Эпизоды космической реформы. 1991-1993 гг - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
С 1998 по 2000 год советник "Миротворческой миссии на Северном Кавказе" 1 26.1kb.
Как менялась стоимость одной поездки в московском метро с 1991 года... 1 24.5kb.
Рубрика банкирские хроники заговор молчания вокруг самого крупного... 1 157.23kb.
Закон Республики Казахстан «О космической деятельности» 1 267.58kb.
Руководство для высшего управленческого персонала. М., 1993. 1 53.7kb.
Темы вашего учебного проекта 1 62.51kb.
2-я летняя Спартакиада молодежи Финальные соревнования 10-15 июля... 1 34.38kb.
О пребывании отца, затем владыки Гурия в США летом 1991 года По записям... 1 177.01kb.
1.□Иб «Выбор России»,1993 45 □Партия российского единства и согласия... 1 64.95kb.
Ракеты С. П. Королева 1 155.62kb.
Оценка эффективности интеграционных проектов 1 90.81kb.
Организация Объединенных Наций hri/core/alb/2012 4 676.32kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Эпизоды космической реформы. 1991-1993 гг - страница №6/6

Сергей Жуков: Выписки из дневника


26 февраля 1992 года

Разные сложные мысли о пути, о стратегии и тактике, о совершенно новом, которое надо суметь почувствовать. Мы независимы. Агентство создано. Борьба не принесла нам ни гроша. Лучше оставаться вне госструктур. Алтай ждет.

Я понял, что лучше себя чувствую вне жестких рамок, подчинения, иерархии. То есть, в вольной жизни. Впрочем, чужую волю могу терпеть спокойно. Это - из юности. Медленно поворачиваюсь к коммерции. Новое из старых книг не вычерпаешь...

1 марта

Оказались котятами - власть отобрали. Мы - против большого отлаженного механизма. И хорошо! Чувствую освобождение. Вряд ли я создан для государственной службы. Брезжит свободное художничество - клуб, литература. Тянет на Запад - учиться.

6 марта

Все? Пустота. Другие оживились: самая борьба - посты делят. А у меня - спад активности. Как всегда, брошу, не получив ни крошки от пирога.

Почему так получается? Почему, имея стартовые возможности выше окружающих, я раз за разом остаюсь без гроша в кармане? Неужели я и впрямь непоправимо отличен от остальных? Раз за разом, как будто специально, создаю возможности для других и остаюсь ни с чем. Или мне Бог положил быть в неприбыли? Чтобы ничего не связывало? Чтобы не терял темп, вовремя делал повороты, верша свою работу?

15 апреля

В основании этого зданья

(не грешу против истины я!)

Был поэт - от небес его знанье! -

И его молодые друзья…

В конце концов, каждому воздастся по его заслугам…

Пусть читатель не судит строго эти разгоряченные строки. Эмоции были!

Коптев будет меня принимать в своем кабинете с неохотой и под внешним давлением. Он явно опасался меня. Я же, после состоявшегося назначения, вовсе не собирался бороться на его поле. Моя задача была решена. Я отправился на Алтай - заниматься проектом Мирового центра космической философии…

Послесловие


Указ «О структуре управления космической деятельностью в Российской Федерации» № 185 Борис Ельцин подписал 25 февраля 1992 года. Этим указом было образовано Российское космическое агентство при Правительстве Российской Федерации, и назначен его генеральный директор - Юрий Николаевич Коптев.

Укажем имена наиболее активных участников этого политического проекта. А.Н. Адров, В.В. Алавердов, В.Г. Безбородов, Ю.Г. Гусев, С.А. Жуков, Ю.Н. Коптев, С.В. Кричевский, А.Н. Кузнецов, М.Д. Малей, И.М. Моисеев, В.М. Постышев, А.А. Пискунов. Число эпизодических участников процесса - гораздо шире.

Значение указа о создании РКА было не сразу оценено. Еще существовал Департамент общего машиностроения при Министерстве промышленности РФ, его возглавлял Валентин Александрович Степанов. Предприятия ракетно-космической промышленности подчинялись ему.

Означенным выше Указом новому агентству передали только четыре организации - ЦНИИМАШ, «Агат», НИИ тепловых процессов (Центр Келдыша) и НИИхимпром (Загорск). Затем, как бы сам собой, возник процесс «перетекания» космических предприятий из Минпрома в РКА. Степанов в те дни выглядел он подавленным.

Через непродолжительное время под эгидой РКА было уже 38 предприятий, к 1999 году - 108.

Сохранение самостоятельной ведомственной подчиненности, отдельная защищенная строка в бюджете Российской Федерации позволили спасти космонавтику в переломный момент отечественной истории. Все познается в сравнении. Все остальные оборонные отрасли, исключая атомную промышленность, были собраны в гигантский неповоротливый Минпром, утратили самостоятельный статус. Великая «девятка» советских оборонных министерств перестала существовать. Сегодня оборонные отрасли (авиация, судостроение, производство боеприпасов и обычных вооружений, системы управления) управляются департаментами внутри Минпромторга России. Такое снижение статуса, за которым стояло понижение уровня внимания государства к высокотехнологическому комплексу страны, нанесло оборонной промышленности огромный урон.

По мнению многих генеральных конструкторов, с которыми нам довелось встречаться, например, Виктора Михайловича Чепкина, бывшего руководителя КБ им. А.М. Люльки, гражданскую авиационную промышленность как конкурентоспособную отрасль Россия потеряла за несколько лет, и потеряла, вероятно, навсегда. Военный авиапром тоже переживал трудные времена, но сохранился титаническими усилиями специалистов и руководителей.

Один опытный сотрудник авиационного крыла Росавиакосмоса, начинавший государственную службу еще в Министерстве авиационной промышленности СССР, рассказывал мне в начале двухтысячных годов с печальной улыбкой:

− Куда нас только не передавали за эти годы перемен. Мы переезжали с места на место. Даже выработался своего рода ритуал: первым делом на новом месте включаешь чайник, потом - компьютер, а затем начинаешь искать коллег, кто в каком районе Москвы. У одного государственные контракты, у другого мобилизационный план… С трудом восстанавливаешь нарушенные связи, а через несколько месяцев - новый переезд.

Почему это произошло? Главная причина, на наш взгляд, заключалась в массовой смене не только высшего руководства страны, но и чиновников. В 1991 году пришла политическая элита, не научившаяся еще управлять страной. Это была революция, которая всегда несет с собой разрушения.

И на этом фоне удивительной выглядела продолжающаяся жизнь космической промышленности. Агентство совершило лишь один переезд - с Миусской площади в административное здание на улице Щепкина. Команда Коптев, надо отдать ей должное, оказалась готовой к управлению отраслью. В короткое время был набран работоспособный аппарат – в распоряжении нового руководителя были многочисленные сотрудники только что упраздненного Минобщемаша СССР, в котором он сам проработал 19 лет и, естественно, очень многих знал лично. Строить новое агентство начало советское поколение государственных служащих, воспитанное в державных идеалах, прошедших, в большинстве своем, школу работы в промышленности или службы в космических войсках. Эти люди работали самоотверженно, не считаясь со временем и затратами сил. Они в короткий срок восстановили порядок, нарушенный безвластием в отрасли, имевшим место зимой 1991-92 годов.

Бюджет постепенно нарастал, несмотря на бесконечные секвестры и недоплаты. Команда управленцев отраслевого уровня и уровня предприятий долгие годы оставалась стабильной. Дикая приватизация первых лет промышленности РКА почти не коснулась. Отрасль выжила, смогла еще много лет поддерживать свою конкурентоспособность. Вот каковы последствия указа № 185 и принятого год спустя закона «О космической деятельности»!

К сожалению, в долгосрочной перспективе все же сказались негативные последствия того обстоятельства, что система управления отраслью, отвечающая требованиям 21 века, так и не была выстроена. Принятые решения оказались половинчатыми. В отрасли, под вывеской космического агентства, был во многом воссоздан советский Минобщемаш. Агентство было не просто заказчиком, оно продолжало заниматься управлением предприятиями, больше тяготело к отраслевой нормативной базе, чем к развитию законодательства на федеральном уровне, оставалось закрытым ведомством, не умеющем (и не желающим) вести диалог с обществом. Несмотря на драматически сократившееся финансирование, РКА пыталось удержать все направления космической деятельности, которые велись в СССР. В итоге агентству удалось во многом сохранить наземную космическую инфраструктуру, но в силу обрушения финансирования оно не смогло обеспечить технологического перевооружения предприятий. Были заморожены новые разработки, почти остановилась модернизация техники и технологий. За это, конечно, мы не можем упрекнуть наших коллег, работавших в исключительно тяжелых условиях девяностых и начала двухтысячных годов.

Упрекнуть надо правительство - за неумение решить вопросы целеполагания, выделения приоритетов. Но и агентство могло сказать свое слово. Одна из причин этой «недоработки» Коптева и его команды – стремление работать в узком аппаратном кругу, неумение опираться на широкую профессиональную экспертизу (имевшиеся так называемые экспертные органы были лишь декоративными образованиями, а в отраслевых институтах компетенция все эти годы быстро падала). С другой стороны, не будем забывать, что команда Коптева в период с 1999 по 2004 взяла на себя ответственность и за судьбы авиапрома. В этот период Российскому космическому агентству были переданы примерно 350 предприятий авиационной промышленности России, а само агентство называлось авиационно-космическим. О том, что это была тяжелая дополнительная ноша, и говорить не приходится.

Следует отметить еще один момент. Политические группы, боровшиеся за влияние в космонавтике, не доводили дело до слишком острого противостояния. В начале 1990-х в отрасли никого не «отстрелили», не посадили, не подвергли сильному давлению. Сказался общий высокий уровень культуры и сдержанности основных действующих лиц космонавтики того времени.

Попробуем проследить судьбы участников космической реформы 1991-1993 годов.

О Михаиле Дмитриевиче Малее я уже писал. Он умер в 1996-м.

Владимир Михайлович Постышев сделал стремительную карьеру. Он довольно быстро вырос до заместителя министра юстиции, генерал-полковника юстиции. Потом занимал пост главы федеральной службы по банкротству. Но несколько лет назад вышел из дома и не вернулся. Поговаривают, что причина его таинственного исчезновения кроется в его коммерческой деятельности. У Постышева остались вдова и трое детей.

Его руководитель по работе в Верховном Совете РФ Алексей Николаевич Адров после завершения срока депутатства перешел на работу в Аэрофлот. Там он трудился в службе автоматизированной продажи билетов. Сегодня Адров работает в аппарате Центральной избирательной комиссии.

Александр Александрович Пискунов избирался депутатом Государственной Думы двух созывов, позже был руководителем аппарата Правительства России. Сегодня он аудитор Счетной Палаты России.

Иван Михайлович Моисеев по-прежнему активно занимается вопросами космической политики и проблемами межзвездных перелетов.

Сергей Владимирович Кричевский в течение нескольких лет продолжал подготовку к космическому полету, но в 1998 г. ушел из Отряда космонавтов. Сегодня он профессор, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН.

Юрий Николаевич Коптев в течение двенадцати лет возглавлял Российское космическое агентство (с 1999 года по 2004 гг. - Российское авиационно-космическое агентство). В 2004 году перешел в Минпромэнерго России, где занял пост директора Департамента оборонно-промышленного комплекса. Ныне он руководитель Научно-технического совета Государственной корпорации «Российские технологии».

Генерал-лейтенант Юрий Григорьевич Гусев служил в Космических войсках еше несколько лет после описываемых событий, затем работал заместителем начальника Сводного управления Росавиакосмоса. После преобразования агентства в ФКА недолгое время исполнял обязанности начальника Сводного управления, затем перешел в НПЦ АП имени Н.А. Пилюгина заместителем генерального директора.

Александр Николаевич Кузнецов с 1992 года работал начальником управления средств выведения и наземной космической инфраструктуры РКА, затем заместителем генерального директора РКА и Росавиакосмоса. За это время он вырос в воинском звании от полковника до генерал-майора. С 2003 года - заместитель генерального директора ФГУП ГКНПЦ имени Хруничева, а теперь успешно трудится в инновационном бизнесе.

Вячеслав Георгиевич Безбородов после событий 1991-92 годов стал начальником оперативного управления Космических войск, генерал-лейтенантом, потом перешел в Совет Безопасности, где работал начальником управления долгих семь лет. При смене кадров, грянувшей в пору Административной реформы, перешел в ФГУП РНИИКП заместителем генерального директора, где активно занимается работой с регионами и коммерциализацией технологий предприятия. Он также сильно способствовал формированию холдинга по космическому приборостроению, где РНИИКП принадлежит головная роль. C 2008 г. возглавляет ОАО «НПК Рекод», специально созданное Роскосмосом для доведения результатов космической деятельности до регионов России и субъектов экономической деятельности.

Валерий Владимирович Алавердов с 1992 до 2002 года трудился первым заместителем генерального директора РКА-Росавиакосмоса. Затем он - директор ФГУП «Организация «Агат», в настоящее время - главный научный сотрудник этой организации.

Александр Иванович Медведчиков на протяжении 15 лет был бессменным заместитель руководителя космического агентства по международной деятельности. В 2008 г. со всеми положенными почестями ушел на пенсию.

Юрий Алексеевич Локтионов - фрилансер.

Что же до моей судьбы, то я постепенно стал «отраслевым» человеком. С 1992 года сотрудничество с агентством продолжалось в направлении внедрения научно-технических достижений космонавтики в народное хозяйство. В 1996 году я организовал под эгидой РКА компанию по передаче технологий, а в 2003 году оказался в Отряде космонавтов первым и до момента объединения трех отрядов (ЦПК, РКК «Энергия», ИМБП) под эгидой Роскосмоса единственным кандидатом непосредственно от космического агентства. С 2011 года работаю исполнительным директором кластера космических технологий и телекоммуникаций Фонда Сколково.

1 Черток Б.Е. Ракеты и люди. От самолетов до ракет. – М: Издательство «РТСофт», 2006. – с. 40.

2 Жуков С.А. Попытка космической реформы. – В кн.: Российская цивилизация: через тернии к звездам. – М.: Вече, 2003, с. 215-242.

3 Отметим, что военные уже в конце 1980-х весьма прогрессивно ставили вопрос об отделении государственного заказчика от промышленности – вопрос, не решенный до сих пор. Это важно для нашего дальнейшего повествования.

4 "Космонавтика, астрономия", №5, 1991. М:Знание.

5 Wernher Von Braun: Crusader for Space / Edition 2 by Ernst Stuhlinger, Frederick I. Ordway, Frederick Ira Ordway. …

6 "Космонавтика, астрономия", №10, 1991. М:Знание.

7 Жуков С.А. Я проснулся и включил телевизор. - В сб.: Площадь Свободы. - М: Веста,1992. http://community.sk.ru/foundation/space/b/zhukov/archive/2012/08/21/oborona-belogo-doma-v-91m--ne-oborona-moskvy-v-41m.aspx

<< предыдущая страница  



Только имея программу, можно рассчитывать на сверхпрограммные неожиданности. Кароль Ижиковский
ещё >>