Французская карусель - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Новое видео lumen "карусель" 1 10.77kb.
«Французская республика и ее символика» 1 82.34kb.
Великая французская революция и наука 1 214.8kb.
Французская гвиана, Департамент Гвиана 1 70.24kb.
Программный комплекс "Карусель" для диагностики определения готовности... 1 22.66kb.
Творческий проект «Музыкальная карусель» 1 96.08kb.
Интернет-карусель по математике для 7 классов 1 14.76kb.
Совмещение рождения ребенка и трудовой деятельности: опыт Франции... 1 71.16kb.
Вокальный ансамбль «Карусель» 9-11 лет мбоу дод «дши г. Мамадыш имени... 1 56.36kb.
Программа передач тк "карусель" (Версия +3) с 23. 01. 2012 по 29. 1 284.11kb.
Грибная карусель 1 48.18kb.
Задания решаются на двух рубежах: исходном и зачетном, но 1 19.81kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Французская карусель - страница №1/4

Снегирёва Мария


ФРАНЦУЗСКАЯ КАРУСЕЛЬ

Сентиментальная комедия в двух действиях

Екатеринбург

ФРАНЦУЗСКАЯ КАРУСЕЛЬ

Жизнь, как и басня, ценится

не за длину, а за содержание.
Сентиментальная комедия в двух действиях
Действующие лица:

ИРИНА ПЕТРОВНА – тренер по плаванию, работающая пенсионерка.
ТАМАРА – романтичная пенсионерка, состоящая в клубе любителей фиалок.
МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА – учительница, новый член садового товарищества.
НАТАХА – оптимистка на пенсии.
БАБА ВЕРА – огородный авторитет.
ЗИНА и ШУРА – подружки бабы Веры, жительницы соседнего посёлка.
СОНЬКА – соседка Ирины Петровны, продающая свой садовый участок,

30-летняя массажистка.


ГЕННАДИЙ МИХАЙЛОВИЧ – председатель садового товарищества, крепкий мужик с бегающими глазками.
НИКОЛАЙ – 30-летний писатель, ещё ничего не написавший.
ВИКТОР и СЕРГЕЙ – сторожа сада, любители выпить.
ГОСТЬ – приезжий из-за рубежа.


Первое действие
Лето, июль. Садовое товарищество под Екатеринбургом, где народ около пятидесяти лет на болотинке разрабатывает свои участки, отдавая им душу и сердце. Их шесть соток – это шесть соток красоты и умиротворения, шесть соток забот и тревог, шесть соток надежд и успехов, шесть соток зависти и ссор.

Сцена 1
Просторная веранда Ирины Петровны, на которой стоят стулья, табуретки, скамейки, имеется большой круглый стол, покрытый льняной скатертью. Шумит дождь, работать в саду невозможно. Ирина Петровна подносит руку к глазам, всматривается в низкое небо, а потом оглядывается по сторонам. Идёт в коридор, возвращается с пустым оцинкованным ведром, высовывается в окно и начинает колотить по нему поварёшкой, явно кого-то собирая, затем уходит обратно.

Через некоторое время на веранду подтягиваются несколько соседок. Тамара приходит под чёрным зонтом со сломанной спицей, долго встряхивает его, а потом аккуратно ставит в расправленном виде. Она в трико и в белой футболке с видом Эйфелевой башни и надписью PARIS. Следом вприпрыжку несётся пышная Натаха, прикрываясь дырявым тазом, она босиком пробежала путь до веранды, бросила таз в кусты, подставила руки и ноги под поток воды, стекающей с крыши.

НАТАХА. (Фыркая, как конь, с досадой.) Ну, блин! Сцапала худой таз! Дура какая! (Отряхивается, словно толстый щенок.) Ну, и хорошо! Хоть вырасту, а то я метр с кепкой! (Всматривается в небо, напевает.)

У природы нет плохой погоды,



Всякая природа благодать…

ТАМАРА. (Учтиво.) Здравствуйте, Наташа!

НАТАХА. Привет! А чего Петровна колотила? Не знаешь? (Оглядывается по сторонам.)
Сцена 2
В синем выцветшем раздельном купальнике входит Ирина Петровна, она хорошо загорела на солнце, кожа её имеет какой-то неуральский тёмный загар, которым очень гордится. Она последовательница Порфирия Иванова, обливается холодной водой, ходит почти раздетая в любую погоду, похоже, никогда не мёрзнет.

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Подаёт Натахе полотенце.) Заходите! Заходите! Всё скажу, зачем собираю!

Откуда-то из кустов появляется Мария Васильевна в старой мужниной офицерской шинели, снимает её, не зная, куда пристроить. На крылечке появляется баба Вера в стареньком болоньевом плаще, накинутом на голову, следом за нею поднимаются её местные подружки из соседнего посёлка Зина и Шура, накрытые одним куском клеёнки. Все трое снимают глубокие резиновые калоши и ставят ровно в ряд.

БАБА ВЕРА. (Извиняясь.) Ириночка Петровна, я не одна, с подружками, вы их знаете, это Зина с Шурой. Можно?

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Громко.) А чего нельзя? Заходите! (Делает широкий приглашающий жест.) Здесь все друг друга знают, и вас тоже!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Подбодряющее.) А мы не раз в маршрутке сюда с вами ехали. Знаем вас, всё равно лица-то примелькались уже.

ЗИНА. А мы вас в городе видели не раз возле станции метро…

ШУРА. С портфельчиком…

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. Ага! И с тетрадками! И с сумками! Или с собачкой!

ЗИНА. (Вспомнив.) Да-да! Белая такая! Морда кирпичом!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Обидевшись.) Ну, хоть не морда! Ну, хоть не кирпичом! А кирпичиком! У нас фоксик щенок ещё… Беленький…

ШУРА. (Сглаживая неловкость, дёрнув Зину за юбку.) Он у вас весёлый такой! Прыгает на всех… Облизывает… Прям писеет на ходу… (Теперь Зина дёргает её за подол, Шура смущается.) Ну-у-у, видела я как-то…

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (С неохотой поддерживая разговор, отворачивается.) Бывает…

НАТАХА. Бывает! Я, когда смешно, я тоже могу пискнуть! Ага, не удержуся! Вот если анекдот или случай какой! Мне только палец покажи…

ТАМАРА. (В сторонке.) Нашли тему…

ЗИНА. (Хочет перевести разговор, но это ей слабо удаётся.) А что? Быват! Вот после климакса… Когда чихашь или кашляшь… (Оглядывает окружающих.) Нет, что ли?

ИРИНА ПЕТРОВНА. Закаляться надо! (Бьёт себя по голому животу.) Мышцы тренировать! (Подходит к зеркалу, удовлетворённо оглядывает себя со всех сторон.) Везде тренировать! Всюду! (Двусмысленно.) Снаружи и снутри…

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Негромко.) А звали-то зачем?

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Не услышав.) Искать условия для тренировок! Всё делать в системе! По режиму! Раз-два-три! (Внезапно наклоняется к каждой ноге, делает несколько упражнений.)

НАТАХА. (Нетерпеливо.) Да видели мы твою физкультуру не раз! Молодец! Иди на рекорд по сохранению молодости! Зачем звала-то?

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Назидательно.) Посмотрите, на кого вы похожи? И ведь некоторые моложе меня? (С намёком смотрит на Марию, Натаху и Тамару, поучает, видимо, делает это не в первый раз.) Распустились! Обабились!

Баба Вера, Натаха, Мария и Зина переглядываются между собой, они, действительно, крепкие. Шура равнодушна, обидные слова её не касаются. Тамара испуганно подходит к зеркалу, берёт себя за талию.

ТАМАРА. (Неуверенно.) А я

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Обрывая.) У тебя другая крайность! В чём душа держится! Мало ешь калорийной пищи! Витаминов! Режим, опять же, не соблюдаешь! Книжек много читаешь! А о физкультуре не думаешь! (Трогает её коленки.) Ножки – палочки! Даром что в спортивной форме, а упражняться со школы, наверное, забросила… Ленишься! (Приседает несколько раз, вытянув руки вперёд, удовлетворённо крякает.) Раз-два! Раз-два! Раз-два! (Смотрит свысока.) И так несколько раз в день!

НАТАХА. (Теряя терпение.) Да за какой хрен ты нас звала? На спортивные соревнования тут смотреть? Так мы и так видим, как ты тут… (Подбирает слова.) Как в цирке! Кобенишься! (С намёком.) И даже перед кем…

БАБА ВЕРА. (Касаясь рукой той и другой соседки.) Девочки, девочки, только не надо ссориться! (Произносит, как мультипликационный герой.) Давайте жить дружно! Ирина Петровна, а зачем нас позвали?

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Сдаваясь.) Ой, да! Скажу! Наш сектор председатель сада велел собрать сегодня, но раз дождик, народу мало, но хотя бы нескольким скажем, посоветуемся…

НАТАХА. (Недовольно.) И чего он хорошего может сказать? (Разводит руками.) Народ не смог собрать ещё в начале лета! Живём без головы! Ни график включения воды не знаем, ни когда яблони опрыскивать будем специальными приспособлениями… Про дорогу в сад все уши прожужжали… А председатель ни ухом, ни рылом!

ИРИНА ПЕТРОВНА. Да он старается!

БАБА ВЕРА. (В сторону.) Для себя…

НАТАХА. Старается он! (Горячась.) Захапал себе соседний участок и ни с кем не посоветовался! Бляха-муха! У нас товарищество или нет? (Оглядывает соседок.)

БАБА ВЕРА. (Неуверенно.) Товарищество… Вроде…

ТАМАРА. Наверное… Кажется…Товарищ… (Не успевает договорить.)

НАТАХА. (Уверенно.) Знаю я его товарищей: алкоголиков и тунеядцев! Товарищество… Взносы куда дел? Вот кто скажет? Заборы падают, он с алкоголиками подопрёт их с другой стороны столбиками, а потом себе денежки выпишет… Так-то и я ремонтировать могу!

Тамара и баба Вера согласно кивают головой.
Сцена 3
На веранду, отряхиваясь от воды, входит председатель садоводческого товарищества Геннадий Михайлович, на присутствующих старается не смотреть, глазки его виновато бегают. Он в широких то ли трусах, то ли цветных шортах до колена, в распахнутой рубашке, загорелый, крепкий. В руках у него картонная папка с тесёмками – атрибут его власти. За ним следом подошли местные сторожа, Виктор и Сергей, с красными мятыми лицами, виновато переступают с ноги на ногу, не решаясь войти.

НАТАХА. (Глядя на председателя.) Надо же! Как откуда-то на лыжах! Вот, бляха-муха! (Сплёвывает.)

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Громко.) Здравствуйте, товарищи! (Оглядывает всех поверх голов.) Что-то вас мало! Ждать будем? Или объявления послушаем? Собрание всего товарищества проведём позднее… Позднее… (Смотрит мельком на Натаху.) Проведём обязательно! Отчитаемся! До рубля! До рублика!

БАБА ВЕРА. Хорошо бы! Пора!

НАТАХА. Сомневаюсь…

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Сторожам.) А вы чего там трётесь? Сбрасывайте кеды и вперёд! (Всматривается.) Да никому ваши дырявые носки не нужны! (Снисходительно.) Не впечатляют!

Виктор и Серёга, сбросив обувку, поджимая пальцы, неуверенно проходят и садятся в сторонке на скамейку, спрятав ноги.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (В сторону сторожей.) «Герои»! (Те отводят взгляд.) Рассаживайтесь все! (Ждёт, когда все найдут себе места.) Так вот! (Собирается с мыслями, чешет себя подмышками.) Так! (Перегребает свои бумажки в папке.) Повестка такая: поощрения, объявления, взносы. Первое. На той неделе в нашем саду чуть не совершилась кража жести для крыши с четвёртого участка… Но! (Поднимает указательный палец вверх.) Её предотвратили! Остановили преступников! Буквально схватили на месте преступления! (Все поворачивают головы в сторону сторожей, но те виновато опускают глаза.) А задержали негодяев… (Интригуя, выдерживает паузу.) Ирина Петровна со своей подружкой Софьей! Вот!

БАБА ВЕРА. (Удивлённо.) Как это?

ТАМАРА. (С испугом.) Преступников?

НАТАХА (Со смешком.) От их с Сонькой не уйдёшь!

ЗИНА и ШУРА. Расскажите! Расскажите! Интересно-то как!

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Встаёт, поводит плечами, поддёргивает плавки, щёлкая резинкой, оглядывает присутствующих.) А чего рассказывать? Всё просто! Пошли мы с Сонькой в тот конец сада… (Показывает рукой в сторону.) На горку. Тут-то сотики плохо берут… А там какие-то незнакомые мужики железо тягают и в щёль забора пихают… Ну, мы-то, само-собой, своих-то мужиков всех, как облупленных знаем, а тут… Ну, мы с Сонькой подкрались за кустами, а когда у них железо в руках было, хлопнули куском фанеры по спине… И того… Обезвредили! А чего? С нами и собак не надо!

НАТАХА. (Всхохотнув.) Сами, как собаки!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Восхищённо.) Ничего себе! Дают!

ТАМАРА. А не страшно было?

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Уверенно.) А чего страшно? У них ведь руки-то заняты были! Мы их, как пристукнули, связали! Сонькиным поясом да чьей-то бельевой верёвкой… С горки-то и позвонили, милицию, само-собой, вызвали…

ШУРА. Рисковали ведь!

ЗИНА. А вдруг с имя сообщники?

ШУРА. (Поёживаясь.) Мафия…

БАБА ВЕРА. (Растерянно, недоумевая.) А сторожа где были? (Смотрит в их сторону.) Витюшечка с Сергушечкой?

НАТАХА. (Громко.) Да, пили, поди! По ту сторону забора!

ВИКТОР и СЕРГЕЙ. Не-а… Мы…

НАТАХА. (Отмахиваясь от них.) Ой, знаем вас! Вот, бляха-муха, защитнички садоводов и огородников! Короеды!

ШУРА. (С интересом.) А собачки?

ЗИНА. Бобики ваши?

ИРИНА ПЕТРОВНА. Наши-то? Да бегали, само-собой, где-то с ребятишками… Те на великах на озеро, а псы вприпрыжку за ними…

ШУРА. Ну и сторожа у вас!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Предлагаю… Это… В качестве поощрения освободить Ирину Петровну от уплаты за воду! Согласны?

Женщины, члены садоводческого товарищества, кивают одобрительно.

БАБА ВЕРА. Может, ей тыщу дополнительно выписать?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Отрезает.) Денег лишних в кассе нет! Собираемость взносов плохая. Но… (Раздумывает.) Мы найдём, как её поощрить… (Смотрит на Ирину Петровну не очень уверенно.) Частным образом… (Постоянно перегребает какие-то свои бумажки в папке, что-то ищет, отводит глаза.)

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Смущаясь, отмахиваясь.) Да, ладно вам…

НАТАХА. (Возмущенно.) А с этими-то… (Показывает в сторону сторожей.) С этими-то муд… муд… Мужиками-то … Что делать будем? Собак корми, этих корми, а толку-то нет!

БАБА ВЕРА. (С тревогой.) А ведь скоро урожай пойдёт! (Смотрит на свои натруженные руки.) Сколько труда вложено! Земелька-то труда требует! Копать, рыхлить, полоть, поливать земельку-то надо!

НАТАХА. (Грубо.) А гов… Навозу-то сколько перегребли!? У меня огурцы с перцами, пожалуй, лучшие в нашем саду! Парники какие! Козырные! Охота мне, чтоб кто-то мои огурчики таскал? Уроды какие-нибудь? (Смотрит на сторожей.) На закуску!

Сергей с Виктором вжимают головы в плечи, не смотрят в глаза. Натаха подходит к ним вплотную, даёт подзатыльники одному и другому.

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Снисходительно.) Да ну их…

НАТАХА. (С угрозой.) Собутыльники, поди, ваши были? (Сторожа отрицательно качают головой.) У-у-у! Прохвосты!

ВИКТОР. (Закрывая голову руками.) Да не хайлай!

БАБА ВЕРА. (Тянет Натаху за подол, усаживает рядом с собой.) Не надо… Только не надо ссориться! (Миролюбиво.) Ребята, давайте жить дружно!

ТАМАРА. (Негромко.) Давайте! Только пусть они смотрят… Чтоб никто по участкам не ходил, чужих цветов не рвал, кустов не выкапывал… А то вот у меня… (С горечью.) У меня таких красивых лилий не стало! Так-и-и-их краси-и-и-вых!!! (Грустно покачивает головой.) Жалко ведь!

БАБА ВЕРА. (Сочувственно.) Дорогие, небось? А я вот астрочки больше люблю, их не воруют… Разные… А тоже красиво! Ярко!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Найдя в своих бумагах нужную, стучит ложечкой по стакану.) Отвлекаемся товарищи! Следующий вопрос. Объявления. Срочно нужно перерегистрировать свои владения…

НАТАХА. (С вызовом.) Это у тебя, Геннадий Михайлович, владения… (В сторону.) Схапал, главное, чужой участок…(Оглядывается, ища поддержки.) Схапал! Бляха-муха! И глазом не моргнул!

ШУРА и ЗИНА. (С любопытством.) Захват земли? Ой, как интересно у вас тут!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Поправляется.) Перерегистрировать свои участки. У всех должны быть… (Заглядывает в бумагу, проговаривает по слогам.) Ка-да-стро-вые номера! Межевание! Идёт земельная реформа! У нас должно всё быть по форме, товарищи! Вовремя произвести оплату!

ЗИНА. Опять с народа денежки дерут!

ШУРА. Пашут садоводы на своей болотине пятьдесят лет, пашут, плотют и плотют, а с их всё берут и берут! Имя, садоводам-от, премии пора выписывать!

ЗИНА. С их, с шести-то соток, сколь народу кормиться! Даже мы у их рассаду капустную, крепенькую такую, у нас в посёлке покупам!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (С укором.) А вы, женщины, не наши… Вы … Того… Не уполномочены тут выступать…Вы в чужие дела не суйтесь! У нас тут своё… Земельная реформа! (Поднимает указательный палец вверх.) Это политика государства! Понимать надо! Сказано: деньги брать! Значит, брать!

НАТАХА. (Со вздохом.) И во сколь эти «бралки» нам обойдётся?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Уклончиво.) Ну-у-у, в одну-то пенсию, я думаю, не уложиться!

НАТАХА. (Присвистнув.) Ну, я тогда и оформлять не буду!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Как это не буду? (Просматривая бумаги, не глядя в глаза.) Положено…

НАТАХА. (Разводит руками.) А на кой ляд это мне? Как жила, так и буду жить! Что, отнимут у меня теплицы или парник? Пусть попробуют! Пусть только сунутся! (Негромко в сторону.) Удавлю!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну, вот как работать с народом? (Ищет поддержки и не находит.) Ведь это линия правительства… Нам спустили… Чтоб все были охвачены…

НАТАХА. (С вызовом.) Вот ты, Геннадий Михайлович, первым и охватись! Покажи пример! Как захапанный-то участок оформишь? За взятки?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Смущаясь.) Да я… По закону…

НАТАХА. Знаем-знаем этот закон… Из кармана в карман денежки перейдут – и всё шито-крыто… А она пойдёт… (Показывает на Тамару.) Так обломается! Это ей…(Находит сравнение, тычет Тамаре в тощую грудь с французской картинкой.) Как инвалиду-колясочнику по лестнице на Эйфелеву башню взобраться!

Тамара инстинктивно прижимает руки к груди, как-то по-детски хлопает глазами. Серёга с Виктором хмыкают в своём уголке.

ВИКТОР. Ага, обломается…

ШУРА. У-у-у, как оно! (Поджимает губы.)

НАТАХА. (Смотрит в упор на Тамару.) Да она свои ножки-палочки в кабинетах может переломать!

ТАМАРА. (Недоумевая.) Да я…

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Разглядывая свои ноги, поднимая попеременно то одну, то другую.) Вот я и говорю, заниматься надо физкультурой, крепнуть! (Начинает бег на месте.) Раз-два, раз-два, раз-два!

ТАМАРА. (Осматривает себя.) Так мне… (Не знает, чьи советы слушать.)

НАТАХА. (Отмахивается.) Ой, да… Ты ведь взятку дать не сумеешь? (Смотрит ей в глаза, та в смущении отводит, отрицательно качая головой.) Не сумеешь! И она! (Показывает по порядку на бабу Веру, Марию Васильевну, на Зину с Шурой, на сторожей.) И она! И она! И они! И даже эти… Все будем месяцами по очередям ошиваться… Бляха-муха!

ИРИНА ПЕТРОВНА. (С интересом.) А я?

НАТАХА. (В запале.) А вам помогут… (Двусмысленно, намекая на председателя, кивая в его сторону.) Некоторые…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Надо, товарищи, уложиться в сроки!

БАБА ВЕРА. (С тревогой.) А если не успеем? Земельку-то хоть не заберут?

НАТАХА. (С вызовом.) Пусть только сунуться! Видали, какой у меня инвентарь! (Призывает бабу Веру и Марию Васильевну подтвердить.) Я в этом году всё обновила: вилы, грабли, лопатки! Пусть только сунуться!

ЗИНА. (Уважительно.) Запасливая…

ШУРА. Вот это по-советски!

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Расправляя плечи, несколько раз сводя лопатки.) Ну, уж! До революции, думаю, не дойдёт! (Глядя на председателя, кокетничая.) Оформим помаленьку… Разъяснить только надо, что да как…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Приходите, документы покажу, там всё прописано. Уф-ф-ф! (Отирает краем рубашки выступивший пот.)

НАТАХА. (Горячась.) Да я за свою землю драться пойду, бляха-муха! С любым!

БАБА ВЕРА. (Миролюбиво.) Ребята, давайте жить дружно!
Сцена 4
Слышится звук подъезжающей машины, хлопанье дверей. На веранде появляются двое: молодой сутулый человек в очках с несколькими пакетами и полная деваха, лет где-то тридцати, в короткой джинсовой юбке и топике.

СОНЬКА. (Одёргивая юбку.) Ничего себе! В городе жара, а тут дождина, блин! (Оглядываясь.) Привет всем! Чего это вас так много? Собрание? Ну, я послушаю, хоть и участок почти продала, отвязалась! По пути соседа захватила! Николай, кажется? (Тот кивает.) Где-то тут рядом участок…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Уважительно.) Здравствуйте, геройка! Вот! Рассказал людЯм о задержании преступников! Молодца!

СОНЬКА. Ха! Хмырей-то тех! Да легко! С нашей-то физической подготовкой! (Подмигивает Ирине Петровне.) Солнце, воздух и вода – наши лучшие друзья! А они хлюпики! Я их чуть фанерой-то не зашибла! Вроде и небольшой кусок был… (Показывает, широко расставляя руки.) Пали оба! (Хохочет.) Враз! Хорошо хоть, что весло не попалось какое! Зашибла бы сразу!

НИКОЛАЙ. (С восхищением.) Смелая вы!

СОНЬКА. (Снисходительно.) Да уж, не писатели какие-нибудь! Массажистка! (Вертит перед глазами руками.) Сила в руках есть! Хотите покажу?

НИКОЛАЙ. Что вы! (Отстраняясь.)

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Вы того После… Помассажируйтесь… Присаживайтесь, товарищи!

БАБА ВЕРА. (Приложив палец к губам, чтоб соблюдали тишину.) У нас собрание!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Строго.) У нас тут дело! Переходим к третьему вопросу. (Смотрит в свои бумаги.) Взносы. Как вы знаете, в стране поднимаются цены на энергоресурсы, следовательно, тарифы изменяются…

БАБА ВЕРА. (Со вздохом.) Опять в сторону повышения? Никакой пенсии так не хватит…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А вы продавайте излишки продукции, Вера Васильевна! А то на вашем участке все ваши многочисленные детки и внуки пасутся…

БАБА ВЕРА. Так для них и сажу! Чтоб свеженькое! Много ли мне самой-то надо!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Вот и пусть сынок ваш, который на иномарке, заплОтит за воду, электричество и земельный налог…

БАБА ВЕРА. Да неудобно, у него детишки учатся…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Неудобно, вишь ли… Ну, платите тогда сами!

БАБА ВЕРА. (Покорно.) Буду!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну, вы-то плОтите без задержек! А вот появившийся писатель! (Потирает руки.) А вот он за два года задолжал!

НАТАХА. (Смотрит изумлённо на Николая.) Совсем уж! Из-за таких вот в этом году воду поздно пустили! Ладно, у нас тут болотинка, а у кого выше участок? (Сплёвывая.) Тьфу, ты! Бессовестный!

ТАМАРА. (Вступаясь.) Может, у человека проблемы…

НИКОЛАЙ. (Извиняясь.) Я отдам! Вот честно! Вот скоро!

НАТАХА. Ага! Жди! Бляха-муха!



БАБА ВЕРА. (Миролюбиво.) Ребята, давайте жить дружно!

ЗИНА и ШУРА. (Переглядываясь.) Мы у себя в посёлке за всё плОтим сразу! Мы привыкшие!

ИРИНА ПЕТРОВНА. (Николаю.) Ты того, не задерживай движение! Раз-два! Плати деньги! Гроза была, столб заваливается, вдруг провода порвёт…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Электриков надо вызывать со спецмашиной. Это денег стоит! И больших!

СЕРЁГА и ВИКТОР. Так мы бы могли тоже! (Их не слушают.)

БАБА ВЕРА. (Подружкам.) На тополиный пух всегда сильные грозы бывают.

Зина с Шурой согласно кивают.

НАТАХА. (Напевает.)

… Тополиный пух, жара, июль,



Ночи такие звёздные…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Вновь берёт в руки стакан и бьёт по нему ложечкой.) Продолжаем, продолжаем, товарищи! Не отвлекаемся!

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА. (Встревая.) А вот мужчины предлагают свою помощь, они, вроде, электрики…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. (Царапая себе подмышки.) Ага, электрики они… Только их самих часто замыкает… Держим тут… Собак кормить надо… Воду включать… Ворота закрывать… А сторожить? Сами знаете, кто ловит… (Уважительно смотрит в сторону Ирины Петровны, она ловит его взгляд, усмехается.) Самооборона, одним словом!

следующая страница >>



У детей деньги бывают чаще, чем у родителей, потому что у детей есть родители, а у родителей, как правило, родителей уже нет. Хенрик Ягодзиньский
ещё >>