Гарри Поттер и другой орден феникса - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Название книги: Гарри Поттер и Орден Феникса 61 9186.19kb.
Гарри поттер и орден феникса 62 8656.8kb.
Джоан Кэтлин Роулинг Гарри Поттер и Философский Камень Гарри Поттер... 24 3363.92kb.
Гарри Поттер и тайная комната 1 15.84kb.
Гарри Поттер: Падение во Тьму 39 7510.55kb.
Гарри Поттер и Философский Камень 1 46.1kb.
"Поттер-Фанфикшн" 16 3563.28kb.
Размер: макси (15589 слов) Пейринг/Персонажи: Гарри Поттер, Лорд... 3 850.4kb.
«Гарри Поттер»: финальный аккорд 1 20.93kb.
Джоанн Кэтлин Роулинг Гарри Поттер и Тайная комната 18 3341.83kb.
Джоанн Кэтлин Роулинг Гарри Поттер и Философский Камень 15 3451.24kb.
Beat-To-Bit "Confusion will be my epitaph" King Crimson в воздухе... 1 218.78kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Гарри Поттер и другой орден феникса - страница №2/30

Глава 2. В гостях у миссис Фигг


Прошло два дня, и наступило тридцать первое июля. Гарри в этот день исполнялось пятнадцать лет. Естественно, что Дурслеи об этом даже и не вспомнили. А если и вспомнили, то ничем не показали. Но вот что было странно — никто из друзей Гарри не прислал ему даже открытки.

Не то, чтобы Гарри как-то обиделся или что-то в этом роде. Просто он так привык получать поздравления, что поначалу даже растерялся. День медленно скатился к вечеру, а он не получил ни одной совы. Перед тем, как ложиться спать, Гарри долго смотрел на звездное небо, гадая, что бы значили сегодняшние события. Предположим, сказал он сам себе, что Сириусу и Хагриду сейчас не до меня. Один находится у Люпина и чем-то занят, а другой, по все вероятности, уехал разыскивать гигантов. Пусть даже Гермиона сейчас в Болгарии вместе с Виктором Крумом, и она тоже забыла про день рождения Гарри, хотя ей подобное ну уж никак несвойственно. А что же тогда Рон? Как объяснить то, что лучший друг напрочь забыл про этот день?

Наутро все собрались на кухне. Даже Дадли, для которого со второго этажа специально принесли диван. Поскольку он настаивал на том, чтобы его поставили как можно ближе к холодильнику, на кухне произошли радикальные перестановки, результатом которых стало то, что Гарри лишился своего обычного места за обеденным столом. И теперь он, прихлебывая чай без сахара, ютился на табуретке возле самой входной двери, внимательно прислушиваясь к словам дяди Вернона.

— Петуния, решено! Сейчас же после завтрака отвезу Дадли в Лондон. У меня есть один знакомый в очень хорошей клинике, пусть посмотрит его ногу. Неизвестно еще, что там натворил этот… — и резкий кивок в сторону Гарри, который как ни в чем не бывало продолжал пить чай.

— Вернон, я поеду с вами! А куда тогда девать этого?

— У меня, между прочим, уже пятнадцать лет, как существует имя, — невозмутимо заметил Гарри. Но его снова проигнорировали.

— Отдадим на день миссис Фигг. Ничего с ним не случится, посидит у нее.

Гарри, услышав эти слова, тихонько застонал, но так, чтобы Дурслеи этого не услышали. Он-то надеялся, что с посиделками дома у миссис Фигг уже давным-давно покончено. Видимо, ему придется снова часами глазеть на фотографии любимых кошечек старушки. А если повезет (или наоборот, не повезет), то угостят чаем с тортом, пролежавшим столько лет, сколько самой миссис Фигг.

Сборы оказались недолгими. Не успел Гарри опомниться, как дядя Вернон уже вытолкал его на улицу и крепко сжал руку.

— Пойдем, — прорычал он, волоча Гарри за собой. — Еще время на тебя тратить… Следовало бы старушенцию предупредить, но теперь уже поздно. Поставлю ее перед фактом…

Дом миссис Фигг стоял на противоположной стороне улицы. Гарри уже не раз видел его вблизи, но почему-то только сейчас обратил внимание на некоторые непонятные ему подробности: даже ярким солнечным днем абсолютно все окна были занавешены тяжелыми плотными шторами; с крыши дома до самой земли свисал толстый канат. Там, где у всех остальных домов располагались вентиляционные люки подвалов, виднелось несколько маленьких окошечек. Слишком узких для человека, да и для собаки. Зато в самый раз для кошки…

Дядя Вернон нажал на кнопку звонка. В глубине дома послышались шаркающие шаги.

— Кто там? — раздался скрипучий голос из-за двери.

— Это Вернон Дурсль. Миссис Фигг, будьте так добры, посидите денек с Гарри.

Дверь медленно открылась ровно настолько, насколько это позволяла сделать цепочка. Появившийся из темноты глаз долго разглядывал и Гарри, и дядю Вернона. Наконец, дверь распахнулась полностью, и на пороге возникла сама миссис Фигг.

— Хорошо. Я его забираю.

— Вот и славно, — расплылся в широчайшей улыбке дядя Вернон и поспешил обратно к себе домой. Гарри обреченно посмотрел ему вслед. Сейчас он точно не решился бы сказать, где ему лучше провести день — с Дурслеями или в гостях у миссис Фигг.

— Пойдем, пойдем, — миссис Фигг втянула его в прихожую и захлопнула дверь. В нос Гарри тут же ударил сильный кошачий запах. Темнота обрушилась на него со всех сторон, и он в нерешительности замер, не зная, куда идти. Вот миссис Фигг ориентировалась в этой тьме не хуже кошки. Взяв Гарри за руку, она повела его куда-то вглубь дома. Пару раз он еле-еле увернулся от острых углов каких-то комодов, но постепенно глаза привыкали видеть в подобном сумраке.

У Гарри сложилось такое впечатление, что абсолютно весь дом миссис Фигг от пола и до потолка забит старыми ненужными вещами. Хотя он и бывал здесь раньше, такого припомнить не мог. Они проходили мимо высоченных старинных шкафов и тяжеловесных комодов, глубоких антресолей и ящиков, набитых самой разнообразной обувью. Промелькнула и исчезла куча сломанных стульев, стол на двух ножках, кровать без перин, три или четыре велосипеда. Наконец, в одной из комнат Гарри показалось, что там лежит по крайней мере три десятка метел, но прежде чем он успел об этом спросить, та комната осталась позади.

Любое путешествие, даже самое долгое, рано или поздно подходит к концу. Каким бы огромным не был дом миссис Фигг, чего снаружи сказать было нельзя, он тоже имел свои пределы. Конечной целью их пути стала огромная комната, по всей видимости, гостиная. Она также была заставлена барахлом, но не так сильно, а в ее центре обнаружился большой стол и два очень уютных мягких кресла, усевшись в одно из которых Гарри почувствовал, как ему не хочется оттуда вставать.

— Надеюсь, ты извинишь меня за этот полумрак? — донесся голос миссис Фигг с противоположной стороны стола. — Моим кошкам не нравится яркий свет.

Кошкам?! Но Гарри не видел никаких кошек. Может, у него проблемы со зрением? Он крепко зажмурился, а потом резко открыл глаза.

«Действительно, проблемы», — подумал он, крепче вцепляясь руками в подлокотники кресел, потому что со всех сторон его окружали глаза. Круглые и овальные, самых разных цветов. Откуда-то донеслось мягкое мурлыкание, и Гарри позволил себе расслабиться. Это всего лишь кошки…

Кошки… Каких их здесь только не было! Большие и маленькие, огромные взрослые коты и совсем еще котята. Пушистые и короткошерстные, сфинксы и таиландские кошки. Сиамские и ангорские, персидские и британские. С длинными пушистыми хвостами и совсем без хвостов, с глазами разного цвета, с обвисшими ушами…

Кошки сидели неподвижно на шкафах, на полках, на полу, даже на спинке дивана, издавая громкое мурчание. Казалось, вся комната вибрирует в тон этому звуку, и Гарри начал в нем тонуть. Ему самому захотелось заурчать, слиться в единое целое со всем, что его окружает, раствориться в этом шумном море, дарующем расслабление. Его глаза уже почти закрылись, дыхание стало ровным, пульс упал до чрезвычайно медленного. Гарри засыпал, погружаясь в объятия навеваемого кошками сна, как вдруг взгляд выхватил из общей массы пушистых зверей огромного рыжего кота с приплюснутой мордой, который смотрел на Гарри как на старого знакомого.

— Косолапсус! – воскликнул Гарри, и сон сразу же исчез. Мурлыкание прекратилось, тишина затопила гостиную. Светящиеся глаза отодвинулись куда-то назад. Где-то негромко усмехнулась миссис Фигг. И в этот момент Гарри все понял. Факты связались в единое целое. Слова Дамбльдора о том, что надо известить некую Арабеллу Фигг, его сегодняшняя встреча со старушкой, которую он не видел уже четыре года, появление Косолапсуса, домашнего любимца Гермионы, здесь, в этой комнате.

— Вы — Арабелла Фигг? Вы знаете Дамбльдора?

— Наконец-то все понял, — ответила миссис Фигг, и Гарри послышались радостные нотки в ее голосе. — Давно я хотела познакомиться с тобой по-настоящему, Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил.

Гарри откинулся в кресле. Выходит, его давняя знакомая — колдунья! А Дурслеи об этом даже и не подозревают. Мысль об этом несколько рассмешила Гарри.

— Не понимаю, чему ты радуешься, — тяжело вздохнула миссис Фигг. — Ты зря думаешь, что я согласилась пустить тебя в гости только по просьбе твоего дяди. Ты здесь, и я обязана предупредить тебя об опасности, грозящей тебе.

— Как и всегда, — отозвался Гарри.

— Нет, не как всегда, — перебила его миссис Фигг. — Сам Дамбльдор просил меня об этом. Все, что ты испытал до этого, было пустяками. Твой поединок с профессором Квиррелом за философский камень, бой с василиском, схватка с дементорами и дуэль с Сам-Знаешь-Кем — это ничто по сравнению с тем, что ждет тебя, если ты не прислушаешься к моим советам.

— Я многое видел, — упрямо возразил Гарри. Опять с ним обращаются как с маленьким мальчиком, неспособным себя защитить. — И я могу за себя…

— Ничего ты не можешь! — резко выкрикнула миссис Фигг, а вокруг Гарри раздалось сердитое шипение. — И ты еще многого не видел! Ты не видел, как из твоих ран хлещет последняя кровь, как мучительной смертью погибают самые близкие тебе люди! Когда ты вынужден убить друга, чтобы спасти сто других! Ты не видел, чтобы лучшим из лучших приходилось жертвовать своей жизнью! И даже больше, чем жизнью!

Миссис Фигг умолкла, и кошки замолчали вслед за ней. Несколько минут в комнате было тихо.

— Прости, если я обидела тебя, — сказала она. — Я привыкла все мерить на свой лад. И порой забываю, что передо мной всего лишь мальчик, которому всего лишь пятнадцать лет. Кстати, поздравляю тебя с прошедшим днем рождения! Подарок от меня будет позже.

— Спасибо, — поблагодарил ее Гарри. — И я… Я не обиделся. Ведь вы — первый человек, кто поздравил меня с пятнадцатилетием!

Даже в сумраке комнаты было заметно, как прищурилась миссис Фигг.

— Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, Гарри. Почему это мои лучшие друзья, а также горячо любимый крестный не прислали мне поздравления? Так или не так?

Гарри ничего не оставалось, как только в изумлении уставиться на миссис Фигг.

— А откуда вам это известно?

— Знаешь, Гарри, если бы ты сам занимался этой проблемой в течение двух недель, она бы тебе сниться начала. Начнем с того, что ты был полностью изолирован от колдовского мира. Все твои друзья были предупреждены, чтобы не поддерживать с тобой никаких контактов. Ни писем, ни совиной почты, ни телефонных звонков, ни путешествий через камины. Ситуация была, да и есть крайне опасная. Люди Сам-Знаешь-Кого рыскали повсюду.

— А как же сова из министерства, которую я получил? О том, что я нарушил закон?

— Это отчасти и моя работа, — туманно объяснила миссис Фигг. — Если по правде, то я не хотела идти на такой риск. Подумаешь, нарушил этот закон. Ерунда какая! Но Мафальда настояла.

— Ну ладно, хорошо, а зачем все это нужно? Кому надо, и так знают, где я живу. Ведь Вольдеморт точно знает…

Миссис Фигг нахмурилась. Где-то с минуту она размышляла, прежде чем задать свой вопрос.

— Гарри, ты знаешь, что такое Заклинание Верности?

— Ну-у, немного, — протянул он, припоминая все, что он слышал в один из зимних вечеров от профессора Флитвика в Хогсмиде.

— Раз немного, то дай я лучше расскажу тебе поподробнее, — миссис Фигг заворочалась в кресле, и откуда-то сверху ей на колени спрыгнула белоснежная кошка. Точно такая же залезла к Гарри и уставилась на него ярко-голубыми глазами, требуя внимания. Гарри осторожно погладил ее по голове, и кошка вытянула вперед лапы, от удовольствия впуская и выпуская когти.

— Если волшебник имеет у себя какой-либо секрет и не хочет, чтобы его узнали другие, он может о нем никому и не рассказывать, верно? Но вдруг этот секрет у него попытаются выбить силой? Тогда он заключает его в сердце другого волшебника — Хранителя Секрета, таким образом, отводя от себя возможный удар. Есть и еще более сложная модификация этого заклинания — к примеру, спрятать местонахождение дома…

— Его можно искать годами, но не найти, даже заглянув в окно гостиной, — вставил Гарри цитату профессора Флитвика.

— Верно. Дом твоих родственников, Дурслеев, обладает именно таким качеством. И это помимо того, что он ненаносим на карту, не подключен к кружаной сети каминов, защищен от аппарирования. И еще много чего придумал Альбус Дамбльдор, чтобы оградить тебя от неприятностей. Если тебя что-то удивляет, — добавила миссис Фигг, — то большая часть из этих мер была предпринята крайне недавно — не позже, чем год назад. Когда появились первые тревожные признаки того, что поверженный Тот-Кого-Нельзя-Называть стал набирать силу.

— А почему вы не называете его по имени? — вдруг спросил Гарри. — Профессор Дамбльдор говорил, что страх перед именем увеличивает страх перед носителем этого имени.

Миссис Фигг сухо рассмеялась, а потом пару раз кашлянула.

— Это он тебя научил произносить имя Темного Лорда? Не удивлюсь, если это так.

— Нет, — смутился Гарри. — Я просто не знал, что это не принято у волшебников. А потом и не стал переучиваться.

Миссис Фигг сложила руки лодочкой и потерла их друг о друга.

— Что-то холодно. Дай-ка я разожгу огонь, — один несильный хлопок в ладоши — и в камине, до этого искусно спрятанном в углу гостиной, вспыхнуло яркое пламя. Создавая иллюзию горения настоящих дров, в камине изредка что-то потрескивало, а в комнате немного запахло дымом, таким, что дают, сгорая, сосновые дровишки.

Языки магического пламени ярко осветили полутемную комнату, и кошки миссис Фигг, недовольно взмуркивая, полезли забираться туда, куда еще не проник свет — под диваны и шкафы. Только кошка у Гарри на коленях спала себе как ни в чем ни бывало.

При зажженном камине Гарри наконец-то смог как следует разглядеть миссис Фигг. Отблески огня падали на ее лицо, освещая только половину, а вторую половину оставляя темной, из-за чего старушка казалась невероятно загадочной. По стене прыгала тень миссис Фигг — резкий профиль с крючковатым носом и огромным пучком волос на голове, что сразу же напомнило Гарри профессора МакГонаголл. Но за глубокими морщинами миссис Фигг чувствовалась сила, подобно той, какой обладал и Дамбльдор. На мгновение у Гарри даже мелькнула ужасно глупая мысль — а что, если они брат или сестра? — сейчас старушка, сидящая перед Гарри, была необычайно похожа на директора Школы чародейства и колдовства «Хогвартс».

И в то же время чем-то она напоминала кошку. То ли оттого, как сидела в кресле, вроде бы согнувшись, но готовая моментально распрямиться и прыгнуть. То ли потому, что могла находить с кошками общий язык. Хорошая тема для размышлений, подумал Гарри. Миссис Фигг очень любит кошек, а сама чем-то напоминает профессора МакГонаголл, которая является анимагом и превращается в кошку. Об этом можно было порассуждать, но не сейчас.

— Я все равно не понимаю, почему меня так тщательно охраняют? — вернулся Гарри к почти уже забытому разговору. — Я не верю, что Дамбльдор делает это просто потому, что я — знаменитый Гарри Поттер. В прошлом году Вольдеморту удался его замысел, и он похитил меня, и совершил то, что задумал. Какой смысл ему похищать или убивать меня сейчас?

— В этом есть очень даже большой смысл, — миссис Фигг жестом поманила Гарри к себе, и он придвинулся к другому краю стола. Внезапно наступила тишина, даже огонь в камине стал абсолютно беззвучным. Как будто во всем мире исчезли все звуки, и только учащенное дыхание миссис Фигг осталось единственным, что можно услышать. – Я боялась самого страшного, и вот оно случилось. Ты должен знать правду. У меня есть все подозрения считать, что Сам-Знаешь-Кто возродил из небытия Орден Феникса.

— Орден Феникса? — переспросил Гарри. — Но я не знаю, что это такое и почему я должен его бояться!

— К сожалению, я тоже не знаю, — разочарованно выдохнула миссис Фигг. — Но того, что я смогла узнать, уже достаточно, чтобы воспринять эту угрозу всерьез. Этот Орден — что-то настолько зловещее, что даже те, кто хоть что-то об этом знает, боятся произносить это название вслух. Быть может, Дамбльдор расскажет тебе об Ордене Феникса подробнее. Но Альбус далеко отсюда, а ты по-прежнему в опасности. Одно я знаю точно — если Орден Феникса действительно снова действует, то тебе грозит беда. Не спрашивай меня, откуда я это знаю. Я просто это знаю. И теперь мы должны решить, что нам делать.

«Что нам делать?» — грустно подумал Гарри, поглаживая белоснежную кошку. Что такое вообще этот Орден Феникса? Почему о нем никто не знает? И действительно ли Вольдеморт опять охотится за Гарри Поттером — тем, кто всегда вставал у него на пути?

— Он охотился за тобой четыре последние года, — миссис Фигг как будто подслушала мысли Гарри. — Глупо было бы считать, что на этот раз он обойдет тебя стороной.

— Хорошо, — Гарри сбросил с себя тяжелую кошку, и та, недовольно мяукнув, скрылась в темноте. — Я готов. Что вы предлагаете?

Миссис Фигг тоже поднялась из кресла. Сейчас она казалась даже выше Гарри — стройная, нисколько не согнутая годами.

— Первым делом тебе надо исчезнуть. Дом Дурслеев стал очень опасным местом. Ты, несомненно, прав в том, что Сам-Знаешь-Кто мог бродить по нашей улице и, зная номер твоего дома, все равно пройти мимо. Но лишний раз рисковать не стоит. Мне до сих пор не дает покоя та сова из министерства. Сов сложно выследить, но тем не менее реально. Да и твой дядя протащил тебя сегодня по всей улице у всех на виду, и в конечном счете привел ко мне. Мой дом не так неприступен.

— А как мне исчезнуть? — уточнил Гарри. — Спрятаться где-нибудь там, где меня никто не найдет?

— Хорошо, Гарри, — улыбнулась миссис Фигг. — Ты рассуждаешь сейчас как и черные маги. Это верно, но действовать мы должны с точностью наоборот. Ты спрячешься там, где любой сможет тебя найти. Согласись, что Сам-Знаешь-Кто до такого додуматься не сможет. Но… Придется немного изменить твою внешность.

— Что?! — взвыл Гарри. — Изменить внешность?!

— Да не волнуйся ты так, — рассмеялась миссис Фигг, и казалось, что даже Косолапсус, сидевший сейчас на столе, улыбается изо всех своих кошачьих сил. — Совсем чуть-чуть. А потом мы все вернем на место.

— Хотелось бы верить, — проворчал Гарри. Его первый самостоятельный опыт бритья с помощью волшебной палочки оставлял желать лучшего. Заклинание сработало только с пятнадцатого раза.

«Совсем чуть-чуть» миссис Фигг обернулось получасовыми приготовлениями. Согнав со стола Косолапсуса, Гарри расставлял многочисленные пузырьки и баночки, одни названия которых могли бы испугать даже профессора зельеделия Северуса Снейпа. «Скиниум» — особая мазь для снятия кожи, «Волосоотделитель Хайерса» — лучшее средство для удаления волос» — это были одни из самых невинных названий. Затем на столе стали появляться совершенно другие составы — для изменения формы носа, ушей, глаз, рта. Смена цвета глаз, искусственное выращивание бороды и усов, шампунь для появления лысины. От одной мысли, что миссис Фигг собирается испробовать все это на нем, Гарри содрогнулся. Он согласился бы перенести еще пару Пыточных проклятий, чем ходить с лысиной или оранжевыми усами.

— Теперь мы готовы, — миссис Фигг развернула Гарри лицом к камину, чтобы свет падал прямо на него. Одним неуловимым движением откуда-то из-под старенького домашнего халата появилась волшебная палочка. Взмах — и все баночки на столе оказались открытыми.

— Теперь слушай, Гарри, — лицо миссис Фигг приблизилось почти вплотную. — Я буду работать по старинке. А это значит, что дергаться ты не имеешь никакого права. Если я в этот момент ошибусь, то заклятие будет очень сложно снять. Понятно?

— Понятно, — уныло подтвердил Гарри.

— Вот и славно, — миссис Фигг окунула палочку в баночку с какой-то противно пахнущей смесью и два раза ударила Гарри по ушам. Он ожидал чего-то большего, боли, или, как при приеме Всеэссенции, изменения размеров, но ощутил только слабое покалывание. Точно такая же участь постигла его нос и губы.

— Очки придется убрать, — послышался голос миссис Фигг. — Ты в них очень заметен. И цвет глаз я тебе изменю.

— Пожалуйста, — безучастно отозвался Гарри. Если уж ему изменят форму ушей, то глаза надо менять тем более.

Миссис Фигг сняла с него очки. Направляя палочку поочередно то в правый, то в левый глаз, она выдавливала из нее несколько капель «Колеровочной жидкости Арнольдуса Цветкуса»,  за пузырьком которой Гарри лазил на самую высокую полку. После этого последовала целая серия труднопроизносимых заклинаний, и Гарри с удивлением обнаружил, что может вполне сносно видеть и без очков.

— Финальный этап, — торжественно объявила миссис Фигг, извлекая из кармана три пузырька с гелем, муссом и спреем, точь-в-точь, какие стояли в ванной комнате у тети Петунии. Через секунду все это полилось ему на голову и уже там подверглось интенсивному перемешиванию с помощью волшебной палочки. Закончив колдовать над прической, миссис Фигг вернулась к лицу Гарри. Действуя теперь уже руками, она нанесла ему на подбородок и над губами липкую мазь, и Гарри догадался, что это средство для выращивания усов и бороды.

«Что же со мной будет?» — в ужасе думал он, пока миссис Фигг, напевая какую-то песенку, счищала палочкой остатки мази. В заключение она выплеснула на него из палочки целый фонтан холодный воды, и Гарри, фыркая и отплевываясь, схватился за полотенце, которое ему протягивала его мучительница. Вытерев лицо и волосы насухо, он почувствовал, как свежо и бодро себя чувствует.

— Ну вот, — миссис Фигг была донельзя довольна результатами своего труда. — Можешь посмотреться в зеркало.

Гарри не без опаски подошел к огромному зеркалу, висевшему прямо на входе в комнату. Огонь вспыхнул еще ярче. Миссис Фигг засмеялась, а Гарри остолбенел. Потому что он больше не был Гарри Поттером.

Из зеркала на него смотрел абсолютно незнакомый ему юноша. Вместо торчащих во все стороны растрепанных волос на его голове красовался густой короткий ежик. Цвет, правда, остался черный. Очки исчезли, и глаза из ярко-зеленых стали бледно-голубыми. Нос приобрел совершенно другую форму. Над губами красовались маленькие усики в испанском стиле, и вдобавок появилась небольшая бородка.

— Ну как, нравится? — подошла к нему миссис Фигг. — По-моему, замечательно. Даже Дурслеи тебя не узнают, не то что Сам-Знаешь-Кто. Подожди, мы еще не закончили. Вот, на кресле лежит новая одежда. Одежда красит человека, но для нас важно как можно сильнее изменить твою внешность. Давай, одевайся. Я выйду.

Гарри, чувствуя себя ужасно глупо, одел черные кожаные брюки, черные лакированные ботинки и просторную белую рубашку с коротким рукавом и чересчур, по его мнению, маленьким количеством пуговиц. Вернувшаяся миссис Фигг придирчиво осмотрела его со всех сторон.

— Сойдет, — сделала она свое заключение и протянула ему круглые солнцезащитные очки. — Обязательно одень. Вот так. Теперь ты очень похож на городского пижона-магла, которые днем разъезжают по Лондону на машинах, которые им купили отцы, а ночью бездельничают в дурацких клубах и на дурацких дискотеках.

Пожалуй, никто бы не смог дать лучшее описание тому типу, в которого превратился сейчас Гарри.

— Я чувствую себя кошмарно, — пожаловался он. — Эти брюки… Я никогда не носил ничего подобного. И рубашка… А очки…

— Не переживай, — улыбнулась миссис Фигг. — Мне всегда казалось, что молодежь обожает подобные вещи. М-да, возможно, я несколько отстала от жизни.

Гарри, все еще двигающийся скованно из-за обтягивающих брюк, доковылял до кресла и осторожно опустился в него. Брюки выдержали.

— Еще кое-что, — появилась рядом с ним миссис Фигг. — Чуть не забыла.

Гарри со вздохом одел часы с золотым браслетом и накинул на шею тонкую золотую цепочку, пытаясь заправить ее под рубашку так, чтобы ее не было видно. Но рубашка была скроена так, что цепочка все равно оставалась на виду.

— Очень хорошо, — и миссис Фигг вернулась в свое кресло. — Дай-ка я отдохну маленько, а ты пока выпей чаю. И после этого — сразу же в путь.

Гарри, который понял, что провел у миссис Фигг почти весь день и ужасно проголодался, накинулся на пирог с клубникой. Сколько сие чудо кулинарного искусства  пролежало у старушки в шкафу, он не задумывался. Сейчас он был готов съесть все, что угодно.

* * *


Золотые часы с тремя циферблатами и пятью стрелками показывали ровно восемь часов вечера. Комната снова погрузилась в полумрак, где-то под креслом затянули свою дремотную колыбельную кошки. Миссис Фигг очнулась от своих раздумий.

— Ты готов? Тогда слушай внимательно. Оставшийся месяц своих каникул ты проведешь в Косом переулке. Жить будешь в «Дырявом Котле». С твоей новой внешностью никто тебя не узнает, а место там людное, самое подходящее. О своих вещах не волнуйся — до начала учебного года тебе их пришлют. Может, это сделаю я, может, кто-то еще. Звать тебя будут Джонни Глеймор…

Гарри не выдержал и оглушительно расхохотался. Все происходившее начинало вызывать у него какую-то тягу к шпионской жизни. Эта черная одежда, черные очки, изменение внешности и новое имя… Он насмотрелся достаточно магловских фильмов, чтобы сложившаяся ситуация определенно начала ему нравиться. Хотя и была на редкость необычной.

— Опять ты почему-то смеешься, — укорила его миссис Фигг. — Здесь нет ничего смешного. На чем я остановилась? Твое новое имя — Джонни Глеймор. Биографию себе, если кто будет спрашивать, придумаешь сам.

— Добираться до Лондона придется на «ГрандУлете». Сначала я с помощью портшлюса перемещу тебя на одну пустынную дорогу, где, по моим расчетам, через несколько минут пройдет «ГрандУлет». Взойдешь на борт, и спокойно доедешь до Лондона. Все понятно?

— Почти, — кивнул Гарри. — Только есть несколько вопросов. У меня нет с собой денег…

Миссис Фигг протянула ему пять галлеонов.

— Хватит на проезд до Лондона и на оплату жилья и питания в «Дырявом Котле». Попробуй сходи в «Гринготтс», вдруг гоблины тебя узнают и разрешат взять свои деньги. Они хитрые, и их не проведешь такими фокусами, как другое лицо.

— А что здесь делает Косолапсус? — Гарри поискал глазами рыжего кота, но тот куда-то исчез.

— Принес мне важные сведения, — с неохотой ответила миссис Фигг. — Как только Гермиона Грэйнджер купила его, я сразу же… Ладно, это неважно. Сейчас твоя подруга уверена, что ее кот снова ушел гулять на несколько дней. Все, уже пора. А то твой дядя скоро придет за тобой. Надо подготовить ему достойный ответ.

— А как Дурслеи…

— Гарри, я же сказала, что разберусь, — миссис Фигг показала Гарри на статуэтку в виде кошки. — Вот твой портшлюс. Берись за него, а дальше ты знаешь. Держи палочку. Она не настоящая, но для того, чтобы остановить «ГрандУлет», хватит. Потом ее лучше выбросить.

Где-то вдалеке раздался стук в дверь, а за ним прозвонил и колокольчик. Миссис Фигг глазами показала Гарри на портшлюс.

— Иди.


— Последний вопрос, — Гарри уже хотел тронуть статуэтку, но остановился. — Миссис Фигг, мы еще увидимся?

— Кто знает… Если ты окажешься первого сентября в Хогвартсе, живой и здоровый, то я буду очень рада. Считай, что это будет моя заслуга и считай это моим подарком на твой день рождения, — улыбнулась она, и Гарри неожиданно заметил на ее щеках слезы. — Кто знает… На этот вопрос я точно не знаю ответа.

Гарри отвернулся, чтобы не показывать, что ему тоже жалко расставаться с миссис Фигг. Краем глаза он заметил, как старушка смахивает слезу, а потом исчезает в темном коридоре. И, оставшись в одиночестве, Гарри остро почувствовал, что здесь его больше ничто не держит. Он коснулся рукой портшлюса, и тот закрутил его в темном круговороте перемещения, унося навстречу новым событиям.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Если не любишь слишком, значит, любишь недостаточно. Луи де Петье
ещё >>