Финес. Уехал - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Месячник, посвященный Дню защитников Отечества 1 64.69kb.
Концепция современного естествознания: Илья Ильич Мечников 3 390.76kb.
Мигель Д. Норамбуэна 1 20.12kb.
Вот этот список: Бажов П. Уральские сказки Балтвилкс Я 1 12.91kb.
Уроку по развитию речи: «Описание парка» 1 43.71kb.
Proнас времена года 1 195.21kb.
Фриш (Frisch), Рагнар 1 72.05kb.
Жан Батист Мишель Валлен-Деламот 1 166.19kb.
Результаты квалификации: Сулейманов Алексей 1 35.83kb.
В. А. Старовойтов переехал в США. На самом деле генерал армии Старовойтов... 17 3766.41kb.
Краткая биографическая информация 1 60.43kb.
Прошлое и настоящее центрального парка г. Нью-йорка каракулова Е. 1 47.13kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Финес. Уехал - страница №1/1

Глава 1. Финес. Уехал.

Он уехал. Так странно… Он. Уехал. Никогда не думал, что я буду делать без него. Насколько я помню себя… Нет, не так. Насколько я помню нас, мы никогда не разлучались ни на день. Мы сидели в разных классах. Мы в разное время ходили в душ, и иногда кто-то из нас оказывался на необитаемом острове из-за неудавшегося эксперимента (до сих пор не знаю, простил ли он меня), но… Но я каждый раз знал, что он вернётся. Вот ещё чуть-чуть, и мы снова будем вместе. Ещё полчаса, ещё двадцать минут, ещё одна деталь, и я перелечу этот чёртов океан… А сейчас?

А сейчас он уехал. И я не могу отправиться за ним. Я могу ему позвонить, конечно, но что толку? У нас никогда не вяжется разговор по телефону (почему бы это, а?), а сейчас ещё и роуминг… Он тихо произносит "Да?", и на этом заканчивается его реплики. Он больше не говорит ничего, и мне приходится самому заполнять эту тишину. Я говорю, говорю, а он молчит и, руку даю на отсечение, кивает в ответ на мои вопросы, потому что из трубки доносится только дыхание – свидетельство того, что он там всё-таки есть. Если я его прошу о чём-то, он сбрасывает и идёт выполнять мою просьбу. Даже не говорит, что сделает. Просто… Просто он рядом всегда. Был. До сегодняшнего дня.

Чёртов университет! Чёртова квантовая физика! Хм, никогда не думал, что скажу это…

Никогда бы не признался себе в этом, но я очень надеюсь, что он не сдаст и вернётся обратно в Дэнвилл уже через недельку-другую. Конечно, мне ведь тоже нужно будет поступать туда в следующем году. Тогда он поступил бы со мной. Но я не должен так думать. Он ведь мечтал об этом так долго… Откуда я знаю? О, пожалуй, в тот вечер я услышал его самую длинную речь. Мой брат долго ходил по кухне, так долго, что у меня начал дёргаться правый глаз (надо будет потом изучить это явление…), а потом вдруг резко остановился и повернулся к нам. Около пяти минут (для него это просто подвиг, поверьте) он говорил, что скоро вернётся в Дэнвилл, мы и не успеем моргнуть глазом. Он сказал тогда… Меня поразило это, честно. Он сказал, что обстановка дома останется прежней, ведь его и так было практически незаметно. Он ещё много чего говорил: про то, что вернётся на лето, про важность образования, про… Только важно ли это?

Он был неправ. Сильно неправ. Останется прежней? Серьёзно?! Да для меня… То есть, для всех нас она тут же изменится – он ведь… Он всегда действовал спокойно, хладнокровно, помогая мне во всём. Я не смогу без него собрать ни одной машины – кто же будет спаивать мелкие детали, которые постоянно перегреваются у меня? Кто же будет помогать мне собирать нано-паззлы? С кем я буду играть нашими водяными пушками, в конце концов?

А он уехал. Нью-Йорк, всё супер, университет, классно. А я тут… Один. В школе. А ты уехал. И тебя не будет теперь весь учебный год, что же мне делать?

Ты всегда был мне чем-то большим, чем брат. И теперь… Такое чувство, что с тобой в "Большое Яблоко" уехали мои мозги, моё сердце и моя права рука. А моя левая рука ну никак не может без правой, ты же знаешь. Мне всегда было мало и этих двух. (Может, поэтому те детали так часто перегревались?)

Я скучаю. Не знаю, смог ли бы я сказать тебе это в лицо, но я скучаю по тебе. Так сильно, что ты не представляешь себе. Я ведь так люблю тебя… Как брата. Да, именно. Как брата.

-Финес? Что ты делаешь?

Я поднял глаза. Изабелла, ну конечно. Кто же ещё.

-Ничего.


-Совсем?

Я кивнул и спрятал лицо в ладонях.

-Он уехал уже?

Я снова кивнул, не отрывая рук от лица. Я чувствую, как щиплет глаза… Но я ведь не буду реветь, как девчонка, правда? Не бу… ду…

Ну вот, я реву.

-Финес? Ты что, плачешь?

-Нет, Изабелла, я смеюсь. Мне так весело, что прямо плачу от счастья!

Девочка поморщилась.

-Ну да. Извини. Глупый вопрос.

Белла ещё немного постояла, а потом я почувствовал прикосновение. Она взъерошила мои волосы. Я улыбнулся воспоминаниям – он часто делал так. Но тогда… тогда это было приятнее. Гораздо, гораздо приятнее. Я вздрогнул и услышал собственный всхлип.

-Ну ладно, я пойду. Думаю, тебе нужно побыть одному…

Иди уже. Давай, уходи. Ну, пожалуйста, оставь меня. Я хочу это просто пережить.

Не знаю, сколько ещё я сидел под тем деревом, но, когда я проснулся, я оказался в нашей с Фербом комнате. Я вздрогнул, увидев пустую кровать. Он уехал. Не сон. Не сон…

Чёрт, как же больно. Ну, ещё бы – вырывать сердце больно, будто я не знал.

Я встал с кровати с твёрдым намерением пойти в ванную, но неожиданно для себя оказался у твоей кровати. Минуту я стоял так, пытаясь заставить себя пойти-таки в ванную, а потом… А потом мне вдруг стало наплевать. Ноги подкосились, и я упал на твою кровать, утыкаясь носом в подушку. Я чувствую твой запах. Как будто ты здесь…

Улыбнувшись, я нашёл в себе силы оторваться от твоей постели и пойти в ванную.

День начался. День без тебя.

Глава 2. День без тебя.

Школа. Всё обычное до невозможности, но я знаю, что чего-то не хватает. Я даже знаю, чего. Медленно ковыряясь вилкой в салате, я пытаюсь занять себя повторением того, что мы проходили на уроке, но в голову лезут совсем не те мысли. Балджит снова волнуется за свою оценку. На этот раз, это биология. Подумать только, он забыл, к какому классу относятся ели! Как же жить-то теперь?

Учитывая то, что я и не знал никогда. Надо бы почитать биологию.

Школьные часы проходят медленно. И вроде бы всё, как обычно, но всё время мне не хватает тебя. Моей правой руки, моего сердца и моей музы. Ты всегда вдохновлял меня на изобретения. Ради тебя мне хотелось двигаться дальше, делать что-то, а… А теперь… Что-то менялось. Нет, не так. Что-то изменилось. Я ничего не хочу. На алгебре я успел понять, почему не запускалась та ракета, работающая на энергии солнца. Успел раскрасить тетрадную страницу в серый цвет, а потом в малиновый. Скучно. Лёгкие задачи, простые решения, но того, того единственного, ради кого это хотелось бы делать… Его нет рядом. Понимаешь? Тебя просто нет рядом.

Они не говорят о тебе. Никто. При мне. Балджит то и дело подбегает ко мне с просьбами решить элементарную задачу. Бьюфорд пытается быть тактичным и молчит, но каждый раз, когда он проходит мимо, мне начинает казаться, что ты рядом. Идёшь за моей спиной и молчишь. Как глупо… Я хочу перестать думать о тебе, но глаза натыкаются на пустое место в столовой. На доску золотых медалистов. Знаешь, я теперь часто стою там, у этого стенда. Ты там такой серьёзный, но такой родной. Обычный…

Конечно же, ты всё сдашь. Ну разве может быть иначе? Ты же Ферб. Ты мой брат. Я верю в тебя, а то, что я хочу увидеть тебя и обнять, никак не влияет на обстоятельства.

Я глубоко вздохнул и начал рисовать на последней странице тетради. Это помогает отвлечься и отдохнуть от мыслей. Иногда я неосознанно рисую какой-нибудь чертёж.

К концу урока я понял две вещи. Во-первых, у меня кончились все шариковые ручки. Ну а во-вторых, я думаю, ты мой лучший чертёж, Ферб. На твои волосы ушло столько чернил, что мне хватило бы записывать конспекты ещё как минимум две недели. Зато теперь на истории я могу разглядывать твой портрет. Классно, правда?

Ох, нет, это не классно. Было бы классно выбросить тебя из головы.

Может, позвать Изабеллу на свидание?

Чёрт, я, кажется, переутомился. Лезет в голову всякая чушь… Хотя, почему сразу чушь? Если я влюблён в неё, я не должен думать о тебе. А мне мама давно говорит, что из нас получилась бы прекрасная пара. Попробовать? Или не стоит? Всё-таки она… Она девчонка. И если она хоть капельку напоминает нашу Кэндис, это будет худший день в моей жизни…

Нет. Это оставим на потом как тяжёлую артиллерию. Армия "Антискукоин", приготовиться к атаке… Слышишь, Ферб, кажется, мне уже лучше!

Из школы мы шли гурьбой. Разговаривая, весело смеясь, мы дошли до дома. Зайдя во двор, я понял, что лучше мне не стало ни на йоту. Дерево всё так же одиноко стоит посередине двора. Солнце всё так же светит, и даже птичье гнездо вон на той ветке не упало вниз. Всё как обычно. Всё как обычно… Если я повторю это сто раз, то поверю?

Жаль, что мы не можем быть вместе всегда. Ты женишься, я… Хм. (Не знаю пока ни одной девчонки, которая нравилась бы мне настолько, чтобы рассматривать её, как будущую жену. Глупо-глупо-глупо.) Ты уедешь, и будешь ходить в кино со своей семьёй. Я буду видеть тебя раз в полгода, если не реже. Как же так, Ферб? Я совсем не хочу терять тебя. Ты занимал и продолжаешь занимать всю жилплощадь в моей голове, и там просто нет места для кого-то другого…

Может, подвинешься?

Я свихнулся.

Подошёл Перри. Я протянул руку и погладил его по спинке. Утконос поворчал и пошёл в дом.

-Как он это делает, Ферб?

Я прикусил губу и сделал вид, что ничего не было. Мне нужно выспаться. Просто нужно выспаться…

Сделал уроки, написал расписание на всю четверть, посмотрел наш канал на YouTube, ответил на комментарии. Я не запустил её, видишь? Я ведь знаю, тебе там некогда…

Скучно-скучно-скучно-скучно… мне не хватает тебя.

Я снова оказался на твоей кровати. Я очень боюсь, что она перестанет пахнуть тобой. Тогда я останусь совсем без тебя. Или что мама постирает её. А она ведь постирает – грядут выходные, и…

Ферб? Я знаю, чем займусь в эти выходные!

Я сконструирую небольшой вертолёт на скорую руку и прилечу к тебе! Правда, здорово?

Нет, не здорово. Тебя не нужно отвлекать. А вдруг ты там с друзьями, а я помешаю? (От этой мысли почему-то стало ещё хуже.) Нет, лучше я останусь здесь и позвоню тебе. Точно. Позвонить.

Быстро вскочив с кровати, судорожно ищу в портфеле телефон. Набираю цифры…

-Да?

Я почувствовал, как по всему телу разливается кровь. Ну, наконец-то.



-Привет, Ферб.

-Ну что, как дела?

Я не собираюсь говорить, не сейчас. Я жутко хочу услышать твой голос.

-Нормально.

Кажется, что я могу видеть, как мой брат пожал плечами.

-Ты где сейчас?

-В гостинице.

-Так быстро?

-Угу.

-Ну… ладно. Я не буду задерживать тебя, у тебя, наверное, ещё куча дел…



-Вообще-то нет.

-Правда?


Закатывает глаза. Я знаю.

-Завтра экзамен на поступление.

-Тогда тебе нужно повторять.

-Я всё знаю. Как прошёл твой день?

Я ничего не мог понять. Он говорил гораздо больше, чем обычно. Он… Он только что спросил, как я провёл этот день. Да что с ним?

-Скучно. Без тебя тут совсем скучно. Балджит опять хандрит, Бьюфорд молчит, Перри рычит, Кэндис почему-то не вопит, но это не странно, я ведь ничего не делал сегодня.

-Совсем ничего?

-Никаких идей.

Из трубки послышался вздох.

-У меня тоже.

-Когда ты сможешь вернуться?

-Если завалю, то послезавтра.

-А если нет?

-То я могу приехать в выходные… Если вы, конечно, не против.

Я чуть не рассмеялся от счастья. Надо держать себя в руках. В руках. В руках… Ох чёрт!

-Мы не против. Мы совсем не против. Я за обеими руками!

-Ну… тогда, до выходных?

Я радостно кивнул неизвестно кому.

-До выходных.

Гудки. Хоть в чём-то он не изменился.

Минут двадцать дом трясся и ходил ходуном, потому что я в приступе неизвестно чего прыгал по дому, потом пытался танцевать вальс с Перри, потом с мамой… папа, в это время пытавшийся есть ужин и пребывающий в полном шоке от происходящего, пытался объяснить мне неэтичность моего поступка.

-Ферб вернётся на выходные!

-Финес?

Но я уже уехал обратно в комнату. Хотелось петь, лазать по скалам, ставить рекорды… Но, так как ничего из этого мне в данный момент не светило, я, обнимая утконоса, с глупейшей улыбкой плюхнулся на свою кровать. Заснул я всё ещё в обнимку с Перри. И знаешь, что? Я чувствовал себя самым счастливым человеком на всей этой огромной планете. (Счастье-измеритель? А это идея…)



Вот теперь мне и правда стало лучше.

Глава 3. Непонятно что.

Проснулся я всё в том же замечательном настроении. Перри уже ушёл куда-то. Гуляет, наверное – на небе ни облачка, и солнце светит будто ярче, чем вчера… Я резко вскакиваю с постели, поправляю одеяло и бегу в ванную. Ещё один замечательный день! Без тебя, конечно, но сегодня уже вторник, а это значит, что твой приезд стал на сутки ближе!

Хм. Вторник. Ещё четыре дня. Я ведь переживу их, правда? Правда же?

Конечно, переживу! Со мной будут друзья. Я могу зайти после школы к Балджиту. Сделаем вместе уроки. У него ведь плохо с сочинениями, так что я могу помочь ему, и на некоторое время забыть о твоём портрете на последней странице истории. Ох, мне же ещё ручки нужно купить… Зайду в магазин после уроков. Пойду в самый дальний и самый большой. Так пройдёт больше времени. Так я меньше буду думать о… Не важно. И взять с собой кого-нибудь. Того же Балджита. Тогда я точно…

Чёрт. Возвращайся скорее.

День прошёл неимоверно скучно. Я пытался себя чем-нибудь занять, честно пытался. Прости, я совсем не умею жить без тебя… Всё точно так же, как было вчера. Ничего нового. Тот же самый салат, апельсиновый сок и дурацкая алюминиевая вилка. И пустое место. Я скучаю по тебе.

Кэндис у подруги. Балджит у Бьюфорда (казалось бы, что у них общего?). Ручки в кармане, и снова страничка YouTube. Я становлюсь истеричкой, вот честно. Иначе сидел бы я сейчас в обнимку с твоей подушкой, м? Перри до сих пор нет. Где же он гуляет так долго? Сентябрь начался как-то незаметно, и листья на дереве ещё не опали, но я чувствую, что ко мне подкрадывается осенняя хандра. Скорее бы выходные…

Ну, всё. Хватит. Хватит мне здесь киснуть. Нужно сходить куда-нибудь… Хм, куда? Может, в гараж? Папа уже второй день пытается починить двигатель, но упорно отказывается от моей помощи. Ну ладно. Лучше уж папа обидится на меня, чем сидеть здесь.

Я всё ещё очень боюсь, что запах исчезнет.

Через час движок работал, как новенький. Осталось подождать прихода отца. Осталось два варианта исхода ситуации: либо он придёт, и двигатель снова поломается от одного его присутствия, либо бойкот. Ну, думаю, я переживу, учитывая то, что он и так практически всегда молчит. Ох, ну, вот, я опять вспомнил тебя.

Решил поехать кататься на велосипеде. Одел невидимый шлем. Причёска давно другая, и некоторые прядки высовываются из-под него, но для меня он – как одно большое воспоминание. Не выбросишь и не заменишь. Как ты…

Ветер свистит в ушах. Сколько родители говорили нам, чтобы мы не строили из себя гонщиков? Не помню уже, но, наверное, очень много. И сколько раз мы катались наперегонки с машинами? Гораздо больше. А помнишь, как мама позвонила мне тогда на скорости под сорок? Я чудом удержал руль одной рукой и не врезался в мусорные баки. Ну, я же любитель, в конце концов, так что это было достижением.

Я говорю сам с собой. Чёрт, я действительно говорю сам с собой. С этим нужно заканчивать… Когда, интересно, кончатся твои экзамены и мне уже можно будет, наконец, позвонить тебе? На то, что ты сам позвонишь мне, я даже и не рассчитываю…

Дорожка кончается и мне приходится поворачивать обратно. Нужно было ехать в другую сторону…

Пока я разворачивал велосипед, в кармане моей толстовки завибрировал телефон. Я положил (ну ладно, ладно, просто кинул) велосипед на дорожку и достал мобильник. Ферб. Почему-то я стал задыхаться. Всё, теперь я точно стал истеричкой. "Ответить".

-Да?


Кажется, я заразился тобой. Я уже и говорить начинаю теми же фразами.

-Я сдал.


-Класс! То есть… Ты приедешь?

-Да.


-А… Ты будешь потом приезжать?

-Не знаю.

-Давай ты приедешь, мы быстро изобретём телепортатор, потом измерим координаты, и тебе вообще не придётся уезжать?

-Я подумаю над этим.

-Ферб?

-Не знаю, у меня что-то никаких идей нет.



-У меня тоже. Мне тебя не хватает.

-И мне тебя.

Я почувствовал, как подкашиваются ноги. Он вообще редко говорит, а тут… Серьёзно. Это – лучшее, что я слышал от него.

-Что ты делаешь сейчас?

Мой голос показался мне неожиданно хриплым. Ну, он и был хриплым.

-Разговариваю с тобой.

-А до этого?

-Ничего.


-А я на велосипеде катаюсь.

-Ты что, едешь?

Мне показалось, или я слышал волнение? Я слышал волнение!

-Нет. Я стою. Знаешь, делать нечего совсем, и я решил прокатиться.

-Мне тоже.

-Я жду тебя.

-Пока.

И, не дожидаясь ответа, сбросил. Да что с ним такое?!



Когда я приехал домой, меня ждала зловещая тишина (папа всё-таки умудрился не сломать двигатель) и тарелка с ужином на столе. Класс…

Проглотив ужин, я поплёлся в комнату. Ноги приятно болели после четырёхчасовой поездки, и теперь мне оставалось только заснуть. Я еле дошёл до кровати. День удался. Осталось три…



Глава 4. Среда.

Я проснулся. Перри лежал у меня в ногах. Я нежно провёл рукой по его спинке и встал. Взгляд упал на соседнюю кровать… Ты лежал, закутавшись в своё одеяло. На своей подушке. И смотрел на меня.

-Ферб?

Ты не ответил, а только улыбнулся и прикрыл глаза.



-Я люблю тебя, знаешь?

Я застыл, пытаясь переварить услышанное… И вдруг начал куда-то падать.

Разлепив глаза, я резко сел. Ну и что это сейчас было, скажите мне на милость? Тебя нет. И это (никогда не думал, что скажу так) даже к лучшему.

Всё. Мне нужна девушка. Сегодня же приглашу Изабеллу…

Зря я так резко встал. Ноги всё ещё болели, только теперь боль стала сильнее. Мышцы ныли. Давно мы не устраивали таких заездов… Из ванной я вышел уже более-менее приличным человеком. Хотя, скорее, всё-таки менее. Волосы торчат в разные стороны, как в детстве. Хотя, она ведь полюбила меня таким, да? Так что сойдёт. Я просто хочу избавиться от кошмара.

Кошмара, и ничего более. Слышишь меня?

Собираясь в школу, я предвкушал несколько часов в обществе Изабеллы. Если можно, конечно, предвкушать пытку. Она наверняка захочет поговорить о любви, а я в этом полный профан. Точнее, мне просто не нравится эта тема. А, учитывая, какие сны мне снятся, сегодня я закрыт для подобных разговоров.

Я выскочил из дома, на ходу доедая бутерброд. Настроение почему-то стремительно поднималось, хотя я должен бы чувствовать себя ненормальным и мучиться от неопределённости. Что-то типа "так кто же я" или "что же делать". Да, без знаков вопроса. Потому что обычно люди в такой ситуации начинают задавать себе вопросы, бесконечные вопросы, мучаясь отсутствием ответов. Хотя они сами знают и ответ, и решение, они предпочитают закрывать глаза на проблему и продолжать жалеть себя. А проблемы нужно решать, и я, кажется, уже знаю решение. Вот и всё, осталось его осуществить. Не так сложно, как забыть, но реально. И я постараюсь.

Кажется, я тоже убегаю от чего-то, но уж лучше бежать, чем стоять на месте. Некогда думать. Некогда раскладывать по полочкам и задавать глупые вопросы. Нужно зачеркнуть эту строчку в моей истории и забыть про неё. Думаю, Изабелла вполне справится с этой задачей.

Вбегаю в школу и тут же врезаюсь в Изабеллу, которая что-то искала в сумке. Тетради посыпались на пол.

-О, привет, Изабелла! Я как раз хотел тебя найти.

Девушка наклоняется, чтобы поднять их, и я, поздно спохватившись, пытаюсь ей помочь.

-Привет, Финес. Зачем?

-Ты свободна сегодня после уроков?

Она, наконец, поднимает на меня взгляд.

-Ну… Да, а что?

Я улыбался и знал, что ей нравится моя улыбка.

-Давай сходим куда-нибудь?

Её лицо вытянулось. Изабелла изумлённо смотрела на меня некоторое время, а потом тихо произнесла:

-Ну давай…

Я снова улыбнулся и сделал шаг в сторону своего класса.

-Как ты смотришь на кафе, скажем?

Девушка кивнула, глядя на меня как-то неверяще.

-Хорошо. Сразу после уроков?

Я кивнул.

-Ну, увидимся?

-Да…

Развернувшись, я пошёл в класс. Не знаю, кого она поджидала у входа, но сегодня у меня будет свидание. Первое в жизни. Хм, странно это как-то… Непривычно. Интересно, сколько к этому привыкают?



Я снова несу бред.

Врываясь в класс со звонком, сажусь на место. Изабелла смотрит на меня влюблённым взглядом, я отвечаю ей слабой улыбкой. Где-то послышался вздох. Кажется, на месте Беллы сегодня хотела бы быть ещё одна девушка. Я, конечно, сейчас скажу абсолютно циничную вещь, но, если мне (вдруг) не понравится свидание с Изабеллой, я могу пригласить другую девушку. Едва ли мне откажут… Нет. Нет, я не буду так делать. Это низко.

Или буду. Я не знаю. Смотря, насколько зайдут моя скука и безалаберность.

Скорее бы ты уже вернулся… Я схожу с ума. Подумать только, меня же всегда считали добрым оптимистом, мальчиком-зайчиком и примером для подражания. В моей голове не должны появляться такие мысли, верно?

Как бы прожить оставшиеся дни? Два с половиной, если точно. Каждый день я будто всё меньше и меньше похожу на самого себя…

Я покачал головой. Нужно срочно отвлечься… Изабелла смотрит на меня. А я смотрю на доску. Не хочу встречать её взгляд. Нет, конечно, она не поймёт меня и мою затею, но… Не знаю. Это всё так странно, что я хотел бы только одного – тишины и отсутствия мыслей. К сожалению, сегодня мне не предвидится ни первого, ни второго… Всё время, проведённое в школе, я чувствовал на себе взгляды. Белла, наверное, уже рассказала всем о том, что я пригласил её сегодня, поэтому все девчонки школы неожиданно нашли во мне "отличный вариант" и "хорошего парня". Я не сам придумал это – за моей спиной шептались, и не слишком хорошо скрывали себя. Никто не переходил на шёпот, все в открытую говорили об этом вечере. Глупо, тебе не кажется? Тем более, что я так отчаянно хотел бы провести его с тобой, а не с…

Так, я же хотел с этим бороться, разве нет? Всё. я больше не думаю об этом… Даже если это действительно так.

-Финес?


А, ну вот и моя "звезда пленительного счастья". Надеюсь, небольшая звёздочка в состоянии заменить Солнце. Хотя, вряд ли.

-Изабелла. Идём?

Она была так счастлива, что не могла скрыть улыбки. Почему я не могу быть таким же ужасно-счастливым? Попробовать чтоли наркотики, вдруг поможет?..

Иногда мне хочется самого себя прибить за подобные мысли.

Мы шли по парку. Изабелла что-то говорила, я изредка кивал и мысленно проклинал минуту моего рождения.

-Куда мы идём? Это сюрприз?

Я снова кивнул и немного ускорил шаг.

-Угу.


Через несколько минут мы подошли к маленькому, но уютному кафе. Наконец-то она замолчит – говорить с набитым ртом неприлично (а она явно хочет произвести на меня впечатление, хотя выходит откровенно плохо), да к тому же ещё и сложно. Мне, конечно, нравится её голос, но ещё один байт информации, и моя голова просто взорвётся. Ну почему мне должно быть интересно, с кем она вчера гуляла?

Я галантно открыл дверь и пропустил девушку вперёд. Белла, покраснев, прошла в заведение, с любопытством осматриваясь.

-Ты не была тут раньше?

Она покачала головой и села за столик у окна. Я сел напротив, всё больше чувствуя себя не в своей тарелке. Неожиданно мне захотелось, чтобы она всё-таки заговорила – тишина становилась гнетущей.

-Так, куда ты ездила летом? Я помню, что тебя не было в середине июля.

Разговор, кажется, завязался. Я поддерживал вежливую беседу, стараясь не зевнуть. Сделали заказ. Через пятнадцать минут ей принесли её французские булочки и кофе, а мне – чёрный чай и несколько пончиков. Вежливая беседа, отдалённо напоминающая переговоры двух военных лагерей, наконец, прервалась. Я медленно потягивал чай, наблюдая за девушкой напротив. Чёрные волосы, тёмно-карие, почти чёрные, глаза. Ухоженные руки, накрашенные ресницы. Красивая. И такая ненастоящая. Постоянно краснеющая. Она давно перестала носить свои розовые платья, но в душе осталась всё той же Изабеллой. Маленькой и наивной. Навсегда осталась мне младшей сестрой и хорошим другом. Я на миг представил развитие наших отношений. Свидания, каждый раз похожие посиделки с неуютным молчанием, потом первый поцелуй, первая ночь. Свадьба, дети, внуки, и всё так хорошо, счастливо, так… обыденно. Мы будем ходить в это кафе и через тридцать лет, и через сорок, а потом она одна будет заходить сюда и брать всё те же французские булочки. Я почему-то не сомневаюсь, что меня однажды убьёт одним из экспериментов. Что ж, хотя бы не скучно.

Наконец, с булочками было покончено. Я смотрел на Беллу и, улыбнувшись немного грустно, решил выдать ей правду сразу, не откладывая. Пока она не привязалась ко мне. Хотя, для этого уже поздно…

-Из нас ведь не выйдет пары. Извини, Белла, но я не могу так. – Я сам почти поверил в слова, которые собирался сказать. – Я знаю, из меня не лучший бойфренд, и, думаю. Ты достойна кого-то лучшего, чем я.

Изабелла задумчиво смотрела на меня несколько мгновений. Её глаза стали влажными, и я уже боялся, что мне теперь придётся утешать её, когда она придвинулась ближе и тихо сказала:

-Я понимаю тебя. Я всего лишь друг для тебя, как мне ни больно это сознавать. Но знаешь, ты действительно ещё тот идиот, если не заметил взгляда твоего сводного брата.

Я в шоке уставился на девушку, которая неторопливо собирала вещи и, не прощаясь, вышла из кафе. Я уверен, что она плакала, там, на улице, но я просто застыл и не знал, что делать. Моё тело не слушалось меня. Я хотел кинуться за ней, но… Неужели то, что приснилось мне, не было таким уж бредом? Неужели это настолько заметно, что даже Изабелла увидела… Стоп. Ферб смотрит на меня?

Я медленно выдохнул и, оставив пять долларов на столике, ушёл. Не видя дороги, я медленно шёл, а в голове всё отдавались слова подруги. "тот ещё идиот"… "не заметил взгляда"… "твоего брата"… Брат у меня один. Значит… Нет! Ничего это не значит! Нет, нет, нет-нет-нет-нет…

Нужно лечь спать.

Во сне мозг перерабатывает и раскладывает по полочкам то, что человек узнал в течение дня.

Сегодня ночью у меня много работы.

Глава 5. Два дня.

Открываю глаза. В лицо светит солнце. Будильник ещё не звенел, значит, рано. Если встану, уже не усну. Если не задёрну штору, не усну тоже. Придётся всё-таки вставать… Взгляд на часы – половина седьмого. И что мне теперь делать, раз уж проснулся? Рано ведь…

В голове всплыли события вчерашнего дня. Чёрт. Я отказал Изабелле. Она наверняка обиделась. Лучше бы я её и не приглашал вовсе… И она сказала, что я идиот. Ну, судя по последним дням, так и есть. Подумать только, за три дня я успел переосмыслить одну большую историю отношений и понять, как важен для меня человек, которого порой даже не замечаешь. Это – как лёгкое. Его не чувствуешь, да и вспоминаешь только на уроке биологии, или когда у тебя начинается сильный кашель… Но вот жить без лёгкого уже не так, как с двумя. Живёшь, да. Дышишь, да. Но это не то, и это не так. Одно лёгкое не справится с работой для двух. Одной рукой не перенести громадный телевизор в другую комнату. (Хотя, его иногда и вдвоём еле удаётся сдвинуть.) Одним глазом ты видишь двухмерно, но не можешь точно оценивать расстояние до предметов. И если вас двое, то один уже не справится. Только вот без меня, кажется, справляются… Или нет? Может, он тоже скучает и хочет слышать мой голос? Точно так же пересматривает видео с нашими приключениями на YouTube?

Вряд ли. Это же Ферб. Он всегда был скуп на слова, эмоции, а уж чувства… Я не знаю, есть ли они у него вообще. Хотя, в последнее время он всё больше говорит со мной по телефону. Может ли это значить, что он стал более эмоциональным? Что он что-то чувствует? Строить выводы и теории на расстоянии невероятно сложно. Ну, Вам, читателям, всё всегда просто, а вот мне… От этого зависит моя жизнь, вообще-то! Я могу потерять лучшего, самого близкого друга, если… Если сознаюсь. В чём? Хороший вопрос. Потому что я пока не могу сознаться и себе.

Да, это облегчило бы мне жизнь. Если бы мои выводы оказались верными. Хотя, ведь не могут столько людей одновременно ошибаться? Думаю, кто-то ещё кроме Беллы заметил, что… Я до сих пор не верю в свой самый сильный аргумент. Замечательно, Финес.

Снова быстрый взгляд на часы. Семь. Пожалуй, пора бы уже собираться. Встаю с кровати и с обречённым видом плетусь в ванную. День начинается. Достаточно многообещающе, надо сказать.

Полтора часа – и вот, мою спину снова прожигают взгляды. Снова любопытные. На этот раз все говорят тише, но это всё равно с сильной натяжкой можно принять за шёпот.

-Ты думаешь?..

-А почему нет? Ты их видела когда-нибудь не вместе?

-Ну… нет, но ведь они братья, и…

-Не родные.

-Всё равно это как-то… Противно. Они мальчики.

-Эмили, какой сейчас век? Это уже никого не волнует!

-Ну, я не знаю…

Да я сам пока ничего не знаю, и Ферб ничего не знает, если, конечно, не читает мысли, но…

Читать мысли! А если я прочитаю его мысли и узнаю, что он думает… Нет. Не из моральных соображений (хотя и из-за них тоже, наверное…). Просто для этого нужен либо шлем, заставить надеть который будет проблематично, либо действие на дальние расстояния. Расстояние до Нью-Йорка достаточно большое, тут никакой мощности не хватит, к тому же, он будет покрывать всех людей, оказавшихся "под куполом". (Да и где взять такую мощность? Я весь штат обесточу.) А мне лишняя информация не нужна… Нет, это не эффективно.

Балджит, увидев меня, свернул в класс географии. Ну, всё. Об этом знают все. Это обсуждают все. И я буду слушать их выводы целый день. Ужас.

-Интересно, кто у них главный?

Меня передёрнуло. Частично от заинтересованного тона, которым было сказано, частично от смысла сказанного, частично от того, что задала этот вопрос девчонка. Я ускорил шаг.

-Такой красивый, и голубой… Эх.

Я резко раскрыл дверь, ведущую в класс искусства. Глубокий вдох, и вот я иду к своему месту. Тихий шёпот вокруг, и голова идёт кругом. Нас и раньше частенько обсуждали, но сейчас… Сейчас всё будто по-другому, и я чувствую себя человеком на плоту с веслом посередине тихого океана. Такая же безнадёжность прочно обосновалась в моей голове. Голова немного кружится…

Чья-то рука легла мне на плечо. Я вздрогнул и поднял глаза. Изабелла. Хм, странно. Я думал, она станет избегать меня.

-Финес, все эти слухи… Мне жутко неприятно, что так случилось. Я хочу тебе сказать, что это сделал не я. Я ничего не говорила. Ты же знаешь, что мы друзья, и я никогда бы не опустилась настолько, чтобы…

-Я знаю.


Изабелла моргнула, отвлекаясь от своего заученного монолога, и удивлённо посмотрела на меня.

-Что?


Я пожал плечами.

-Мне и в голову такое не приходило.

Белла задумчиво смотрела на меня. Рука исчезла с моего плеча. Кажется, я даже смог спокойнее дышать.

-Ох, ну, конечно. Финес, признайся, ты бы хотел, чтобы они были правдой.

Я почувствовал, как по спине побежали мурашки. Не знаю, из-за чего они, но мне не нравится такая реакция.

-Нет.


-Врёшь.

-Не знаю.

-Я вижу, что ты врёшь.

Я поднял задумчивый взгляд на подругу.

-Ты думаешь?

-Финес, прекрати!

-Я действительно не знаю, Белла. Я ничего не понимаю.

Девушка смотрела на меня некоторое время, потом обняла меня и тихо прошептала на ухо:

-Я знаю, ты поймёшь. Просто признай это, и всё. И помни: я всё ещё твоя подруга, что бы ни случилось.

-Правда?


-Да.

Прозвенел звонок, и я только что понял, что на нас минут десять пялился весь класс. Чувствуя, как отчаянно краснею, я сделал вид, что читаю учебник.

И почему мне кажется, что она права?.. Эта мысль преследовала меня везде. В столовой. В салате. В ванной. В географии, в уравнении по алгебре и даже во сне…

Глава 6. Ферб. Большое яблоко.

Выхожу из такси и в тысячный раз жалею о сделанном. Я так хотел в этот университет, а сейчас… Сейчас я хочу домой. В свою кровать, лежать и смотреть, как мой сводный брат мирно спит, подложив ладони под голову в совершенно детском, но таким милом жесте. Подумать только, мне и в голову не могло прийти, что я буду скучать по его болтовне… и, тем не менее, вот он я – не прошло и суток, а я уже дико хочу обратно. Уже начинаю надеяться, что провалю вступительные экзамены и приеду через год. Уже с ним… Но мне никто не поверит. Я же так старался, учил. Я точно сдам. Хочу этого, или уже нет.

Я много о чём не думал, на самом деле. Не думал, что в первый же день встречу здесь Ванессу. В очереди в прачечную. (Официантка случайно пролила на меня кофе.) Не думал, что она сама пригласит меня на свидание. В четверг я иду туда, но уже знаю, чем всё закончится. Детская влюблённость, может быть, ещё жива в моём сердце, но её вытесняет другое, более старое, и более новое чувство. Такое сумасбродное, странное, такое привычное… Уже давно привычное. Изабелла уже два года беспрестанно бросает мне сочувствующие взгляды. Ей тоже надеяться не на что, конечно, но я, как джентльмен, ей об этом не скажу. Не сказал и не скажу.

Просто немного обидно. Нет, даже много. Он отчаянно не хочет видеть меня и моих чувств. Или это я их слишком мало проявляю? Возможно…

И почему я не мог подождать? Да, я поехал сюда только ради того, чтобы он почувствовал, как ему будет не хватать меня, и что с того? Ну да, теперь я сам вынужден буду не видеть его, да и к тому же должен буду учить то, что знаю уже давно. Чёрт, всё плохо. Плохо-плохо-плохо…

На второй день он мне позвонил. Решение приехать в выходные было спонтанным, необдуманным и неожиданно приятным. Но он так обрадовался, что я не смог отказать…

Встретил Ванессу в кафе. Она красивая. Наверное, даже красивее Финеса, она же девушка… Во мне всплывает что-то, уже забытое. По крайней мере, с ней мне хоть что-нибудь светит, да? А Финес… Он не замечает меня так же, как и Изабеллу. Нет, конечно, он разговаривает со мной, я чувствую, что важен ему, но он совсем не рассматривает меня в качестве… Ох. Одна мысль об этом способна обжечь, и вот сейчас, сидя напротив Ванессы и слушая, как её папа снова взялся за старое, я чувствую, как разливается с кровью адреналин. Голова начинает кружиться, руки немного дрожат, так что приходится спрятать их под стол. Ванесса ничего не замечает, и я могу сидеть и рассматривать её. Дрожь в руках постепенно уходит. Девушка не задаёт мне вопросов – знает ведь, что я не всегда отвечаю. Я потихоньку успокаиваюсь и сосредотачиваюсь на том, что она говорит.

- Папа отправил меня в университет. Завтра мои вступительные экзамены, и я очень надеюсь. Что не сдам, потому что иначе он попытается сделать из меня сообщницу. Я ведь буду хорошо знать физику, а у его "инаторов" постоянно что-то не работает, и… Ферб, ты-то тут зачем?

Я вздохнул. Ну, вот. Добрались и до меня.

-Поступаю.

-Ух ты! А куда?

-Нью-Йоркский университет.

-Тоже?

Голова снова начала кружиться. Если я правильно понял, я буду учиться с Ванессой? Ох.



-А ты?

-Нью-Йоркский университет. – Ванесса улыбнулась. – Ну, удачи тебе. Мне пора, увидимся завтра на отборе!

Я кивнул и девушка, подхватив сумочку, вышла из кафе. Вот чёрт! Я буду учиться с ней. Если поступлю. И если она поступит. Почему-то я в этом не сомневаюсь. Нет, я ничего не имею против, но Ванесса так любит обсуждать своего отца! Я, кажется, знаю уже о нём всё. И как она не устаёт говорить о нём? Хотя, Кэндис тоже никак не устанет бегать за мамой и пытаться нас "прижучить". Ну что за бред, мы же не делали ничего незаконного. Почти. Но, думаю, нарушения государственных границ никто не заметил.

Оставив на столике пару долларов, я поднялся и пошёл к зданию общежития. Да, я мог построить себе дом сам, но мне нужен кто-то, кто будет разговаривать со мной. Мне нужен кто-то, хотя отдалённо напоминающий моего сводного брата.

Как назло, меня поселили с каким-то ботаном, который целыми днями учит программу. Пройдёт, конечно, но уж слишком он волнуется. Нервно листает страницы, лоб сморщен, очки спадают на кончик носа. Стрижка растрепалась, и сейчас выглядит, как воронье гнездо. Не знал, что волосы длинной в пять сантиметров можно до такой степени взлохматить. Снова проводит рукой по чёлке, будто это чем-то поможет. Я хмыкнул и уткнулся в ноутбук, который взял с собой. Вставил наушники в уши и погрузился в воспоминания. Да, я смотрю наши с Финесом приключения на YouTube, и что теперь? Я просто ностальгирую… И скучаю. Не важно…

Первый день в общежитии прошёл спокойно. Изредка я чувствовал на себе взгляд, но не оборачивался. Парень сзади всё чаще вздыхал и тихо проговаривал важные (по его мнению) фразы. На второй день, часов в одиннадцать, я услышал от него первую реплику.

-Ну и кто он?

Я удивлённо посмотрел на него. Парень закатил глаза.

-Тот парень на видео. Во всех видео присутствуешь ты, ещё один парень, который постоянно говорит и девчонка. Твой взгляд становится грустным, когда ты смотришь на них. Ну, так кто они?

Чёрт. Ну, мне просто супер повезло.

-Моя семья.

-И что с ними?

-Остались в городе.

-Маменькин сыночек?

Я закатил глаза.

-Можешь думать всё, что хочешь. Хотя твоя идея нравится мне гораздо больше, чем моя собственная.

Да, это было бы в тысячу раз лучше, чем то, что есть на самом деле. Ни дурацких мыслей, ни "скучаний", ни просмотров видео, ни-че-го.

-Тогда в чём дело?

Парень отложил книгу и заинтересованно посмотрел на меня.

Я ухмыльнулся.

-Тебе так важно это знать?

-Я не могу понять то, что сейчас пытаюсь заучить, так что, да, мне нужно узнать что-нибудь не из физики.

-Сочувствую. Но я тебе не скажу.

Парень нахмурился.

-Почему?

-Мне здесь ещё жить.

-Что?

Чёрт, надо его отвлечь. Мне и подумать страшно, что будет, если меня возненавидят ещё до того, как я поступлю.



-Тебя как зовут?

-Том. Томас Айдел, если быть точным. И не смейся!

Я улыбнулся.

-И не думал. Тогда я – Ферб Флетчер. Приятно познакомиться, Том.

-Взаимно. Так ты собираешься на вопрос отвечать?

Я надел наушники и снова уткнулся в ноутбук.

-Нет.

В следующую секунду наушники были сняты, ноутбук захлопнут и оставлен лежать на столе.



-Ну, нет. Я приставучий, как ты, наверное, уже заметил.

Я усмехнулся. Хочет – получит, окей.

-Ты зря это сделал.

Кажется, я застал его врасплох.

-Что?

-Ты зря дотронулся до меня только что. Думаю, следующие полчаса будешь пытаться их отмыть.



Он стоял в ещё большем недоумении.

-Что?


-Ладно, я расскажу тебе, в чём дело. Дело в том, что я гей. Я люблю своего сводного брата, и хочу, чтобы он обратил на меня внимание. Видишь ли, он общается со мной только на уровне дружбы, а меня это не устраивает, – по мере моего рассказа его глаза всё больше распахивались. – И я хотел, чтобы Финес скучал по мне. Поэтому я, как последний придурок, поехал в институт, в который ехать не хочу, и завтра буду сдавать экзамены, которые тоже сдавать не хочу, только чтобы он по мне скучал. Вот и вся причина. Уверен, теперь ты во всём доволен жизнью.

Том стоял молча какое-то время, а потом вдруг расхохотался.

-Ты придурок, Ферб Флетчер.

Я покачал головой.

-Какой есть. А теперь верни мой ноут.

Парень снова стал серьёзным и задумчиво посмотрел на меня.

-Ты серьёзно сейчас?

-Абсолютно.

-М-да… Я, конечно, никому не скажу, но это действительно дурацкий поступок.

-Вот спасибо. Ты, оказывается, умеешь поддержать в трудную минуту.

Том снова рассмеялся и несильно толкнул меня в плечо.

-Да ладно тебе. Оу, кстати, раз уж ты так уверен, что поступишь, не объяснишь мне закон радиоактивного распада?

-Не боишься, что страшный гей нападёт на тебя?

Парень засмеялся.

-Ну, в конце концов, у тебя есть твой Финес. Так ты мне поможешь?

Я пожал плечами.

-Почему бы и нет?

Глава 7. Важный день.

На следующий день я проснулся относительно бодрым и готовым к испытанию отбора студентов. Том с утра был как на иголках: постоянно читал свой справочник, вскакивал, ходил по комнате, проговаривая фразы из текста справочника, потом снова садился, вставал, мерил шагами комнату, садился, и опять сначала… Ещё даже девяти нет, а у меня уже болит от него голова. На отбор нам к двенадцати, но, такими темпами, я сойду с ума раньше, чем настанет хотя бы одиннадцать. Резко вскакиваю и усаживаю своего нервного соседа на стул.

-Да успокойся ты, наконец! У меня от тебя голова болит.

-Я ничего не помню.

Я пожал плечами.

-Ну, конечно, не помнишь. Занимайся самовнушением дальше.

Меня ощутимо ткнули под рёбра.

-Ферб! Ты мне не помогаешь!

Закатываю глаза, потирая бок.

-Конечно, не помогаю. Я, если ты не забыл, по определению твой конкурент.

Том поджал губы.

-Перестань. Ты же не будешь соревноваться. Ты придёшь и напишешь так, как можешь. Ты ведь всё помнишь, а я…

-А ты помнишь ещё лучше, потому что второй день подряд носишься только с учебником. Успокойся. Вдохни глубже…

Том послушно вдохнул.

-Эээ… Выдыхай.

Парень рассмеялся и кинул на меня неуверенный взгляд.

-Думаешь, пройду?

-Знаю, что пройдёшь. Если не ты, то кто? Я, чтоли?

Том кивнул. Я устало вздохнул и, развернувшись, упал на кровать.

Ещё час я лежал с закрытыми глазами и громко слушал музыку. Все песни подряд. Мне это помогает сосредоточиться, а вот Тому, который слышит каждое слово, не очень. Наушники были большие, к тому же, музыка играла на полную громкость, поэтому во всей комнате можно было разобрать слова.

-Да выключи ты её!

-А ты не нервничай.

-Ну, Ферб…

Я сделал музыку чуть тише. Том нервно постукивал пальцем по колену…

Я резко встал с кровати. Ну, пожалуй, теперь пора идти. Сейчас около двенадцати. К часу будем на месте. Том, ежась от сквозняка, гуляющего по коридору, следует за мной.

-Эй, мы что, не на такси?!

Закатываю глаза и продолжаю спокойно идти вперёд. Том следует за мной, недовольно морща нос.

-А если дождь пойдёт?

Я посмотрел на тучи. М-да, вероятность, конечно, есть, но сейчас ветрено, а значит, их может унести. Или нет…

-Можешь ехать на такси, но я, в отличие от некоторых, слушал городское радио, и знаю, что за поворотом пробка.

Том сник и всю дорогу до университета шёл, усиленно разглядывая асфальт. Входим в здание университета… И на меня сразу же кидается Ванесса.

-О, Ферб, привет! Ты пришёл!

-Я же говорил, что приду.

Девушка немного отстранилась от меня, но всё ещё упорно не хотела отпускать мою шею. Вот ведь… Я еле удержался от того, чтобы страдальчески не застонать.

-Ну, не знаю, ты вчера был такой задумчивый, и…

Слушая её щебетание, я мельком посмотрел на Тома. Этот урод ржал, как конь. Знает ведь, чего мне стоит стоять и слушать, так теперь ещё и… Я показал ему кулак, но сосед никак не могу успокоиться.

-Ммм, Ванесса, подожди секунду.

Девушка удивлённо смотрела на меня. Я невозмутимо взял свою сумку и, достав книжку поувесистее, запустил её прямо в голову Тому. Тот упал и обиженно посмотрел в мою сторону.

-Эй, ты что творишь?

-Ничего. Так, о чём ты говорила, Ванесса?

Иногда поступать как ребёнок не только жутко весело, но и полезно: до самого конца этого дня Том обходил стороной и меня, и Ванессу. Минус один приступ головной боли.

Очередь оказалась довольно длинной, но, наконец, моё имя прозвучало, и я вошёл в класс. Взял листок с заданиями, лениво прослушал инструкции и сел заполнять бланк. Ладно, если я скажу, что это было легко, я совру. Это не было легко, и мне пришлось долго вспоминать ответы на некоторые вопросы, но я уверен, что сделал всё правильно. Поступил, конечно.

Скука.

Не успел выйти из кабинета, как ко мне тут же кинулась Ванесса:



-Сложно?

Я кивнул. Девушка сникла.

-Я не пройду. Если даже для тебя это сложно, то я точно не пройду!

Я положил ей руку на плечо и улыбнулся.

-Верь в себя. У тебя получится, я знаю. Хочешь, я подожду, пока ты сдашь?

Девушка всхлипнула и кивнула. Ну, вот. Нервы шалят. Атмосфера вокруг становилась ощутимо напряжённой. Все сидели и волновались. Том грыз ручку. Ванесса уже, кажется, успокоилась, но всё ещё дрожала.

-Ванесса Фуфелшмерц, пройдите в кабинет.

Я вздохнули сел на скамейку. Ждать придётся ещё час, почему бы не провести время более-менее приятно?

YouTube, видео, Финес… Стоп. Я сдал, и теперь у меня есть вполне законное основание ему позвонить. По памяти набираю номер – открывать книгу контактов, кажется, слишком долго. Кнопка "звонок". Гудки…

-Да?


Финес. Его голос… Ох, голова начинает кружиться, желудок падает куда-то вниз, а на лице расплывается огромная и совершенно глупая улыбка.

-Я сдал.


Он… он порадовался за меня. И спросил, приеду я, или нет. Ну, конечно, я приеду, что за вопросы?! Я и так жутко скучаю по своему младшему братишке, как я могу не приехать?

-Давай ты приедешь, мы быстро изобретём телепортатор, потом измерим координаты, и тебе вообще не придётся уезжать?

Я еле сдержал смешок, но дурацкая улыбка на моих губах принимало катастрофические размеры.

-Я подумаю над этим.

-Ферб?

Я почувствовал, как меня начинает бить дрожь. Только от того, что он назвал меня по имени. По телефону. Боги…



-Не знаю, у меня что-то никаких идей нет.

-У меня тоже. Мне тебя не хватает.

Если бы я не сидел на скамейке, то сейчас бы точно упал – слабость разливалась по телу, голова кружилась всё сильнее, так что следующее предательство моего организма вполне объяснимо.

-И мне тебя.

Финес молчал секунды две, а потом поменял тему разговора. Спрашивает меня, что я делаю. Что я вообще могу делать без него?! Либо ничего, либо скучать. В обществе этих припадочных новоявленных студентов скучать не приходится. Значит, я не делаю ничего…

-А я на велосипеде катаюсь.

Что?! Он едет?! Он что, с ума сошёл? А если он упадёт? Я же…

-Нет. Я стою. Знаешь, делать нечего совсем, и я решил прокатиться.

-Мне тоже.

Вот, примерно, поэтому я и предпочитаю обычно молчать. Почему я говорю весь этот бред? Нет, я, конечно, думаю так, но я вовсе не собирался ему об этом говорить! Хей, где опять мой Между-Ртом-И-Мозгом-Фильтр?!

-Я жду тебя.

Я, кажется, умру сейчас на этой скамеечке. За эти две минуты он успел сказать столько, сколько и не надеялся услышать за всю жизнь – неудивительно, что теперь я просто свечусь от счастья. Срочно нужно отключиться, иначе я… Окей, я не знаю, что будет иначе, но мне лучше отключиться сейчас, пока я могу это сделать. Я и так сказал сегодня слишком много. Больше, чем за всю историю наших с ним телефонных разговоров.

Быстро проговорив "пока", я отключился.

-Это он? Твой Финес?

Я, не переставая улыбаться, отмахнулся от Тома. Тот улыбнулся и, покрутив пальцем у виска, уткнулся в свою книгу. И не надоедает же…

Скоро вышла Ванесса. Я проводил её до женского общежития и пошёл к себе. Кажется, сегодня я усну самым счастливым человеком на планете.

Я становлюсь неуравновешенным. Никогда бы не подумал.

Глава 8. Домой.

Я лежу и смотрю в потолок. Только что проснулся. Вставать не хочется, да мне и не надо. Осталось два дня. Всего два дня… Ну, вообще-то, полтора. Тридцать часов до того, как я сяду на встречную машину и покину Большое яблоко. Плюс ещё час – и я дома. С семьёй. Мы все, конечно, знаем, к кому я хочу больше всего, но как-то странно скучать только по брату. Буду скучать по всей семье… И по Перри.

Том каждый пять минут залазит на сайт с результатами отбора. Точнее, туда, где они должны быть. Пока что ничего нет, но…

-Ура!


Поступил, как я понял. Перевернувшись на бок, я прикрыл глаза и попытался притвориться спящим. Хм.

-Ферб! Я поступил!

Я почувствовал, что кровать прогнулась. Том стоял надо мной.

-Можно, я тебя обниму?

Я поморщился, но ничего не ответил. Том закатил глаза и начал неловко слезать. Запнувшись за мою ногу, полетел вниз и звёздочкой разлёгся на полу.

-Том? Всё в порядке?

Да, конечно, с ним всё в порядке, чего уж тут. Ну, может, разве, ногу сломал, а так – всё в полном порядке…

Я вздохнул и, сев на кровати, потянул Тома за руку. Тот еле дышал.

-Вот чёрт… Ну, всё. Бэтмена из себя больше не строю…

Я усмехнулся и усадил его на стул.

-А я? Я поступил? Или ты, когда увидел свою фамилию, сразу забыл обо всём на свете?

Том как-то по-девчачьи покраснел и пожал плечами. Всё с ним ясно. Пролистываю дальше список поступивших. Да, я тут есть. Прошёл. Всё супер. Весь учебный год вдали от Финеса. Я тяжело опустился на стул и взглянул на часы. Одиннадцать? Ух ты, я давно так поздно не вставал… Хм, прости, Финес, но я сегодня выполняю твои обязанности.

-Том? Я знаю, чем мы сегодня займёмся!

Том с опаской поглядел на меня.

Стоя под дождём в очереди за газетой, Том тихо бурчал себе под нос что-то типа "так и знал, что не надо было идти".

Вечер прошёл скучно. Кафе, приглушённая музыка, Ванесса и снова её отец-злобный-учёный-помешанный-на-утконосах. Единственное, что скрасило мне этот дождливый вечерок – это десерт. Медовые торт с кремом… Жаль, он не долго продержался. А ещё она поступила. Это могло бы меня даже обрадовать, если бы не маленькая деталь: она устойчиво считала нас парой. Кое-как отделавшись от неё, я отказался от назначения следующей встречи, сославшись на занятость и перелёт в Дэнвилл. Ванесса явно огорчилась, но пожелала мне удачного перелёта.

Утро следующего дня было загружено сборами. Том помогал мне, чем мог: не мешался и сидел в уголочке, глядя, как я бегаю по комнате в поисках зарядного устройства для телефона. Коварное устройство, спрятавшееся под подушкой, было найдено буквально за пять минут до выхода. Я быстро подхватил сумку с необходимыми вещами и пошёл вниз, ловить такси, в сопровождении в кои-то веки молчаливого соседа.

-Вы увидитесь сегодня?

Я кивнул, сосредоточенно ища глазами жёлтую машину.

-Надеюсь, вы будете счастливы.

Я пожал плечами.

-Финес обязательно будет счастлив. Он же такой оптимист. Проблема лишь в том, что можно быть счастливым и по отдельности.

Том положил руку мне на плечо и легонько сжал.

-Да ладно тебе. Он не мог не заметить этого. Даже я заметил, ну.

-Я просто не скрывал этого от тебя.

Том притворно возмутился.

-Так вот, значит, как?! От него ты, значит, скрываешь, боишься реакции, а мою психику тебе не жалко?!

Я усмехнулся, садясь в остановившееся напротив меня такси.

-Эээ… нет.

Том с улыбкой покачал головой и помахал мне.

-Пока.

-Увидимся.



Однако мои ожидания слегка превзошли возможности – через час мы только выехали из Нью-Йорка. Пробки в час пик – это ужасно. Нам ещё повезло, обычно тут можно по четыре часа простоять… Ну, зато мы объезжали ремонтные работы и потратили ещё полтора часа только на то, чтобы объехать "нерабочий" участок дороги.

Кажется, я прикрыл глаза всего на минуту. Воспоминания – затягивающая штука… По телу медленно разливалась эйфория. Я еду домой. Скоро я буду дома…

Совсем скоро.

Открываю дверь своим ключом. Дома никого – родители на работе, Финес, надеюсь, в школе. (Всё-таки я хочу, чтобы он присоединился ко мне на следующий год.) Закрываю дверь изнутри – хочу, чтобы это было сюрпризом. Прохожу в нашу с Финесом комнату. У нас на втором этаже пустует комната, но мы с Финесом отказались расселяться. Ведь так классно просыпаться по утрам и слушать, как тихонько сопит младший брат. Потом тихо встать, выключить будильник и разбудить самому. Да, я обычно не упускаю случая прикоснуться к нему. Ненавязчиво, незаметно, легко провести рукой по волосам… Кровать Финеса аккуратно заправлена, в то время, как моя представляет собой один большой ком. Одеяло и наволочка наполовину лежат на полу. Подушка и вовсе непонятно где… А, вот она, у Финеса на кровати…

Стоп. У Финеса на кровати? Ему что, подушек мало?!

Схватив подушку, обнял её и сел на свою кровать. Она пахла Финесом. Ну, ещё бы, он ведь спал на ней. Вдохнуть поглубже… Стоп. До этого моя подушка пахла мной. А что если?.. Нет. Нет-нет-нет. Это же Финес, с чего бы?..

Может, он взял её именно из-за того, что она моя? Ну, нет, вряд ли. Кажется, только я способен на такую сентиментальную глупость. Я потряс головой, в надежде избавиться от образов, тут же заполонивших мою голову. Резко вскочив с кровати, я принялся с каким-то остервенением приводить её в порядок. Удовлетворённо глядя на идеально заправленную постель, я услышал, как открывается внизу входная дверь. Финес пришёл. Он поднялся по лестнице и зашёл в нашу комнату, не обратив на меня никакого внимания, прошёл к письменному столу и скинул рюкзак под стол. Сел на стул и запрокинул голову.

-Привет, Финес. Я приехал.

Его глаза расширились.

-Ты… ты, правда, здесь? Ты не кажешься мне?

Брат молниеносно вскочил, подходя ко мне поближе. Я пожал плечами.

-Да.


Финес улыбнулся во все тридцать два зубы и вдруг кинулся мне на шею.

-Ферб! Я так скучал по тебе!

Я еле удержался на ногах.

-Я тоже.


Что. Я. Говорю?!

-Ферб… - Финес замялся, смотря куда-то сквозь меня. – Мне кажется, я тебя люблю.

Я почувствовал, как ноги деревенеют. Я не смогу сделать и шага в таком состоянии. Я… Я никогда даже не мечтал, чтобы он сказал мне это. Эта неделя – лучшее, что могло случиться со мной за всю мою жизнь.

-Кажется? – передразнил я его, насмешливо приподнимая брови. Финес поморщился и сфокусировал взгляд на мне, отодвигаясь.

-Нет, показалось. Забудь.

Я готов был рассмеяться от счастья.

-Ну, нет. Так просто я этого не забуду. – И притянул брата за рукав водолазки.

Финес не смотрел на меня. Он вообще смотрел куда угодно, только не на меня. А потом мне вдруг стало абсолютно безразлично, что будет дальше. Я поцеловал его. Поцеловал. Финеса. От одной этой мысли перехватывает дыхание… и он мне ответил.

-Я тоже тебя люблю.

Финес застыл, глядя на мои губы. Я не удержал короткий смешок и снова потянулся к нему. Потом мы куда-то свалились. Не помню. Я помнил в те моменты только эти губы. И мне этого вполне хватало.



Эпилог.

-Милый, где мой паяльник?

Рыжеволосый мужчина в белом защитном фартуке ищет что-то в коробке с инструментами.

-Верхний ящик шкафа в гараже.

Второй стоит за несколько метров и собирает мотор будущего летающего на пятипроцентном растворе глюкозы в воде автомобиля. Рыжий резко поднимается и негодующе смотрит на помощника.

-Какого шкафа? Их там много, вообще-то.

-Самого первого. У входа. Ты же сам его туда положил…

Эти двое вечно что-то строят, делают, изобретают… К ним лучше не лезть. Не мешать.

Так думают многие, но не все.

-Мальчики, вы там как? Может, обед?

Ферб фыркнул. Финес, посмотрев на сводного брата и мужа по совместительству, отмахнулся от Кэндис.

-У тебя есть Джереми и ваши дети, перестань пичкать нас своими салатиками. Ставить опыты – наш профиль. Не твой.

-Но это полезно, к тому же…

Изобретатели одновременно закатили глаза. Ферб отвлёкся от двигателя и, подойдя к Кэндис, забрал поднос с обедом.

-Спасибо, Кэндис. Зайди попозже, мы заняты сейчас.

Сестра вздохнула и, развернувшись, пошла к себе домой. Кажется, братья не простят ей тот скандал, который Кэндис закатила, узнав один маленький секрет. Это случилось на одном из традиционных воскресных обедов, когда вся семья в сборе и обсуждает события недели. Просто чудо, что два года им удавалось скрывать это… Родители какое-то время не общались с парой, но, когда им пришли приглашения на свадьбу, не выдержали. Мама плакала и причитала о том, как хотела внуков. Папа молчал. Как будто не здесь…

А на свадьбе Финес был в белом костюме. "Невестушка моя", – называет его Ферб иногда, тут же получая ощутимый толчок под рёбра. Но выражение лица Финеса стоит того.

Кэндис не было на свадьбе. Кэндис не было на первой годовщине. Ни звонка, ни дурацкой открытки. Ничего. Они встретили её случайно – зашли к родителям не в то время. Полтора часа выяснения отношений плюс мамина поддержка и дочь практически почувствовала себя виноватой. Практически.

Зато сейчас всё замечательно. Финес прижимается к спине Ферба и обнимает его за талию. Ферб откидывает голову на плечо мужу, который к двадцати пяти годам вырос ещё на несколько сантиметров, и теперь был чуть выше Ферба. Тишина, и тихое дыхание. Поднос падает на пол. Салат разлетается на составляющие вместе со стеклянной посудой. Наплевать. Они же Флин-Флетчеры, склеят.

Им до сих пор не хватает друг друга, подумать только… Постоянно не хватает. Им мало места в доме, чтобы уместить в нём любовь. Им мало гаража, чтобы разложить по полочкам фантазию, завёрнутую в чертежи. Им мало ночи и мало дня. И, в то же время, их всё устраивает. Ведь лучше и быть не может – у влюблённой пары есть они сами, и это – самое важное, что когда-то было в их жизнях. Нет, не так. В их жизни. Они ведь вместе всегда. Тогда. И теперь. И потом тоже. Да, особенно потом.

Университет окончен. Впереди ещё так много приключений, что захватывает дух от одной мысли. Но в далёкое будущее заглядывать не так уж и интересно. А вот в эту ночь… И вот теперь дух действительно захватывает. Завораживает одна только мысль о... Ммм, нужно собирать двигатель той машины. Срочно. Иначе ночь придёт раньше, чем сядет солнце.

Наконец, уставшие и довольные результатами проделанной работы, они заходят в дом. Ничего необычного. Нет огромной библиотеки. Нет телевизора во всю стену. Нет даже изобретений. Просто этот дом – то место, где можно отдохнуть от них, от суматохи. Здесь есть уже старенький Перри и небольшая химическая лаборатория. Ферб до сих пор дуется, что Финесу лабораторию можно, а ему полигон для испытаний "особо больших изобретений" – нельзя, но ведь слово жены – закон, правда, Финес?.. В мужчину с ярко-зелёными волосами тут же летит какая-то колбочка. Ловит на лету и недовольно смотрит на веснушчатого мужа, натягивающего лабораторный халат.

-Ну и что там было?

Финес беззаботно пожал плечами.

-Не знаю. По-моему, нитроглицерин… Но я знал, что ты словишь.

Ферб закатывает глаза и аккуратно ставит взрывоопасную колбочку на стол.

-Когда-нибудь я не словлю.

Финес ухмыляется.

-Как там? "И умерли в один день?"

-Идиот…


-Этот идиот любит тебя.

Ферб усмехнулся и подошёл поближе.

-Я знаю. Именно поэтому я всё ещё здесь.

Мягко обнять за плечи и почувствовать, как уходит усталость. Колбочки, реагенты, песок. Не важно. Он здесь, всё хорошо. Мы оба здесь. И лучше быть не может.

Через месяц оказывается, что может. Новый чертёж. Аппарат. Он не летает. С ним нельзя играть. И он вряд ли будет петь песенки на ночь, но этот аппарат – пожалуй, лучшее, что они когда-то делали. Он позволяет вырастить в искусственных условиях плод. Два мужчины, две женщины, овечки, обычная пара, да хоть кто – это… Это произвело сенсацию. Они стали известными, но только… Только родители их совсем не понимали. Они будто надеялись, что в один прекрасный день всё пройдёт, как страшный сон. Но этого не случалось день за днём.

-Финес, скажите, что навело Вас на эту идею?

Мужчина поправил рыжую чёлку и улыбнулся.

-Вы знаете… Я очень люблю своего мужа.



Его зовут Ричард. Ричард Львиное Сердце. Среди друзей к нему привязалось прозвище Львёнок. Том и Ванесса заходят каждую неделю, приезжая из Нью-Йорка, чтобы проверить дела их кафе. Да, они купили здесь небольшое кафе, но, скорее, для того, чтобы иметь повод приезжать в Дэнвилл и видеть счастливую семью Флин-Флетчеров. Изабелла работает в школе, и, по "счастливой случайности", стала классным руководителем Ричарда.

Остальные знакомые обычно сторонятся странной семьи. Но, ради всего святого, когда этих гениев интересовало чужое мнение?




Ангельское терпение требует дьявольской силы. Лешек Кумор
ещё >>