Это профессиональные актеры снимались или рабочие? - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа проведенияхiiiоткрытогороссийскогокинофестивалякомедии... 1 76.6kb.
Оценка радиационной обстановки 1 122.35kb.
Рабочие перчатки и их применение 1 14.53kb.
Федор Раззаков "Корона Российской империи, или Снова неуловимые" 1 238.14kb.
Крым, Евпатория Оленевка Пансионат «Солнечная долина» 2007 1 25.4kb.
Информация о процессе производства 1 342.84kb.
Урок по теме "Механика". Это создает основу для формирования мировоззрения... 1 141.28kb.
Накопительное загрязнение экосистем и факторы, обусловливающие интенсификацию... 1 135.41kb.
Сборник Профессиональные штудии Серия «В помощь специалисту публичной... 9 1518.47kb.
Киносочи, или сколько фильмов снималось в сочи? 1 17.12kb.
Наэк "энергоатом" оп «хмельницкая аэс» 18 1650.15kb.
Любовь по правилам 1 178.88kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Это профессиональные актеры снимались или рабочие? - страница №1/1



- Это профессиональные актеры снимались или рабочие?

Ответ: Да это все профессиональные актеры. Очень часто задают это вопрос. Многим кажется, что особенно в первой сцене документальные съемки. На самом деле, это профессиональные актеры снимались, и получился такой запланированный эффект.

- На самом деле вопрос не в этом. Фильмы очень разные «Зеленый слоник» и этот. Интересно, как вам удается это. Действительно, ощущение документальности оно есть. Что здесь, что в «Зеленом слонике». Я когда первый раз включил, я смотрел, и я не понимал. Было ощущение, что это документальная съемка. Это абсолютно гениальная актерская работа. Ощущение абсолютной документальности. Диалоги были прописаны изначально, или задается какая-то общая тема и они импровизируют?



Ответ: В данном случае это совсем другой фильм, непохожий на все предыдущее творчество. С творчеством с тем прошлым все уже забыто. Нельзя все делать одно и то же, это глупо как-то.

- Нет. Результат тот же самый. Ощущение документальности оно есть. Это развитие для вас или всегда было такое кино?



Ответ: Для меня это развитие. И здесь все сцены прописывались. Здесь нет никакой импровизации. Я специально писала все диалоги.

- Дословно прописывали?



Ответ: Да, просто до точки.

- Можно вопрос по поводу «Слоника». Я читал, что определенного сценария не было, там актеры импровизировали.



Ответ: Да, в «Зеленом Слонике» это была полная импровизация. И я хотела рассказать немного про «Зеленый слоник». Очень многие, особенно молодые люди воспринимают это как «трэш-эстетику». Но «трэш-эстетика», если вы почитаете, или посмотрите какие-то фильмы - это другое. Для молодого человека, наверное, не совсем понятно, что было в 90-е годы. Мы были взрослые и могли это видеть и как-то это оценивать. Потому что художник - он выражает время. Собственно говоря, я тоже придерживаюсь такого определения. В то время, если вы знаете, был у нас Ельцин Борис Николаевич, который предпринял определенные реформы, и мы перешли в капитализм. При этом он сократил армию вдвое. Деградация армии была в том смысле, что половина людей, офицерский состав, от этого пострадал. Они вынуждены были идти либо охранниками к богатым «малиновым пиджакам», наглым, сумасшедшим людям; либо в челночники, которые возят шмотки из заграницы. А это профессионалы, которые были предназначены для военной службы, давали присягу и так далее, очень многие кончали жизнь самоубийством. Тогда процент смертей был один миллион человек в год по стране – примерная статистика. Потому что люди просто не выдерживали. И среди высшего генеральского состава тоже были самоубийства. Правда, люди не выдерживали. Либо они морально деградировали, либо физически. А кто-то приспосабливался. И в данном случае мы видим человека, который полностью морально деградирован, он уже не может сопротивляться тому унижению, которое он претерпевает. И это метафора того, что было в стране. Это было не только в армии, это было со всеми нами, кто вдруг оказался без работы, без денег. И все взрослые люди, которым было тогда по 35 лет, инженеры или еще кто-то, которые выбрали свою профессию, жизнь вдруг поменялась для них удивительным образом или просто закончилась. Потому что они лишились всех своих средств, это понятно, дефолт, но они лишились также работы. Им пришлось, например, если он был инженерам, идти в ларек продавать что-то. Очень многие люди потеряли смысл жизни и были растоптаны. Мы были очень инфантильны, потому что мы же жили в советское время, и нас воспитывало советское время. И мы были очень доверчивые. В нас не воспитывали какой-то борьбы. Мы были достаточно инфантильными и доверчивыми людьми, потому что все складывалось неплохо: мы получали профессию, еще что-то, и вдруг нам говорят: всё! С вашей профессией покончено, с вашей жизнью покончено, и за квартиру мы платим и так далее, так далее. Все это, вы знаете, при периферийном капитализме бывает – это у нас получилось. В «Зеленом слонике» мы видим в данном случае, война в Чечне была первая, ужасная. От нас все скрывали. Вы наверное, знаете, что там ввели танки на Новый год, что там день рождения было Грачева, который подох недавно. И это была абсолютно бездарная военная операция. И в то же время она проходило параллельно вот этому разложению армии: все танки были проданы, вооружение было все продано в Армению, в Чечню. Остались какие-то танки, которые нужно было чинить. Надо сказать, что эта кампания абсолютно безобразно была организована: с картами 68-го или 73-го года, которые у них были на руках, и они должны были искать улицы в Грозном. А там улицы уже поменяли название и новые построили. Я привожу пример безответственного и бездарного отношения государства к тому, что происходило. Мы как художники это очень чувствовали, чувствовали всем нутром. Вообще художники очень остро это время это переживали, каждый по своему. Мы чувствовали, что нас обманывали. И в этом фильме («Зеленый слоник») было представлено наше поколение. Человек, которого сломали и человек (в данном случае Володя Епифанцев), который еще держится, и которого будто бы невозможно сломать. Но сломать можно каждого человека, потому что психологическое давление если включить, то человека сломать возможно, что потом и происходит. Епифанцев тоже ломается психологически. Он не выдерживает этого безумия и событий, которые происходят с ним. И как офицер, когда война проиграна или что-то идет не так, он кончает жизнь самоубийством. И в данном случае то, что от нас скрывали войну в Чечне и параллельно выпустили сериал «Менты»…

и мы собрались и это был такой искренний крик, потому что нам врали, нас обманывали. Мат – это было художественное средство выражения того, что происходило. Этим матом мы хотели отделить себя от того, что снимали другие. Потому что мат – это тоже табуированная зона, которую можно было вскрыть таким образом. И, естественно, мы хотели говорить правду. И правду мы говорили тем, что мы включили мат. И соответственно, мат – это была манифестация открытости, дайте нам правду, мы хотим знать все, то, что скрыто, поэтому поднимались все табуированные зоны, вскрывались.

И я хочу сказать, что он вполне реалистичен этот фильм. Это то, что происходило у нас. И если говорить про дедовщину, которая была в то время особенно популярной, как издевались над людьми. И то, что каждый день умирал человек от каких-то пыток, издевательств и так далее в то время, это было минимум. И каждую минуту ты сидишь и знаешь, что в это время от пыток кто-то умирал. Сейчас, слава Богу, другое время. Я могу и дальше об этом говорить. Но я пытаюсь сказать, что это не какая-то «трэш-эстетика», не какой-то фарс. Это просто время было такое, когда с нами все это происходило. И мы как художники, просто это констатировали. И я сказала – я не знаю, это будет какая-то сцена посередине фильма, ребята, и все пошло. Володя гениальный актер, безусловно. Он подхватил Сережу, дал Сереже проявиться и сам очень хорошо проявился. Он не был в каких-то рамках. И я считаю, что они гениально, конечно, сыграли и они отразили то время. Почему этот фильм очень популярен - потому что в нем заложена какая-то искренность, или еще что-то, я не знаю.

- Вы понимали, что себя в историю вписали этим фильмом



Ответ: Естественно, я давно это понимаю, уже лет десять

- А вам не показалось, что ваши гениальные актеры своим гениальным бенефисом убили совершенно вашу задумку. Получилось не страшно, а смешно. Почему-то собралось столько народу, и собачка встала …



Ответ: Ну и отлично, черный юмор сравни рефлексии, это прекрасно.

- Ну, люди больше видят не чернуху, а юмор.

-Это не чернуха и не юмор, люди видят настолько точное попадание в такую ситуацию, которая воспринимается документально.

Ответ: Ну, просто это выглядит искренне. Не столько документально, а искренне. Настолько мы были открыты, искренни. Настолько у нас был драйв большой, чтоб это донести. Этот драйв, наверное, чувствуется. И не важно, какое пошло время. Вы как-то по-другому это воспринимаете, но тот стержень драйва, который был заложен – нашей энергией, художественной волей. В ней есть вот что такое…Саша Маслаев смог очень точно передать время. И этот цинизм показной, но в то же время боль за то, что происходит, в его исполнении идеально передана, он очень гармонично это все сделал, отыграл прекрасно.

- Можно перейти к самому фильму, который мы сейчас посмотрели. Вы как считаете, художник это кто такой. Художник он делает что?



Ответ: Он выражает время

-Выражает время, то есть, данное произведение - это взгляд художника на время?



Ответ: Это не взгляд художника, понимаете. Я не то, что пришла и смотрю на это, это выражение. Выражение – это когда я все через свои чувства пропускаю. Я провожу некое исследование реальности, А если у меня нет внутренних чувств, внутренней необходимости, внутреннего ощущения, - искреннего произведения, конечно, не получится. Поэтому это именно выражение, я подчеркну.

- Если я вас правильно понял, вы выразили нарастание классовой борьбы, да?



Ответ: Если один этот пункт брать, то можно и так сказать. Но нет, я не это выразила.

- А что вы тогда хотели?



Ответ: Я выразила это время. Тут же все очень просто написано. Время кризиса, очень большая разница между богатыми и бедными.

- Это такая же реакция, как у оппозиции и все такое?



Ответ: Нет, про оппозицию, если вам интересно мое мнение, я могу сказать, что оппозиция очень слабая, она не имеет никаких идей. И как сказал мой очень хороший знакомый – активист в Липецке, не важно, какой президент, нам важно, какие реформы он будет принимать, в том числе и политические.

Все-таки, я по разным причинам очень не довольна этой оппозицией, она слабенькая какая-то. Но может, она как-то оформиться и мысли какие-то у кого появятся. Потому что если сравнивать оппозицию и, например, работу независимых профсоюзов или Российского Социалистического Движения, то здесь видна программа, понятна какая-то мысль, ясно, что человек хочет. А там у этих людей не понятно. Выйти с каким-то лозунгом «Честные выборы» непонятным. Даже если власть захочет, то как же ей на это ответить. На улицу вышли представители либеральной интеллигенции. Либеральная интеллигенция она ж формировалась во время Ельцинского правления, тогда она поверила Ельцину, были реформы и они думали, что им тоже что-то упадет. А им ничего не упало. Вот сейчас они, как-то видно, что-то хотят добрать там, наверное. По идее, если б они были серьезной оппозицией, они бы должны были выйти с демократическими лозунгами, которых три, по-моему. Это свободные суды, разделение властей, и избирательная свобода. Вот, они могли бы выйти с реальными лозунгами, которые заложены в основу демократического общества. Но ни одного такого лозунга там не было и мне бы очень не хотелось, чтобы мой фильм смешивали с этой оппозицией, хотя время выхода моего фильма было близко

- Меня заинтересовала сцена на проходной, интеллектуальное обсуждение про Белинского и так далее. Такое обсуждение с иронией, мы просто смеялись. Задумывалась ли такая реакция, и какое значение для вас этой сцены?

Ответ: Это для меня центральная сцена, потому что в ней достаточно много всего выражено. Мы говорим про активистов. Я могу сказать, что активисты тех профсоюзов, за которыми я наблюдала, они все очень умные. Они все очень большие интеллектуалы. Читают Маркса, читают Беньямина. У них есть киноклубы. В Калуге, например, у МПРА сайт: в понедельник английский для начинающих, во вторник для продвинутых, потом юридическая консультация, психологическая поддержка. То есть, это люди, которые обучаются и занимаются самообразованием.

- Это я понимаю, но ведь с иронией?



Ответ: Как же без иронии, я же не документальный фильм снимаю. Они, люди моего поколения, что-то новое увидели, и они пытаются в этом новом разобраться. Что это такое, Годар не Годар. Там ирония, связанная с историей кинематографа. Может, она так не очень понятна, но в принципе, смешно как-то выглядит. А с другой стороны, я думаю, что к этому герою, который все это читает, мы проникаемся большой симпатией. Я считаю, что это прекрасная сцена.

- Нет, мне она тоже понравилось. Просто хотелось узнать ваше личное отношение к ней.

- Ответ. Я везде говорю, что я с большим уважением отношусь к людям, которые занимаются независимым профсоюзным движением, потому что я исследовала и здесь хотела показать проблему моногородов, где создать независимый профсоюз практически невозможно. Только в Тольятти им удалось создать «Единство» профсоюз. Там это невозможно сделать, потому что очень большое давление администрации. И я теперь о профсоюзах знаю все! И есть ФНПР, Федерация независимых профсоюзов, которая осталась от советского времени – с их мебелью, их сапогами, ну, со всей этой недвижимостью советской, с пансионатами и так далее. По Конституции, по трудовому кодексу все должны иметь социальную поддержку. Поэтому на каждом предприятии в моногороде, есть Федерация независимых профсоюзов. Как поступаешь на работу, как мне говорили, ты заполняешь заявление, что тебя принимают на работу, и одновременно ты становишься членом ФНПР, которая абсолютно коррумпирована владельцами завода. Потому что конечно владельцы завода и профсоюз – это одно целое и им выгодно работать в одном направлении. Поэтому создаются независимые профсоюзы. Но сделать независимый профсоюз в моногороде практически невозможно, потому что это большая структура и если ты вступаешь в независимый профсоюз, значит, ты должен выписаться из другого профсоюза и администрация сразу в курсе.

И в то же время, если мы говорим про кризис, когда были увольнения. Подпишешься, что выходишь из профсоюза, и сразу попадаешь под внимание администрации, и администрация же поставит первым на увольнение. Поэтому те люди, которые все-таки решились на независимый профсоюз и вышли из навязанного профсоюза, совершают героический поступок, потому что если их уволят, и получается, что семья, квартира… Всё, в этом городе они попадают в черный список, им некуда деваться, им надо куда-то передвигаться. Поэтому они рискуют всем. И помимо этого, всегда существует психологическое давление, их начинают куда-то вызывать, за ними следят. Я один раз присутствовала в Калуге, я приехала первое мая снимать. Мы с ребятами вышли вместе, чтобы в колонну войти и сзади два мужика. Ребята говорят, вон посмотри, эти двое из центра «Э». Они уже их в лицо знают, потому что за ними они часто ходят и это очень неприятно. А я была со стороны. Но все равно это так неприятно, когда за тобой кто-то идет и следит. Это чудовищно! И эти ребята попадают под чудовищный психологический прессинг. И не каждый это выдерживает. Знаете, на голову как это действует сильно.

- Вы про профсоюзы все знаете, мы про фильм хотели спросить. Как вы пришли к профсоюзам из художественного мира?

- Вы как художник в этом фильме играете с формами. У меня ощущение от этого фильма сложилось, что я в голове рабочего нахожусь, о котором документальный фильм снимают, которого не показывают никогда. То есть я его глазами все вижу, не глазами художника. И вижу глазами соучредителя в офисе у себя. В конце – черный квадрат, это как отдельная картинка. Отдельная картинка, где он моется в душе голый. А все остальное происходит так, как происходит. Если кто-то был на заводах, там так оно и есть. Как проходила переработка материала?



Ответ: Одна из задач режиссера – остаться в жанре. Жанр – производственная драма. И сделать жанровое кино - одна из задач режиссера. И не уйти куда-то от этого В данном случае жанр – производственная драма, но этот жанр выходит также неуправляемо в другие жанры но стержень есть. Второе, надо построить сцену. Там есть очень красиво построенные сцены. Если говорить про метафоры, там есть метафоры – троица, там они трое сидят. Черный квадрат – это по-своему…

- А с Калиной Красной?



Ответ: Калина красная – это метафора прошлого кинематографа, безусловно. Потом там есть такой прием, как «гестус». «Гестус» – когда происходит необоснованное действие. Вот, Сережа падает с лавки. Почему он падает, зачем?

- Это кинематограф по Брехту, да?



Ответ: Да, это то, что называется «гестус», такой прием художественный.

- Они просто осуждали мотивированные действия…

- А это куклы были или люди? Издалека как люди кажутся, когда сквозь дверной проем

Ответ: Нет, это они же сидят, они замерли. Это мы говорим о формальных художественных приемах. Есть композиция, есть фактура, текстура, освещение. Но основная глобальная идея фильма – выразить небольшими кусками наше время, показать рабочих и их конфликты. Я хотела добиться максимальной реалистичности. В документальном кино вы добьетесь этого. А в игровом – это очень сложная задача: сделать так, как будто бы это реально. То есть это основная задача.

- У вас это получилось!

- На проходной они говорили про голливудскую систему, и мне показалось, что в целом – это был выплеск вот этой голливудщины в фильме. Неожиданно началась Санта - Барбара. Это чей-то сын, этот сын убил сына и так далее. Для меня это смотрелось весьма неестественно в этом фильме. Все начиналось реалистично, я ожидала рассказа из жизни рабочих. Ждала, что внесут какие-то принципы, какие-то идеи. А во-вторых, для меня был Белинский, который смотрелся неестественно. Да, я верю, что есть такие активисты, которые делают эти киноклубы и так далее, я верю, но конкретно эти герои не выглядят этими интеллектуальными активистами. И в итоге для меня все это смотрится нереально и сильно надумано.

Ответ: Безусловно, это сцена. Нельзя говорить, что все реально. Это не документальное кино, здесь есть образы, мы говорим об образах. Если мы говорим о людях на проходной – это отношение к моему поколению. Мы учились, правда, очень хорошо, мы знали наизусть Гоголя и Белинского. Это тоже реализм, возврат и уважение к людям моего поколения и я хотела очень много вложить в это, что образование у нас было очень хорошее. И там стоит парень и говорит, что про Белинского ничего не слышал – и мы тут поднимаем проблему самообразования, это получился немножко манифестационный кусок фильма. А про Голливуд там очень тонко было, - он же говорит про Брехта. И если нас снимает камера, он показывает рукой камеру, которая его показывает, это будет по Брехту. А если сейчас начнутся кровавые бойни со всем переживаниями, то будет Голливуд. И собственно говоря, так и произошло – он показывает в камеру по Брехту и после этого начинается Голливуд – вот это кровавая бойня. И с другой стороны, это просто веселый эпизод, когда люди, которые не знают, кто такой Годар, что такое новая французская волна, мы все по-разному плохо-хорошо об этом знаем, они пытаются в этом разобраться, а почему это не может комично выглядеть? Да, так бывает.

- Светлана, а братоубийств – это ведь тоже эпизод, получается, классовая борьба. Зря вы отрицаете, она ведь все-таки у вас есть. Каждый элемент в каждом эпизод, продуман как классовая борьба. Брат против брата – это мы уже встречали.



Ответ: На самом деле, в Казахстане недавно 12 человек убили профсоюзников. Вы знаете? На улице в Казахстане. Просто вышли люди на митинг. Милиция просто расстреляла, полгода назад. Ну, и чего…

- Во-первых, я хочу узнать про сценарий, у меня такое ощущение сложилось после просмотра все-таки, что вы писали сценарий – где рабочие в киноклубе – у меня такое ощущение, что образы были очень гипертрофированы. Почему, если рабочий. Он обязательно должен быть таким забитым, но в то же время, он смотрит Годара вне работы, потом, в конце концов, идет бороться. Почему, если директор завода, то это обязательно отвратительный ублюдок. Мне кажется, Епифанцев мог сыграть сотрудника центра «Э», но не директора завода. Такие директора заводов, может, и существуют, но они скорее бы распродали все имущество, потому что такие люди не умеют управлять предприятиями; или сдали бы в аренду и в этих бы заводах собирались бы какие-то современные художники, или студии дизайна и так далее. Меня все эти гипертрофированные образы очень смутили. Мне очень хотелось сопереживать, но, к сожалению, этого не получилось. Это мое мнение



Ответ: Я хочу поправить - данном случае это не рабочие, а активисты. Я не говорю про рабочих, которые читают Маркса. Я говорю только про активистов, тех людей, которые из двадцатитысячной массы рабочих, они взялись решать какие-то вопросы, защищать свои права. Они образованные люди, добрые, хорошие. Ничего страшного нет в том, что он в школе читал Гоголя. А почему это плохо?

- Нет, из фильма следует, что они отдельные люди, они органайзеры так называемые, которые приходят на предприятие, потому что автономно профсоюз у нас обычно в России не проявляется. Обязательно появляются люди извне с высшим образованием и начинают объяснять идеи какие-то. Я не видел ни одного предприятия, где появился независимый профсоюз из рабочих



Ответ: Ну, если вы бы послушали, там как раз этот лысый с юридическим образованием, он не рабочий.

- Да, возможно, я упустил этот момент, к сожалению, но большая часть людей работали на производстве, так или иначе. И второй момент – у меня такое ощущение сложилось, что это попытка снова как-то поставить на рабочий класс, вытащить его, сделать его субъектом какой-то революции в 21-м веке и так далее. Хотя, мы в России, конечно, не живем в постиндустриальном обществе, мы скоро станем Нигерией. В постиндустриальном обществе живут страны первого мира. И профсоюзы – это в принципе что – это соглашательская структура в рамках капитализма. Вы знаете, в конце этого года в МПРА было итоговое заседание. И там выступал известный рабочий лидер. И он сказал, что у нас отток из профсоюзов. Почему? Потому что когда рабочие добиваются улучшения условий труда, часть из них уходит из профсоюза. Поэтому делать на этом ставку, мне кажется, совсем не стоит. И собственно задача профсоюзов в 20-м веке была продать социальную революцию, что и сделали. В странах западной Европы, в конце концов, уровень жизни вырос, сейчас во время кризиса все снова затягивают пояса



Ответ: Человек, по-моему, все сказал и он в курсе

Если мы говорим про некую фарсовость фильма, как может показаться, то например, когда я показывала фильм в Питере – были взрослые реальные рабочие мужики. И они говорили, что все так и владелец завода, конечно, гипертрофирован. Я сама видела. И когда в Москве показывала фильм, мне говорили, мы не знаем, как рабочие, что делают. Но владелец – мы с такими мудаками каждый встречаемся, один в один, точно также. Потому что все, что говорил этот человек, половина – это цитаты. К примеру, он говорит «давай только без этих гражданских скорбей». Это я пришла к одному человеку, у которого я снимала эпизод – с классической мебелью. И мне говорят – а что ты будешь снимать? Я говорю – о профсоюзах. А они говорят – давай только без этих гражданских скорбей. И то, что они считают народ быдлом – это абсолютно точно и мне хотелось бы, чтобы народ услышал, что о нем так говорят, что к ним не очень хорошо относятся. А когда в лицо им говорят - это хорошая терапия, по-моему. А то, что с профсоюзом проблема – конечно, я не могу отразить здесь всю эту проблематику, это понятно. Я показываю время кризиса как какую-то историю. Я показываю слабого человека, потому что основная проблема здесь, что чувство собственного достоинства и жизнь ставятся на одни весы. Это для меня очень важно. И главный герой, который для меня важен, он должен сделать этот выбор. И он, естественно, выбирает жизнь, а не чувство собственного достоинства. И это очень важно, что наше государство заставляет нас сделать этот выбор.

- Возвращаясь к художнику, вот это чувство собственного достоинства и то, что государство ставит нас перед таким выбором. Художник должен ставить такие проблемы и в том числе социальные. Я смотрели и для меня лично эти все сцены с рабочими ассоциировались с Россией до 1905-го года.

Ответ: У нас же в правительстве задача была такая – прийти в Россию до 1905 года, вот, мы и пришли

- Я имею в виду в плане отношения рабочих к этому всему и к ним в принципе. Бой идет за нормальные вещи. Так же, как до 1905 года они не хотели по двадцать часов в сутки работать. Ну и здесь тоже самое, в принципе. Вы как художник хотите ставить такую проблему, такой вопрос, что действительно это ненормально?



Ответ: Да, мне кажется, что это не нормально. Я считаю, что у каждого должна быть гражданская позиция. У любого художника должна быть гражданского позиция, она должна быть понятна. Мы хотим как-то это все изменить. Очень многие плохо живут, и мы должны ответственно относиться к своей собственной жизни, потому что, если художник выпускает какой-то фильм, он должен показывать, кто его главный герой, где он работает. Иногда мы видим в фильмах, как человек живет в какой-то там шикарной квартире, он куда-то пошел, он главный герой, мы за него переживаем, а в итоге мы не знаем, кто он и что он. Очень часто в фильмах не показана гражданская позиция режиссера, это дополнение такое.

- Светлана, хотел сказать спасибо за этот фильм. В некоторых ситуациях он показался очень похожим на мою жизнь. Я работал на стройке с высшим образованием. Я хотел спросить, о чем планируете снять следующий фильм и что подвигло вас снять этот фильм?



Ответ: Ну, этот фильм подвигло снять время кризиса, когда различие между богатыми и бедными было чудовищное. И в это тяжелое время я увидела героев, вот этих людей. Я поняла, что это героический поступок, потому что я не способна на него. Настолько это удивительно в наше время, что человек болеет за других людей и ставит чувство собственного достоинства выше своей жизни. Это удивительно и для меня эти люди - герои. И я сняла фильм, где кроме моего главного героя, истории, которую я хочу рассказать о человеке, его слабостях, были люди, которых я безмерно уважаю. И это единственные люди, которым я поверила за последнее время.

- Вопрос о героях. Вы знаете этих людей, которые в реальной жизни с этими проблемами борются и в данной ситуации там получилось так, что они даже не успели столкнуться как следует с препятствием. Главный герой сломился от препятствия. А эти два товарища слишком рано умерли, на мой взгляд



Ответ: Можно сделать такое замечание. Да, наверное. Рановато. А то фильм бы был два часа, а не полтора. Пришлось бы вам сидеть еще и смотреть.

- В одном из своих интервью о фильме «За Маркса…» вы говорили, что современная молодежь думает, что рабочим быть стыдно. Как вы это прокомментируйте?



Ответ: Я говорила не про молодежь, а вообще. Москва и все остальные города очень отличаются друг от друга, вы это сами понимаете. В Москве вообще люди не знают, что такое профсоюз. Об этом сказал Илья Будрайтскис, когда я у него брала интервью. Я просто с ним согласна с этим, он больше общается с рабочими, это активист РСД. И я, во-первых, поверила тому, что он сказал. И, во-вторых, я поняла, что это так. А почему? И у меня возникло ощущение, что рабочим быть стыдно. На самом деле человек труда вызывает уважение. Почему у нас должен вызывать уважение менеджер или какой-то человек, который занимается скупкой-продажей. А ведь должен вызывать человек, который своими руками делает что-то. Вот я была в Вологде и там завод оптоволокна. Это же очень большая квалификация. Ведь рабочие бывают не просто те, которые что-то возят. А бывают пятого, седьмого, не знаю, какой там самый высокий разряд. Там с этим оптоволокном из обучающихся тридцати человек только один проходит, потому что там это очень тонкая работа и так далее. Но он же тоже рабочий и это эксклюзивный рабочий. И сейчас старых рабочих увольняют и некому обучать молодых. Но они еще существуют и некоторые предприятия, которые по умнее, возвращают вот эти более опытных рабочих, чтобы они научили рабочих первого разряда стать мастерами десятого разряда, условно говоря. То есть рабочие специальности – это не значит, что человек подметает улицу. Рабочий занимается определенными, достаточно сложными вещами и он производит что-то, и мы все на это живем. И те люди, которые работают с металлом например… Вот как в Тольятти было – люди работают с машинами – и им говорят, 20 000 человек увольняем. А социальная поддержка – строим вам завод игрушек, будете шить игрушки. Вот как человек – пойдет на это или нет? Это же неприятно. Во-первых, это унизительно, это неуважение к профессии, которую выбрал человек, к его стажу. Вообще, надо спросить, наверное, хочет ли он этого или нет.

- Я смотрел большую часть ваших фильмов и всегда возникал вопрос, почему в них отсутствует женский персонаж. И если он присутствует, то только в качестве декорации. Когда я смотрел «За Маркса», там была всего одна девушка во время прощания у могилы. Почему это так?



Ответ: Я когда сидела и наблюдала, как автобус забирает из морга людей и увозит на кладбище. Один автобус, другой автобус, такая серая осень. И я сидела, смотрела, и вдруг я увидела, что прошла женщина в плаще такого цвета. И мне показалось, что с художественной точки зрения было важно найти такой цвет плаща и эта женщина появилась исключительно из-за цвета того плаща, который она должна была носить. Женских ролей в данном случае нет, потому что если будет женщина, это значит, переключение на какую-то личную жизнь. Я должна буду обязательно указать, откуда эта женщина появилась, какие у нее взаимоотношения. Сережа, когда говорит о том, что женщина мешает заниматься профсоюзной деятельностью. Мне хотелось сказать о человеке, мне не хотелось уходить в какие-то детали отношений.

- Дуэт Епифанцев и Пахомов – вы специально их в конце?



Ответ: Это слабость моя, если б я была более сильным режиссерам, я бы конечно, не позволила себе этого

- На просмотре «За Маркса» люди, говорили в основном цитаты из «Зеленого слоника» и ржали, поэтому фильм не посмотрели. А в данном случае все смотрели реально. Ни одной цитаты не было.



Ответ: Я удивилась с первого показа. В Новосибирске мы показывали, и пришло так много ребят молодых. И я подумала, ну все, сейчас как начнется, как мне будет грустно. И это так приятно, что про «Зеленого слоника» не сразу стали спрашивать, а чуть попозже.

- А в конце в итоге, когда они встречаются, в голове само собой уже начинают крутиться фразы.



Ответ:. Нет, у нас профессиональные отношения. Это настоящее большое кино, которое выйдет в прокат сейчас, я надеюсь. По больше бы людей приходило, было бы чудесно.

- Чем вы занимаетесь между творчеством?



Ответ: Деньги зарабатываю на творчество. На что снимать?

- Этот фильм вам деньги большие не принесет



Ответ: Я надеюсь, что принесет, но вряд ли

- А какой режиссер сильно повлиял на ваше творчество?



Ответ: Я теряюсь, когда такой вопрос, потому что я не знаю, что как-то повлияли или нет. Я думаю, что на художника вообще влияет то образование, которое он получает. Я недавно встретила женщину в Челябинске, которая была художником по костюмом на фильмах Тарковского. Она приехала туда тоже с мастер-классом. И она говорила, как важен костюм. Вот почему я говорю про это бордовое пальто. Только обладая знанием из истории искусства, что значит этот цвет, в каком контексте он может быть. Она говорила, что очень важно для режиссеров знать историю искусства, если ты делаешь эту историю. Она говорит, вы знаете, я посмотрела фильм Лунгина «Царь». Ну, она смотрит со своего ракурса, потому что она костюмами занимается. Она говорит, вот эта штука, (некий ворот на одежде), задом наперед одета весь фильм. Мы это не знаем, а она это увидела. Это значит, что непрофессионально сделано. И мы с ней говорили о том, как важно быть хорошо образованным человеком. Это не значит, что нужно просто смотреть кино, кому-то может, этого достаточно. Лучше иметь более широкое культурное образование. И это проблема, что у нас нет сейчас институций, приходится заниматься самообразованием или организовывать собственные школы и так далее.

- А вы видите выход какой-то из всего сложившегося положения?



Ответ: Этот вопрос мне часто задают, честно скажу. Я на самом деле как художник обозначаю проблему и все

- Да, но художник может предложить какой-то выход из сложившейся ситуации



Ответ: Вы видели такого художника?

- Сейчас трудно мне будет сказать…



Ответ: Очень сложно предложить выход, потому что для этого нужно разбираться в политике. Я разбираюсь, но чуть-чуть совсем. И я спросила бы ребят, им бы задала этот вопрос.

- А вас другие режиссеры как принимают?



Ответ: А какие режиссеры принимают? Я же не хожу ни на какие тусовки. Я же независимый режиссер, я ж не тусуюсь

- А что вы сами смотрите, что вам нравится?



Ответ: Я всегда стараюсь смотреть русское кино. Мне кажется, если ты живешь здесь и снимаешь фильмы, ты должен смотреть русское кино.

- А у меня ассоциация с героем фильма «Голова», директор завода был похож. Вы обращались к образу?



Ответ: Трудно сказать, наверное, подсознательно, потому что у каждого художника есть свой почерк узнаваемый, даже если он отказывается от прошлого, у него есть свой почерк. Думаю, это подсознательно.

- Слышал мнение о ваших фильмах, что это не совсем кинематограф, а нечто на стыке. Что вы по этому поводу думаете. Также я слышал, что вы испытываете симпатию к Венскому акционизму ...



Ответ: Венский акционизм – это просто на уровне познания культуры и все. Я к акционизму 90-х годов испытываю очень большое уважение и считаю, что естественно, те люди очень точно выражали то время. И я считаю, что я это продолжила и вот это меня вдохновило.

И сейчас мы поедем на Берлинский фестиваль. Это же типа круто, круто. Взяли наш фильм и фильм Хлебникова. А это очень крутой фестиваль, это типа Канны, Венеция и Берлин...

- А Хлебникому понравился ваш фильм?

Ответ: Он пожал руку моему продюсеру и сказал, что ему понравился фильм.

- А Сергея Пахомова можете в жизни описать?



Ответ: Ну, мы просто старые друзья и помогаем друг другу, когда плохо. А когда все хорошо, у каждого из нас своя профессия и мы редко встречаемся. Он нормальный человек. Я не думаю, что художники какие-то совсем нормальные люди, включая себя. У всех художников есть что-то, что отличает их от обычных людей. Сережа – человек очень талантливый и очень нервно реагирующий на действительность, что мне близко, и я только через него могу выразить себя. Настолько он чувствует мой нерв, а я чувствую его, что мы этими нервами обмениваемся.

- То есть он действительно ревностно относится ко всему, что происходит?



Ответ: Ну, он относится болезненно к действительности и он очень страдает. И в работе он другой. То есть, у него оголены нервы.

- Вы сказали, «Зелены слоник» не коммерческий фильм…Вы изначально снимали некоммерческий фильмы?



Ответ: Да это абсолютно некоммерческий фильм, все пять фильмов были сразу розданы людям, как только были сняты.

- Вы знаете, есть такой фильм «Соль Земли» 1953 года, снятый американскими режиссерами, которые были связаны с Коммунистической партией и после этого фильма их всех выгнали из Голливуда. Они появились в черном списке ФБР. А фильм тоже о профсоюзном движении, о том, что есть такая шахта в Нью Мексико, там работают и латиносы и белые американцы. У них есть какие-то разногласия, у них есть жены. Дети, которые сидят дома и ухаживают за домом. А проблема комплексная – на шахте плохие условия труда, и рабочие погибают там каждую неделю. Рабочие этим не довольны, но они ничего не могут с этим сделать. И тут жены начинают сами делать транспарантики с лозунгами «вода загрязнена», «нам нужны деньги на пропитание, нам нечего есть» и там такой синтез – есть официальное движение, есть независимый профсоюз, они объединяются. И финал не такой, как у вас в фильме. Это кривое зеркало получилось к тому фильму. Хотя это непрямое сравнение. Там они выигрывают и работодатели отступают. В конце они все вместе идут по улице и поют «solidarity forever»



-Ответ: Меня очень часто ругают, говорят, что финал не очень оптимистичный, но мне кажется, что такой финал должен подстегнуть людей. Все таки им сказать – вы что, ребята, что руки отпустили. Я хочу привести пример. Мы были на собрании в Липецке. Пришел парень, который работает на формовке. Он рассказывает – я вот формую, и я не могу респиратор надевать, потому что там очень жарко. А жарко там для того, чтобы формы сохли быстрее, и вентилятор выключают специально, чтобы формы сохли быстрее. А человек в этой маске не может находиться, потому что слишком жарко. Вот такой вот маленький эпизод дичайшего унижения человека, по-моему. И очень часто выключают вентиляцию на предприятиях, для того, чтобы там что-то подсохло и так далее. И вентиляция старая, фильтры, и там запах чудовищный и люди раком заболевают и так далее. Одно дело мы смеемся над этой проблемой, а если в этом разобраться и углубиться, то люди теряют свою жизнь, у них ее крадут.

- А почему ваши рабочие не приходят на фильм?



Ответ: Ну, потому что рабочие вообще никому не верят. Чтобы рабочий пришел на такой фильм, его должен привести кто-то из активистов. Им может быть это и интересно, но они не верят этому всему.

- Может, им интересно то, что показывают по телевизору?



Ответ: Не знаю

- Рабочие не будут смотреть вот этот фильм.



Ответ: Понимаете, мы не можем говорить. Рабочих 50 000 человек на предприятии. Вы говорите, что все люди одинаковые. Невозможно поставить себя на место рабочего

- Рабочий не станет смотреть и восторгаться вот этими диалогами о Годаре. Для него это будет птичий язык

- Вы просто не знаете, кто такие рабочие. Я часто бываю на стройке, и я общаюсь с рабочими, причем долгое время. Я не склонен ко всем этим историям, но я это вижу и для меня это удивительно, что люди рабочие которые хорошо делают свое дело, профессиональные рабочие, этим людям, возможно, это и интересно. Вот эта связь между тем, что человек действительно хорошо делает свое дело, и тем, что ему становится что-то интересно, и он во что-то вовлечен, эта связь действительно есть, как ни странно. И еще то, что рабочий – это быдло, быдло – это как раз таки не рабочие, я говорю исходя из собственного жизненного опыта. Рабочие – это люди, у которых есть потенциал для чего угодно. И так была создана Европа. И это есть цивилизация.

Ответ: Есть рабочие, которые любят свой труд, Мы опять говорим про рабочих уничижительно.

- Настоящий рабочий – это профессионал, прежде всего. Который способен мыслить и так далее.



Ответ: И он гордится своим делом. А вот мне кажется, что вы очень правильно сказали, что под словом «рабочий» мы подразумеваем разные вещи. Рабочий – тот, кто пьет, кто ничего не умеет делать и так далее. Но человек, который что-то делает и ему нравится то, что он делает, то это «человек труда», я теперь их так называю. Это профессионал, человек, который удовлетворен тем, что делает. Так же, как я – я сделала хорошее произведение, я удовлетворена, я тоже человек труда. Любой человек, когда что-то производит, это человек труда. И если мы вот так будем относиться к людям, мы больше поймем друг друга, себя и других людей.

- А не было практики с рабочими посмотреть этот фильм?



Ответ: Были, приходили рабочие в Питере. Их было 8 или 9 и им очень все понравилось

- Восемь или девять! Колоссальная аудитория!



Ответ: Я опять хочу сказать об организации. Я же приезжаю сейчас просто – меня позвали, я приехала. Меня позвали пять человек. Пришло еще восемь. Для меня эти восемь человек и их мнение было очень важно. Потому что я сняла фильм об этом. А эти люди, которые там работают – тоже активисты, которые вовлечены в процесс какого-то взаимодействия.

- А вам важно само искусство или социальная значимость искусства в ваших произведениях? Социальная значимость или искусство само по себе – без рабочих

Ответ: к сожалению художник вынужден на себя брать некие обязанности, также как и акционисты девяностых годов вынуждены были брать социальные функции, другие профессии. Потому что государство их не выполняет и художник тогда берет их на себя, вот и все.

- Человеку под сорок лет, зубов нет, работает в столярной и у него есть аккаунт на Фэйсбуке, он там постоянно что-то выкладывает. Я к нему спускаюсь, когда мне надо какие-то видосики снять там, он с удовольствием в этом участвует. И он с удовольствием бы пришел, если бы это была не суббота. Рабочий – это профессионал, человек, который всерьез занимается своим делом.

- Приносит ли вам внутреннее удовлетворение ваше творчество?

Ответ: Это смысл моей жизни, это самое главное в жизни, что у меня есть. Если это правильный фильм, и он понравится всем людям, для которых он сделан, и он будет точный и нужный. Сейчас я все больше и больше в этом убеждаюсь.

- То есть отдача аудитории для вас важна?



Ответ: В данном случае, очень

- Почему вы отказались от использования музыки в фильме?



Ответ: Я не очень хорошо в музыке разбираюсь. А я не могу сделать то, в чем я не разбираюсь, я должна отвечать на сто процентов. Единственное, что мне нравится, это музыка Губайдуллиной.







Жизнь на других планетах не существует потому, что их ученые опередили наших.
ещё >>