Евгений Миронов Чувство справедливости Беседу вел Владимир Познер Подготовлено на основе материала - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Александр Филимонов «Люблю его творчество» Беседу вел Петр Петровский... 1 14.88kb.
Владимир Познер 1 290.2kb.
Евгений Федоров 5 марта 2014 1 41.32kb.
[Сергей Адамович Ковалев, 22. 11. 1998, Октябрьский р-н, Пермская... 1 236.34kb.
[Сергей Адамович Ковалев, 22. 11. 1998, Октябрьский р-н, Пермская... 1 229.33kb.
[Сергей Адамович Ковалев, 20. 11. 1998, пос. Октябрьский, Пермская... 1 220.54kb.
Спор о справедливости 4 560.92kb.
Лосев А. Философия культуры 1 185.69kb.
Владимир Владимирович Познер Прощание с иллюзиями 54 7078.86kb.
А если это любовь? 1 163.86kb.
Миронов Владимир Валерьевич 1 20.71kb.
Среды и герои 1 33.56kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Евгений Миронов Чувство справедливости Беседу вел Владимир Познер Подготовлено на - страница №1/1


Евгений Миронов

Чувство справедливости

Беседу вел Владимир Познер

(Подготовлено на основе материала:
Миронов Е. Полный текст интервью / беседу вел В. Познер // Первый канал. 2013. 3 июня.
URL: http://www.1tv.ru/sprojects_edition_p/si=5756&fi=23731)

В. ПОЗНЕР: Скажите, вы были знакомы с Солженицыным?


Е. МИРОНОВ: Да, конечно.
В. ПОЗНЕР: И что он для вас, Солженицын? Кто он?
Е. МИРОНОВ: Когда мне позвонил Александр Исаевич… Мы с ним виделись всего два раза. И несколько раз разговаривали по телефону, потому что я стал лауреатом премии за фильм «Идиот». И когда мне позвонил Александр Исаевич, сказал, что это Солженицын, я не поверил — думал, что это Машков меня разыгрывает, потому что это совершенно для меня невозможная вещь. А потом, когда я поехал к нему на встречу… Это уже была первая наша встреча. Потому что Панфилов меня утвердил на роль Нержина в «Круге первом» и мне захотелось… А я понимал, что Солженицын — это прототип Нержина. Мне так захотелось этого идеального героя понять… Потому что для артиста это самый тяжелый случай, когда идеальный какой-то герой. Играть невозможно, понимаете? Необходимо найти какую-то черту, за которую зацепиться. Я, в принципе, ее нашел. Но я ее не мог показать. Это максимализм, это… Ее можно было показать только, знаете, как? Обостряя это качество. Но я не мог этого сделать, потому что я был настолько под чарами простоты и  интереса этого человека к общению, например, со мной. Это очень сильно подкупало. Когда я пришел, я приоткрыл дверь, он сказал:  «Евгений Витальевич, проходите». Оказывается, он отчество знает, знает какие-то мои фильмы. И дальше у меня было очень много вопросов, но я их ни один не задал, потому что задавать вопросы по роману: «Так. А это почему?» Невозможно было. Мне было интересно просто, как он говорит, о чем он говорит. У меня единственная вещь, я никак не мог успокоиться. То, что он сделал, из шарашки пошел в лагерь — для меня это античеловеческий какой-то поступок. Должно быть чувство самосохранения, понимаете? Все равно, на животном уровне, страх какой-то. То, что он совершил, не поддается моему пониманию. Я у него спросил, что им двигало. То есть он же не знал, что он выживет, получит Нобелевскую премию. И он мне ответил: «Чувство справедливости». Это чувство помогало ему выстоять, идти до конца. Чувство справедливости. Удивительный. Удивительный во всем. Последняя наша встреча была уже, знаете, как? Он тяжело болел, и у него не работала левая рука, и подниматься с кровати было тяжело. Когда я решился помочь ему, он сказал: «Нет, ну что вы». И увидел, как он правой рукой схватился за стол, левой, плечом оперся на… То есть у него уже была разработана система, как в этом тяжелом физическом положении выживать. И он нисколько не страдал, он говорит: «Слава Богу, что не правая — я могу еще писать». Он говорит: «Я меньше работаю». Я говорю: «Сколько вы работаете?» Он говорит: «Да 8 часов в день».  И не боялся смерти. Он говорит: «Мне вообще не страшно. Сейчас откроется дверь, она войдет, я скажу: “Заходи”». Не страшно было. Он жил не для того, чтобы, знаете, там черта, смерть, жизнь. Вообще человек… Как сказать? У него нет этой черточки, жизнь-смерть.







Шлягер: песня, которая позволяет вам думать, что и вы умеете петь. Арнолд Глазгоу
ещё >>