Эпизоды космической реформы. 1991-1993 гг - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
С 1998 по 2000 год советник "Миротворческой миссии на Северном Кавказе" 1 26.1kb.
Как менялась стоимость одной поездки в московском метро с 1991 года... 1 24.5kb.
Рубрика банкирские хроники заговор молчания вокруг самого крупного... 1 157.23kb.
Закон Республики Казахстан «О космической деятельности» 1 267.58kb.
Руководство для высшего управленческого персонала. М., 1993. 1 53.7kb.
Темы вашего учебного проекта 1 62.51kb.
2-я летняя Спартакиада молодежи Финальные соревнования 10-15 июля... 1 34.38kb.
О пребывании отца, затем владыки Гурия в США летом 1991 года По записям... 1 177.01kb.
1.□Иб «Выбор России»,1993 45 □Партия российского единства и согласия... 1 64.95kb.
Ракеты С. П. Королева 1 155.62kb.
Оценка эффективности интеграционных проектов 1 90.81kb.
Организация Объединенных Наций hri/core/alb/2012 4 676.32kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Эпизоды космической реформы. 1991-1993 гг - страница №2/6

Как начинался МКК


Сергей Жуков:

Предтечами Московского космического клуба (МКК) стали Космическая комиссия Всесоюзного совета молодых ученых и специалистов (ВСМУиС) при ЦК ВЛКСМ и Космическая комиссия Союза журналистов СССР, организовавшая в 1989 году всесоюзный конкурс среди советских журналистов за право полета в космос.

Космическая комиссия ВСМУиС была создана мною (тогда я был членом Бюро вышеозначенного Совета) в 1988 году после памятного выезда в США, пышно названного организаторами «Диалогом восходящих лидеров». Комиссия просуществовала год и успела осуществить выезд 17-ти специалистов в Америку (так называемый US-USSR space workshop). Многие впервые приехали в США (у работников Минобщемаша СССР была, как правило, вторая форма секретности, для выезда требовалось специальное решение министерства, согласованное с госбезопасностью). Но трудности с оформлением поездки были с лихвой вознаграждены. Мы своими глазами увидели Центр управления полетами и другие подразделения Космического центра имени Джонсона в Хьюстоне, исторический первый стартовый комплекс американцев, подразделения Космического центра имени Маршалла в Хантсвилле, побывали в штаб-квартире НАСА, и даже выступили там с докладом о советском проекте пилотируемого полета на Марс. Доклад сделал будущий главный проектант и заместитель генерального конструктора РКК «Энергия», а тогда молодой начальник отдела этого предприятия Николай Брюханов.

Космическая комиссия Союза журналистов СССР была организована весной 1989 года несколькими известными профессионалами советских СМИ во главе с тогдашним руководителем отдела науки могущественной газеты «Правда» Владимиром Губаревым. Целью вновь созданной комиссии было отобрать и отправить в космос одного из представителей славной пишущей, снимающей или комментирующей гильдии. Проект журналистского полета вовлек в свою орбиту множество талантливых представителей средств массовой информации того времени. Не станем останавливаться на этой истории, о ней достаточно много написано. Для нас важно то, что проект «Космос-детям» (такое название придумали журналисты) привлек немало людей других профессий - инженеров, ученых, военных, служащих министерств, преподавателей.

Можно сказать, что вокруг Космической комиссии СЖ СССР возникла модель гражданского общества в миниатюре, точнее, той его части, которая заинтересована в покорении космических пространств. Мы регулярно собирались в гостеприимном отделе науки газеты "Правда", руководители которого - Владимир Губарев, Андрей Тарасов, Анатолий Покровский были главными организаторами проекта журналистского полета.

Было много интересных встреч. Профессор Григорий Хозин знакомил нас с идеей космической политики. …

Татьяна Драгныш издавала газету «Звездный Час». Это было интересное романтическое начинание. Газету курировало Всесоюзное аэрокосмическое объединение «Союз» во главе с летчиком-космонавтом Александром Серебровым. Вокруг газеты собиралось много энтузиастов - Сергей Голотюк, … Сохранилось фото, где мы сидим, радостные и молодые, полные решимости развивать космическую журналистику. Как показало время, это лучше получилось у Игоря Маринина с командой единомышленников (я имею в виду журнал «Новости космонавтики»).

В редакции «Правды» собирались порой всего несколько человек, иногда - несколько десятков. Сама собою возникла идея общественного объединения, а потом появилось и название: "космический клуб". Один из самых первых, возникших в перестроечные годы

"Клубную" концепцию я привез из Алабамы. В начале 1990 года, теплой звездной ночью, настоянной на запахах свежей зелени, вице-президент местного университета Том Тенбрансел, остановив машину, в течение двух часов вдохновенно излагал мне свою мысль:

- Сергей, вы уже объединены там в Москве. Почему бы вам не назваться клубом? Вы завяжете партнерские отношения с Национальным космическим клубом США, другими известными и уважаемыми организациями. Мы вместе станем способствовать международному сотрудничеству в космосе!


swscan00006

10 официальных учредителей МКК


Коллегам идея понравилась. Не помню, кто, кажется, Леонид Галушко, впервые произнес: "Московский" - по месту учреждения. Все согласились, уточнив, что сфера действия космического клуба может быть при этом общероссийской, международной, галактической...

На учредительном собрании 29 ноября 1990 года в конференц-зале "Правды" нас было человек сорок. В числе прочих задач мы провозгласили: способствовать реформе в космической отрасли. Первый шаг - написать междисциплинарную Концепцию развития отечественной космонавтики, которая послужит основой для разработки организационных, финансовых и правовых шагов по спасению наследия Циолковского, Королева, Гагарина, конструкторов и специалистов, открывших человечеству дорогу в космос.







Иван Моисеев: Декларация.

В стране бушевали политические страсти. Какая-то смесь реально ощущаемых угроз голода и гражданской войны и запредельно оптимистических ожиданий свободы и экономического возрождения.

Космическая отрасль оказалась одной из наиболее консервативных В наглухо закрытые советские времена о космонавтике можно было говорить как о покойнике - либо хорошо, либо никак. Где-то появились первые критические публикации по космической тематике. Одни заголовки говорили о проблемах отрасли («Буран под грудой диссертацией», «Космос рублями не оклеишь»). Естественно вставал вопрос - а что делать?

В принятой на учредительном собрании 29 ноября 1990 г. Декларации Московского космического клуба говорилось:

«…отечественная космонавтика больна, а общество настроено против нее. Космонавтике грозит если не гибель, то скатывание на второстепенные роли, безнадежное отставание от мирового прогресса. Пойдем ли мы вместе со всем человечеством во Вселенную, быть ли в космосе нашей стране - уже так ставится вопрос.

Драматическое развитие общества не снимает с повестки дня необходимости оздоровления и совершенствования космонавтики. Наоборот - решительные перемены в отечественной космонавтике объективно необходимы и нам как народу, и мировому сообществу в целом…»

В черновиках Декларации давались еще более резкие оценки ситуации в стране и отрасли: «…космонавтику съедают те же беды, что и многие другие отрасли отечественной науки и техники - чрезмерная секретность, отсутствие контроля со стороны общества, некомпетентность должностных лиц, неработоспособность организационных структур, отсутствие действенных механизмов сотрудничества между отдельными организациями. С другой стороны, из-за ошибок в информационной политике многие относятся к космонавтике с неприязнью, доходящей до полного неприятия.

В наше время перестройки общества, переосмысления реальностей, время развивающегося экономического кризиса, перемены неизбежно коснутся и космонавтики...»

Но, несмотря на большую политизированность общества в то время, на собраниях МКК вопросы общей политики затрагивались только в плане констатации ситуации. Каких-либо дискуссий по политическим вопросам не возникало, наверное, из-за того, что для обсуждений хватало космической проблематики. Явно ощущалась некая «независимость» космонавтики от политики, ее экстерриториальность, связанная с закрытостью отрасли.



Клуб создавался как площадка для дискуссий на разнообразные темы космонавтики. Предполагалась издательская и коммерческая деятельность. Вовлечение президента Клуба и нескольких его членов в политику было обусловлено нашим критическим отношением к создавшейся в отечественной космонавтике ситуации и бездействием лиц, которые в тот момент стояли «у руля».

Сергей Жуков:

В 91-м мы были полны романтических желаний. Я - летать в космос, Иван Моисеев - рассмотреть возможность межзвездных экспедиций, профессор Григорий Хозин - донести до президентов сверхдержав правду о мировой космонавтике, Сергей Голотюк - стать историком космонавтики. Мы собирались в "Правде" и подолгу обсуждали всяческие концепции: Николая Путилина - о международном биозаводе на орбите и самолетных турах по космодромам мира, Андрея Кузьминова - о детском космическом журнале, Рона Джонса - Integrated Space Plan, Куки Оберг - о мультфильмах для детей. Потом шли в буфет, гоняли чай и кофе, продолжали: международный учебный центр "Космос" МАИ, Молодежный космический центр МГТУ, с которым приходили Юрий Щербаков и Вика Майорова; гонка солнечных парусников - задача Володи Базанова из НПО "Машиностроение" и его соперников из Подлипок. Приходили письма из Канады и Австралии, мы писали репортажи в European Space Report. Сергей Твердохлебов разработал широкую программу для полета журналиста - для всего мирового сообщества!

Иван Моисеев: Космический журнал.



Одной из основных объединяющих идей для МКК стал проект создания массового космического журнала. В СССР было много журналов. Меньше, чем сейчас, но много. Были журналы «Юный натуралист», «Крестьянка», «Радио», а вот космического журнала не было. Сразу же после образования в МКК были предприняты достаточно попытки сделать такой журнал. Из «Концепции журнала "ЗВЕЗДОПЛАВАТЕЛЬ"»:

«…В настоящее время в СССР не существует периодического издания, полностью посвященного вопросам исследования и освоения космического пространства.

Московский космический клуб готовит к изданию научно-популярный и рекламно-коммерческий журнал "Звездоплаватель", на страницах которого найдут отражение ВОПРОСЫ советской и зарубежной космонавтики.

(Варианты названия: "Космические версты", "Лестница в небо", "Ключ на старт", "Готовность ноль").

Журнал является органом Московского Космического клуба ПРИ участии Космической Комиссии Союза журналистов, Космической Комиссии Всесоюзного Совета Молодых ученых и специалистов, Ассоциации хозрасчетных объединений Министерства Общего Машиностроения.

Цель журнала - Формировать объективное общественное мнение по вопросам космонавтики».

Сейчас можно улыбнуться, но тогда мы предполагали тираж журнала в 100 тысяч экземпляров…

Но не Клуб стал прародителем первого массового отечественного журнала по космонавтике. В августе 1991 г. И.Г.Вирко показал мне три листка «Новости космонавтики №1» Я отнесся скептически - трудно было предположить, что из трех страниц со временем вырастет лучший российский журнал по космосу.

Игорь Маринин:

Как создавался первый массовый отечественный журнал по космонавтике.

Вот и прошло 20 лет с памятного дня 12 августа 1991года, - когда на персональном компьютере PC XT с монохромным дисплеем и строчками оранжевого цвета был сверстан и на матричном принтере Robotron отпечатан первый номер бюллетеня «Новости космонавтики». Его формат был таким же, как и сейчас - А4, а объем составлял всего восемь страниц. Растиражированный на ксероксе в нескольких десятках экземпляров, этот бюллетень распространялся бесплатно среди всех, кто хотел узнать хоть что-то о советской и зарубежной космонавтике.

Вспомним 1991 год! Советский Союз разваливался на глазах. Парад суверенитетов бывших социалистических республик, порой доходивший до вооруженных столкновений, привел к тому, что в газетах и по телевидению писали и говорили только о политике. Министерство общего машиностроения, занимавшееся космонавтикой, было расформировано. Коммерческой деятельностью в космосе начал заниматься один из главков министерства, получивший название «Главкосмос СССР». Никакого централизованного руководства космонавтикой не было. Каждое предприятие выживало самостоятельно. Публикации по космонавтике - новостные, исторические, концептуальные - практически прекратились. Как будто космонавтики вообще больше не было! Проблема с информацией о космонавтике к тому времени была очень актуальной. А ведь в космосе летала станция «Мир», на ней работали советские и зарубежные космонавты, регулярно запускались американские шаттлы, не говоря уже о других космических событиях. И практически ничего из этого не находило отражения в ставшей свободной прессе.

В июле 1991 года зав. отделом информации малого предприятия «Видеокосмос», имевшего в то время гордый статус «Телерадиокомпания СССР», Игорь Маринин предложил, компенсируя этот недостаток, выпускать бюллетень с подборкой актуальных сообщений о российской и зарубежной космонавтике. Глава «Видеокосмоса» Владимир Семенов поддержал идею. К работе подключились сотрудники отдела информации Ольга Жданович и Сергей Шамсутдинов. Ответственным за выпуск был назначен Игорь Маринин.

Первый выпуск был растиражирован 12 августа 1991 г. А через семь дней в стране произошла попытка государственного переворота. Президента СССР М.С.Горбачева арестовали на даче в Форосе. ГКЧП попытался взять власть в стране. В Москве у Дома Советов выросли баррикады. Казалось, всем в эти дни было не до космоса. Но второй номер, подготовленный, как и первый, Марининым, Шамсутдиновым и Жданович, вышел 26 августа точно по графику. Он был в два раза толще первого.

С тех пор и до 1998 года бюллетень «Новости космонавтики» выходил каждые две недели, что позволило объявить подписку на текущий и следующий год. Один номер стоил 3 советских рубля, все 11 номеров 1991 года - 33 рубля, а за подписку на 1-е полугодие 1992 г. (13 номеров) мы брали 39 рублей.

В декабре 1991 года Советского Союза не стало. Тем не менее в наступившем 1992 году объем бюллетеня достиг уже 20 страниц. С целью экономии бумаги его формат был уменьшен вдвое, и, по мнению читателей, стал более компактным и удобным в использовании.

В этом же году началось тесное сотрудничество редакции с Московским космическим клубом, возглавляемым Сергеем Жуковым. Члены ММК выступили с инициативой создания космического агентства в России, разработали его статус, задачи, полномочия и довели свои идеи непосредственно до президента Б.Ельцина. В результате Российское космическое агентство было создано, а редакция журнала «Новости космонавтики» стала тесно сотрудничать с руководителем вновь созданного агентства Юрием Коптевым.

Вскоре стало ясно, что авторам, не имевшим опыта журналистики, не обойтись без литературного редактора-корректора, и в коллектив пришла Марина Богданова (сейчас она работает на «Радио России»). Для переводов информации, поступающей на английском языке, в том же году в редакцию был приглашен Анатолий Зак.

В марте 1992 года начал активную работу в редакции в качестве внештатного редактора зарубежной космонавтики Максим Тарасенко. Самоотверженная работа Максима в журнале продолжалась до его трагической гибели в мае 1999 года. В августе 1993 года в редакцию влился Константин Лантратов, только что окончивший МАИ и за несколько лет ставший одним из самых талантливых исследователей истории космонавтики. Хотя экономические обстоятельства вынудили Константина через несколько лет сменить место работы, мы продолжаем сотрудничать и сейчас.

В конце 1992 года тираж бюллетеня настолько возрос, что возникла необходимость воспользоваться для тиражирования услугами типографии. В качестве «разминки» пригласили Александра Дюканова, который сверстал экспериментальный №21 за 1992 год. А номер 25 уже был отпечатан в Гильдии мастеров «Русь», которая (такое совпадение) базировалась на улице Космонавтов. С этих пор и до конца 1997 года НК печатались тиражом 1000 экземпляров.

В середине января 1993 г. была введена должность главного редактора бюллетеня. На нее был назначен Игорь Маринин, а ответственным за выпуск стал Константин Лантратов.

21 февраля 1993 года два номера, 3-й и 4-й, впервые были отправлены с «Прогрессом М-16» на станцию «Мир», а в июле возвращены на Землю космонавтами Геннадием Манаковым и Александром Полещуком. С тех пор журнал регулярно доставлялся на борт «Мира», а сейчас его читают на борту МКС.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Своим здоровьем и долголетием я обязан тому, что я ни разу не прикоснулся ни к сигарете, ни к рюмке, ни к женщине, пока мне не стукнуло десять. Джордж Мур
ещё >>