Гараева Гелюся Фаридовна Художественное своеобразие документальной прозы Шамиля Ракипова 10. 01. 02 литература - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Дипломная работа Поэтика и художественное своеобразие повести В. 1 38.02kb.
Дипломная работа Жанровое и художественное своеобразие повести О. 1 35.78kb.
Сборник «Тигриное Око» 1 290.43kb.
Дипломная работа Эстетика и художественное своеобразие литературного... 1 57.31kb.
Салтыков-щедрин m e. Художественное своеобразие «сказок» м е. 1 44.25kb.
Художественное своеобразие отечественной метапрозы 1920-х начала... 3 470.26kb.
Сценарий итогового вечера, посвященного памяти Имама Шамиля 1 140.75kb.
Жанрово-тематическое своеобразие художественной прозы Джерома Клапки... 1 297.32kb.
Художественное своеобразие и историко-философская проблематика "... 1 51.15kb.
Дипломная работа Поэтика и художественное своеобразие романа Дж. 1 43.15kb.
Программа факультативного курса «Художественная литература Англии» 1 31.79kb.
Отчет о самообследовании основной образовательной программы по специальности... 8 3047.93kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Гараева Гелюся Фаридовна Художественное своеобразие документальной прозы Шамиля Ракипова - страница №1/1

На правах рукописи


Гараева Гелюся Фаридовна
Художественное своеобразие документальной прозы

Шамиля Ракипова

10.01.02 – Литература народов Российской Федерации

(татарская литература)

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Казань – 2007

Работа выполнена на кафедре татарской литературы ГОУ ВПО

“Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет”
Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Галимуллин Фоат Галимуллович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Мусин Флюн Муслахович;

кандидат филологических наук, доцент

Гайнуллина Гульфия Расилевна;
Ведущая организация: ГОУ ВПО

«Набережночелнинский государственный

педагогический институт»

Защита диссертации состоится “ 27 “ апреля 2007г. в 15 часов

на заседании дисертационного совета Д 022.001.01 в Институте языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31.

С диссертацией можно ознокомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра КНЦ РАН (420111, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/3).


Автореферат разослан “27” марта 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Саберова Г.Г.


Актуальность исследования. Шамиль Ракипов (1929 – 2004) известный татарский писатель, активно творивший на ниве художественной публицистики и внесший весомый вклад в развитие татарской военной эпопеи второй половины ХХ столетия.

Современная научная мысль рассматривает художественное наследие ушедшего столетия с позиций общечеловеческих ценностей. В этом ракурсе тема Великой Отечественной войны, которая занимала одно из центральных мест в литературе ХХ века, получила новое критическое осмысление. Важность военной тематики для сегодняшнего поколения заключается не только в ее исторической ценности, но и в ее огромном гуманистическом потенциале, утверждающем величие человеческого духа в трагические моменты истории, в ее эпическом размахе, позволяющем охватить жизненно важные вопросы для всего человечества на примере судеб миллионов людей.

В произведениях Шамиля Ракипова раскрываются образы реальных солдат, прошедших через огонь, лицом к лицу встречавших смерть; в них раскрывается красота человеческой души, истинный героизм, сильная воля и большое сердце бойца – защитника Родины. Писатель творил, глубоко осознавая необходимость выявления истинных предпосылок нашей Победы, роль личности в этой, не имеющей равных в истории человечества, войне.

Подход к военной тематике на различных этапах развития советской литературы был неоднозначным. Исследования В.Новикова, В.Агеносова, Б.Леонова, И.Кузьмичева доказывают, что каждый новый этап развития военной литературы сохранял и развивал лучшие традиции предыдущего. Однако более глубокое раскрытие военных событий, показ характеров воевавших в ней людей начинается годы спустя, в послевоенной литературе. Привычный взгляд относительно войны менялся, «появилась историческая дистанция, которая позволяла видеть прошедшее в истинном свете»1, шли поиски новых средств для раскрытия этой богатейшей темы.

В 1950-60-е годы в литературу влилась мощная волна «лейтенантской прозы» писателей-фронтовиков, познавших на себе радость и горечь побед, неизбежность потерь и лишений, для которых была дорога и выстрадана каждая крупица правды о войне.

Возвращение в литературу документальных жанров – очерка, художественно-документальной рассказа, повести, воспоминаний, произведений автобиографического характера, возможно, стало следствием всевозрастающей потребности познания истинного лика войны. Писатели творили, опираясь на новые факты, документы, стремясь сохранить «правду факта».

В последующие десятилетия наблюдается рост художественно-документальной прозы во всей советской литературе. В татарской прозе для таких писателей, как С.Шакир, Ш.Ракипов, Р.Мостафин, которые видели основную задачу своего творчества в поиске героев прошедшей войны и возвращение их доброго имени народу, очерк становится основным литературным жанром. В то же время в татарской литературе имели место попытки умалить значение художественно-публицистических произведений, относя их в разряд малохудожественных публицистических «повседневок». Несмотря на это, ощутимые плоды этой литературной деятельности проявились. Эти авторы определили форму и стиль, систему выразительных средств художественно-публицистических произведений в национальной литературе; их творчество послужило качественному росту художественного уровня очерков, а их повести и романы, написанные на базе очерков, стали событием в литературной жизни. Таким образом, появилась своя школа военной художественной публицистики в татарской литературе. Шамиль Ракипов был одним из тех, который особенно плодотворно работал в этом русле, посвятив военной художественной публицистике более двадцати пяти лет своей жизни.

Отсутствие на сегодняшний день монографических трудов посвященных творчеству Ш. Ракипова, создает потребность в научно-аналитическом исследовании, в объективной оценке художественного своеобразия, глубокого проникновения в суть его произведений, определения места писателя в сложном литературном процессе и делает актуальным изучение творчества писателя исходя из требования времени, с учетом новых литературно-теоретических взглядов.



Степень изученности. Жизнь и творчество писателя освещены в целом ряде публикаций его современников. В литературно-критических статьях и трудах Ф.Агзамова, М.Валиева, А. Гилязова, Ф.Дуная, И.Киндера, М.Скороходова, Ф.Ибрагимова, Б.Камалова, Р.Мостафина, Ф.Мусина, М.Салахова, Р.Тухватуллина, Х.Хайри нашло отражение художественное дарование писателя, особое внимание уделено тематическим, эстетическим аспектам его творчества.

Однако эти материалы в большинстве своем носят мемуарный характер или же представляют собой рецензии на конкретные произведения писателя. До сих пор нет научных работ монографического характера, в которых нашло отражение творчество Ш.Ракипова как мастера художественно-документальной прозы.



Научная новизна. В этой работе впервые в татарской литературе творчество Шамиля Ракипова изучается в различных аспектах. Предпринята попытка объективной оценки его творчества, исходя из новых приоритетных направлений развития современного общества, нацеленных на демократизацию художественно-эстетической мысли. Были включены в научный оборот материалы из личного архива писателя1. Путем системного изучения его философско-эстетических взглядов предпринята попытка объективной оценки художественного мира писателя, сохранившего и по сей день свою индивидуальность, гуманистическую ценность.

Цели исследования заключались в определении места писателя в литературном процессе, выявлении основных этапов творчества, эволюции его творческого мастерства, анализе структуры произведений и эстетики художественного творчества.

Цели исследования предполагают решение следующих задач:

- Определить своеобразие литературного процесса и выявить основные критерии развития военной прозы 1950 – 2000 –х гг., т.е. времени активной творческой деятельности писателя;

- выявить место и роль его творчества в едином художественно-эстетическом пространстве татарской литературы второй половины ХХ века;

- раскрыть художественные особенности жанра очерка, проследить его эволюцию как литературного жанра;

- оценить художественно-эстетический потенциал произведений писателя, показать новизну, привнесенную Ш.Ракиповым в художественную публицистику в частности, в татарскую литературу в целом.

Объектом исследования являются сборники очерков писателя «В ясном небе ласточки» («Аяз күктә карлыгачлар», 1982), «По следам героев» (1968), «Герои не умирают» (1978) и многочисленные публикации в литературно-художественных изданиях. Тексты художественно-публицистических произведений «Звездные ночи» (1976), «Откуда ты, Жан?» (1979), «Прекрасны ли зори?» (1979), а также теоретико-критические статьи самого писателя.

Теоретическую и методологическую основу диссертации составляют труды Г. Абрамовича, М. Бахтина, Л. Гинзбурга, Н. Глушкова, В. Еременко, А. Есина, Е. Журбиной, В. Кардина, Г. Колосова, В. Новикова, Г. Поспелова, В. Сорокина, Е. Тарле, Г. Юшина, И. Янской, А. Ахмадуллина, Т. Галиуллина, Ф. Галимуллина, Р. Нуруллинной, Ф. Агзамова, Д. Загидуллиной, Ф. Хатипова и др., посвященные изучению особенностей создания и приемов художественно-документальной литературы, своеобразию жанра очерка, литературоведческих понятий «литературный герой», «психологический анализ», «художественный образ» и др.

Апробация работы.

Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены в докладах на итоговых научно-практических конференциях преподавателей кафедры татарской литературы, на научно-практических конференциях молодых ученых ТГГПУ (2002-2007), на межвузовских и международных конференциях прошедших в ТГГПУ и ЕГГПУ. По теме диссертации опубликовано десять статей. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры татарской литературы Казанского государственного гуманитарно-педагогического университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Содержание работы.

Во введении обоснованы актуальность и новизна избранной темы, определены цели и задачи исследования, обозначены научно-практическая значимость и структура диссертации. Особый акцент делается на изучение жизни и творчества писателя во взаимосвязи с общественно-политической атмосферой в стране.

Первая глава называется «Художественное своеобразие очерков Ш.Ракипова».

Очерк - один из наиболее приближенных к реальной действительности жанров, идущий в ногу с современностью. Как пишет М.Шагинян, «это – активное путешествие писателя в мир действительности с его природой, людьми, планами, победами и с немедленной, действенной «моралью»»1. Мы можем всегда с уверенностью говорить, что правда очерка - это правда факта, правда жизни. Видимо, эта существенная особенность определила выбор жанра писателем, стремившемуся поведать своему читателю о конкретных людях и их конкретных судьбах.

Ш.Ракипов приходит к теме Великой Отечественной войны уже после военных событий. Несмотря на то, что злободневность и актуальность служат основными критериями выбора объекта и проблемы очерка, не суть как важно о фактах прошлого или настоящего мы пишем, важно, как сохранить объективность фактов.

Именно очерк как один из наиболее популярных жанров художественно-документальной литературы давал возможность «охватить, понять, сохранить все то, что было пережито, прочувствовано, изведано душами людей, не вообще людей, а конкретных людей с именами и адресами»2.

Ш.Ракипов явился одним из тех писателей, чье творчество ощутимо обогатило жанр очерка в татарской литературе.

В первом подразделе первой главы изучается эволюция очерка как литературного жанра в татарской литературе.

В русской литературе возникновение очерков принято соотносить с литературой путешествий.1 В татарской литературе первые образцы очерков также соотносят с путевыми заметками2, а начало истории очерков склонны датировать ХIХ веком. В течении ХХ века жанр очерка в татарской литературе интенсивно развивается и совершенствуется3.

В татарском литературоведении существует разделение очерков на множество видов: путевые заметки, очерк-портрет, публицистический очерк, научный и биографический очерк, проблемный очерк, очерк-обобщение и другие.

Однако нужно отметить, как в русском, так и в татарском литературоведении до сих пор нет единства в восприятии очерка как литературного жанра. Ф.Агзамов как принципиальный сторонник того, что журналистика и литература развиваются, обогащая друг-друга, справедливо подразделил очерки на литературные и публицистические4. В «очерке органически слиты два начала – публицистика и художественность»5. Одна из главных особенностей очерка его близость как к литературе, так и публицистике, возродившись на почве периодической печати, он с самого своего начала использовал богатый арсенал литературных приемов повествования. Видимо не случайно в научных исследованиях можно встретить определения как - «очерковая проза» (Н.И. Глушков) или же «очерковая литература» (В.А. Богданов, П.Юшин). Очерк - это один из популярных публицистических и литературных жанров, и, как пишет В.А.Алексеев, «спор о том, куда относится очерк – к художественной литературе или к публицистике, беспредметен». 6

Во втором подразделе второй главы особое внимание уделено изучению индивидуальных особенностей создания художественного образа в очерке.

У каждой эпохи, жизненного этапа, отдельной части истории есть свои герои, выдающиеся личности, злободневные проблемы. Мастер слова стремится отобразить события и явления, отвечающие на важные вопросы современности. С этой позиции очерк и есть тот самый оперативный жанр, который может дать оценку «молниеносно», без промедления.

В отличие от многих своих собратьев по перу, занятых производственными проблемами послевоенных пятилеток, Ш.Ракипов вкладывает всю свою творческую энергию в создание художественных образов своих земляков - участников Великой Отечественной войны, показавших в тяжелейших условиях несравненный героизм, мужество, удостоенных звания Героя Советского Союза и других высоких наград Отечества. Перед нами очерки о рядовом бойце – обыкновенном человеке, который обнаружил на войне необыкновенные духовные качества1. Это героическая и трагическая судьба Гази Загидова – советского солдата, первым водрузившего знамя Победы на купол Рейхстага, но имя которого, по идеологическим соображениям, кануло в безызвестность («Сохранить навсегда!»); очерк об удивительной встрече с Нургали Галиевым, с которым автора судьба свела случайно в очереди за билетом на фильм «Падение Берлина» («Батыр Гали»); это и печальный сказ об истинном Герое Советского Союза - Хасане Заманове, но, который, по досадной оплошности, допущенной в документе, так и умер официально не признанным героем («Возвращение»); это жизнь и подвиг «идеального» рядового Ахмета Аширбекова, показавшего несравненные подвиги в боях за освобождение родины («Слово джигита»); это и Герой Советского Союза Михаил Сергеев («Не подведите, ребята!») и совсем юный Николай Чунтонов, ушедший на фронт со школьной скамьи («Четыре встречи»); это и Михаил Гарнизов, который, истекая кровью, все же заставил свернуть вражеские танки, удерживая ценой жизни стратегически важную высоту, и многие другие славные сыны нашего отечества.

Очеркист Ш.Ракипов – мастер краткого портрета. Писателя больше всего привлекает духовный мир, место человека в жизни, его поступки. В отличие от героя художественного произведения к герою очерка предъявляются особые требования – он обязан быть образцовым (не считая героев проблемных очерков). Но, с другой стороны, очеркист, рассказывающий о реальных людях, должен хорошо знать глубинные переживания своих героев, уметь вместе с ними мыслить, прожить события их жизни. И в этом случае, хочет того или нет, для создания полноценного образа автор должен будет домыслить отдельные моменты, «довоссоздать» некоторые события. Хотя отдельные исследователи отрицают данный подход1, все же взгляд Ф.Агзамова ближе к истине. «Очерк – это плод напряженного творчества. Если это творчество, то здесь и фантазия, и интуиция, и вымысел должны быть запряжены в работу. И в то же время не должен быть принесен урон правде жизни, объективности фактов и событий, истинности характеров»2. Ш. Ракипов умело использует целую палитру литературных приемов, создает действительно достоверные, истинно художественные образы.

В его очерках обычно освещается жизненный путь, духовная эволюция героя. Это не выглядит пересказом биографии, так как при создании образа автор отбирает только самые важные моменты из жизни героя («Любовь продолжается», «Сохранить навсегда!», «Слово джигита», «На возвышенности один богатырь» и др.).

Перед писателем очеркистом стоит более сложная задача. Он не может в одном образе собрать отдельные качества различных людей, а должен найти типичные черты современников в характере одного человека.3

В очерках Ш.Ракипова помимо судеб людей, есть и другие предметы, возведенные в степень образа.4

Один из них, наиболее часто используемых образов (вещь, деталь) - это образ вышитого платочка. С большим мастерством он отображен в очерке «Сохранить навсегда!». Наряду с многими другими вещами, бережно хранящимися в солдатской котомке Гази, нет ничего более дорогого, чем платочек, подаренный на память любимой, который он всегда носит в кармане солдатской гимнастерки. Этот платочек является не тускнеющей частицей родимого края, в которой и сила и таинство. Провоевав четыре года, ни разу не был ранен Гази. «Не простой, а волшебный это платок у тебя», - говорили ему друзья. Но все же не смог Гази до конца сохранить при себе подарок любимой. Этим платком было привязано красное полотно к древку знамени, которое было водружено на купол Рейхстага. Платочек, олицетворявший душевную теплоту, любовь, становится орудием, силой, ведущей к победе. Образ платочка, воссозданный Ш.Ракиповым как символ любви, верности, придававший воинам силу и стойкость, вдохновение и отвагу, был особо дорогой вещью, связующей воинов с родиной. Этот образ получил высокохудожественное освещение во многих очерках Ш.Ракипова («Возвращение», «Солдатская котомка», «Любовь продолжается» и др.)

Другой наиболее часто употребляемый образ в очерках Ш.Ракипова. – неотделимый элемент военной тематики – образ боевого знамени, образ флага. Как символ победы над фашизмом, миром насилия и зла, он веет алыми переливами на куполе Рейхстага («Сохранить навсегда!»), вдохновляет своим величием советских бойцов на борьбу с захватчиком («Есть ивы на берегу Днепра»).

Многозначителен и образ девичьей косы в очерках Шамиля Ракипова. Отрезанные девичьи косы, что лежат на дне солдатских котомок или остались храниться в сундучке, в родном доме девушки-бойца, предстают символом попранной красоты и разбитой светлой мечты. Как видим из очерков Ш.Ракипова, красота может статься источником ненависти и орудием борьбы, однако, в то же время образ девичьей косы - это всегда символ надежды, символ веры («Есть ивы на берегу Днепра»).

Ш.Ракипов, как и многие известные татарские писатели, пришел в большую литературу из журналистики.1 Но, в отличие от других, с начала и до конца творческого пути был верен одной тематике и посвятил свой талант творчество воспеванию доблестного подвига и славного имени героев - наших земляков. Эволюция Ш.Ракипова от журналиста до писателя, рост его художественного мастерства хорошо прослеживается на примере литературных очерков разных лет.

Третий подраздел первой главы озаглавлен как «Слово-образ в литературных очерках Ш. Ракипова».

Очеркист Ш. Ракипов большое внимание придает изобразительно-выразительным средствам. Автор достигает высокой художественности путем мастерского использования олицетворения, тропов, метафоры и метафорических сравнений. В отличие от других литературных жанров образно-выразительных средств в очерке намного меньше, но они играют особо важную роль.

В центре нашего исследования были общепоэтические средства выразительности, то есть метафоры, рождающие художественный образ. Так, активно используется метафора при показе зверств вражеских солдат («Память о комбате», «Написанные на камне имена», «Слово джигита»). Немецкие лайнеры, несущие смертоносные бомбы, названы стервятниками, жаждущими крови; один из лидеров идеологии фашизма Геббельс – матерым волком, сосущим одну матку с сатаной, вражеские танки - драконами и др.

Другие составляющие литературного языка Ш.Ракипова - это различные виды сравнений, участвующих в создании образной картины произведения. Особенность художественных сравнений, используемых Ш.Ракиповым, заключается в том, что они дополняются эпитетами, рождая, таким образом, развернутое сравнение.

Автор использует языковые средства в меру, осторожно, лишь для более точного выражения идеи произведения. Естественно, это не скупость автора к образному описанию, а требование жанра очерка. Таким образом, в очерках Ш.Ракипова «художественные средства подчинены литературно-публицистическому анализу событий»1 .

В очерках Ш.Ракипова каждый образный языковой нюанс и каждый словесный штрих служат для художественного изображения реальных событий, бедствий, что принес фашизм, описанию величайшего подвига советских солдат, создавая реальную, волнующую картину «огненных лет».

В четвертом подразделе первой главы акцент сделан на изучение художественной детали в очерках Ш.Ракипова.

Многие очерки Ш.Ракипова начинаются с описания природы. Однако автор использует пейзаж не только как обозначение места и времени действия, а прежде всего как средство настройки на образное восприятие, эмоциональный тон. На фоне поэтичного вида природы, война видится еще более ужасной, бесчеловечной.

Пейзаж у Ш.Ракипова используется, прежде всего, как психологическая и внешняя деталь, и является ключом во внутренний мир героя. Внутренний мир героя, как правило, раскрывается на протяженном временном отрезке, где перед читателем проходят сменяющие друг друга кадры различных душевных состояний, создавая эмоциональную контрастность. Рядом и гнев, и ненависть к врагу, и тут же ласкающие душу воспоминания детства, родной дом, тоска по любимой, по родным.

Для обнажения психологической детали, внутренних переживаний героя автор обращается к различным манерам повествования. В ряде очерков таковую важную функцию берет на себя внутренний монолог героя («поток сознания»), автор также удачно использует «бессловесный» монолог (экспрессию молчания).

Ш.Ракипов, умея сопереживать своим героям, искусно раскрывает глубины их внутреннего мира непосредственно через собственный рассказ героя, высвечивая его личные переживания.2

В ряде очерков удачно используется авторское повествование, а для более объективной оценки отдельных моментов психологии героя автор может обратиться и к рассказу от третьего лица.

Ш. Ракипов использует многогранные возможности очеркового жанра, показывая психологическое воздействие войны на душу человека. Точно и корректно используя психологические детали, он смог раскрыть богатство и силу человеческой души. И на наш взгляд смог убедительно показать и доказать превосходство духовной силы в решающие моменты над самым мощным оружием, самой передовой техникой.

В пятом подразделе первой главы исследуются элементы устного народного творчества в очерках Ш.Ракипова.

В народном искусстве «находит воплощение концепция правды»1. Использование элементов фольклора, национального компонента в художественном произведении рождает яркий национальный колорит, самобытность, они становятся важным средством для показа народного духа, уклада его жизни. Ш.Ракипов осознанно обращается к кладезю народной мудрости, к наиболее активному и оперативному жанру фольклора – пословицам и поговоркам. Как известно, эти жанры способны раскрыть глубокое содержание на небольшой арене действия. В этом их важность, так как очерк ставит задачу быстрого, краткого, оперативного изображения событий реальной действительности. Эстетика поговорок Ш.Ракипова достойна отдельного внимания. В основном в каждом очерке паремии используются как обозначение ситуации и нацелены на более откровенную демонстрацию «национальной стихии»2 («Возвращение», «Не подведите, парни!», «В объятиях пропасти» и др.)

В очерках Ш.Ракипова «смекалистые выражения», как правило, преподносятся от лица самих персонажей. Каждая пословица-поговорка в очерке находит именно ей предназначенное место, служит раскрытию характера героя, идеи произведения. Устойчивые словосочетания, пословицы и поговорки добавляют в речь героев художественность, достоверность, придают тексту яркость, авторитетность, живость.

В фокусе внимания шестого подраздела первой главы находятся особенности композиции очерков Ш.Ракипова.

Сюжет и композиция очерка сильно отличается от сюжета литературного произведения. Автор очерка опирается на логику своих мыслей и строит композицию не на основе сюжета, а по ходу развития мысли. В литературоведческих исследованиях (Е.Журбина, А.Росляков) можно встретить мнение о том, что очерк обязательно должен быть сюжетным: «если события в очерке, концепция действительности не опирается на определенный сюжет, он не может быть очерком»1. На наш взгляд, это требование не всегда оправдано. Основная особенность документальных очерков – ассоциативность повествования, что дает возможность вести повествование в свободной форме, не соблюдая строгих сюжетных построений.

В очерках Ш.Ракипова сюжет довольно-таки прост, в основном принимает вид сюжета-события. Хотя можно встретить и более сложное сюжетное переплетение. У многих известных татарских очеркистов - современников Ш.Ракипова, например, у С.Шакира., сюжет всегда выстраивается в виде цепочки событий, у Ш.Ракипова сюжетное построение каждый раз иное.

Ш.Ракипов в ряде очерков удачно использует кольцевую композицию. Его очерки могут быть завершены той же фразой, эпизодом, каким и были начаты («Сохранить, навсегда!»).

Очерки писателя могут развиваться как ответ на письмо. В этом случае они отличаются не только отправной точкой появления очерка, но и своей композицией. Беседа автора очерка с автором письма делает сюжет еще более привлекательным («Возвращение»).

Ш.Ракипов как талантливый, постоянно ищущий творец слова, смело вводит новые элементы в очерк. Возможно, его некоторые очерки явились пробой пера в жанре киносценария. Использование в фактуре очерка исторических кадров, обращение к историческим личностям, молчаливые монологи, звуки и шумы за кадром - все это говорит о том, что эти очерки очень близки к жанру киносценария. Такие опыты так же имеют место в творчестве Р.Мингалима и Н. Гамбара.

Еще одна особенность очерков Шамиля Ракипова – широкое использование официальных и исторических документов: наградные листы, архивные документы, дневники и письма, политдонесения, рапорты – все они придают очерку документальность, публицистичность дух, реальность событий, являясь достоверным доказательством подвига, преданности Отчизне, человечности советских солдат.

Ш.Ракипов - писатель, который во многом развивая традиции А.Шамова, С.Шакира, в татарской художественно-документальной литературе открыл широкие возможности, новые формы и средства жанра очерка.

Вторая глава называется «Литературно-художественные приемы и средства художественно-документальных произведений».

В первом подразделе второй главы рассматривается творчество Ш.Ракипова в контексте художественно-документальной прозы в 1950-1980-х гг.

Послевоенные года стали периодом осмысления военных лет во всей их многогранности и сложности. Согласно различным этапам становления послевоенного литературного процесса менялся и характер военной тематики. В первые послевоенные десятилетия (1945-1960-е гг.) отдается предпочтение документальным материалам и событиям, за перо берутся те кто сам видел окопную жизнь.1

Постепенно нарастает тенденция к широкомасштабному осмыслению событий. Больше уделяется внимание показу войны как испытания для нашей многонациональной родины. «Война сделала вновь возможным трагедийное начало в отечественной литературе», - пишет В.В. Агеносов в одном из своих исследований.2

Рост военной прозы был связан с сложными событиями в стране. Несмотря на то, что политика репрессий вновь стала набирать силу, события войны доказали насколько велика в истории роль личности, роль народа. События минувшей войны уже дают по-новому взглянуть на ситуацию в стране и по-новому оценить политику государства. Нужно отметить, что в условиях жестких ограничений, идеологической цензуры раскрытие правды о войне во всей ее полноте становится одной из трудных задач. Для тех, кто испытал боль и страдания войны на своих плечах, ощущение внутреннего противоречия с идеологической системой было особенно сильно. Так как «официальной пропаганде не нужна была трагическая правда о войне, об ошибках военных лет»3, идеология продолжала требовать одностороннего изображения войны4.

В литературе 1960-1980-х годов нарастает тенденция к показу истории через личность, через реальные, конкретные судьбы. На этом основании особую значимость приобретают документальные и художественно-документальные жанры.

Ш.Ракипов в постоянном поиске, работает в архивах, встречается с героями минувшей войны. Писатель опирается только на проверенные, конкретные исторические факты и материалы. Факты для него служат первичным ориентиром. У художественно-документальной прозы есть свои особенности и преимущества, но есть и свои трудности и проблемные стороны. «Для того, кто работает в документальном жанре работа и задачи вдвойне труднее: здесь у тебя каждое слово взвешено, каждый шаг просчитан, каждое дыхание испытано, каждая мысль должна быть истинна. Для этого необходимо горы материала переворошить, отделить здоровое семя от шелухи, из тысячи слов, одно самое нужное выбрать. Ш.Ракипов был именно из таких»1.

В центре внимания второго подраздела второй главы, который называется «Духовная готовность к подвигу», находится повесть Ш.Ракипова «Откуда ты, Жан?».

Писатель-документалист, не нарушая целостности исторического факта, может обогащать деяния образа за счет своей фантазии. «В документальном контексте, воспринимаемом эстетически, жизненный факт в самом своем выражении испытывает глубокие превращения. Речь идет не о стилистических украшениях и внешней образности. Слова могут остаться неукрашенными, нагими, как говорил Пушкин, но в них должно возникнуть качество художественного образа»2.

Повесть Ш.Ракипова «Откуда ты, Жан?» посвящена храброму сыну белорусского народа, Герою Советского Союза И.К. Кабушкину, который в то же время является земляком Ш.Ракипова3.

Главный герой повести – яркая натура. Перед читателем раскрываются разные грани его характера: собранность, целеустремленность, проворство, совестливость, смекалистость, широта взглядов, вера в себя, глубокий оптимизм, большая сила воли. Все это помогает ему с доблестью и честью преодолеть те большие трудности, что ставит война перед человеком. Ш. Ракипов начинает наблюдение за своим героем с детских лет, раскрывая по нарастающей этапы его духовной эволюции.

Точно так же, как в романах А.Рыбакова «Тяжелый песок», А.Адамовича «Палачи», герои Ш.Ракипова проходят испытание на прочность в те мгновения, когда решается проблема борьбы жизни и смерти. В основе этого испытания извечное противостояние, лежащее между двумя полюсами человеческого бытия. Через раскрытие философии жизни и смерти автор стремится указать истинные причины героизма. Ш. Ракипов сталкивается с этой важной нравственной проблемой при попытке осветить внутренний мир человека, который стоит перед дилеммой - жизнь или смерть.

Картины преодоления Кабушкиным этого испытания с честью, согласно совести, с самого начала, выдержаны на основе документальных фактов и наполнены высоконравственным смыслом.

Здесь автор обнажает другую неприглядную сторону войны, нацисткой идеологии – истребление человека не только физически, но и духовно. Ш.Ракипов подобно В.Быкову («Круглянский мост») показывает, что не все люди истолковывают самопожертвование как подвиг, есть те, кто воспринимает это как глупость.

Согласно литературоведческим исследованиям с конца 1960-х годов литература о войне наряду с эстетизацией, идеализацией положительного героя, начала обращать внимание и на негативные факты. В таких поисках Ш.Ракипов был не одинок, он продолжал традиции старшего поколения (В. Распутин «Живи и помни», М.Амир «Горечь сердца», Н.Даули «Между жизнью и смертью», М.Карим «Черные воды»).

Писатель отвлекается от бытовых мелочей, избегает приземленности, натуралистических подробностей при изображении героического характера. Нельзя не согласиться с известным татарским критиком Р.Мустафиным, который пишет: «достоинство документальных книг Ш.Ракипова в том, что в большинстве случаев ему удается найти ключ к душе героя, показать движение образа, развитие характера и тем самым вскрыть самые истоки подвига»1.

Эпизод за эпизодом идет к доказательству того, что любовь, дружба, стремление к жизни сильнее смерти, раскрывается своеобразная картина духовного катарсиса героя. Герой выбирает смерть, но выбирает ее во имя жизни любимых. В повести «Откуда ты, Жан?» особую роль играют лирико-философские отступления, именно в них автор видит возможность более глубокого эстетического воздействия на читателя.

В третьем подразделе второй главы идет анализ художественных приемов создания образа в документальной прозе.

Литература прежде всего связана с историей, «…литература и художник всегда пишут о человеке, а история пишет о человечестве. И мы ищем смыкания того и другого»2.

Философские размышления о роли личности в истории занимают главное место в произведении Ш.Ракипова «Прекрасны ли зори?»

В центре повести - первый Герой Советского Союза из татар Гильфан Батыршин, а также его друг, соратник по оружию украинский парен, Герой Советского Союза Иван Чернопятко. Боевое крещение героев прошло до начала Великой Отечественной войны, в пылу боевых действий 1938 года, на озере Хасан, в борьбе против японских интервентов.

Крепость и чистота интернациональной дружбы в годы Великой Отечественной войны проявилась особенно ярко. «Эта дружба запечатлелась незабываемыми картинами, восхитительными красками, высокими чувствами в документах, в литературе и публицистике»2. Эта традиция, получившая начало в произведениях таких татарских писателей, как М.Гафури, Ш.Камал, Г. Камал, Х.Такташ, А. Шамов, Г.Кутуй, М. Амир, была развита в послевоенной прозе А.Абсалямовым. Образы украинца Апанаса Грая (повесть «Белые ночи»), капитана Бушуева, русского по национальности (роман «Газинур») пронизаны идеей солидарности представителей разных народов в стремлении к победе. В этом же ряду находятся и произведения Ш.Ракипова.

В повести «Прекрасны ли зори?» автор намеренно обнажает свой литературный прием. Он не скрывает, что ни разу не видел своих героев, подробно описывает поиск материалов о них, а затем, убедив читателя в подлинности своего материала, в том, что он сумел вжиться в их образы, резко меняет стиль и ведет повествование от имени погибшего героя.

Повесть написана в стиле воспоминаний, произведение состоит из четырнадцати сказаний (кыйсса) Гильфана.

Речь от первого лица помогает автору раскрыть Г.Батыршина не только с позиции исторического героя, но и как обыкновенного земного человека. Ш.Ракипов и в этом своем произведении остался верен своему творческому принципу. Для полноценного раскрытия характера, автор обращается к образам тех людей, которые окружают героя в обычной жизни. Особого внимания достойны отношения Гильфана Батыршина с матерью, с друзьями, с коллегами по работе, то есть герой предстает перед читателем в личных и коллективных отношениях.

В произведении делается особый акцент на раскрытие нравственных ценностей формирующих личность героя. Автор особо подчеркивает роль народных устоев, национальных традиций, роль материнского воспитания, раскрывает духовный мир героя в соприкосновении с народной поэзией и песней. Каждый человек в минуты испытаний мыслями обращается к национальным идеалам, национальному самосознанию.

Герои повести мужают на наших глазах. Они кровью и собственной жизнью, отданной во имя народа, подтверждают свое право говорить от лица нашего века, мыслить его категориями.

Герои погибли уже в мирное время, в авиакатастрофе 1947 года. По возвращении с заседания суда международного военного трибунала, проводимого в Токио, куда они прибыли в качестве свидетелей.Но даже их гибель получила большое общественно-политическое, философское звучание. Вся их осознанная жизнь и даже смерть были посвящены служению своему народу.

Четвертый подраздел второй главы носит название – «Духовный мир женских образов в произведениях Ш.Ракипова».

В романе «Звездные ночи» рассказывается о боевом пути 46-го гвардейского Таманского женского полка ночных бомбардировщиков, о нелегкой фронтовой работе боевого летчика, которую добровольно взвалили на свои хрупкие плечи девушки военных лет.1

Женская эскадрилья, организованная по инициативе Марины Расковой2, сражалась на берегах Терека и Дона, участвовала в освобождении Северного Кавказа, Тамани, Крыма, Белоруссии и Польши.

Наряду с показом доблестного пути авиаполка, автору предстояло решить нелегкую задачу изображения духовного мира героинь повести - женщин в военных условиях.

Описывая душевные переживания девушек, волею истории оказавшихся в экстремальной ситуации, автор раскрывает истоки подвига «властительниц неба».

В повести Ш.Ракипова имеют значение не только слова и действия, но и молчание многозначительно. Когда из очередного полета не вернулось восемь летчиц - никто не притронулся к еде, все молча направились к своим койкам, никто не проронил ни слова, слова были излишни.

Даже тогда, когда над головами девушек кружит ангел смерти, они живут красивыми мечтами о будущем. Оставаясь в душе нежными, возвышенными, тонкими созданиями они, конечно же, знали, что такое страх. На их глазах, как факелы, вспыхивали самолеты подруг. Но оставшиеся в живых, собрав волю и терпение, вновь и вновь поднимались в небо. Их «звездные ночи» - это не что иное, как постоянное испытание на мужество, верность долгу, Родине. Они совершали подвиги, которых история не знала раньше.

Писатель в какой то степени и поэтизирует их образы. В лиричных тонах раскрываются перед читателем картины редких минут затишья: вот девушки полощут белье, вот мы слышим воодушевленный рассказ Жени Рудневой перед бомбежкой Киева, о пребывании Пушкина в Крыму, а вот веселая встреча Нового года. Автор тем самым наглядно показывает, нет той силы, что смогла бы уничтожить в женщине стремление творить прекрасное, быть источником красоты.

Он называет их «девушки – звезды» и с легкой руки писателя это выражение вошло в разговорный лексикон народа.

Писатель не эстетизирует женскую красоту, а находит ее в сильном характере девушек-бойцов, ведущих борьбу и побеждающих в напряженной, жесткой обстановке. Таким образом, Ш. Ракипов воссоздает суровую красоту человека военного времени.

События в романе охватывают 1080 ночей, каждая глава - это отдельные воспоминания, одна из бессонных ночей главной героини романа, уже к этому времени смертельно больной Магубы Сыртлановой. Действительность раскрывается перед читателем через размышления героини, через ее эмоциональный мир, что помогает их сделать более живыми. Рассказ больной женщины создает общую интонацию произведения, и все же здесь не пессимизм, а, наоборот, преобладают оптимизм и гордость.

Несмотря на то, что в системе образов центральное место занимают прославленные дочери татарского народа – Магуба Сыртланова и Ольга Санфирова, дилогия пронизана мотивами интернационализма. В повести ярко выражена полифония национальных культур и вместе с тем каждый образ выделяется своей удивительной самобытностью. Представительницы татарского, русского, украинского, белорусского, казахского, удмурдского народов живут как одна большая семья, сражаются плечом к плечу и погибают за одну и единую для всех Родину.

Опираясь на фронтовые хроники, достоверные факты и материалы, различные документы, воспоминания Ш. Ракипову удалось достоверно передать грозные военные будни, живую картину боевых действий, лишений и тревог. А главное – показать нерушимую веру в победу, неукротимое желание приблизить как можно скорее этот радостный час.



В заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы основные выводы.

Шамиль Ракипов внес большой вклад в развитие военной художественно-документальной прозы второй половины ХХ столетия.

Писатель путем изучения огромного количества материалов архива, на основе официальных документов и «голых фактов» смог создать произведения обладающие эстетическим воздействием и глубоким смыслом.

Стремление к осмыслению действительности во всей ее полноте и воспроизведению реального хода событий создают эффект личного присутствия автора в описываемых событиях. Мастерство писателя состояло в том, он смог создать максимальное погружение в исторический материал, «выстрадать» судьбу своих героев. Несмотря на идеологический пресс и жесткую цензуру посттоталитарного времени, умение точно и корректно апеллировать «правдой факта» дало возможность автору донести до читателя правду военных будней, трагедийную сущность войны и создать воистину волнующие картины огненных лет.

Особую роль в произведениях Ш.Ракипова играют лирико-философские отступления, размышления, через которые можно выявить отношения писателя не только к событиям и действующим лицам военных лет, но и авторское видение мира, общечеловеческую идею бытия.

Ш.Ракипов достигает убедительности, особой эмоциональности путем умелого использования изобразительно-выразительных средств языка: стилистически окрашенной лексики, афоризмов, пословиц, поговорок, тропов, метафор, олицетворений и риторических фигур.

Он создал целую галерею неповторимых и ярких высокохудожественных образов, наших мужественных земляков – защитников Отечества, и увековечил их славные имена в своих произведениях.

По теме исследования опубликованы следующие статьи:

1. Гәрәева Г.Ф. Хакыйкатькә тугры калып ( Оставаясь верной правде) / Г.Ф.Гәрәева // Мәйдан. - 2004.- № 11.- С. 56-59.

2. Гәрәева Г.Ф. Батырлыкта – матурлык (Прекрасное в героическом) / Г.Ф.Гәрәева // Идел. - 2005. - № 1. - С. 54-55.

3. Гараева Г.Ф. Человек и война (О художественно-документальных повестях Ш.Ракипова) / Г.Ф.Гараева // Татьянин день: Сборник статей и материалов второй межвузовской научно-практической конференции, посвященной памяти Т.А. Геллер.- Казань: РИЦ “Школа”, 2005. - Вып. 2. - С. 97-100.

4. Гәрәева Г.Ф. Ш.Рәкыйпов очеркларының композициясе (Композиция очерков Ш.Ракипова) / Г.Ф.Гәрәева // Фән һәм тел.- 2005.- №4.- С. 22-25.

5. Гәрәева Г.Ф. Очерк жанрының әдәби үзенчәлекләре (Жанровые особенности очерка) / Г.Ф.Гәрәева // Яшь галимнәр карашы (Взгляд молодых ученых). - КГУ, 2006.- Казан: РИЦ “Школа”, 2006.- С. 20-27.

6. Гараева Г.Ф. Отражение националного самосознания в татарской литературе периода Великой Отечественной войны / Г.Ф.Гараева // Сохренение и развитие родных языков в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы: Международная научно-практическая конференция (Казань, 23-24 июня 2006 г.): Труды и материалы / Под.общ. ред. Р.Р.Замалетдинова.- Казань: Изд-во Алма-Лит, 2006.- С. 312-314.

7. Гәрәева Г.Ф. Ш.Рәкыйпов очеркларында халык иҗаты элементлары (Элементы устного творчества в очерках Ш.Ракипова) / Г.Ф.Гәрәева // Тюркологический сборник. Выпуск III. Материалы Всероссийской тюркологической конференции “Языки и литература тюркских народов: история и современность” Под. Ред. Н.М. Валеева, Ф.Г. Галлямов. – Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2006.- С. 216-220.

8. Гараева Г.Ф. Отражение темы Великой Отечественной войны в творчестве Ш.Ракипова / Г.Ф.Гараева // Социально-экономические и технические системы / Камская государственная инженерно-экономическая академия. – Электрон. журн. – Наб. Челны: ИНЭКА, 2006. - № гос. регистрации 0420700029 от 20.10.2006 г. на 2007 г. - Режим доступа: // www. kampi.ru/sets / 2006.-№18. – Декабрь. - 5 с.

9. Гәрәева Г.Ф. “Ниләр генә күрми ир-егеткәй белән ат башы?” (“Судьба мужская”) / Г.Ф. Гәрәева // Милли мәдәният.- 2006 №12. - С. 49-52.



10. Гараева Г.Ф. Эстетические особенности творчества Ш.Ракипова (на примере повести «Откуда ты, Жан?») / Г.Ф.Гараева // Ученые записки Казанской государственной Академии Ветеринарный медицины им.Н.Э.Баумана.-Том 186.- Казань: 2006.- С. 458-463.




1 Леонов Б.А. Проза 50-70-х о Великой Отечественной войне/ Русская литература ХХ века / Б.А.Леонов. – М.: Дрофа, 1997. – С. 209.

1 Материалы личного архива писателя были предоставлены женой писателя Зайтуной Маликовной Задиной.

1 Шагинян М. / Особенности публицистических жанров. Очерк // http//www/ gramma/ru/ RUS/

2 Адамович А., Гранин Д. Главы из блокадной книги / А.Адамович // «Новый мир» / А.Адамович, Д.Гранин. – 1977. - №2. – С. 27.

1 История развития жанра очерка хорошо освещена в трудах В.А. Алексеева. В некоторых исследованиях (Б.Полевой) зарождение очерка как жанра прямо и конкретно связывают с путевыми заметками Афанасия Никитина «Хождение за три моря». Необходимо указать, что в русском литературоведении истории и литературно-художественному своеобразию очерков посвящено большое количество научных трудов, защищены десятки диссертаций (Л.М. Пивоварова «Очерки А.И. Левитова», И.Д. Королев «Рассказы и очерки М.А. Шолохова», Н.И. Кубицкая «Рассказы, очерки и публицистика В.А. Слепцова» Л. Беспалова «Рассказы и очерки Н.И. Наумова», Р.Р. Алиева «Очерки и рассказы В.А. Слепцова» и др).

2 Историю татарской очеркистки следует начинать с «Хиндустанских очерков» Губайдуллы Амирова, увидевших свет на русском языке в 1825 г., далее идут путевые заметки Исмагила Бикмухаметова (1862, 1903), к этой же серии следует отнести произведение Захира Бигиева «Путешествие в Мавараэннахер», очерки К.Насири по истории деревень также достойны внимания. Такие татарские классики как Ф.Карими, Ш. Ахмадиев, С. Бурхан, Г. Гали, М. Джалил, Г. Кутуй, К.Наджми , М.Амир. Ф. Хусни, Г. Баширов, С. Баттал, признанные мастера очерков, они много внесли в развитие этого жанра.

3 Уже в 1920-1930 гг. появляются первые сборники очерков. С хронологической позиции первым из них является сборник Г.Тулумбайского. Относительно этого сборника видный исследователь Р. Нуруллина писала о преобладании в них элементов жанра «насер», что действительно характерно для татарских очерков начала века.

4 Әгъзәмов Ф.И. Узәктә - кеше. Очеркларыбыз турында / Ф.И. Әгъзәмов. – Казан: Татар.кит. нәшр.,1981.- Б. 36.

5 Алексеев В.А. Очерк. Спец. курс для студентов заочн. отд. / В.А. Алексеев. – Л.: изд-во ЛГУ, 1973. – С. 8.

6 Определения ученых хотя и различны, но сходятся именно в этой сути. Речь идет о трудах Г.Поспелова, С.И. Ожегова, Ю. Суровцева и др.

1 Новиков В. Художественная правда и диалектика творчества / В. Новиков.- З-е изд. – М.: Художественная литература, 1988.- С. 152.

1 Юшин П. О жанре очерковой литературы // Об очерке / П.Юшин.– М.: Изд-во МГУ, 1958.- С. 43.

2 Әгъзәмов Ф.И. Узәктә – кеше. Очеркларыбыз турында / Ф.И. Әгъзәмов.– Казан:Татар. кит. нәшр., 1981.- Б. 39.

3 Хәмитов М. Очерк гыйбрәтле булсын / М.Хәмитов // Казан утлары. – 1972. - №7. – Б. 172.

4 В литературоведение принято такое понятие как “образ вещи”, относительно татарской литературы это понятие исследовано в научной работе Д.Ф. Загидуллиной и др. авторов («Татар әдәбияты: Теория. Тарих. – Казан: Мәгариф, 2004. – Б. 23»)

1 О сходных моментах становления писательского мастерства можно говорить относительно биографии таких известных татарских писателей, как Г.Ахунова, Ш.Бикчурина, М.Хасанова, А.Гилязова.

1 Юшин П. О жанре очерковой литературы / П. Юшин // Об очерке – М.: Изд-во: МГУ, 1958.– С. 43.

2 В работах некоторых литературоведов отдается предпочтение повествованию от первого лица. Например Л.М. Пивоварова пишет, о том, что ведение рассказа от первого лица помогает сохранить живую народную речь и помогает раскрыть психологию героя художественно-достоверным образом. («Мастерство социально психологического анализа в очерках А.И. Левитова». В то время как А.Б. Есин ориентируют на иной подход к этому вопросу, утверждая, что рассказ от первого лица ведет к узости и одностороннему раскрытию психологических событий. («Психологизм русской классической литературы») Но на наш взгляд практика художественного творчества настолько многообразна, что не оставляет места для односторонних суждений.

1 Базанов В.Г. Заметки фольклориста / В.Г. Базанов // Русская литература.- 1996.- № 2.- С. 222.

2 Кондрашова И.И. Идея художественного синтеза и роль фольклора в концепции личности в прозе русской литературы конца Х1Х – начала ХХ веков: Автореф. дис. канд. филол.наук / И.И. Кондрашова; Адыгейский гос. ун-т. - Майкоп, 2004. – С. 10.

1 Журбина Е. Искусство очерка / Е.Журбина // Литературная газета.– 1967.- 2 августа.

1 В русской литературе в данном ряду находятся произведения Б.Полевого «Повесть о настоящем человеке», А.Бека «Волоколамское шоссе», В.Быкова «Обелиск», К. Симонова «Живые и мертвые», В.Ананьева «Танки идут ромбом», В.Гросмана «Жизнь и судьба», «Сталинградские очерки»; в татарской литературе Г.Абсалямова «Вечный человек», «Белые ночи», «Золотая звезда», «Газинур», А.Шамова «Девочка в деревянных башмаках», М.Амира «Земляк», Ф.Хусни «Один и мы», А.Расиха «Семена счастья», Н.Исанбета «Муса», С.Баттала «Кто восьмой?», Н.Даули «Между жизнью и смертью», «Сокрушенный бастион» и т.д.

2 Агеносов В.В. «Литературный процесс 30-50-х годов» // Русская литература ХХ века / В.В. Агеносов. – М.: Дрофа, 1997.- С. 20.

3 Агеносов В.В. «Литературный процесс 30-50-х годов»/ Русская литература ХХ века / В.В. Агеносов. – М.: Дрофа, 1997.- С. 21.

4 Например, в татарской литературе роман Х.Камалова «У каждого жизнь одна» рождался именно в драматизме таких поисков.

1 Гыйләҗев А. Инә белән кое казып / А. Гыйләҗев // Соц. Тат. – 1989. – 21 сент.

2 Гинзбург Л. О психологической прозе / Л,Гинзбург.- Изд. 2-е. – Л.: Художественная литература. – 1976. С. 28.

3 И. К. Кабушкин до начала Великой Отечественной войны работает в трамвайном парке города Казани.

Тот трамвай, что он водил, пройдя ремонт в 1960-1970 гг. снова ходил по улицам города, оказывая службу людям, о чем гласила надпись «1933- 1934 годах этот трамвай водил Герой Советского Союза Иван Константинович Кабушкин».



1 Мустафин Р. Кеше һәм сугыш / Р.Мостафин // Казан утлары. – 1971.- № 5. Б. 163-166.

2 Залыгин С.Р. Историки и писатели о литературе и истории / С.Р. Залыгин // Вопросы истории. – 1988. - № 6. – С. 62.-63.

2 Мөхәммәтов Х. Татар әдәбиятында рус һәм украин халыкларына карата дуслык традицияләре / Х. Мөхәммәтов // Совет әдәбияты. – 1954. – 6 июнь.

1 Женский авиационный полк ночных бомбардировщиков, о котором рассказывается в романе, сражался, помогая, нашим десантникам удерживать плацдарм на Черноморском побережье под Новороссийском. Отважные летчицы долетали до Берлина. Порой за ночь они свершали по 6-8 боевых вылетов.

В составе полка воевали 23 Героя Советского Союза, он был награжден орденами Красного знамени и Суворова. Полку присвоили звание Гвардейского. Легкий фанерный самолет По-2, на котором летали девушки наводил ужас на врага. Пользуясь покровом ночи, По-2 всегда появлялся там, где его не ждали. Неспроста советских летчиц называли «ночными ведьмами» и за каждый сбитый самолет сулили Железный крест.



2 Марина Раскова – знаменитая летчица, Герой Советского Союза, совершившая в 1938 году вместе с В. Гризодубовой и П.Осипенко беспосадочный перелет по маршруту Москва-Дальний Восток, и выступила с предложением сформировать три женских авиационных полка бомбардировщиков. Подобных формирований мировая авиация еще не знала.





Никто не верит, что он выглядит на все свои годы. Эдгар Хау
ещё >>