Факт и образ: жанровая специфика мультимедийных и телевизионных проектов на темы истории - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Жанровая специфика романа Питера Акройда «Мильтон в Америке» 1 46.65kb.
Жанровая специфика ирои-комической поэмы и ее эволюция в русской... 2 358.7kb.
Конкурс социальных роликов «Малоизвестный и интересный факт истории... 1 30.41kb.
Темы дипломных проектов проектов студентов группы 5-1 спец. 1 24.15kb.
Конкурс мультимедийных проектов «моя православная родина» номинация... 1 222.21kb.
Жанровая специфика плутовского романа (на примере «Ласарильо с Тормеса») 1 154.54kb.
Программа курса «Компьютерные технологии для старшеклассников» 1 31.42kb.
Урок окружающего мира по теме «Страна, открывшая путь в космос» 1 163.14kb.
Возможности использования мультимедийных средств при обучении физики 1 81.6kb.
Темы контрольных работ 1 45.8kb.
Текст оформляют в Word 1 28.66kb.
Программа фестиваля современного немецкого кино: Schultze gets the... 1 51.09kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Факт и образ: жанровая специфика мультимедийных и телевизионных проектов на темы - страница №2/24

Глава 1. Теоретическая часть

1.1 Основные понятия исследования


В первую очередь, необходимо дать определение фразе, которая будет часто использоваться в данном исследовании: literal past3”: прошлое «как оно есть», определенный опыт для переживания. В некотором смысле, это можно связать с понятием «исторического знания»: это результат научного исследования, которое основано на принципе индукции – ученый следует от получения и обработки фактов материального мира к созданию картины прошлого. “Literal past” - это то, что общество в ту или иную эпоху может воссоздать в своих референциальных рамках.

Следующее ключевое понятие исследования - образ прошлого. Это некий осязаемый, вербализированный, визуализированный продукт, прошлое, конструируемое и обслуживаемое властью или следующее за общественным консенсусом, попытка оформить опыт прошлого («literal past») в рамках некоторого нарратива (литературного, кинематографического и т.д.). Таким образом, медийный или телевизионный исторический продукт, в отличие от исторического знания – результат дедукции, движения от картины прошлого к утверждению, устанавливаемому факту реальности. Соответственно, любая попытка репрезентации прошлого в качестве результата предполагает создание идеологически когерентного исторического нарратива. Репрезентация истории в равной степени является механизмом легитимации власти и средством производства идентичности.

Образ исторической реальности - это «продукт» художественных практик (вербальных и визуальных), получаемый в результате обработки, структуризации и трансформации исторической информации, результат переложения ее на язык медиа, доступный для считывания массовой аудиторией. В некотором смысле под образом может пониматься то представление об историческом событии, процессе или личности, которое формируется у аудитории. Таким образом, исторические проекты не используют реальность, а реконструируют ее.

Здесь важно определить разницу между образом и стереотипом, который представляет собой конструкцию несколько иной формы: стереотип – это устоявшаяся система идей и представлений, монолитная, целостная категория, более устоявшаяся и долгоживущая, в то время как образ – эмоциональное понятие, состоящее из подвижных элементов, которые проще воспринимаются аудиторией и которыми легче манипулировать.

Разделение «факта» и «образа» чаще всего используется в ходе разговора о документалистике и ее типологизации. Само по себе это разделение носит если не условный характер, то требует некоторых уточнений. Восприятие мира человеком по определению образно, архаично и мифологизировано. По сути, любая обработка некоторого реального опыта (будь то с помощью мышления, аудиовизуальной репрезентации, научного изыскания) всегда является созданием образа, особенности которого зависят от человека, производящего эту обработку: от его национальности, политических, религиозных, идеологических убеждений, воспитания и проч.

Следовательно, факт и образ во многом неотделимы друг от друга: различные комбинации сочетаний одного и другого порождают различные исторические реальности. Для исторических проектов характерна вариативность трактовок и возможность создания множества версий исторической действительности. Любое кино, претендующее на историчность и имеющее в своей основе определенные наборы фактов материального мира, являются образами действительной реальности, из которых создается новая реальность, отличная от первичной. Именно эту вторую реальность, создаваемую с помощью аудиовизуальных средств, мы называем «исторической реальностью» изучаемого телевизионного или мультимедийного проекта.

В сфере кинореальности пространственно-временная составляющая факта материального мира разрывается, подвергается многократным транформациям технологического и, как следствие, смыслового характера: например, в фильме «Броненосец Потемкин» Эйзенштейна сцена «расстрела на одесской лестнице» растянута практически на шесть минут, а реальная длина, «пространство» лестницы в десять раз короче, чем оно показано на экране. Таким образом, режиссер, используя инструменты монтажа, создает некое «условное» время, отличное от времени действительного материального мира, но правдивое в рамках кинореальности, в которой оно существует. Следовательно, одной из характеристик образа является условное время и пространство воссоздаваемой реальности.

Следующим важным производным сочетания факта и образа в пределах исторической кинореальности является производство мифа. Миф, по Ролану Барту, служит инструментом деисторизации: образ, создаваемый на экране, замещает реальность, делает её нерелевантной. Под мифологемой понимается результат переживания реального опыта и оформление его в виде некоторого образа действительности, который впоследствии и считается самостоятельным явлением реальности.

Жанровые особенности понимаются как отличия стратегий «описания», поэтому меняется не только смысл процедур описания, но и их функции. Жанровая специфика продукта может использоваться для того, чтобы представить исторический факт в некотором определенном смысле, чтобы он был воспринят и понят аудиторией определенным образом в соответствии со смыслом, заложенным в него автором. Таким образом, когда исторический факт используется как часть мультимедийного или телевизионного проекта и интерпретируется через смыслы, определенные социокультурным и идеологическим контекстом времени, в котором они производятся, можно говорить о конструировании некоторой идеологемы. Идеологема – «знак или устойчивая совокупность знаков, отсылающих участников коммуникации к сфере должного — правильного мышления и безупречного поведения — и предостерегающих их от недозволенного»4. Идеологема всегда определенна и эмоционально заряжена, и поэтому это эффективное средство контроля сознания масс: идеологема легко воспринимается, запоминается, и объект манипуляции всегда получает иллюзию понимания проецируемой идеи. В контексте данного исследования под идеологемой понимается мифологема, включенная в контекст исторической политики.

Существуют две основные теории5 понимания связи между «контекстом» (внешним, реальным миром) и «фильмическим дискурсом», который является отражением, реконструкцией реального мира. Первая теория описана Андре Базеном, известным французским теоретиком кино. Он считал, что в реальности ни одно событие не обладает смыслом априори, поэтому онтологический смысл кинематографа - репрезентация реальности при сохранении этой ее сущностной характеристики, т.е., по Базену, двусмысленности. Никакое событие, будучи репрезентированным с помощью кинематографа, не получает обязательного, «прикрепленного» к нему единственного смысла.

В противоположность Базену, Сергей Эйзенштейн считал, что реальность не обладает собственным смыслом, а лишь тем, который мы ей приписываем, таким образом, фильм это только один из инструментов восприятия, обработки реальности, которому сообщено некое идеологическое суждение о ней. Данный процесс, по Эйзенштейну, производит идеологический дискурс, что не может не быть связано с проблемой критерия истинности этого дискурса. Автор теории решает этот вопрос, утверждая, что истинность поставленного фильмом дискурса определяется его соответствием законам диалектического и исторического материализма, иными словами - актуальным политическим идеям. Смысл, сообщенный репрезентируемому событию в данной ситуации, предопределен и конкретен. Данные концепции были созданы их авторами исключительно в контексте кинопроизводства, и, даже еще уже – монтажа, и являются сугубо технологическими, касающимися взаимоотношения факта материального мира и его образа, воссоздающегося на экране. Но они естественным образом распространяются на законы построения телевизионного и мультимедийного высказывания о прошлом. Для понимания сути процесса исторической репрезентации важно коснуться и более общих теорий, касающихся понимания обществом связей между прошлым, настоящим и будущим в целом.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Всякая законная власть есть плод узурпации. Максим Дюкан
ещё >>