической системы являются также рекомендации международных организаций. Такие ре­комендации, в особенности ООН, сыграли определен­ную роль в заключении многосторонних договоров, в формировании норм международного обычного права. Во всех случаях международные организации выступа­ют как международный механизм, который помогает государствам заключать международные договоры.

Необходимо учитывать ситуацию перед принятием рекомендаций. Так, венгерский юрист X. Бокор-Сего отмечает, что «при принятии государствами различных рекомендаций очень важна суть их взаимоотношений, обстановка, в которой происходит принятие рекоменда­ций» 46. Польский юрист М. Ляхе также писал, что такие результаты деятельности международных организаций, как обсуждение, голосование являются конкретным фактом, который отражает лицо политической си­туации, политического феномена на пороге переговоров и дискуссий. Эти результаты составляют отборный сы­рой материал, основу эволюции возможности сделать шаг вперед по пути создания новых правил или по пути нового толкования существующих норм 47.

Таким образом, элементы юридической системы в механизме МПР состоят из специальных юридических средств и других составных частей, служащих отправ­ной точкой для образования юридически обязательных соглашений.

В науке до сих пор не решен вопрос о строении си­стемы международного права, без которой, разумеет­ся, не может быть представлена вся система МПР. Ука­зание на то, что в системе МПР имеется международное право, еще не дает полного объяснения нормативной природы правового регулирования, его правовых средств и определения его стадий. Если речь идет о систе­ме, это значит, что международное право необходимо увязывать со всеми элементами системы. Трудно, одна­ко, ответить однозначно на вопрос о том, насколько присуща системе международного права внутренняя согласованность, целостность и логическая стройность правовых норм, а также единство со средой. Это объясняется тем, что международное право обусловлено

19

международными, экономическими и иными отноше­ниями государств, которые различны по своей классовой сущности.



При решении вопроса о системе международного права можно выделить следующие структуры:

1) социально-нормативная;

2) предмет и метод правового регулирования — с точки зрения внутреннего строения системы междуна­родного права.

Подробный анализ социально-нормативной структу­ры международного права дает Г. В. Игнатенко. Он считает, что международное право, как и все общест­венные явления, «характеризуется не одной, а несколь­кими структурами, или, если выразить ту же мысль иначе, имеется несколько разновидностей структуры, что обусловлено разнообразием самих структурных элементов и богатством возможных их соотношений и комбинаций»48. Социально-нормативную структуру со­временного международного права Г. В. Игнатенко представляет в виде двух самостоятельных, но взаимо­связанных структурных подразделений: общее между­народное право и социалистическое международное право49. Общее и социалистическое международное право образуются по объективным, закономерным ос­нованиям. В системе МПР общее международное пра­во регулирует универсальные отношения государств.

Болгарский юрист М. Коцев возражает против со­вмещенной категории «социально-нормативная струк­тура» международного права. По его мнению, «право­вой механизм или нормативная структура междуна­родного права отличается от социального механизма, регулирующего общественные отношения — компоненты социальной структуры международного права. Подход к международному праву, как к социальной структуре, не может быть поэтому выражен понятием «социально-нормативная структура» международного права, так как таковой сборной структуры не существует. Если ис­ходить из понятия «социально-нормативная структура» международного права, то общее международное пра­во и социалистическое международное право становят­ся на одну плоскость, это сталкивается с признанием логической категории «структура», которая указывает на иерархическую порядочность элементов (подсистем),

20

находящихся между собой в определенной взаимосвя­зи» 50. М. Коцев делает вывод, что при исследовании механизма действия международного права норматив­ный анализ, связанный с раскрытием нормативной структуры, должен быть дополнен социальным, это по­зволяет выйти за пределы чисто правового понятия51.



Не оспаривая многие правильные положения М. Ко-цева, необходимо все же заметить, что категория «со­циально-нормативная» структура международного права приемлема для анализа всей системы международного права. Нельзя не признать того факта, что между­народное право не только распространяется на регио­нальные сферы, на однотипную систему государств, но и отражает в себе социальную структуру всего между­народного сообщества. Так, Н. М. Минасян подчерки­вал, что «современное международное право — коор­динационное, имеет сложный классовый характер, вы­ражает согласованную волю государств как социали­стической, так и капиталистической систем»52.

Универсальное международное право охватывает все государства, о чем свидетельствует практика нормо-образования, кодификации и реализации права в це­лом. Социальный критерий, таким образом, показывает не только классовую сущность международного пра­ва, но и то, как эта сущность проявляется на всех стадиях МНР.

Буржуазные юристы, как правило, расширяют субъ­ективную основу международного права за счет при­знания правосубъектности физических лиц. Для совре­менного международного права, по мнению Е. Менцеля, политические основные структуры недостаточны. Оставаясь решающими, они не являются больше исклю­чительными, так как в настоящее время усиливается социальный порядок, состояние которого регулируется международным правом. «Порядок совместной жизни людей,— продолжает Е. Менцель,— принадлежит ком­петенции не только государств, но и международных сфер. Отход от этатистского принципа, будто бы толь­ко государства являются субъектами международного права, означает начало нового развития»53. Е. Менцель считает, что в международном праве изменилось место человека и появились нормы применения его прав.

21

Однако эту проблему нужно рассматривать и в дру­гой плоскости, с точки зрения признания основного со­циального и правового элемента и подсистем общей системы международного права. Физическое лицо не­сомненно включено в систему МПР, однако его место определяется согласованной волей государств. В между­народном Пакте о гражданских и политических правах установлено, что «каждый человек, где бы он ни нахо­дился, имеет право на признание его правосубъектности» (ст. 16). Эта норма не направлена на признание между­народной правосубъектности за индивидом. Речь идет о том, что государствами согласованы обязательства по защите прав и свобод человека, обеспечению его пра­вового статуса, привлечению к ответственности и т. д. В этом аспекте и прослеживается связь между государ­ствами, международным правом и физическими лицами.



В систему МПР входят все правовые формы дея­тельности государств: правотворческая, правопримени-тельная 54 и правоохранительная. В конечном счете пра­вовое регулирование зависит от государств, что приво­дит к сохранению равновесия в системе МПР. Процесс правового регулирования, хотя и образует собственный механизм, является объективно связанным с государ­ствами, регулирующими стадии создания и реализации норм международного права.

Регулирование международных отношений является сложным юридическим процессом на всех стадиях: согласование воль и признание правил поведения в ка­честве общеобязательных, договорного регламентирова­ния международных отношений и действия норм права. Следовательно, формирование и функционирование си­стемы МПР является довольно специфическим явлением, в ней участвуют различные субъекты с противополож­ными экономическими базисами и надстройками, тем самым создается своеобразный механизм взаимодей­ствия.

Экономическое развитие и закономерности обществен­ных отношений приводят государства к необходимости создания общих правил поведения и устойчивой струк­турной связи между ними. На всех этапах правового регулирования действуют прямые и обратные связи. Го­сударства непосредственно формируют нормы права, кон­кретное назначение которых состоит в установлении прав

22

и обязанностей, юридических фактов, форм реализации, С другой стороны, важен не только сам факт создания правовой нормы, но и степень ее поддержки со стороны государств. На них возлагается определенная обязанность привести к движение механизм нормы и превра­тить ее в постоянный регулятор поведения. В данном случае обратная связь выполняет роль информатора о характере результата правового регулирования, вслед­ствие чего создается гомеостатический механизм, то есть устойчивые связи всех элементов системы МПР.

Прямые и обратные связи помогают установить на­чальные и последующие этапы правового регулирова­ния. В общей теории права нет единого мнения по во­просу о начале правового регулирования. Одни авторы считают, что им является момент издания нормы права, другие относят сюда правотворческую деятельность, третьи — наступление юридического факта, предусмот­ренного нормой права55. Некоторые авторы полагают, что «в абстрактной форме процесс международно-пра­вового регулирования начинается с создания правовой нормы или с признания ее существования и завершается в момент, в котором регулируемые правоотношения до­стигают необходимого уровня удовлетворенности с точ­ки зрения субъекта правоотношения»56.

Действительно, правотворческая деятельность госу­дарств является существенным элементом системы МНР. В структуре правового регулирования выделя­ются все систематизирующие признаки. В этом аспекте государство является как бы стержнем системы МНР, оказываясь связанным с нормой права, объектом и ме­тодом правового регулирования, сферой действия нормы права и т. д. В конечном счете международное право проявляет свои функции через деятельность государств.

Рассматриваемая проблема касается общих вопросов соотношения государства и международного права. Нау­ка международного права, как и иные юридические науки, изучает государство в правовом оформлении, а право — в государственном выражении. Можно согла­ситься с общетеоретическим положением, что «право — это тот язык, при помощи которого государство форми­рует свои властные веления. Это в известном смысле «вторая сигнальная» система государства, отличающая

23

его от других политических организаций и менее высо­коорганизованных социальных объединений» 57.



В данном соотношении, основанном на системном подходе, раскрываются закономерности и признаки ре­гулирования государства и права. Государственное регу­лирование намного шире правового, государства выби­рают многообразные нормы и способы регулирования.

Среди неправовых средств регулирования особо выде­ляются в международных отношениях политические нормы, как высшие уровни управления государств. Взаимодействие государства с иными звеньями системы МПР происходит в форме правотворческой, правоприме-нительной и правоохранительной деятельности. Соб­ственно говоря, формы деятельности государств входят в систему МПР в качестве ее составных элементов. Этим самым государства обеспечивают нормальное функцио­нирование системы, проявляют свои регулирующие функции.

Деятельность государств в международных отноше­ниях направлена на обеспечение международного право­порядка, отсюда вытекает необходимость в правовой регламентации деятельности государств. В этом взаимо­действии международное право выполняет свое целевое назначение, предусматривая ряд условий: равенство го­сударств — субъектов международного права, закрепле­ние равных прав и обязанностей, правомерность связи субъектов и объектов правового регулирования и, нако­нец, совместное согласование воль государств на всех уровнях системы МПР.

Указывая на этот момент, Г. И. Тункин пишет: «Об­щее между волями социалистических и капиталистиче­ских государств состоит в том, что они одинаково на­правлены на создание определенной международно-пра­вовой нормы, они согласованы как в отношении содер­жания, так и в отношении признания определенного правила в качестве нормы международного права, что и составляет соглашение, дающее норму права» 58.

Суверенно-согласительная природа международного права сказывается на его структуре. Одним из объеди­нительных признаков структуры международного права являются общепризнанные принципы и нормы международного права 59.

Существование суверенных государств независимо

24

от их общественно-политического строя является одним из принципов международного права. В этой связи, от­мечает Г. В. Игнатенко, «международное право нахо­дится вне рамок государственно-определенного общества, оно возвышается над индивидуально-различными, а применительно к современному международному праву — над разнотипными базисами» 60.



Исходя из суверенного равенства государств, между­народное право закрепило также принцип универсаль-ности. Причем этот принцип рассматривается не только как принцип оформленного участия государств в много­сторонних договорах и в международных организациях, Универсальность международных договоров и организа-ций представляет собой лишь конкретизацию междуна­родно-правового принципа универсальности. Принцип универсальности является инструментом для создания и, развития системы равноправных и мирных межгосу­дарственных отношений, охватывающих все государства мира. При этом ни одно государство не может быть дискриминировано из-за общественного строя или степени развития. Принцип универсальности содержит об­ширное право всех государств сотрудничать и принимать совместные решения в рамках содружества государств 61.

Благодаря принципу универсальности, состояние системы МПР определяется глубоким уровнем количе­ственного и качественного развития отношений, связей между всеми элементами системы. Поскольку сама система МПР является универсальной, она постоянно стремится к универсализации и в условиях международ­ного мирного сосуществования государств. Принцип универсальности действует не только в отношениях между государствами, но и между всеми субъектами между­народных отношений. МПР привело к тому,, что расширился круг субъектов права, и система МПР таким образом перестала быть замкнутой. Система МПР постоянно сориентирована на внешнюю среду, изменения в которой сказываются на состоянии всех элементов этой системы.

Одним из критериев действительного отношения го­сударства к международному праву является соотноше­ние между принципами его внешней политики и прин­ципами современного международного права62. Такой методологический подход позволяет решить вопрос о

25

связи системы МПР с системой внутригосударственно-правового регулирования. Индивидуальные действия государств могут в определенной мере способствовать урегулированию некоторых международных отношений. Показателем международного права является «количе­ство государств (субъектов), участвующих в том или ином международном договоре и связанных соответ­ствующими международно-правовыми нормами» 63. Ха­рактерная черта системы МПР состоит в том, что «она предоставляет большую свободу государствам в созда­нии норм, действующих на региональном и локальном уровнях, вплоть до свободы отменять в своих взаимоот­ношениях любую универсальную норму, за исключением императивных» 64.



В целом между системой МПР и внутригосударствен­но-правовым регулированием конфликта не возникает, потому что, как отмечает болгарский юрист П. Радой-нов, согласование построено на плоскости, устраняющей причины возникновения таких конфликтов. Связь между системами происходит в форме двойного согласования — горизонтального и вертикального. При горизонтальном согласовании самими государствами создаются двусто­ронние или многосторонние региональные акты, но и вер­тикальном — согласование внутригосударственного пра­ва с нормами общего международного права 65.

Все большее влияние внутригосударственного права на международное сказалось и на структуре последнего. Этому способствовало количественное и качественное развитие межгосударственных отношений. Международ­ное право перестало быть только горизонтальной систе­мой, оно выросло и по вертикали, так как появились новые нормы и институты, связанные с системой вну­тригосударственного регулирования.

Некоторые международно-правовые понятия (напри­мер, понятия принципа самоопределения, традиционного нейтралитета, свободы договоров) приобрели под влия­нием внутригосударственного права новый смысл. Иссле­дуя взаимосвязь международного и внутригосударствен­ного права, Н. В. Миронов пришел к выводу, что системы единого горизонтального международного пра­ва не существует66, поскольку его нормы постоянно проникают в национальное право государств.

Закономерность повышения роли МПР является на



26

современном этапе свидетельством утверждения прин-ципов мирного сосуществования и дальнейшей интерна­ционализации международной жизни. МПР стало исто-рически и логически сложившейся формой международ­ных отношений. В условиях разрядки международной напряженности происходит постепенное внедрение в систему МПР элементов запрета применения силы, не­рушимости государственных границ, решения сложных и спорных вопросов путем переговоров и консультаций. В 1973 г. Л. И. Брежнев говорил: «Разрядка напряжен­ности уже привела к тому, что возникла целая система договоров, соглашений, договоренностей, которые закла­дывают основы для мирных и, я бы сказал, конструк­тивных отношений между социалистическими и капита­листическими странами. Все это позволяет надеяться, что внешняя разрядка — это не временное явление, а начало фундаментальной переработки международных отношений» 67.

Конечно, дело перестройки межгосударственных от­ношений на основе принципов международного права наталкивается на различные тенденции политических сил. Взаимодействие или противоборство этих сил фор­мирует сложную картину международных отношений, что, естественно, сказывается на системе МПР. В своем функционировании система встречается со многими пре­пятствиями: в ней действуют положительные и отрица­тельные связи, взаимовлияние, противоборство, противо­речия. Для поддержания равновесия и стабильности системы МПР государства применяют многообразные средства: планирование, контроль, корректировку, коор­динацию. Особую роль играет такой импульс, как меж­дународно-правовая инициатива. Программа мира, вы­двинутая СССР, и ее реализация дали решающий толчок всей системе МПР, обратным связям на всех ее уров­нях68. Все виды разрядки — военная, политическая, эко­номическая — стали предметом МПР. Разрядка в си­стеме МПР понимается как многоплановый процесс перестройки всей системы международных отношений. Одним из первых многосторонних соглашений стал За­ключительный акт (Хельсинки), который явился ведущей политической и правовой основой разрядки международ­ной напряженности. После подписания и вступления в действие Заключительного акта Европа стала наибо-

27

лее сильным звеном системы МПР, основанным на принципах мирного сосуществования, эффективной без­опасности и равноправного сотрудничества. В самом Заключительном акте записано, что необходимо «прила­гать усилия к тому, чтобы делать разрядку как непре­рывным, так и все более жизнеспособным и всесторон­ним процессом, всеобщим по охвату, и в том, что пре­творение в жизнь результатов Совещания по безопас­ности и сотрудничеству в Европе будет одним из круп­нейших вкладов в этот процесс» 69.

За уровнями разрядки стоит широкий комплекс воп­росов межгосударственных отношений: степень доверия, взаимного уважения, умения считаться с законными интересами всех государств. Разрядка дает возможность для решения проблем общечеловеческого характера, проблем, имеющих историческую длительность. Пере­стройка международных отношений с применением всех правовых средств обеспечивает постепенное решение таких глобальных проблем, как предотвращение миро­вой термоядерной войны, защита окружающей среды, рациональное и комплексное использование природных ресурсов, освоение космоса и Мирового океана, исполь­зование научно-технической революции на благо челове­чества, ликвидация на Земле голода и нищеты, проведе­ние активной демографической политики. При этом социалистические государства решают данные проблемы на основе принципов марксизма-ленинизма, в аспекте взаимосвязи общечеловеческого и социально-классово­го70. Вне системы международных отношений, основан­ных на мирном сосуществовании, подход к решению гло­бальных проблем невозможен. Их урегулирование долж­но осуществляться коллективными усилиями государств.

Все государства исходят из того, что правовое регу­лирование отражает в своем содержании отношения противоположных социально-экономических систем. Го­сударства выступают в системе МПР со своими эконо­мическими базисами и надстройками, поэтому между­народное право не имеет единого социально-экономиче­ского базиса71. По выражению В. И. Ленина, суще­ствуют «общие экономические всемирные отношения», «равноправие двух систем собственности» 72. Ф. Энгельс, указывал, что один и тот же экономический базис может обнаруживать множество вариаций, которые обусловли-



28

ваются различными эмпирическими обстоятельствами, естественными условиями, историческим влиянием и т. д.73

В советской науке международного права последо­вательно решался вопрос об экономической обусловлен­ности международного права. Так Г. В. Игнатенко пишет, что «экономический строй общества в каждом из участвующих в международном общении государств (первичные производственные отношения) и междуна­родные экономические связи (вторичные производствен­ные отношения) оказывают совокупное воздействие на международное право, на процесс создания междуна­родно-правовых норм. Только с учетом обоих базисных факторов можно характеризовать закономерности, функ­ции и механизм международно-правового регулирова­ния» 74.

Одновременное существование государств с разным экономическим базисом и надстройкой оставляет между­народную систему открытой, относительно устойчивой и способной сохранять относительное постоянство. Ме­ханизм отношения международных базисов и надстроек очень сложен, в нем формируется модель, которая строится на соотношении базиса и надстройки и роли их гомеостатического влияния на отдельные надстроеч­ные явления, имеющие отношение к регулированию международных связей с поведенческим характером. Построенная модель по своему значению универсальна, она распространяется на субъекты регулирования неза­висимо от их общественно-политического строя; во вни­мание принимаются также характеры субъектов регу­лирования, исторический тип происхождения, экономи­ческие возможности и политические цели75.

Все эти процессы влияют на взаимодействие базиса и надстройки и на систему МПР в целом. Само между­народное право также выполняет гомеостатическую функцию, которая «направлена на обеспечение нормаль­ного функционирования системы международных отно­шений путем их юридического закрепления и охраны»76. Однако оно не в силах урегулировать международные отношения одними юридическими средствами. В этом проявляется особенность универсальной системы МПР, поскольку она отличается значительной децентрализа­цией неопределенным уровнем централизации77.

29

Закономерности международного развития требуют, чтобы сотрудничество между государствами постоянно расширялось, хотя, при этом сотрудничестве и сохраня­ется определенный разрыв между экономическими воз­можностями государств, их политическими целями и ролью в правовом регулировании.



Надстройкой в гомеостатической функции служит прежде всего экономическое сотрудничество государств. В условиях разрядки международной напряженности государствами поставлен вопрос о перестройке между­народных экономических отношений. Это необходимо в целях эффективного использования материальных благ. Экономическое неравноправие не может способствовать жизнеспособности системы международных отношений. В Заключительном акте (Хельсинки) записано, что эко­номическое сотрудничество между государствами долж­но развиваться на основе равенства и обоюдного удов­летворения интересов партнеров, а также — взаимности, позволяющей в целом справедливое распределение выгод и обязательств сравниваемого объема, при соблю­дении двусторонних и многосторонних соглашений.

Первоначально развивающиеся государства потребо­вали создания нового экономического порядка. По их инициативе были приняты международные акты, закре­пившие суверенитет государств над естественными при-родными ресурсами (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 1803 (XVIII)), право на национализацию иностран­ных компаний, перестройку валютно-финансовой систе­мы 78. Еще ранее Устав ООН сформулировал положения о готовности народов Объединенных Наций «использо­вать международный аппарат для содействия экономи­ческому и социальному прогрессу всех народов» (Пре­амбула). В ст. I Устава сказано, что одной из целей Устава ООН является задача «осуществлять междуна­родное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера...»

На VI Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН были приняты Декларация и Программа действий по установлению нового экономического порядка, а так­же — Хартия экономических прав и обязанностей госу­дарств. Программа «нового международного экономиче­ского порядка» распадается на три взаимосвязанные

30

части: политическую, внешнеэкономическую и програм­му сотрудничества между самими развивающимися госу­дарствами. В политический раздел включены следую­щие принципы и нормы международного права: оконча­тельное искоренение колониализма, расизма, апартеида, империалистической агрессии, захвата и удержания чу­жих территорий, право на выбор своего пути развития и полноправного участия в решении всех вопросов миро­вого хозяйства 79.

Выступая на VI Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко сказал: «Дух и буква равноправия долж­ны пронизывать соглашения не только политического, но и экономического порядка. Это в полной мере отно­сится как к двусторонним договорам, так и к многосто­ронним товарным и иным экономическим соглашениям, которые все больше входят в современную практику. Взаимно исключают друг друга такие понятия, как международное сотрудничество и дискриминация, осно­ванная на различии социально-экономических систем» 80.

СССР и другие социалистические государства давно уже выступают инициаторами перестройки международ­ных экономических отношений. В основу системы МПР они внесли принципы равенства, взаимной выгоды, ува­жения" национального суверенитета, невмешательства во внутренние дела. «Новый международный экономи­ческий порядок» получил положительную оценку в ре­шениях XXV съезда КПСС. В своем выступлении Л. И. Брежнев сказал: «Теперь уже ясно, что при ны­нешнем соотношении мировых классовых сил освободив­шиеся страны вполне могут противостоять империали­стическому диктату, добиваться справедливых, то есть равноправных экономических отношений» 81.

На XIX и последующих сессиях Генеральной Ассамб­леи ООН обсуждался по инициативе социалистических государств вопрос о прогрессивном развитии между­народного торгового права82. В 1976 г. (май) на IV сес­сии Конференции ООН по торговле и развитию в Най­роби была принята резолюция о путях дальнейшего развития экономического сотрудничества между социа­листическими и развивающимися государствами на основе указанных принципов международного права.

31

Материализация разрядки дает, таким образом, сильный импульс обратным связям в системе МПР. Сфера международных экономических отношений по­рождала в прошлом формы зависимости слабых госу­дарств от наиболее сильных. Международное право стало одним из средств устранения отрицательных по­следствий международного экономического порядка и укрепления суверенитета государств в сфере экономиче­ского базиса



Экономические отношения между государствами яв­ляются базисом международного права. Международное право не признает те образования, которые стремятся к экономическому господству над суверенными государ­ствами, чтобы получить тем самым качество междуна­родной правосубъектности. Не секрет, что современные монополистические объединения намерены стать веду­щим звеном в международном экономическом порядке. В названной Программе действий говорится, что новый международный экономический порядок должен быть основан на принципе регулирования и надзора за дея­тельностью межнациональных корпораций, путем приня­тия мер в интересах национальной экономики тех стран, где такие межнациональные корпорации действуют на основе полного суверенитета этих стран. В Заявлении Советского правительства от 4 октября 1976 г. «О пере­стройке международных экономических отношений» го­ворится, что Советский Союз выступает в защиту сувере­нитета каждой страны над ее природными богатствами, за охрану права каждого народа беспрепятственно изби­рать путь своего развития, за прекращение эксплуатации народов развивающихся стран иностранным капиталом и межнациональными корпорациями 83.

В такой новой отрасли, как международное экономи­ческое право, буржуазные юристы пытаются обосновать концепции о субъектах этой отрасли типа наднациональ­ных, транснациональных компаний. Речь идет о призна­нии международной правосубъектности империалисти­ческих монополий.

В действительности перестройка международных экономических отношений неотделима от государств. Только от них зависит, насколько способным будет пра­вовое регулирование внедрить новые элементы в меж­дународно-правовую систему и создать тем самым уело-

32

вия для демократических и справедливых начал в соот­ношении международного правопорядка и механизма экономического порядка



Материализация разрядки стала одним из основных элементов деятельности государств в системе МПР. Этому способствует также правовой принцип сотрудни­чества государств в экономической, социальной и куль­турной областях. Принцип сотрудничества является обязанностью для государств. Декларация о принципах международного права подробно раскрыла содержание принципа обязанности государств сотрудничать друг с другом в соответствии с Уставом ООН. При этом ни Устав, ни Декларация о принципах не ограничивают эту обязанность только участием государств-членов ООН. Нормы Устава и Декларации идут дальше - из них выте­кает положение, что все государства, независимо от раз­личий их политических, экономических и социальных систем, обязаны развивать содержание и формы сотруд­ничества, заключая международные договоры по раз­личным вопросам. Правовое регулирование закрепляет эти организованные формы сотрудничества в качестве составных частей универсальной системы МПР.


следующая страница >>



Страховые взносы за автомобиль платишь годами, втайне надеясь, что в один прекрасный день случится авария, которая вернет тебе все до копейки. Янина Ипохорская
ещё >>