Экологическая этика в поэтическом образе калмыцкой степи давида кугультинова - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Элективный курс «Экологическая этика» 1 226.18kb.
Игры с элементами калмыцкой национальной борьбы как средство подготовки... 1 66.83kb.
Гуманистическая формула развития личности и экологическая этика 1 108.56kb.
Пояснительная записка Актуальность Цель и задачи проекта «Экологическая... 1 129.71kb.
Программа прикладного курса «Экологическая этика» 1 204.96kb.
Экологическая этика и биоцентризм: анализ философских подходов И. 1 65.47kb.
Урок №2 Тема. Степи 1 216.21kb.
Доклад основан на материалах дискуссии, развернувшейся на форуме... 1 84.61kb.
Лекция для студентов фвм по теме: Кровососущие членистоногие (слепни... 2 546.94kb.
Тимофти прокомментировал дело Георгия Давида 1 231.31kb.
Царский социально-экономический сектор в древнем Израиле в период... 1 100.39kb.
По литературе Классы: 8класс Учитель: Антипова Ирина Ивановна Количество... 4 609.5kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Экологическая этика в поэтическом образе калмыцкой степи давида кугультинова - страница №1/1

Г.Э. Настинова, С.Б. Зольванова,

Калмыцкий госуниверситет, г. Элиста

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭТИКА В ПОЭТИЧЕСКОМ ОБРАЗЕ КАЛМЫЦКОЙ СТЕПИ ДАВИДА КУГУЛЬТИНОВА

(Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 06-06-3660]а/Ю)

Родина - понятие географическое и историческое. Веками перекраивалась карта мира. Менялись ландшафты, исчезали целые территории, некогда мо­гущественные людные города превращались в груды безымянных развалин, и об их прежнем величии ныне можно судить лишь по скупым строкам, ос­тавленным свидетелями - летописцами.

Менялись названия, но территория оставалась прежней с устойчивой гео­графической средой, сложившейся еще пять тысячелетий тому назад. Она охватывает северо-западную часть Прикаспийской низменности, Ергенинскую возвышенность и северную часть Ставропольского плато.

Проходили столетия! Сколько раз ранние весны накрывали в степи разно­цветную скатерть цветов, а осенние студеные ночи оставляли на голой, вы­жженной суховеем земле, серебряные пятна инея. Жизнь продолжалась!

О калмыцкой степи, о небывалой, удивительной красе её необъятных про­сторов, где раскинулись белые, как счастье, кошмовые кибитки знатных ной­онов и зайсангов, да черные, как горькая судьба, кибитки простолюдинов, об их обитателях, поражавших пришельцев своим гостеприимством и добротой, удалью и отвагой, писали русские писатели А.Ф.Писемский, В.И.Немирович -Данченко и прогрессивные деятели украинской культуры [Розенблюм, 1969].

Калмыцкая литература родилась и возродилась в степи. Мотив степи был и оставался «сквозным» и в поэзии Давида Кугультинова.

Путь Д.Н.Кугультинова и в жизни и в поэзии был нелегким. Его «универси­теты» оказались далекими от того, что могла обещать жизнь молодому челове­ку, опубликовавшему свои первые стихи в очень раннем возрасте - в двенад­цать лет - и принятым в члены Союза писателей СССР в восемнадцать лет.

На лучших образцах фольклора своего народа, среди тысяч которых был и остается великий эпос «Джангар», Д. Кугультинов учился видеть и ценить красоту природы. Он вспоминает: «я любил слушать и рассказывать ребятам о богатырях и волшебниках. Обычно мы уходили в степь, находили укрытие от ветра и просиживали до вечера, слушая легенды о фантастических стра­нах, созданных народным воображением». Не тогда ли Давид Никитич про­никся всепоглощающей любовью к калмыцкой степи. Он провел здесь свою юность и на всю жизнь сохранил нежную привязанность к степи - свидетельнице его первых творческих опытов. Здесь поэт находил краски и материалы для описания всей её красоты.

Тема степи занимает большое место в творчестве Д.Н.Кугультинова. Степь вдохновила его на создание бессмертных произведений, и среди них такие ше­девры, как «Цветок, одолевший бурю», «Матери-степи», «Как ты прекрасна, степь моя, в апреле!», «Смерть сайгака, или Расстрелянное утро», «Баллада ди­ких тюльпанов», «В степи весенней мальчик лет шести,...». Ей посвящены стро­ки: /Невзрачна степь калмыцкая на вид,/Но весен множество она в себе таит./

В годы войны с фронта он обращается к Матери-степи: /Степь моя! Степь!/ Тому, кто душой тебя понял,/Сердцем тебя полюбил/Ты открываешь глаза./

Для Давида Кугультинова красочный образ степи, отражает его взгляд на природу как на естественное, материальное чудо, которое не противостоит великому таинству человеческого разума. В его стихах «Как ты прекрасна, степь моя, в апреле!» звучит этот же мотив, но чудо вечно возрождающейся природы как бы приближенно к собственному «я» поэта. / Как ты прекрасна, степь моя, в апреле !/Хрустально-звонкий воздух, и простор,/И колокольчик -жаворонка трели!../Ты - музыка, чьи звуки с давних пор/Какой-то гений, в неизвестность канув,/Переложил на живопись тюльпанов./

Поэтический мир Кугультинова - это, прежде всего, мир Добра. В искро­метных, густых лучах рассвета степь представляется поэту «как праздничный подарок», в котором соседствуют самые удивительные явления природы. Жа­воронку он как другу машет рукой, суслик кажется ему давним приятелем, пти­ца с пестрым гребнем сидит, нисколько не боясь, рядом с ним. Развитие пей­зажной лирики Кугультинова, связанной с образом степи, идет по линии психо­логической насыщенности и смысловой углубленности. В этом случае образ степи становится носителем «высокой» темы, как например, в большом сюжет­ном стихотворении «Смерть сайгака, или Расстрелянное утро». Высшее дости­жение скульптора-природы - это сайгак./Какое показало мастерство /Природа-скульптор в день, когда лепила /Сайгака!.. Сколько проявила силы!/Как тща­тельно продумала его,/Как мудро и любовно он отлит!/Вписав сайгака в золо­тые дали,/Природа рассчитала все детали,/От гордой головы и до копыт!/

И в этом предается ощущение неразрывного родства со всем живым, в необходимости жить в согласии с природой.

Сильная сторона поэзии Кугультинова - в его отношении к природе как к некоему разумному началу, вечному источнику познания смысла человечес­кого бытия. И поскольку человеческий разум есть часть мирового разума, то жить сообразно природе - значит жить сообразно разуму. Поэтический образ степи Кугультинова тесно связан с вопросами экологической этики: /А сай­гак/Лежит... пригнулась шея неуклюже.../Дымится кровь и вытекает лужей./ И солнце опускается во мрак,/Багрово-липкий, нестерпимо алый.../И мир­ной радости как не бывало!/

.. .В век пошатнувшейся нравственности, чрезмерного "здравого смысла", огромное значение имеет опора на литературу, искусство, живопись. Человек -часть природы. Уничтожая ее, он уничтожает себя. Но чтобы он это понял, мало действовать на его ум, больше надо - на сердце. Французский эколог Ж. Дорст [1968] писал, что «спасти природу может только любовь, только живое чувство восхищения, а не расчет». Творчество Д.Н.Кугультинова пред­ставляет собой яркий пример восхищения природой родной калмыцкой сте­пи, всем живым её населяющим, заботой и болью за её будущее. В своих стихах он подчеркивал, что человек, выполняя свои социальные обязаннос­ти, в том числе следуя правилам охраны природы, должен не только их при­знавать и исполнять, но и считать своими: /В степи весенней мальчик лет шести/Бутон цветка, увидев нераскрытый,/Давай его развертывать сердито:/ Он, дескать, должен тотчас расцвести!/— Что делаешь?! Зачем ты губишь цвет?../-Природу побеждаю! —был ответ./«Чужие речи повторяет малый... » — /Подумал я. Не по себе мне стало./Ребенку объяснить не так-то просто, /Что побеждать природу он начнет, /Когда познает все законы роста, /Изучит скры­того развития ход.../Ведь даже многоопытные мужи/Порой с природой по­ступали хуже,/3абыв, что хоть она - сильна, крепка,/Но - так нежна, но - так подчас хрупка!/

Важную роль в воспитании экологической этики человечества может стать обращение к поэзии Д. Кугультинова. Его экологосообразные стихи и сейчас не потеряли своего значение и могут с успехом применяться в пропаганде охраны природы и в экологическом воспитании.



Литература

Розенблюм Ю.Б. Давид Кугультинов. М., 1969. Кугультинов Д.Н. Собрание сочинений, в 3-х томах. М., 1988. Дорст Ж. До того как умрет природа. М., 1968.




Смерть: полное затмение солнца и земли. Янина Ипохорская
ещё >>