Ф. Ф. фон Коцебу личность. Биография - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Заседание «Литература путешествий в свете компаративистики» 1 88.48kb.
С. В. Гиппиус тренинг развития креативности. Гимнастика чувств 20 4806.4kb.
Биография Александра Меньшикова нгту доклад По истории отечества... 1 49.39kb.
Биография и становления как личность 1 Жизнь Сейед Али Хаменеи 4 666.79kb.
Биография Ильи Репина 2 Биография Васнецова 4 Врубель Михаил Александрович... 1 295.4kb.
1 Биография 1 Личная и семейная жизнь 1 91.46kb.
Оу моу гимназия №15 Бланк ответов на вопросы городской сетевой игры... 1 52.48kb.
Гук г. Москвы библиотека украинской литературы личность в истории... 5 426.56kb.
Биография Булгакова 1 113.19kb.
Биография. Герберт фон Караян австрийский дирижер. Родился в Австрии... 1 65.15kb.
Биография С. А. Лебедева Малиновский Б. Н 4 558.37kb.
Статья А. В. Гулыги. М., "Мысль", 1972. 668 с.; С. 388 394 Г. 1 69.98kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ф. Ф. фон Коцебу личность. Биография - страница №1/1





Содержание

ОГЛАВЛЕНИЕ. Введение______________________________1-52 с.

Глава первая «А.Ф.Ф. фон Коцебу - личность. Биография, судьба»_________________________________53-146 с.

Глава вторая «Феномен драматургии Коцебу»________147-205 с.

Глава третья «Первые переводы и постановки Коцебу в России. Оценка его драматургии русской критикой_________206-237 с.

Глава четвертая «Коцебу и проблемы развития русского актерского искусства и драматургии»____________________238-286 с.

Заключение_____________________________287-296 с.

Библиография___________________________297-366 с.

Введение

ВВЕДЕНИЕ


Творчество немецкого драматурга Августа фон Коцебу вызывает особый интерес, будучи одним из существенных явлений в истории европейского театра. На протяжении более чем сорока лет (1790-1830) его пьесы не сходили со сцены, наряду с прозой, поэзией и мемуарами издавались огромными тиражами на немецком и русском, французском и английском, венгерском, итальянском, шведском, датском и других языках.

«Кто двадцать лет владел общим вниманием публики германской, французской, английской, русской, тот, Скриб он или Коцебу, не может не иметь каких-нибудь достоинств, и, по крайней мере, он угадал тайну увлекать свой век»1, — справедливо утверждал Н.А.Полевой. Между тем, до сих пор этот феномен практически не изучен. Более того, несмотря на огромный сценический успех, имя Коцебу стало синонимом посредственности. Хлесткий русский термин «коцебятина»2, введенный в оборот князем Д.П.Горчаковым и благополучно доживший до сегодняшнего дня, словно перечеркивает все произведения этого автора. Не последнюю роль сыграла в этом противоречивая политическая деятельность Коцебу, вызывавшая у современников неприятие, а у сторонников искусства вне политики - брезгливость. Своеобразие Коцебу, его экстраординарное положение в широком ряду драматургов «второго плана» приковывает к себе внимание как явление общекультурное, эстетическое, историческое и собственно театральное. Пожалуй,

1 Полевой Н. Мои воспоминания о русском театре и русской драматургии // Репертуар русского театра. 1840. Т.1. Кн. 2. С. 4—5.

2 Горчаков Д. Некоторые мысли о театре // Улей. 1811. Ч. 2. № 7. С. 50.

именно театральность как неотъемлемое и доминирующее свойство определяет и его драматургию, и даже биографию.

На долгие годы уничижительное понятие «коцебятина» отбило желание изучать пьесы Коцебу, несмотря на то, что «по силе своего влияния и месту, которые они заняли в репертуаре всей Европы, не знали себе равных»1. В середине XX века для русского искусствоведения эта тема была, естественно, закрытой: «Политический и литературный облик Коцебу, — заметил в 1958 году Ю.МЛотман, — достаточно хорошо известен»2, лишь затронув «сомнительную» тему. Но позже именно Лотман дал объяснение разительному несовпадению оценки творчества Коцебу русскими и западноевропейскими литераторами, причем последние воспринимали немецкого драматурга и его пьесы вполне спокойно. «В западной культурной традиции XVIII в. текст мыслился как отделенный от автора, — отмечал ученый в монографии «Сотворение Карамзина» через тридцать лет. — /.../ Между тем по отношению к русскому писателю вопрос "како живеши?" был неотделим от "како веруеши?"»3

Очевидно, что сегодня появилась и потребность, и возможность отделить Коцебу - политическую личность от Коцебу - автора произведений для сцены, и попытаться изучить «театр Коцебу» объективно. Дело, однако, не только в восстановлении исторической справедливости. В любом учебнике по истории театра, сравнивая Коцебу с Шиллером, к примеру, о нем отзывались в лучшем случае снисходительно. Но, во-первых, утверждения о драматургической ничтожности пьес Коцебу по существу априорны: среди выдающих-

1 Чаянова О. Театр Маддокса в Москве. 1776—1805. М, 1927. С. 162.

2 Лотман Ю. Андрей Сергеевич Кайсаров и литературно-общественная борьба его времени // Лотман Ю. Карамзин. СПб., 1997. С. 710.

3 Лотман Ю. Сотворения Карамзина. Там же. С. 58.

ся современников у Коцебу были такие поклонники, как Н.М.Карамзин, а отдельные свойства его пьес достаточно высоко оценивал И.-В.Гете. Во-вторых, театроведение, в отличие от литературоведения, не может ограничиваться выводами филологического порядка, поскольку объект театроведения не драматургия, а репертуар. По крайней мере, такое его свойство, как «сценичность», наука о театре обязана рассматривать как атрибут театрального искусства. С этой же, театроведческой точки зрения, пьесы Коцебу принадлежат не одному немецкому театру, они - невычленимая часть истории русского театрального искусства.

Наконец, если принять во внимание, что изучение истории театра, как правило, основано на исследовании ее достижений, то приходится согласиться с тем, что анализ собственно театрального процесса является проблемой в отечественном историческом театроведении. С точки зрения изучения русского театра в его целостном развитии, такая фигура, как Коцебу, представляет закономерный интерес, поскольку именно этому автору было суждено сыграть заметную роль в процессе формирования реального облика русской сцены рубежа XVIII—XIX веков.

Обладая огромным запасом творческих сил, Коцебу стремился реализовать себя в самых различных сферах деятельности. Завоевав европейскую сцену, он не смог продвинуться в качестве политика и не вошел в историю литературы как писатель. Удивительно другое: за Коцебу закрепилась дурная слава не только неудачливого политика, но и бездарного драматурга. Совмещение видов деятельности было характерно для человека XVIII столетия, поэтому неудивительно, что амплуа авантюриста, которое принял на себя Коцебу, наложило отпечаток и на восприятие его пьес. По справедливой мысли Лотмана, глубоко изучившего русскую культуру XVIII века,

человек этой эпохи представлял собой органичный сплав разнообразных устремлений, многие из которых воплощались в жизни: так, к примеру, Н.М.Карамзин являлся не только литератором, автором прозаических произведений и переводчиком, но одновременно государственным деятелем и историком.

Драматургия Коцебу возникла в контексте русско-немецких культурных и театральных связей, которые имеют богатую содержательную историю. Находясь под естественным воздействием итальянской, английской, французской культуры, русское театральное искусство испытало также и воздействие культуры немецкой. Русско-немецкие театральные связи, стихийно складывавшиеся с последней четверти XVII столетия, в дальнейшем создали культурно-историческую традицию. В последние десятилетия XVIII века общий объем связей русской и немецкой культуры оказался очень значительным. Об этом свидетельствуют, если речь идет о театре, многочисленные постановки немецких пьес . Большое количество и содержательность статей в периодической печати, посвященных немецким пьесам, а также проблемам их сценического воплощения на русской и немецкой петербургской и московской сцене2, оценка этого периода современниками и потомками подтверждают мысль исследовательницы русского театра О.Е.Чаяновой, которая уверенно назвала период 1797—1801 гг. «эпохой Коцебу».

Среди немцев наиболее выразительную роль в процессе развития русского театра сыграл Август Фердинанд Фридрих фон Коцебу, с именем которого связаны особые страницы истории русской сцены, характерные тенденции русской актерской школы, драматургии. Разумеется, он повлиял и на жизнь Немецкого театра в Санкт-

1 См.: Чаянова О. Театр Маддокса в Москве (1776-1805), глава «Эпоха Коцебу».

2 См. раздел «Периодика» в «Библиографии».

Петербурге, но главное - создал определенный тип драматургии, пользующейся успехом у зрителей, но в то же время вызвавшей серьезную критическую полемику.

Как уже говорилось, многочисленными историками и теоретиками театра Коцебу воспринимался как писатель «второго ряда», «третьего сорта»1, которому нет места в истории искусства. Этому обстоятельству есть объяснение, поскольку уже после смерти имя литератора в Европе было почти забыто, его произведения пылились на полках, а о героях пьес вспоминали лишь тогда, когда речь заходила о крупных актерах мирового театра. Исключение составляла только немецкая культура: пьесы Коцебу издавались и ставились в Германии до конца XX столетия:

Русские исследователи, как правило, не погружались в биографию Коцебу и его политические высказывания не отделяли от литературно-театрального творчества. Однако вне изучения судьбы и творческой биографии драматурга трудно оценивать его роль в развитии театра. Как считает автор исследования «Биографика» И.Ф.Петровская, «как и иные отрасли знаний, биографика пользуется "услугами" других наук, в первую очередь - психологии и исторических дисциплин. Вместе с тем ее результаты входят в состав истории наук, искусствоведения, истории педагогики, истории техники и т.д.»2. Современный ученый настаивает на том, что изучение биографии того или иного лица, деятельность которого становится предметом научного анализа, является одним из основных принципов историзма. Соглашаясь с Петровской, имеет смысл попытаться воссоздать биографию Коцебу, которая проливает свет не только на

1 Gieseman G. Kotzebue in Russland. Materialen zu einer Wirkungsgeschichte. Frankfurt am Main. 1971. S. 15.

2 Петровская И. Биографика. СПБ., 2003. С. 13.

драматургическую, но и на всю его творческую деятельность. Жизнь Коцебу можно рассматривать и как источник его творческих побед, и как первопричину конъюнктурного подхода к литературной и театральной деятельности.

Создавший более 200 пьес и почти столько же прозаических произведений, драматург вошел в историю театра как автор пьесы «Ненависть к людям и раскаяние», которую можно назвать программной для его творчества, поскольку идеи европейского сентиментализма, близкого Коцебу и актуального в это время, нашли здесь содержательное воплощение. Многочисленные пьесы Коцебу возникали в ответ на требования современного театра: они заполнили собою имевшееся «пустое пространство», поскольку национальный репертуар в России в этот период только складывался.

Как известно, к концу XVIII века в русской драматургии выделилось несколько ветвей, среди них - сатирические комедии И.А.Крылова, во многом продолжавшего традиции просветительской комедии Д.И.Фонвизина, народно-патриотические пьесы П.А.Плавилыцикова, неоклассицистские трагедии В.А.Озерова, водевили А.А.Шаховского и др. Одновременное существование разных стилей, художественных методов и жанров, взаимодействие подчас конфликтующих художественных направлений и идей определяют эту эпоху как время поиска: быть может, именно тогда закладывались принципиальные основы русского сценического искусства. В этом сложном, трудноподдающемся дифференциации процессе «трогательная» пьеса Коцебу оказалась своеобразным недостающим звеном, сумев дать необходимый толчок генезису русской сцены. Этим геном была «чувствительность».

«XIX век застал русский театр и в плачевном, и в плачущем состоянии /.../, — иронизировал в XX веке историк русского театра

8

И.Н.Игнатов. — Было время какой-то удивительной отзывчивости на все слезоточивое, плаксивое и возвышенно-грустное»1. И в Европе, и в России это явление проявилось не только как театральная тенденция: культ чувства и глубокий интерес к частной жизни человека с конца XVIII века неуклонно нарастали и закладывались в общественное сознание2. Драматургия Коцебу родилась в конце восьмидесятых годов XVIII столетия, отвечая интересам и вкусам представителей «среднего класса», естественно ориентированных на современных героев и проблемы частной жизни.



Кроме того, для изучаемой эпохи была характерна атмосфера напряженного ожидания исторических перемен, которые чувствовались на пороге нового века: кроваво завершавшая XVIII век Великая французская революция окончилась для Европы наполеоновскими войнами, поэтому «плачущее» настроение публики явилось отчасти своего рода защитной реакцией на грядущие опасные перемены. По этим причинам «трогательная» пьеса, вызывавшая горячие зрительские симпатии, оказалась как нельзя кстати: тревожное умонастроение европейцев остро нуждалось в установлении психологического баланса, нарушенного временем. Колебания и тревога могли быть компенсированы в том числе и средствами искусства. Драматургия Коцебу и в этом смысле оказалась весьма действенной: «трогательная» пьеса, с одной стороны, будила подавляемые в жизни эмоции, с другой, - утешала, поскольку, как правило, имела благополучный конец.

Между тем, бытование «трогательной пьесы» в России оказалось фактически исключенным из истории отечественного театра. Крупнейшие художественные достижения русских актеров, связанные с

1 Игнатов И. Театр и зрители. 4.1. М., 1916. С. 61.

2 См.: Лотман Ю. Сотворение Карамзина // Лотман Ю. Карамзин. СПБ., 1997. С.244-265.

ролями в пьесах Коцебу, едва ли не автоматически трактовались как преодоление заведомо слабого и подчас пошлого драматургического материала. Подобный подход сегодня выглядит неисторичным, но такого признания недостаточно: чтобы восстановить реальную картину, требуется анализ этой особой модели пьесы и в первую очередь - анализ драматургии Коцебу. Иными словами, изучение «трогательной» пьесы Коцебу должно помочь восстановлению целостного театрального процесса в России.

Характерно, что немецкие исследователи высоко ценили достижения Коцебу не в «трогательной» пьесе, а в комедийном жанре, сочтя драматурга родоначальником немецкой комедии. И.В.Гете, рассуждая о комедиях своего соотечественника, без всякого сомнения, заявил о том, что с появлением Коцебу родилась форма. Речь шла, по сути дела, о первых попытках создания «хорошо сделанной пьесы», которая особенно удачно впоследствии разовьется во Франции. Комедии Коцебу - практически неизвестная в отечественном искусствоведении значительная часть драматургии Коцебу, хотя комедии не менее интенсивно, нежели драмы и трагедии, исполнялись на русской сцене. Именно в комедийном жанре драматургу удалось обогатить систему театральных амплуа, дав повод актерам находить здесь новые возможности для самораскрытия.

Пьесы Коцебу в России интересовали и театральную, и читающую публику. Среди множества переводчиков и популяризаторов драматургии Коцебу - создатели русской культуры Г.Р.Державин, В.А.Жуковский и Н.М.Карамзин, известные литераторы А.С.Кайсаров, Н.И.Греч, братья Ал.И. и Ан.И.Тургеневы, переводчики с немецкого А.Ф.Малиновский и Н.С.Краснопольский, актер П. А.Плавилыциков и драматург А. АШаховской.

10

Роли в «трогательных» пьесах и комедиях Коцебу исполняли ведущие драматические актеры эпохи: Я.Е.Шушерин, П.А.Плавилыциков, А.С.Яковлев, Е.С.Семенова, В.А.Каратыгин, П.С.Мочалов, М.С.Щепкин и другие. Для некоторых из них эти роли стали этапными, для многих - существенными в их актерской судьбе и в целом для развития русской актерской школы конца XVIII— начала XIX веков.



Влияние драматургии немецкого писателя и представлений по его пьесам сказалось и на русской драматургии, в которой у Коцебу появились единомышленники, творившие в пределах сентиментали-сткой традиции, воплощенной в русской литературе Н.М.Карамзиным (Н.И.Ильин, В.М.Федоров, М.Н.Загоскин и другие).

Диссертационное исследование, таким образом, посвящено изучению творчества Августа Коцебу и его роли в развитии театрального искусства в России. Тема представляется актуальной, поскольку без объективного театроведческого анализа деятельности Коцебу в России представление о тех сложных процессах, в ходе которых формировалось русское театральное искусство рубежа XVIII и XIX веков, не может быть ни системным, ни в принципе научно полноценным.

Цель исследования состоит в определении основных художественных тенденций, сформированных под влиянием сложного и содержательного взаимодействия драматургии Коцебу с русским театром, шире - русского театрального искусства с немецким в последней четверти XVIII века до 1840-х годов.

Генеральной задачей работы является всестороннее осмысление роли Коцебу-драматурга в России на основе методов современ-

11

ного исторического знания, в связи с чем впервые проводится комплексный анализ драматургического творчества Коцебу и определяется его место в русском сценическом искусстве. В задачи исследования также входит создание научной биографии Коцебу, изучение деятельности Немецкого театра в Санкт-Петербурге, директором которого был драматург, и выявление его значения в контексте развития многонационального театра российской столицы, анализ развития русской актерской школы и драматургии рубежа веков исследуемого периода в связи с творчеством Коцебу.



Объектом исследования является процесс развития русского сценического искусства (драматургии, актерского искусства, литературно-театральной критики) рубежа XVIII-XIX веков, рассмотренный с точки зрения заявленной в диссертации темы.

Предмет исследования - театральное воплощение драматургии Коцебу, ее сценический потенциал и сценическая техника, освоенная и творчески интерпретированная молодой русской сценой.

Научную новизну определяет впервые в отечественном искусствознании проведенное комплексное исследование театрального творчества Августа фон Коцебу и создание на этой базе принципиально целостного видения объекта.

Материал исследования. Диссертационное исследование основано, в первую очередь, на драматургии, а именно — текстах пьес Августа фон Коцебу на немецком и русском языках, которые были созданы им в России и за ее пределами и поставлены на русской сцене. Произведения немецкого писателя, часто упоминаемые в научно-исследовательской, мемуарной, биографической литературе и периодике, в отечественном искусствоведении не подвергались профессиональному анализу. Сохранился в лучшем случае пе-

12

ресказ наиболее популярных пьес Коцебу, причем заметно искаженный и скрадывающий факторы и обстоятельства, в свете которых эта драматургия была востребована в России. Материалом исследования являются также многочисленные рецензии и отклики на пьесы и их постановки в России, включающие отзывы об отдельных значительных ролях, созданных крупными актерами. По мере надобности автором диссертации используется также материал по истории немецкого театра с целью проведения сравнительного анализа.



ЛИТЕРАТУРА ВОПРОСА. Как известно, ни монографии, ни отдельной главы в исследованиях по истории литературы или театра на русском языке о драматургии Коцебу в России не существует. При этом русские литераторы обращались к теме «Коцебу в России» буквально с первой постановки его драматургии в русском театре. Многочисленные критические статьи, интенсивная журнальная полемика1 сопровождала Коцебу в течение его пребывания в России, долгое время после отъезда и особенно сразу после смерти. Собственно, поток журнальной критики иссяк только к 1830-м годам, после этого в периодике спорадически появлялись отдельные материалы о жизни и творчестве немецкого писателя, о его пьесах, о ролях, сыгранных в его произведениях русскими актерами. Затем Коцебу стал одним из персонажей мемуарной литературы, принадлежащей

1 Статьи в журналах (подробные библиографические описания см. в разделе «Библиография» и соответствующих разделах диссертации): «Аглая», «Амфион», «Благонамеренный», «Вестник Европы», «Дух журналов», «Журнал драматический на 1811 год», «Исторический вестник», «Корифей, или Ключ литературы», «Лицей», «Московский журнал», «Московский телеграф», «Музыкальный и театральный вестник», «Новости русской литературы», «Отечественные записки», «Пантеон», «Пантеон русского и всех европейских театров», «Пантеон славных российских мужей», «Северный вестник», «Патриот», «Репертуар русского театра», «Репертуар и пантеон», «Русский вестник», «Северный Меркурий», «Сын отечества», «Соревнователь Просвещения и Благотворения», «Русская старина», «Русский архив», «Цветник», газетах «Санкт-Петербургские ведомости», «Северная пчела» и др.

13

перу Ф.В.Булгарина, Ф.Ф.Вигеля, С.П.Жихарева, Р.М.Зотова, Н.А.Полевого1 и других деятелей русской культуры.



Статья литератора В.М.Строева2, под псевдонимом В.В.В. опубликованная в 1840-м году, стала первым в России очерком жизни и творчества немецкого драматурга, хотя современники могли не знать о том, что она являла собою компиляцию сведений из немецких и французских источников, в том числе пересказ отдельных фрагментов мемуаров драматурга «Достопамятный год моей жизни». Ни анализа драматургии, ни содержательной оценки творчества Коцебу в пределах очерка нет.

В вышедшей в начале XX века обширной и содержательной статье под заголовком «Драма в Мангейме» известный литератор А.А.Чебышев в первый раз рассматривал жизнь и творчество Коцебу как комплексную и внутренне противоречивую проблему. Хотя целью работы явился анализ общественно-политической ситуации, приведшей к убийству Августа Коцебу, тем не менее, трактовка Коцебу как личности неординарной и заслуживающей пристального внимания, явилась принципиально новой. Исследование основано на документах Главного архива Министерства иностранных дел, а также на значительном количестве не известных ранее немецких источников, поиск которых сегодня затруднен. Репутация ученого, кото-

1 Булгарин Ф. Театральные воспоминания моей юности // Пантеон русского и всех европейских театров. Ч. 1. СПб., 1840. С. 78-95; [Вигель Ф.] Воспоминания Ф.Ф.Вигеля. В 3 т. и 7 частях. М., 1866; Вигель Ф. Записки. М, 2000; Жихарев С. Записки современника. Ред., статьи и комментарии Б.МЭйхенбаума. М.-Л., 1955; Жихарев С. Записки современника. В 2-х т. Л.,. 1989; [Зотов Р.] Театральные воспоминания. Автобиографические записки Р.Зотова. СПб., 1859; Зотов Р. И мои воспоминания о театре. Период второй // Репертуар русского театра. 1840. Т.1. Кн. 4. С. 1-20, Т. 2. Кн. 7. С.21-30 ; Полевой Н. Мои воспоминания о русском театре и русской драматургии. Письма к Ф.В.Булгарину // Репертуар русского театра. 1840. Т. 1. Кн. 2. С. 1-13.

2 В.В.В. [Строев В.М.] Август фон Коцебу // Репертуар русского театра на 1840 год. Т. 2. Ч. 12. С. 1-23.

3 Чебышев А. Драма в Мангейме // Голос минувшего. 1913. Т.1. № 2. С. 40-81. Отдельное издание: Чебышев А. Драма в Мангейме (К биографии Коцебу). М., 1913.

14

рую обоснованно заслужил Чебышев, сделала возможным использование его открытий.



В XX веке Коцебу попадал в поле интересов, как правило, литературоведов в связи с проблемами изучения немецкой литературы. Так, известны работы Т.Сильман о драматургии «Бури и натиска»1 (при том, что статья 1936 года не лишена издержек вульгарно-социологического метода), глава в пятитомной «Истории немецкой литературы» МЛ.Тронской («Мещанская драма и роман 80—90-х годов»)2. Коцебу стал объектом внимания литературоведа А.В.Лукова, определявшего закономерности развития предроман-тизма, с которым автор связывал драматургию Коцебу .

Собственно говоря, этим кругом литературы и ограничивалось отечественное искусствознание в разговоре о Коцебу вплоть до 1990-х годов. В XX веке Коцебу представал в театроведческом контексте чаще всего в качестве примера второсортного драматурга, чьи произведения заполоняли русскую сцену, нанося ей непоправимый ущерб.

Первые попытки с современной точки зрения заново пересмотреть устоявшиеся взгляды были предприняты студентами Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства в рамках историко-театральных семинаров под руководством профессора Н.Б.Владимировой. В монографии о творчестве Мочалова и Каратыгина, созданной историком театра в соавторстве с

1 Сильман Т. Драматургия эпохи «Бури и натиска» // Ранний буржуазный реализм: Сб. статей под редакцией Н.Берковского. Л., 1936. С. 385-467.

2 Тройская М. Мещанская драма и роман 80—90-х годов // История немецкой литературы: В 5 т. М., 1963. Т. 2. С. 315-331.

3 Луков А. Предромантизм и проблема характера в европейской литературе // Проблема характера в зарубежной литературе: Сб. научных трудов. Свердловск, 1985. С.21-35.

15

Г.А.Романовой, удалось по-новому взглянуть на творчество этих актеров в том числе благодаря анализу их ролей в пьесах Коцебу1.



Только с начала 1990-х годов проявился интерес к творчеству Коцебу, очевидно, в связи с изменением общественного сознания. В это время наметился пересмотр многих устоявшихся концепций, возвращались несправедливо забытые имена, была обнародована, к примеру, обширная эмигрантская культура. Признанные советским искусствоведением в качестве реакционеров Ф.В.Булгарин, Н.И.Греч, А.С.Суворин и другие получили новые оценки и более объективное освещение. В этом контексте возвращение из небытия фигуры Коцебу выглядит не случайным, а вполне закономерным;

В самом начале 1990-х годов московский литературовед А.Н.Макаров опубликовал монографию «Штюрмерская литература в немецком культурном контексте последней трети XVIII века» , одна из глав которой была посвящена особенностям развития «тривиальной драмы» этого периода. Наследуя идеи Ф.Шлегеля, автор вычленил из общего литературного потока в Германии XVIII века «высокую» и «тривиальную» литературу, причем последняя, с его точки зрения, была сформирована городской средой и ее эстетическими запросами. В этом контексте Макаров анализировал творчество Ф.Шредера, А.Иффланда, А.Коцебу, связывая их с общей проблематикой литературы периода «Бури и натиска». Споря с автором немецкого исследования К.Колером3, а вместе с ним и с исследователями, сводившими драматургическое творчество Коцебу до умения создавать «драматургию эффектов», Макаров справедливо полагал: «Думается, ограничивать значение драм Коцебу только стрем-

1 Владимирова Н., Романова Г. Любимцы Мельпомены. В.Каратыгин. ПМочалов. СПб., 1999.

2 Макаров А. Штюрмерская литература в немецком культурном контексте последней трети XVIII века. М, 1991.

3 Kohler К. Effekt-Dramaturgie in den Theaterstucken A. von Kotzebues. Berlin. 1955.

16

лением к созданию эффектов или видеть его лишь в умении автора развивать модные проблемы явно недостаточно»1. Правда, дальше свою мысль автор, к сожалению, не развил.



С новых методологических позиций рассматривала русскую драматургию, в том числе и репертуарные пьесы Коцебу, М.Н.Щербакова - автор монографии «Музыка в русской драме. 1756 — первая половина XIX в.» (1997)2. Она сочла, что произведения немецкого драматурга стали материалом для анализа музыкальной структуры постановок и дали повод обнаружить в них элементы «авторской режиссуры». Эта точка зрения принимается во внимание в диссертации.

Одна из статей конца 1990-х годов посвящена переводу пьесы «Ненависть к людям и. раскаяние»3, в другой, опубликованной в рубрике «Русские корни» журнала «Русскш вкладъ» («Закулисье») (2001), были пересказаны, а иногда без кавычек процитированы известные работы о Коцебу4.

С 1993 года мною была начато исследование темы «Коцебу в России», результатом чего стала серия статей в коллективных научных монографиях, научных сборниках и специальных журналах России и Германии на русском и немецком языках5. В процессе на-

1 Макаров А. Штюрмерская литература в немецком культурном контексте последней трети XVIII века. С. 156.

2 Щербакова М. Музыка в русской драме. 1756 - первая половина XIX в. СПб., 1997.

3 Земскова Е. Об одной особенности перевода на русский язык драмы «Menschenhass und Reue» А.Коцебу // Русская филология. Сборник научных работ молодых филологов. Вып. 8. Тарту: издание Тартусского университета, 1997. С. 37-43. Характерно, что в этой работе повторены все характерные ошибки, кочующие из статьи в статью о Коцебу: так, автор считает, что драма «Ненависть к людям и расканяние» была написана в 1789 году (с. 73), тогда как это случилось годом раньше; по мысли Е.Земсковой, Коцебу находился «долгое время на русской службе» (с. 37) - первое пребывание немецкого писателя в России ограничилось двумя годами; перевод драмы, как считает автор, впервые был сделан Малиновским в 1796 году (с. 38), но существовал, как известно, более ранний перевод Репьева, который и был поставлен в первый раз в Москве.

4 Елингер Н. Август фон Коцебу - писатель и политик рубежа двух веков // Руссюй вкладъ (Закулисье). 2001. Вып. 5. С. 17-18.

5 Melnikova S. Das deutsche Theater in Sankt-Petersburg am Anfang des 19Jahrhunderts, in: Jahr-bucher fur Geschichte Osteuropas. 1996. Band 44. 1996. H.4. Stuttgart. S. 523-536; Мельникова С.



Список литературы




Эксперт даст все нужные вам ответы, если получит нужные ему вопросы.
ещё >>