Этические основания экономики XXI века - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Конфессионально-этические основания социальной работы в христианских... 1 229.65kb.
«Всероссийская Марка (III тысячелетие). Знак качества XXI века» 1 11.17kb.
Институционализация социальной работы в модернизирующемся российском... 1 87.07kb.
Международное Агентство «Союз технологий XXI века» «International... 1 254.97kb.
Тоталитарные секты угроза XXI века 1 77.4kb.
14 Декабрь 2011 Год наступает Новый! Снежный, морозный, еловый! 1 83.47kb.
Экологическая безопасность – проблема XXI века 1 204.02kb.
Спирулина – пища XXI века Москва 2006 ббк 53. 54 Х 03 спирулина –... 9 2280.14kb.
Программа история России. XX – начало XXI века. 9 класс (47 ч) 3 505.66kb.
Світова економіка та міжнародні економічні відносини” 1 222.16kb.
Американский менеджмент на пороге XXI века 17 4268.16kb.
33 январь 2011 г. (Выходит с марта 1999 г.) 4 591.68kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Этические основания экономики XXI века - страница №1/1



ЭТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ XXI ВЕКА
Ф.Б. ВЛАСОВ
Орловский государственный технический университет, Орел, Россия.
Одним из важнейших социально-экономических институтов являются общественные нравы. Они образуют то неформальное ядро вокруг и на основе которого складываются формальные нормы, а также государственные и общественные учреждения, обеспечивающие проведение их в жизнь.

Понятие нравов отражает совокупность правил человеческого общежития, общепринятых норм поведения, сложившихся в процессе исторического развития, в большей или меньшей степени принимаемых основной массой членов данного сообщества и закрепленных в традициях и обычаях. Термин “нравы” является аналогом понятий “мораль” и “этика”, имеющим, соответственно, латинские и древнегреческие корни. Вместе с тем, каждое из этих понятий, в ходе развития человеческой культуры приобретало относительно самостоятельные смысловые оттенки. В частности, со времен Аристотеля словом “этика” стали обозначать область научных знаний, занятую изучением человеческих добродетелей.

Нравы выступают характеристикой общественного сознания как на уровне всего общества, нации или народности, так и в привязке к отдельным областям человеческой деятельности. Преимущественно они имеют неформальный характер, однако в отдельных случаях, могут получать формальное выражение в виде религиозных заповедей, поучений, пословиц и поговорок, этических кодексов. Последнее касается, главным образом, профессиональной морали.

Важной составной частью нравственного сознания является хозяйственная этика или этика экономических отношений. В данной работе мы трактуем указанное понятие достаточно широко, не сводя его к предпринимательской, деловой или этике бизнеса. Необходимость такого толкования вызывается тем, что этические аспекты хозяйственных отношений присутствуют не только во взаимоотношениях внутри корпораций (микроэтика), между самими корпорациями,а также между ними и другими макроэкономическими субъектами (макроэтика) [1]. Они имеют место и во взаимоотношениях между государством и обществом, между отдельными общественными группами, территориальными образованиями, между гражданами на бытовом уровне, а также между отдельными нациями, государствами, между государствами и международными организациями и объединениями. Громадный пласт экономических отношений на всех уровнях хозяйствования не нейтрален в этическом смысле, а имеет четко выраженную моральную окраску. Кроме того, особенности национального нравственного сознания предполагают определенное соответствие между ними и всей системой социально-экономических институтов. Перечисленные обстоятельства и предопределяют необходимость широкого толкования этики экономических отношений. Такой подход тем более оправдан когда речь идет о нормативной модели будущего общества и соответствующем ему экономическом базисе.



Происхождение нравов по разному объясняется в рамках различных этических систем [2]. Так, сторонники натуралистического подхода выводят мораль из биологической природы человека. В простейшем варианте этой концепции моральные представления выступают как простое продолжение и усложнение групповых инстинктов животных, обеспечивающих выживание вида в борьбе за существование. Другие представители того же направления принимают во внимание принципиальное отличие психики человека от психики животных. Но и они исходят из неизменной биолого-психологической сущности индивида как естественного существа. Подобные взгляды восходят к идеям Гераклита, Конфуция и других мыслителей древности. В эпоху Возрождения они представлены в этических воззрениях Дж. Бруно. В Новое время на них опираются К. Гельвеций, Д. Юм, Л. Фейербах и др. От них отталкиваются представители эволюционной этики в лице Г. Спенсера и П.Кропоткина. По существу натуралистические идеи разделяют и теоретики утилитаризма И.Бентам и Дж.С.Милль.

Социально-историческое направление в этике объясняет происхождение морали с иных позиций. Сторонники данной концепции исходят из приоритета социальной природы человека, что ставит его в принципиально иные условия в сравнении с другими представителями животного мира. По их мнению моральные представления складываются и развиваются главным образом под влиянием общественных отношений. Подобные взгляды нашли отражение в трудах Т.Гоббса, Дж. Локка, Ж.Ж.Руссо, французских материалистов. Крупный вклад в развитие данного направления этической мысли внесли К.Маркс и Ф.Энгельс. Они связали происхождение морали с общественной практикой на основе трудовой деятельности, что позволило вскрыть объективные причины противоречивости моральных суждений, их относительности с учетом классовой принадлежности субъекта нравственных отношений.

Следует заметить, что между первым и вторым направлением этической мысли не существует четкой границы. Например, в трудах Гельвеция высказывается идея об историческом развитии человеческой чувственности. С другой стороны, Руссо исходил из врожденности, априорности нравственных качеств индивида. На понятие естественного права, естественного закона, а, следовательно, на естественную природу человека опирались и другие сторонники либеральной идеологии и общественного договора.

Несколько особняком стоят этические воззрения великих немецких философов И.Канта и Г.В.Ф.Гегеля. Первый из них утверждает наличие всеобщей моральной связи между людьми, выводя мораль из самого человека, его разума. При этом Кант констатирует историчность морали. Вместе с тем, он приходит к необходимости признания бытия Бога как высшего существа, определяющего целесообразный порядок природы, позволяющий человеку в принципе неограниченно развиваться как нравственному субъекту. Тем самым Кант исходит из телеологического взгляда на моральную проблематику.

Гегель рассматривает этические категории как результат развития некой абсолютной идеи. Последняя в своем самовыражении проходит три стадии : субъективного, объективного и абсолютного духа. При этом общественно-исторический процесс соотносится им с объективным духом, который саморазвивается проходя этапы непосредственной нравственности, абстрактного права, морали и нравственности. По Гегелю каждая из названных этических категорий соответствует определенному историческому этапу в развитии общества. В частности, нравственность соответствует совершенной государственной организации, которая, по мнению Гегеля, достигается в Прусской монархии.

Еще одно направление этической мысли представлено креационистскими теориями морали. В них доказывается божественное происхождение нравственности. Согласно этим теориям нравственный закон даруется человеку Богом. Основными религиозными системами морали являются иудаизм, христианство, мусульманство и буддизм. Происхождение этических принципов этих мировых религий связывается с именами Моисея, Иисуса Христа, Мухаммеда и Будды. Заповеди Моисея изложены в Ветхом Завете. Новый Завет отражает христианское понимание морали. Священной книгой мусульман является Коран. Этические принципы буддизма излагаются в ряде литературных произведений.

Анализ показывает, что практически все известные теории морали отражают те или иные условия ее становления и развития. В частности, очевидно, что многим высшим животным свойственны инстинкты, побуждающие их строить отношения с представителями своего вида таким образом, что они могут быть описаны с использованием этических категорий. Подтверждением этому служат многочисленные примеры из жизни животных, зафиксированные многими исследователями. Вряд ли следует сомневаться в том, что указанные инстинкты служат реализации присущего всему живому стремления к сохранению рода. Человек как часть животного мира несомненно наследует определенные моральные инстинкты. Именно они являются отправной точкой формирования первых моральных представлений, которые возникают в глубокой древности, в условиях первобытного человеческого стада. Однако, поскольку, в отличие от животных, человек наделен сознанием сами моральные инстинкты, доставшиеся ему в наследство от животных предков, трансформируются и приобретают качественно иной характер. В дальнейшем, по мере развития производительных сил, изменения среды обитания и усложнения общественных отношений, усложняются и развиваются моральные представления людей. Однако и в глубокой древности и сегодня в нравственном сознании находит отражение потребность каким-то образом упорядочить отношения между людьми как в быту, так и в процессе трудовой деятельности. Моральные понятия первоначально получают выражение в запретах (табу), обычаях и традициях. Возникают они в тот период истории человечества когда люди жили небольшими группами, а отношения между ними были прозрачны и непосредственны. В этом смысле нравы являются первичным регулятором человеческого поведения, предшествуя формальному праву и другим формальным институтам. Эту свою роль они в значительной мере сохраняют и сегодня, хотя безусловно, формальные институты оказывают мощное обратное влияние на нравственное сознание людей.



Человек как субъект моральных отношений является не только их носителем, но и одним из источников развития. На протяжении всей истории человечества нравы изменялись не только вследствие изменения объективных условий труда и быта, но и под влиянием различных идей, религиозных представлений, как результат накопления социального опыта, законодательной практики, выступая иногда прямым следствием деятельности общественных движений, политических партий и объединений. В этой связи представляют интерес существующие способы обоснования морали. А.В. Разин, например, выделяет шесть основных способов : абсолютизм, натурализм, утилитаризм, социальный детерминизм, космизм и конвенционализм [3].

В абсолютистской концепции мораль рассматривается в качестве самодовлеющего и ведущего основания человеческого бытия. Утверждается, что понятия добра, справедливости и долга воспринимаются человеком интуитивно. В трактовке Канта главную роль в выяснении нравственного смысла поступка играет человеческий разум. Но при всех различиях в понимании механизмов реализации морального требования, абсолютистский подход исходит из приоритета долга, относительно понятий пользы, добра или счастья. Необходимость выполнения нравственного долга всегда диктует определенную линию поведения, независимо от того, насколько она согласуется с личным благом или рационально понятой общественной целесообразностью.

В натуралистической концепции требования морали выводятся, прежде всего, из неизменной природной сущности человека. Хотя сама она различными авторами понимается по разному. Кроме того, у некоторых представителей данного подхода натурализм не является единственным основанием нравственности. Например, у Дж. Бруно он соединяется с пантеистическим пониманием природы. Отдельные современные представители рассматриваемого течения признают влияние социокультурной среды на природное начало в человеке. Однако, в целом для данной концепции характерна недооценка роли социально-исторического фактора в становлении и развитии морали.

Утилитаризм как способ обоснования морали получил свое классическое оформление в трудах И. Бентама и Дж. С. Милля. Его основная идея заключается в моральном оправдании действий, ведущих к достижению наибольшего количества счастья для наибольшего числа людей. Говоря иначе, нравственными признаются действия максимизирующие общественную полезность. Очевидным недостатком утилитарного подхода является заключенная в нем потенциальная возможность подавления интересов отдельных индивидов ради скорейшего достижения возможно большего общего счастья. Поэтому центральную идею утилитаризма приходится дополнять рядом ограничений. Кроме того, ее практическое применение затрудняется относительностью базовых для утилитарной теории понятий страдания и удовольствия. Важным недостатком данной концепции являются трудности, возникающие при попытках объяснения поступков не основанных на собственном интересе индивидов, в частности, фактов жертвенного поведения. Современные варианты утилитарной теории стремятся преодолеть присущие ей недостатки. При этом, однако, остается неизменной общая методологическая основа данного подхода. В итоге нравственность подчиняется ожидаемому практическому результату, субъективно понимаемой полезности.

Социальный детерминизм обосновывает требования морали исходя из характера общественных, прежде всего, производственных отношений. Целостную форму данный подход приобрел в трудах классиков марксизма и был развит их последователями. В соответствии с их взглядами мораль в решающей степени определяется социальной средой. Она относительна и зависит от принадлежности индивида к тому или иному классу общества. Истинной является мораль наиболее прогрессивного класса. Сторонники данной концепции практически полностью игнорируют влияние иных факторов на становление и развитие морали. При этом индивидуальное сводится к социальному. Происходит фактическое отождествление нравственных качеств индивида и нравственных характеристик социально-исторических общностей людей. Подобное понимание вопроса исключает возможность индивидуального нравственного выбора, что полностью расходится с реальной практикой моральных отношений.

Космизм как способ обоснования морали исходит из понимания жизни как космического феномена, что позволяет рассматривать преобразующую деятельность людей как выражение вселенских закономерностей. Представители естественно-научного космизма К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, В.И. Вернадский обосновывали необходимость поиска конкретных путей управления земной эволюцией. В частности, Вернадский в своем учении о ноосфере рассматривал ее как сферу разума, преобразующего все околоземное пространство ради гармонизации отношений общества и природы. Такое понимание связи космоса и человека наполняет его жизнь новым высоким смыслом и повышает ответственность за свои поступки. Вместе с тем, логика рассуждений космистов приводит к выводу о необходимости организации общественной жизни по неким незыблемым, привнесенным извне правилам. Это резко сужает возможности не только творческого самовыражения личности, но и самостоятельного нравственного выбора. Сторонники этой концепции преувеличивают способности человеческого разума. Ведь практический разум, принимающий решения, в том числе по обустройству жизни, имеет свои пределы. Поэтому нет никаких оснований считать, что выявленные на данном этапе познания закономерности окончательны и пригодны к использованию в качестве руководства на все времена.

Конвенционализм как течение этической мысли строит обоснование морали на базе идеи общественного договора. Детальная разработка данной концепции содержится в трудах уже упоминавшихся Гоббса, Локка и Руссо. В отличие от сторонников социального детерминизма они не игнорируют естественную природу индивида. В современных условиях это исходная предпосылка получила отражение в международном признании незыблемости основных прав человека. Важным достоинством современного конвенционализма является стремление к поиску таких правил общественного взаимодействия которые были бы нейтральны в отношении индивидуальных ценностных предпочтений. Это делает его практически применимым в условиях плюралистичности общественного сознания. По нашему мнению, именно данный способ обоснования морали является наиболее плодотворным. В его рамках появляется принципиальная возможность согласования интересов различных общественных групп, достижения широкого компромисса в вопросах морали, с учетом перспектив социально-экономического развития. Представляется, что именно в этом случае наиболее естественным образом может происходить согласование формальных и неформальных институтов.

В терминах институционального подхода к анализу социально-экономических процессов, реформы в экономике означают изменение институциональных рамок хозяйственного взаимодействия [4]. Такое изменение может быть произведено либо эволюционным, либо революционным путем. Эволюционный путь предполагает закрепление на уровне формальных институтов уже сложившихся неформальных норм. Такое оказывается возможным если неформальные регуляторы достаточно эффективны, а сам их перевод с локального уровня на уровень всего общества в принципе допустим. Следует заметить, что многие неформальные нормы по своей сущности могут действовать только в рамках семейно-родственных, мафиозных и иных локальных сообществ. Например, известный принцип ‘‘ты-мне, я-тебе’’ носит ярко выраженный персонифицированный характер, что исключает его распространение на все общество. Большинство же неформальных норм, пригодных для легализации в общественном масштабе отражают общественные нравы и закрепляются в определенных обычаях и традициях. По нашему мнению, нравы служат конституирующим ядром всей системы социально-экономических институтов. Именно они образуют реальную почву для соблюдения формальных установлений. Если принятые в стране законы в целом соответствуют господствующим нравам, то они будут выполняться сравнительно легко. Если же такого соответствия нет, для обеспечения выполнения закона потребуется широкое применение инструментов принуждения со стороны государства. Когда расхождение между формальными и неформальными нормами достаточно велико, может возникнуть проблема соблюдения закона самими институтами власти, поскольку их функционирование обеспечивают люди обычно разделяющие господствующие нравы.

В конечном счете формальные институты укореняются только тогда, когда их требования закрепляются на уровне нравственного сознания. Примером удачного приспособления формальной нормы к сложившимся нравам следует вероятно считать введение в России единой ставки подоходного налога с физических лиц. Согласно расхожему мнению, именно эта мера, прежде всего, способствовала повышению уровня собираемости налогов в последние годы. Однако состояние общественной нравственности далеко не всегда отвечает требованием социального прогресса. Альтернативой в этом случае является революционный путь институциональных преобразований. Его содержанием выступает изменение формальных рамок хозяйственного взаимодействия в соответствии с некоторой нормативной моделью экономики. Ключевое значение при этом приобретает наличие политической воли к осуществлению необходимых преобразований. Неизмеримо возрастает роль государства. Оно не просто обеспечивает законодательную фиксацию уже сложившихся неформальных норм, а внедряет в повседневную практику новые формальные правила с широким использованием инструментов принуждения. Эффект от такого внедрения будет определяться мерой конгруэнтности существующих неформальных и новых формальных рамок хозяйственных отношений. Понятие конгруэнтности отражает возможную степень приспособляемости формальных и неформальных норм. Наличие конгруэнтности обеспечивает их конвергенцию, сближение на основе тенденции к оптимизации. В противном случае имеет место дивергенция, отторжение внедряемых формальных норм.

Таким образом, при введении новых институтов следует учитывать тенденции изменения нравственного сознания.

Проведенное нами исследование нравственных аспектов хозяйственных отношений в России позволило сделать вывод, что глубинной причиной социально-экономических потрясений последних лет стал моральный кризис, приведший к необходимости смены общественного строя в бывшем СССР[5]. Этот кризис стал развиваться задолго до ‘‘перестройки’’ и имел своим основанием объективные обстоятельства, связанные с углубляющимся противоречием между консервативной идейно- политической надстройкой и меняющимся экономическим базисом. По своей социально-экономической природе советский общественный строй являлся некоторым аналогом традиционного общества, ведущими регуляторами в котором выступают идеология и мораль в сочетании с мерами внеэкономического принуждения. Именно поэтому моральный кризис предопределил смену социально-политической и экономической системы.

Ведущим направлением трансформации нравственного сознания россиян в 90-е годы стал отход от русской этической традиции, для которой был характерен приоритет общих интересов над частными [6]. В стране воцарилась атмосфера воинствующего эгоизма, наживы, безудержного потребительства, криминализации всех сфер общественной жизни. Этот период характеризовался забвением социальной ответственности, утратой населением доверия к государственным и общественным институтам. Все это означало, что политические и экономические реформы не устранили моральный кризис, а, напротив, содействовали его углублению. Подобные результаты стали следствием болезненной ломки общественной психологии, ее приспособления к новым историческим реалиям. В своей основной массе россияне оказались неподготовлены к быстрому восприятию институтов рынка, возникших в ходе реформ. Положение осложнилось агрессивной экспансией западных ценностей и образа жизни. Поэтому те тенденции в изменении нравственных представлений, которые наметились еще в советское время, в новых условиях приобрели преимущественно уродливые формы. В настоящее время развитие нравственного сознания россиян характеризуется рядом противоречий [7]. Ведущим среди них выступает расхождение моральных представлений авангардных социальных групп процесса социально-экономической трансформации и остального населения. Оно проявляет себя по крайней мере в трех плоскостях - между элитой и обществом; между столицей и провинцией ; между молодежью и людьми старшего поколения. Вместе с тем, несмотря на все противоречия, в массовом сознании постепенно происходят сдвиги, адекватные новым условиям хозяйствования. Это служит подтверждением того, что изменения в нравственных представлениях, зародившиеся в советский период неслучайны и отражают объективные закономерности в развитии общества и экономики.



Опираясь на собственные исследования и результаты, полученные другими авторами, мы можем выделить некоторые доминанты, присущие нравственному сознанию россиян в современных условиях [8]. Прежде всего, обращает на себя внимание усиление индивидуалистических настроений. Оно сочетается с падением социальной ответственности, которое в предельном случае выливается в демонстративное пренебрежение общественными интересами. Другой доминантой является резкое повышение значимости материального богатства, неразборчивость в средствах, обеспечивающих его приобретение и культ потребительства. Важным отличительным признаком современных нравов выступает забвение трудовых традиций русского и других народов, населяющих территорию России. Одновременно культивируется атмосфера праздности, беззаботного прожигания жизни. Наконец, следует отметить низкий уровень доверия населения к институтам государственной власти, пренебрежение к закону, что служит весомой причиной криминализации общественных отношений. Пожалуй, это наиболее характерные признаки морального состояния общества на современном этапе. Выдвижение их на первый план, безусловно, стало следствием смены механизмов хозяйствования. Вместе с тем, рыночные реформы открыли простор тем изменениям нравственного сознания, которые зародились еще в условиях командной плановой экономики и господства коммунистической идеологии. Их вызревание было обусловлено действием ряда объективных факторов, среди которых можно выделить следующие:

  1. Изменения в производительных силах, получающие выражение в углублении общественного разделения труда, переменах в его условиях и содержании.

  2. Изменение среды обитания, связанное с урбанизацией и общим замещением естественных условий жизни искусственными.

  3. Рост материального благосостояния, сопровождающийся насыщением первичных материальных потребностей и актуализацией потребностей более высокого порядка.

  4. Повышение образовательного и культурного уровня, что ведет к развитию духовных потребностей и расширению культурных запросов населения.

  5. Воздействие информационной среды, основанной на определенных идеях, мифах, религиозных представлениях, научных знаниях, транслируемых в том или ином сочетании средствами передачи информации.

  6. Накопление социального опыта, обусловленного взаимодействием классов, социальных групп, этносов, культур и цивилизаций в тех или иных конкретно-исторических условиях.

Перечисленные факторы действуют в направлении расширения многообразия человеческих потребностей и индивидуализации образа жизни, что подрывает основы коллективистской уравнительной психологии. В результате возникает противоречие между потребностями общественного сознания и условиями общественного бытия. Его экономический аспект связан со структурными дисбалансами. В Советском Союзе они выражались в опережающем росте образовательного и культурного уровня населения по отношению к изменению условий труда и быта; в неуклонном повышении материального благосостояния и ограничении духовных запросов, включая право на информацию, свободу передвижения и волеизъявления; в неодинаковом доступе ко многим благам для представителей различных социальных групп; в однообразии и ограниченности форм занятости и источников доходов; в неразвитости сферы услуг и отраслей, производящих товары широкого потребления. В последние годы существования СССР эти дисбалансы усиливались, а нравственные противоречия обострялись, что сделало неизбежной смену экономического базиса и политической надстройки.

Начало XXI века обнаруживает признаки позволяющие говорить об упрочении новой системы общественных отношений и сопутствующих им моральных представлений. Прошедшие дважды за последние пять лет выборы президента и парламента свидетельствуют о том, что избиратели все определеннее отдают предпочтение ценностям свободы и демократии. Сегодня для основной массы россиян хозяйственная, политическая, духовная свобода выступает безусловным приоритетом. Вместе с тем, люди хотят чтобы ей сопутствовали порядок, уважение к закону, патриотизм, забота о национальных интересах. Неслучайно на прошедших выборах люди голосовали за те персоналии и политические силы, которые декларировали свою приверженность указанным ценностям.

В последние годы на федеральном уровне осознана необходимость возвращения доверия к власти. Предпринимаются целенаправленные шаги в этом направлении. Во внутренней и внешней политике все отчетливее прослеживается линия на отстаивание интересов страны и ее народа. Осуществляются меры, направленные на обеспечение целостности государства, повышение престижа армии, правоохранительных органов, пресечение противоправных действий. Этому способствует благоприятная экономическая ситуация. В результате растет инвестиционная привлекательность российской экономики, резко снизился объем неплатежей, регулярно повышаются пенсии и заработная плата бюджетников, что само по себе дает большой моральный эффект.

По нашему мнению, эти факты свидетельствуют о постепенном возвращении в русло русской этической традиции, но традиции преображенной, отвечающей новым историческим реалиям. Одновременно они служат свидетельством того, что русская этическая традиция как выражение глубинных основ психологии россиян в достаточной степени конгруэнтна в отношении институтов рынка. Это дает основания полагать, что на достаточно длительную историческую перспективу основными формами организации общественной жизни в России останутся рынок и демократия. Вместе с тем, демократические ценности не являются единственными приоритетами нравственного сознания россиян. Для многих из них остро актуальными остаются вопросы более справедливого распределения национального богатства, повышения материального благосостояния, расширения доступа к благам современной цивилизации, повышения качества жизни, включая его экологическую составляющую. Это ставит задачу такого построения приоритетов экономической и социальной политики, которое позволяло бы последовательно гармонизировать взаимоотношения различных слоев общества, обеспечивая возможности долгосрочного развития страны.

В этой связи большой интерес представляет концепция нормативной модели общества XXI века, разрабатываемая под руководством профессора В.Г. Садкова [9]. Опираясь на принципы системного подхода и рассматривая общество как биосоциальную систему авторы концепции обосновывают широкий набор ценностно-целевых ориентиров его развития. При этом подчеркивается принципиальное различие целей общественного развития и средств их достижения. В рамках категории ‘‘общественный прогресс’’ выделяются два центральных взаимосвязанных аспекта - социальный прогресс и экологический прогресс. Это дает основание определить общественный строй России на рубеже XXI века как ‘‘социоэкологически ориентированное рыночно-демократическое общество’’. Вытекающая отсюда задача национального развития в XXI веке формулируется как ‘‘обеспечение высшего на планете качества жизни человека и окружающей среды на основе воссоздания эффективного государства и рыночно-демократических отношений в экономике и политике’’. В роли целевых приоритетов социального прогресса рассматриваются: обеспечение надежности и уверенности граждан в завтрашнем дне; предоставление максимума возможностей для самореализации и обеспечения качества жизни на уровне первой пятерки стран-лидеров; привязка уровня доходов к результатам творчества и труда, а также ограничение их дифференциации; обеспечение безопасности граждан от внутренних и внешних угроз. Целевыми ориентирами экологического прогресса выступают: приоритет экологических ценностей над производственно-экономическими; обеспечение гармоничного и устойчивого развития антропогенных и экологических систем; предотвращение и сокращение загрязнений окружающей среды; обеспечение условий для расширенного воспроизводства возобновляемых природных ресурсов.

Рассматриваемая концепция существенно обогащает представление о ценностных приоритетах развития. Вместе с тем, следует отметить, что с точки зрения категорий морали соподчиненность целей и средств их достижения выглядит несколько иначе в сравнении с экономической наукой. Например, в экономической теории рост материального благосостояния может рассматриваться как цель, а выбор рыночного или планового механизмов хозяйствования как средство ее достижения. В этике, напротив, материальное благосостояние и хозяйственная свобода могут рассматриваться как ценности одного порядка.

Реализация приоритетов экономической и социальной политики государства может и должна дополняться целенаправленными мерами по корректировке и оздоровлению нравственного сознания. Согласование социально-экономической политики с мерами морально-психологического воздействия повышает ее эффективность. В этой связи правомерно вести речь о разработке набора моральных установок, отвечающих приоритетным направлениям развития общества на современном этапе. Такой набор должен включать совокупность ценностных ориентиров, соответствующих им норм морали и отвечать следующим требованиям. Во-первых, соответствовать основным тенденциям развития нравственного сознания и вписываться в перспективную модель социально-политической и хозяйственной организации. Во-вторых, предлагаемые нормы должны быть общедоступны и носить универсальный характер. В-третьих, они должны быть сформулированы максимально общо, а их количество невелико.

Опираясь на закономерности развития нравственного сознания, рассмотренные в данной работе, можно предложить следующий перечень основных ценностных приоритетов хозяйственного развития: свобода, справедливость, правопорядок, безопасность, надежность и уверенность в завтрашнем дне, неуклонное улучшение качества жизни, сохранение и оздоровление естественной природной среды, социальная защищенность. Данный перечень изложен в указанном порядке не случайно. Нам представляется, что соблюдение каждого из этих требований предопределяется соблюдением всех предыдущих. Ведущей ценностью несомненно является свобода. Но она может быть полноценной только при условии соблюдения справедливости, которую мы понимаем в смысле равного доступа к ресурсам, равных условий конкуренции, исключения монополизма, соблюдения обязательств. И свобода, и справедливость возможны лишь при условии твердого правопорядка, который означает как наличие необходимых законов, так и их строгое выполнение, в том числе, лицами, представляющими органы государственной власти. Правопорядок, в свою очередь, необходимое условие безопасности, как в смысле исключения преступных посягательств на жизнь, здоровье, имущество и личное достоинство граждан, так и в смысле исключения силовых методов конкурентной борьбы. Соблюдение всех этих требований служит необходимым условием надежности и уверенности в завтрашнем дне. Правда для этого необходимо еще проведение целенаправленной государственной политики, обеспечивающей создание предпосылок полной и эффективной занятости населения. Все перечисленное предопределяет возможности неуклонного повышения качества жизни, важнейшим элементом которого выступает здоровая естественная природная среда. Наконец, эффективная социальная защита осуществляется наиболее успешно тогда, когда воплощаются в жизнь ранее обозначенные ценности.

Что касается нравственных норм, то их структура не обязательно должна совпадать со структурой ценностных императивов. Последние реализуются на основе соблюдения целой совокупности требований морали. В этой связи можно предложить следующие основные нормы:

- хозяйствующие субъекты свободны в своей деятельности. Естественным пределом этой свободы являются законные интересы других хозяйствующих субъектов, государства и общества;

- безусловной основой экономических отношений является равенство условий хозяйствования. Проявления монополизма и недобросовестной конкуренции должны пресекаться самым решительным образом;

- хозяйствующие субъекты должны неукоснительно соблюдать свои обязательства. Их точное выполнение – непременная предпосылка нормального хозяйственного процесса;

- каждый хозяйствующий субъект обязан бережно относиться к природе. Бережливость, экономия, защита окружающей среды – важнейшая предпосылка высокого качества жизни и сохранения для будущих поколений природного потенциала планеты;

- всякий человек, где бы он ни трудился, должен добросовестно выполнять свои обязанности и совершенствовать профессиональное мастерство. Профессионализм, дисциплина и ответственность – дело чести любого работника;

- каждый работодатель призван неукоснительно соблюдать свои обязательства в отношении лиц, работающих по найму. Своевременность и полнота расчетов по заработной плате – залог взаимного доверия и высокой эффективности труда;

- хозяйствующие субъекты должны строго соблюдать свои обязательства перед государством. Налоговая дисциплина – непременное условие взаимного доверия между ними;

- безусловная обязанность государства – обеспечение правопорядка и равных условий хозяйствования для всех без исключения субъектов экономической деятельности. Государство должно твердо и последовательно пресекать любые проявления монополизма и недобросовестной конкуренции;

- государство безусловно гарантирует законные права собственности. Всякое покушение на эти права, включая попытки вымогательства в любой его форме, должно последовательно пресекаться;

- государство гарантирует населению выполнение взятых на себя обязательств. Государственные обязательства обеспечиваются всем имуществом и другими объектами собственности, находящимися в руках государства;

- любые действия властных структур должны совершаться исключительно в рамках действующего законодательства. Верность закону – дело чести государственного служащего, независимо от его места в иерархии власти;

- государственный служащий любого ранга обязан быть беспристрастным и объективным при принятии решений. Факты вымогательства и коррупции должны выявляться и последовательно пресекаться.

Разумеется, моральные нормы, в данной или иной редакции, не могут навязываться обществу. Их утверждение в общественном сознании должно стать результатом согласия основных общественно-политических сил. Причем, это согласие не обязательно будет иметь формальный характер. Но нравственные проблемы должны широко обсуждаться, необходимо определение позиций по самым злободневным вопросам современности, их выражение через систему этических категорий. Только широкий и постоянный диалог всех основных общественно-политических сил может привести к достижению согласия и упрочению морально-политического единства страны.



___________________________

  1. Петрунин Ю.Ю., Борисов В.К. Этика бизнеса. – М.: «Дело», 2001.

  2. Росенко М.Н. и др. Основы этических знаний. – СПб.: «Лань», 1998.

  3. Разин А.В. Этика. – М.: «Академический Проект»,2003.

  4. Олейник А.Н. Институциональная экономика. – М.: «ИНФРА-М», 2000.

  5. Власов Ф.Б. Нравственные основы повышения эффективности реформ. – Орел: ОрелГТУ, 2001.

  6. Власов Ф.Б. Русская этическая традиция и ее развитие на рубеже веков. - От Сциллы к Харибде: Актуальный опыт России / Под ред. Ю.М. Осипова, О.В. Иншакова, Н.П. Ващекина, Е.С. Зотовой: В 2 т. Т 2. – М., Волгоград, 2002.

  7. Власов Ф.Б. Эволюция нравов в глобальной экономике. – Экономическая теория на пороге XXI века. – 7:Глобальная экономика / Под ред. Ю.М.Осипова, С.Н.Бабурина, В.Г.Белолипецкого, Е.С.Зотовой. – М.: «Юристъ», 2003.

  8. Власов Ф.Б. Доминанты хозяйственных нравов современной России. – Неуемная Россия / Под ред. Ю.М.  Осипова, О.В. Иншакова, М.М. Гузева, Е.С.Зотовой: В 2 т. Т 1. – М., Волгоград, 2003.

  9. Садков В.Г. Системные основы формирования общества XXI века и модель основного закона России. – М.: «Прогресс», 2002.







Кажется, павловский условный рефлекс действительно существует. Каждый раз, когда по ТВ раздается записанный на пленку смех, телезритель непроизвольно зевает. Роберт Орбен
ещё >>