Его святейшества иоанна павла II - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Газета "кредо" №78 (январь, 2002 г.) 10 780.78kb.
Богослужение 1 65.26kb.
Урок четвертый «Павел и Филимон» 1 401.78kb.
Кафедральный собор в честьусекновения главы святого пророка, предтечи... 1 46.67kb.
Арабское житие св. Иоанна Дамаскина 1 272.32kb.
Как читать Розарий согласно апостольскому посланию Иоанна Павла II 9 748.47kb.
Тринитарный вызов Иоанна Павла II 1 140.39kb.
«Республика Татарстан» Ботик Павла обрел постоянное место приписки 1 39.64kb.
Лекция №5: Евангелист Иоанн Богослов. Особенности Евангелия от Иоанна 1 177.95kb.
Кредо 5 (189) май 2011 г 8 611.75kb.
Вступление к квартальному мероприятию "Философский клуб" 1 8.41kb.
О подготавливаемом ватиканом "соединении" православной и римско-католической... 1 71.13kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Его святейшества иоанна павла II - страница №1/5

АПОСТОЛЬСКОЕ ОБРАЩЕНИЕ

FAMILIARIS CONSORTIO

ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА ИОАННА ПАВЛА II


ЕПИСКОПАМ, СВЯЩЕННИКАМ И ВЕРУЮЩИМ
ВСЕЙ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

О ЗАДАЧАХ ХРИСТИАНСКОЙ СЕМЬИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ


ВВЕДЕНИЕ




Церковь на службе семьи

1. В настоящее время семья, так же, как и другие институты, и вероятно в еще большей степени, подвергается влиянию обширных, глубоких и стремительных преобразований общества и культуры. Многие семьи переживают эту ситуацию, сохраняя верность тем ценностям, которые составляют основу института семьи. Другие пришли в замешательство, и, не понимая своей задачи, усомнились в этих ценностях и ничего не знают о высшем значении и истине супружеской и семейной жизни. Есть и такие, которые при попытке осуществить свои основополагающие права сталкиваются с различными проявлениями несправедливости.

Осознавая, что брак и семья составляют одно из наиболее ценных благ человечества, Церковь стремится донести свое учение и предложить свою помощь тем, кто, зная цену брака и семьи, старается остаться им верными; тем, кто, пребывая в неуверенности и беспокойстве, ищет истину; и тем, кто незаслуженно столкнулся с препятствиями в осуществлении собственного представления о семье. Поддерживая первых, просвещая вторых и помогая третьим, Церковь жаждет служить каждому человеку, обеспокоенному судьбами брака и семьи [1].

Церковь особенно обращается к молодым, к тем, кому предстоит вступить на путь семейной и супружеской жизни, чтобы раскрыть перед ними новые горизонты, помочь узреть красоту и величие призвания к любви и служению жизни.


Синод 1980 года как продолжение предыдущих Синодов

2. Подтверждением этого глубокого интереса Церкви к семье явился последний Синод Епископов, проходивший в Риме с 26 сентября по 25 октября 1980 года. Он стал естественным продолжением двух предыдущих Синодов [2] и признал, что христианская семья является первой общиной, призванной возвещать Евангелие растущей человеческой личности, и привести ее, через постепенное воспитание и катехизацию, к полноте человеческой и христианской зрелости.

Кроме того, проблемы, рассмотренные на последнем Синоде, тесно связаны с теми, что были подняты на более ранних Синодах, посвященных служебному священству и справедливости в современном мире. Ибо семья, как воспитывающая община, должна помочь человеку в распознавании им своего призвания и принять на себя необходимое обязательство для достижения большей справедливости, с самого начала подготавливая его к межличностным отношениям, основанным на справедливости и любви.

По окончании заседания отцы Синода представили мне обширный перечень предложений, в которых обобщили плоды размышлений, накопленные ими в дни напряженного труда, и единогласно просили, чтобы я пред лицом всего человечества выразил живой интерес Церкви к делам семьи и высказал необходимые указания касательно новых пастырских задач в этой основополагающей области человеческой и церковной жизни.

Исполняя эту задачу в настоящем обращении, являющемся особым выражением вверенного мне апостольского служения, хочу выразить свою благодарность всем участникам Синода за ценный вклад в учение и за опыт, переданный в мое распоряжение, особенно в виде «Propositiones» («Предложений»), текст которых я вручаю папскому совету по делам семьи для более глубокого изучения и раскрытия всей ценности содержащегося в нем богатства.

Великое благо супружества и семьи


3. Будучи освещена верой, позволяющей познать всю истину о величайшей ценности брака и семьи и об их глубочайшем смысле, Церковь вновь чувствует необходимость возвещать Евангелие, то есть Благую Весть, всем без исключения, особенно же всем тем, кто призван к супружеству и готовится к нему, всем супругам и родителям в мире.

Она [Церковь] глубоко убеждена, что только принятие Евангелия позволяет исполниться всякой надежде, которую человек справедливо возлагает на супружество и семью.

Задуманные Богом в самом Его деле творения [3], брак и семья внутренне направлены к осуществлению себя во Христе [4], и нуждаются в Его благодати, для того чтобы исцелиться от ран греха [5] и вернуться к своему «началу» [6], то есть к полному познанию и всецелому исполнению замысла Божия.

В настоящий исторический момент, когда семья подвергается атакам различных сил, пытающихся разрушить ее или, по крайней мере, исказить ее значение, Церковь, отдавая себе отчет в том, что общественное благо, также как и ее собственное, глубоко связано с благом семьи [7], еще острее осознает свою миссию — раскрыть всем замысел Божий относительно брака и семьи, наполняя брак и семью жизнью во всяком человеческом и христианском развитии и внося, таким образом, вклад в обновление общества и самого Народа Божия.



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ



СВЕТ И ТЕНЬ СЕМЬИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ


Необходимо изучить ситуацию


4. Поскольку Божий замысел о браке и семье касается мужчины и женщины в конкретных условиях их повседневного существования в определенной общественной и культурной ситуации, Церковь, чтобы исполнить свое служение, должна ознакомиться с условиями, в которых сегодня реализуют себя брак и семья [8].

Следовательно, это знание является одним из неотъемлемых условий евангелизации. Ведь именно семьям нашего времени Церковь должна нести неизменное и вечно новое Евангелие Иисуса Христа, так же, как семьи, чья жизнь проходит в условиях современного мира, призваны принять и осуществить замысел Божий, касающийся их. Более того, отзвук требований и призывов Духа можно расслышать также в событиях истории, поэтому Церковь может глубже понять неисчерпаемую тайну брака и семьи в том числе из возникающих ситуаций, вопросов, тревог и надежд современной молодежи, супругов и родителей [9].

К этому следует добавить еще одно, особенно важное в наше время рассуждение. Современным мужчинам и женщинам, искренне и глубоко ищущим ответ на повседневные и серьезные вопросы своей супружеской и семейной жизни, нередко предлагаются такие соблазнительные точки зрения и предложения, которые различным образом искажают истину и само достоинство человеческой личности. Подобные предложения часто получают поддержку мощной и разветвленной сети средств массовой информации, незаметно отнимая свободу, а также способность к объективной оценке.

Многие уже знают об этой опасности, грозящей человеческой личности, и действуют во имя истины. Церковь, со своей евангельской оценкой, присоединяется к ним, служа истине, свободе и достоинству каждого человека.



Евангельская оценка


5. Оценка Церкви подсказывает путь для сохранения целостности истины и осуществления полноты достоинства брака и семьи.

Эта оценка следует из разумения веры [10], которое является даром, посылаемым Духом всем верующим [11]. И потому она является делом всей Церкви в многообразных ее дарах и различных служениях, которые все вместе и в меру присущей каждому из них ответственности, участвуют в более глубоком познании и исполнении Слова Божия. Так, Церковь осуществляет собственную евангельскую оценку не только через пастырей, учащих во имя и силою Христа, но и через мирян: ведь Христос «для того и поставил их свидетелями, открыл им смысл веры и наделил их благодатью слова, чтобы сила Евангелия воссияла в повседневной, семейной и общественной жизни» [12]. Итак, миряне, в силу их особого призвания, имеют специфическую задачу — толковать историю мира сего в свете Христа, поскольку они призваны просвещать мирские реалии и приводить их в соответствие с замыслом Бога Творца и Искупителя.

Но «сверхъестественное разумение веры» [13] состоит не только и непременно в единодушии верующих. Следуя за Христом, Церковь ищет истину, которая не всегда согласуется с мнением большинства. Она внемлет гласу совести, а не «силы», и тем защищает убогих и отверженных. Она отдает должное социологическим и статистическим исследованиям, постольку, поскольку они оказываются полезными для уточнения исторического контекста, в котором Церкви приходится развивать пастырскую деятельность, а также — для более совершенного познания истины; но сами по себе подобные исследования все же не могут быть признаны безусловным выражением чувства веры.

Поскольку задачей апостольского служения является утверждение незыблемого пребывания Церкви в Истине Христа и все более совершенного в нее облечения, пастырям надлежит углублять разумение веры во всех чадах Церкви, критически осмысливая и авторитетно оценивая истинность его проявлений, а также воспитывая верующих для более глубоких евангельских оценок [14].

Для достижения подлинной евангельской оценки в различных ситуациях и многообразных культурах, в которых мужчина и женщина сопереживают свое супружество и семью, христиане — супруги и родители — могут и должны вносить свой собственный и незаменимый вклад. Способными к этому их делает харизма, то есть присущий им дар — дар таинства брака [15].

Положение семьи в современном мире


6. Ситуация, в которой находится семья сегодня, имеет позитивные и негативные аспекты: первые являются знамением спасения Христова, действующего в мире, вторые — знамением отвержения человеком Божьей любви.

В самом деле, с одной стороны, существует более живое осознание личной свободы и большее внимание к качеству межличностных отношений в браке, к возвышению достоинства женщины, к ответственному родительству и воспитанию детей. Кроме того, есть осознание необходимости укрепления связей между семьями с целью оказания взаимной духовной и материальной помощи, более совершенного раскрытия церковной миссии, свойственной семье, а также ее ответственности за построение более справедливого общества. Но, с другой стороны, вызывают беспокойство признаки деградации некоторых основополагающих ценностей: ошибочное толкование, в теории и на практике, независимости супругов во взаимных отношениях; серьезные разногласия в понимании вопроса авторитета родителей по отношению к своим детям; практические трудности, с которыми часто сталкивается семья при передаче ценностей; растущее число разводов; трагедия абортов; все более частое применение стерилизации; утверждение самого настоящего контрацептивного менталитета.

У истоков этих негативных явлений зачастую лежит искажение самой идеи, а также такое понимание свободы, при котором она воспринимается не как способность осуществить истину замысла Божьего о браке и семье, но как самостоятельная сила, эгоистически используемая для самоутверждения, нередко за счет других, ради собственного благополучия.

Следует обратить внимание и на тот факт, что в странах так называемого «третьего мира» семьи зачастую не имеют не только основных средств к существованию — таких, как пища, работа, жилье, лекарства, но и самых элементарных свобод. В богатых же странах, напротив, чрезмерное благоденствие и потребительская жизненная позиция парадоксальным образом сочетаются с некоторым страхом и неуверенностью в будущем, лишая супругов великодушия и смелости дать жизнь новому человеческому существу: таким образом, жизнь нередко понимается не как благословение, но как угроза, от которой следует защититься.

Историческая ситуация, в которой ныне оказалась семья, представляется, таким образом, неким сочетанием света и тени.

Это свидетельствует о том, что история — не просто прогресс, неизбежно ведущий к лучшему, но — проявление свободы, более того — борьба двух противонаправленных свобод, то есть, согласно знаменитому выражению св. Августина, — противостояние между любовью к Богу вплоть до презрения к себе и любовью к себе вплоть до презрения к Богу [16].

Из сказанного выше следует, что только воспитание в любви, основанной на вере, может помочь обрести способность верно толковать «знамения времен», являющиеся историческим выражением этой двойной любви.

Влияние ситуации на совесть верующих


7. Живя в таком мире — под давлением, исходящим, прежде всего, от средств массовой информации, верующие не всегда умели и умеют защитить себя от замутнения смысла основополагающих ценностей и быть совестью, критически оценивающей эту семейную культуру, и активными участниками созидания подлинно семейного гуманизма.

Среди наиболее тревожных признаков этой ситуации Отцы Синода подчеркнули, в частности, рост числа разводов среди самих верующих и образование новых союзов; заключение только лишь гражданского брака, что противоречит призванию крещеных к «венчанию в Господе»; принятие Таинства брака без живой веры, но по каким-либо иным причинам; отказ от нравственных норм, регулирующих и содействующих осуществлению сексуальности в браке и придающих ей человеческий и христианский смысл.



Наше время нуждается в мудрости


8. Так перед всей Церковью встает задача глубокого переосмысления и вовлеченности в общественные процессы ради того чтобы напитать новую, нарождающуюся культуру евангельскими истинами, чтобы утвердить в сознании людей подлинные ценности, чтобы защитить права мужчин и женщин и способствовать справедливости внутри самого общества. Таким образом «новый гуманизм» не разорвет связь людей с Богом, но будет все более их к Нему приближать.

Наука и ее прикладные области предлагают новые и огромные возможности для построения подобного гуманизма. К сожалению, вследствие политических решений, определяющих направление исследований и их практическое применение, наука нередко используется вопреки ее первоначальному предназначению, каковым является ее участие в развитии человеческой личности.

Поэтому необходимо восстановить в сознании общества приоритет нравственных ценностей, которые являются ценностями человеческой личности как таковой. Новое осознание высшего смысла и основополагающих ценностей жизни является великой задачей сегодняшнего дня, имеющей целью обновление общества. Лишь осознание первостепенной важности этих ценностей позволяет так использовать огромные возможности, вложенные наукой в человеческие руки, что они действительно будут направлены к развитию человеческой личности во всей полноте ее внутренней истины, свободы и достоинства. Наука призвана заключить союз с мудростью.

Поэтому следующие слова II Ватиканского собора можно отнести также и к семейной проблематике: «Наша же эпоха еще больше, чем прошедшие века нуждается в такой мудрости, чтобы все новое, открываемое человеком, становилось более человечным. Ведь будущая судьба мира находится в опасности, если не придут более мудрые люди» [17].

Формирование нравственной совести, делающей всякого человека способным выносить суждения и распознавать надлежащие способы самореализации в соответствии с первоначальной истиной, становится приоритетным и непреложным требованием.

Современная культура нуждается в союзе с Премудростью Божией на более глубоком уровне. Каждый человек становится причастником этой Премудрости уже в самом Божием творческом деянии, и лишь храня верность этому союзу, современные семьи смогут положительно влиять на строительство более справедливого и братского мира.



Постепенность и обращение


9. Грех, глубоко проникший в структуры современного мира и зачастую не дающий семье полностью реализовать себя и свои фундаментальные права, положил начало несправедливости, которой мы все должны противостоять обращением ума и сердца, следуя Распятому Христу в отречении от собственного эгоизма: такое обращение не может не оказать благотворного и обновляющего влияния также и на общественные структуры.

Необходимо непрерывное, постоянное обращение, которое, требуя внутренней отстраненности от всякого зла и следования полноте добра, фактически осуществляется поэтапно, в виде отдельных шагов, каждый из которых ведет все дальше по этому пути. Так развивается динамичный процесс, который постепенно движется вперед со все более усиливающимся проникновением даров Божиих и требований Его совершенной и абсолютной любви во все аспекты личной и общественной жизни человека. Поэтому необходим педагогический процесс возрастания, чтобы отдельные верующие, а также семьи и народы, и даже сама цивилизация были терпеливо ведомы далее — от того, что они уже получили от тайны Христовой, ко все более богатому ее познанию и полному воплощению ее в своей жизни.


Инкультурация

10. Церковь, в согласии со своей неизменной традицией, воспринимает из культур разных народов все то, что способно лучше выразить неисчерпаемые сокровища Христа [18]. Только во взаимодействии всех культур эти сокровища обретут более полное выражение, а сама Церковь будет с каждым днем восходить ко все более совершенному и глубокому познанию той истины, которая была в полноте дарована ей Господом.

Твердо придерживаясь двойного принципа совместимости Евангелия с теми культурами, в которые оно внедряется, и общения со Вселенской Церковью, надлежит продвигаться далее в изучении — особенно со стороны Епископских Конференций и компетентных ведомств Римской Курии — и в пастырской деятельности, чтобы эта «инкультурация» христианской веры осуществлялась более широко, в том числе и в области брака и семьи.

Именно через «инкультурацию» приходят к полному восстановлению союза с Божественной Премудростью, которая есть Сам Христос. Вся Церковь обогатится также и теми культурами, которые, не имея технологий, обладают человеческой мудростью и глубокими нравственными ценностями.

Чтобы ясно указать цель этого процесса и безопасный путь к этой цели, Синод надлежащим образом рассмотрел, прежде всего, учение о первоначальном замысле Божием касательно супружества и семьи: согласно учению Христа, он пожелал вернуться к «началу» [19].

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ЗАМЫСЕЛ БОЖИЙ В ОТНОШЕНИИ СУПРУЖЕСТВА И СЕМЬИ

Человек как образ Бога — Любви


11. Бог сотворил человека по Своему образу и подобию [20]; и, призывая его к существованию ради любви, Он призвал его одновременно к самой любви.

Бог есть любовь, [21] и Он проживает в Себе Самом тайну личного общения любви. Творя человека по Своему образу и непрестанно поддерживая его существование, Бог запечатлевает в человеческом естестве мужчины и женщины призвание, и следовательно, ответственность и способность к любви и общению [22]. Таким образом, любовь — это основное и врожденное призвание каждого человеческого существа.

Будучи воплощенным духом, то есть душою, выражающей себя в теле, и телом, сформированным бессмертным Духом, человек призван к любви именно в этой своей единой целостности. Любовь объемлет тело человеческое, тело же имеет участие в духовной любви.

Христианское откровение знает два надлежащих способа осуществления призвания человеческой личности во всей ее полноте к любви: это призвание к браку и призвание к девству. И первое, и второе — каждое, присущим ему образом, является конкретным исполнением глубочайшей истины о человеке, о его существовании «по образу Божию».

Вследствие этого сексуальность, с помощью которой мужчина и женщина даруют себя друг другу в надлежащих и исключительно супружеских актах, вовсе не является неким чисто биологическим явлением, но касается самой внутренней сущности человеческой личности как таковой. Она осуществляется истинно по-человечески только тогда, когда составляет неотъемлемую часть любви, связывающей мужчину и женщину до самой смерти. Совершенный телесный дар стал бы обманом, не будь он знаком и следствием полной личностной самоотдачи, то есть той самоотдачи, в которой присутствует вся личность, также и во временном измерении. Если же человек нечто сохраняет для себя, либо оставляет за собой возможность изменить решение в будущем, — уже поэтому он не отдает себя полностью.

Эта целостность, необходимая для супружеской любви, соответствует также требованиям ответственного родительства, которое, будучи устремлено к рождению человеческого существа, преодолевает по своей природе чисто биологический аспект и объемлет всю полноту личностных ценностей; для гармоничного же развития новой личности необходим неустанный и согласный вклад обоих родителей.

Единственным «местом», где эта самоотдача может быть осуществлена в полноте своей истины, является семья, то есть союз супружеской любви, либо, выражаясь по-иному, — сознательный и свободный выбор, в котором мужчина и женщина принимают внутреннюю общность жизни и любви, предусмотренную Самим Богом [23], и являющую свое истинное значение лишь в свете этого. Институт брака не является следствием какого-либо неправомерного вмешательства общества или властей, или навязыванием извне некоей формы, но составляет внутреннее условие союза супружеской любви, публично утверждающего себя в качестве единственного и исключительного, чтобы сохранить таким образом совершенную верность в отношении замыслов Бога Творца. Эта верность, ни в коей мере не ущемляя свободу личности, защищает ее от всякого субъективизма и относительности, делая ее причастницей творящей Премудрости.
Супружество и общение между Богом и людьми

12. Общение любви между Богом и людьми, составляющее основополагающее содержание Откровения и опыта веры Израиля, обретает свое красноречивое выражение в брачном союзе, который устанавливается между мужчиной и женщиной.

Посему главная весть Откровения: «Возлюбил Бог народ Свой», — выражается также живыми и конкретными словами, с помощью которых мужчина и женщина говорят друг другу о своей супружеской любви. Их узы любви становятся знамением и образом того Завета, который соединил Бога с Его народом [24]. И тот же грех, что уязвляет супружеский союз, становится образом неверности народа своему Богу: идолослужение есть распутство [25], неверность есть прелюбодеяние, непослушание же закону есть отвержение брачной любви, которой Господь наделил человека. Но неверность Израиля не уничтожает предвечной верности Господней, и поэтому любовь Божия, неизменно верная, становится прообразом уз истинной и преданной любви, которые должны соединять супругов [26].
Иисус Христос — Жених Церкви. Таинство брака

13. Общение Бога и человека окончательно исполняется в Иисусе Христе, Женихе, возлюбившем человечество, и дарующем ему Себя как Искупителя, соединив его с Собой в Своем Теле.

Он являет первоначальную истину о супружестве, истину о «начале» [27] и, освобождая человека от жестокосердия, делает его способным к полноценному осуществлению этой истины.

Это откровение достигает своей окончательной полноты в той любви, которой Слово Божие, приняв человеческие естество, одаривает человечество, и в той жертве, посредством которой Иисус Христос предает Самого Себя на крестную смерть ради Своей Невесты — Церкви. В этой жертве полностью раскрывается замысел, запечатленный Богом в человеческом естестве мужчины и женщины от самого их сотворения [28]; супружество крещеных становится, таким образом, действительным знамением Нового и Вечного Завета, заключенного в Крови Христовой. Дух, Которого дает Господь, дарует новое сердце и делает мужчину и женщину способными любить так, как нас возлюбил Христос. Супружеская любовь обретает полноту, внутренне подчиненную той супружеской любви, которая является надлежащим и исключительным способом, с помощью которого супруги участвуют и призваны переживать любовь Самого Христа, дарующего Себя на Кресте.

В одном из своих заслуженно знаменитых посланий Тертуллиан воспел величие и красоту супружеской жизни во Христе: «Как смогу выразить счастье того супружества, которое заключает Церковь, утверждает евхаристическая жертва и запечатлевает благословение; которое возглашают ангелы, а Отец утверждает?... Как прекрасны узы двух верующих, соединенных единою надеждой, пребывающих в единой верности, в едином служении! Оба они — единомышленники и оба служат единому Господу; и нет меж ними разделения ни по плоти, ни в духе. Итак, воистину двое в одной плоти, а где плоть едина, един и дух» [29].

Принимая Слово Божие, и верно размышляя о нем, Церковь торжественно учила и учит, что брак крещеных есть одно из семи таинств Нового Завета [30].

Действительно, через крещение мужчина и женщина окончательно вступают в Новый и Вечный Завет, брачный Завет Христа со Своей Церковью. Именно благодаря нерушимости Завета эта глубочайшая общность жизни и супружеской любви, установленная Творцом [31], возвышается и становится частью брачной любви Христа, укрепленная и обогащенная Его спасительной силой.

В силу таинственного характера супружества взаимная связь супругов становится еще более глубокой и нерасторжимой. Их принадлежность друг другу является реальным отображением в знаке таинства отношения Христа к Своей Церкви.

Поэтому супруги являются для Церкви постоянным напоминанием о том, что произошло на Кресте; они служат друг другу и своим детям свидетелями спасения, причастниками которого соделались в таинстве. Брак, подобно каждому таинству, есть действенная память, осуществление и пророчество этого события спасения: «Как память, таинство сообщает им благодать и обязанность творить память великих дел Божьих и свидетельствовать о них перед детьми; как осуществление — оно сообщает им благодать и долг воплощать в жизни, по отношению друг к другу и к своим детям, требования всепрощающей и дарующей искупление любви; как пророчество, оно дарует им благодать и призывает их жить и подавать свидетельство надежды грядущей встречи со Христом» [32].

Как и каждое из семи таинств, брак по-своему также является реальным знамением события спасения. «Заключившие брачный союз, будучи супругами, участвуют в нем оба, как супружеская пара, и до такой степени, что главным и непосредственным последствием супружества (res et sacramentum) является не сама сверхъестественная благодать, но христианская супружеская связь, общение двоих, христианское по своей сути, ибо оно представляет тайну Воплощения Христа и тайну Его Завета. Особым является также и их участие в жизни Христовой: супружеская любовь имеет всеобъемлющий характер, она подчиняет себе все составляющие личности — зов плоти и инстинкта, силу чувств и привязанности, стремление духа и воли. Любовь направлена к глубоко личностному единству, не только соединяющему в одну плоть, но и ведущему к тому, чтобы было единое сердце и единая душа. Она требует нерасторжимости и верности в полном обоюдном дарении и раскрывается навстречу деторождению (ср. Павел VI, Humanаe vitae, 9). Одним словом, речь идет об обычных чертах, характеризующих каждую естественную супружескую любовь, но в новом значении, когда они не только очищают и укрепляют ее, но также возвышают ее настолько, что она становится выражением истинно христианских ценностей [33].



Дети, ценнейший дар супружества


14. По замыслу Божию, супружество является основой, на которой затем созидается более широкая община семьи, так как сам институт брака, равно как и супружеская любовь, направлены к рождению и воспитанию потомства, в котором они и обретают свой венец [34].

В глубинной своей реальности любовь — это прежде всего дар. Супружеская любовь, ведущая мужчину и женщину к обоюдному «познанию», созидающему их в «одну плоть» [35], не ограничивается лишь ими двоими, поскольку делает их способными к величайшей самоотдаче, благодаря которой они становятся соработниками Бога, передавая дар жизни новому человеческому существу. Таким образом, супруги, вверяясь друг другу, производят на свет новую реальность — дитя, живой образ их любви, неизменное знамение их супружеского единства, живое и неотъемлемое свидетельство их отцовства и материнства.

Становясь родителями, супруги получают от Бога дар новой ответственности. Их родительская любовь должна стать для детей видимым знаком той самой любви Божией, «от которой происходит имя всякого отцовства на небе и на земле» [36].

Но не стоит забывать, что и тогда, когда рождение потомства невозможно, супружеская жизнь не утрачивает из-за этого своей ценности. Ведь физическое бесплодие может дать супругам способность к иному, столь же важному служению жизни человеческой личности — например, усыновлению, а также различным формам воспитательной работы, помощи другим семьям, бедным или имеющим физические ограничения детям.



Семья — община личностей


15. В супружестве и семье находит место вся гамма межличностных отношений, а именно — отношения жениха и невесты, отца и матери, сыновства, братства, через которые всякая человеческая личность входит как в «человеческую семью», так в и «семью Божию», которой является Церковь.

Христианское супружество и семья созидают Церковь. Ведь в семье человеческая личность не только рождается и постепенно, через воспитание, вступает в человеческое сообщество, но возрождением в водах крещения и воспитанием в вере включается в семью Божию, то есть Церковь.

Человеческая семья, разделенная грехом, заново соединяется искупительной силой смерти и воскресения Христа [37]. Христианское супружество, соучаствуя в спасительных последствиях этого события, составляет естественную среду, в которой совершается присоединение человеческой личности к большой церковной семье.

Заповедь плодиться и размножаться, с самого начала данная мужчине и женщине, обретает, таким образом, свою полную истину и совершенное осуществление.

Итак, в семье, рожденной от Таинства, Церковь обретает свою колыбель и место, где она входит в человеческие поколения, а они, в свою очередь, — в Церковь.

Брак и девство


16. Девство и целомудрие ради Царствия Небесного не только не противоречат достоинству супружества, но предусматривают и утверждают его. Брак и девство — это два способа выражения и переживания единой тайны Завета Бога с Его народом. Без уважения к браку не может существовать и посвященное Богу девство; и если человеческая сексуальность не воспринимается как величайшая ценность, дарованная Творцом, то утрачивает свой смысл отречение от нее ради Его Царства.

Исключительно справедливым представляется утверждение св. Иоанна Златоуста: «Кто осуждает брак, тот сокращает славу и девства; а кто одобряет брак, тот еще более возвышает девство и делает его более дивным и светлым. Что является добром в сравнении лишь со злом, не есть великое благо; а что лучше всякого общепризнанного добра, то есть добро по преимуществу» [38].

Живя в девстве, человек пребывает в ожидании, также телесном, эсхатологического обручения Христа с Церковью, предавшись полностью Церкви и ожидая, когда Христос предаст Себя Церкви в полноте истины жизни вечной. Человек, живущий в девстве, предвосхищает таким образом, во плоти своей, новый мир «грядущего Воскресения» [39].

В силу этого свидетельства девственность утверждает в Церкви живое осознание тайны супружества и оберегает его от всякого снижения значения и обеднения его смысла.

Делая сердце человека особенно свободным [40], «так, чтобы еще больше воспламенить в нем любовь к Богу и ко всем людям» [41], девственность свидетельствует о том, что Царство Божие и его праведность есть та драгоценная жемчужина, которую надлежит предпочесть всем другим величайшим богатствам, и драгоценность эту человек должен искать как единственное и наивысшее сокровище. Потому Церковь в своем земном странствии всегда защищала преимущество этого дара перед даром супружества, ради его особой связи с Царством Божьим [42].

Отрекаясь от физической возможности плодиться, живущий в девстве человек становится плодовитым духовно, он становится отцом и матерью для многих, содействуя реализации семьи согласно замыслу Божию.

Поэтому христианские супруги имеют право ожидать от живущих в девстве доброго примера и свидетельства верности всею своею жизнью этому призванию. Как для супругов сохранение верности порой бывает нелегким и требует жертвы, умерщвления плоти и самоотречения, так и для живущих в девстве оно может быть трудным. Верность, которую они неизменно хранят и во времена испытаний, должна быть созидательной для супружеской верности [43].

Приведенные выше размышления о девстве могут стать светом и поддержкой для тех, кто, по причинам, не зависящим от их воли, не смог вступить в супружеский союз и воспринял свое положение в духе служения.




ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ЗАДАЧИ ХРИСТИАНСКОЙ СЕМЬИ
Семья, стань тем, чем являешься по своей природе!

17. В замыслах Бога, Творца и Искупителя, семья открывает не только свою «идентичность», то, чем она является, но и свою особую «миссию», которую она должна и может выполнить. Задачи, которые, призванием Божиим семье предстоит исполнить в истории, проистекают из самой ее сущности и указывают на ее динамичное и экзистенциальное развитие. Каждая семья открывает и находит в себе самой то воззвание, которое невозможно заглушить, и которое одновременно определяет ее достоинство и ответственность: семья, стань тем, чем ты являешься!

Восхождение к «началу» творческого акта Божьего становится, таким образом, необходимостью для семьи, если она жаждет познать и осуществить себя в соответствии с внутренней истиной не только своего существования, но и своего действия в истории. Сотворенная согласно замыслу Божию как «глубокая общность жизни и супружеской любви» [44], семья призвана постоянно стремиться становиться все более тем, что она есть, а именно — общностью жизни и любви, которая, подобно каждой сотворенной и искупленной реальности, обретет свое окончательное исполнение в Царстве Божьем. В перспективе, достигающей самых истоков супружеской и семейной действительности, следует также сказать, что сущность и задачи семьи окончательно определены любовью. Потому семья получает миссию хранения, откровения и передачи любви, являющейся живым отражением Божией любви к человечеству и реальным участием в ней, и любви Господа Христа к Церкви, Его Невесте.

Каждая отдельная задача семьи есть выражение и конкретное осуществление этой основополагающей миссии. Поэтому необходимо глубже вникать в особое богатство миссии семьи и содействовать пониманию его многообразного и цельного содержания.

В этом смысле, исходя из любви и неизменно соотносясь с ней, недавний Синод выявил четыре основные задачи семьи:

1. Формирование общины личностей.

2. Служение жизни.

3. Участие в развитии общества.

4. Участие в жизни и миссии Церкви.

I ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩИНЫ ЛИЧНОСТЕЙ
Любовь как основание и сила общения

18. Семья, основанная на любви и оживляемая любовью, есть община личностей: это супружеская община мужчины и женщины, это община, в которой развиваются отношения родителей и детей, это община родственников. Ее главной задачей является верное отражение реальности общения в непрестанном стремлении к развитию истинной общины личностей.

Внутренним основанием, неизменной силой и конечной целью этой задачи является любовь: как без любви семья перестает быть общиной личностей, так же без любви она не может жить, расти и совершенствоваться как община личностей. То, о чем я писал в энциклике «Redemptor hominis», изначально и главным образом относится к семье: «Человек не может жить без любви. Он остается для себя самого существом непонятным, жизнь его лишена смысла, если не откроется ему Любовь, если он не встретится с Любовью, если не прикоснется к ней и не сделает ее некоторым образом своею, если не обретет в ней живого участия» [45].

Любовь мужчины и женщины в супружестве, а также исходящая из нее и являющаяся ее продолжением любовь между членами одной семьи, между родителями и детьми, братьями и сестрами, родственниками и домочадцами, вдохновляется и поддерживается неустанным, внутренним движением, ведущим семью ко все более глубокому и прочному общению, которое является основой и душой супружеской и семейной общины.


Нерасторжимое единство супружеского общения

19. Сначала рождается и развивается общение между супругами; в силу союза супружеской любви, мужчина и женщина «уже не двое, но одна плоть» [46] и призваны к неустанному возрастанию в своей общности посредством каждодневной верности супружескому обещанию обоюдного целостного дарения.

Это супружеское общение уходит своими корнями в естественную взаимодополняемость, существующую между мужчиной и женщиной, и питается личностной волей супругов разделить друг с другом всю жизнь, то, чем они обладают и то, чем являются. Поэтому подобное общение есть плод и знамение глубокой человеческой потребности. Однако в Христе Бог принимает эту человеческую потребность, утверждает ее, очищает и возвышает, доводя до совершенства в таинстве христианского брака. Святой Дух, излившийся во время таинственного обряда, сообщает супругам дар нового общения, общения любви, являющегося живым и реальным образом того исключительного единства, которое соделывает Церковь нераздельным Мистическим Телом Христа.

Дар Духа есть заповедь жизни всем христианским супругам и одновременно побуждение к тому, чтобы с каждым днем они приближались ко все более глубокой связи между собой на любом уровне: на телесном плоти, на уровне характера, сердца, ума, воли и души [47], являя Церкви и миру новое общение любви, дарованной благодатью Христовой.

Подобное общение является абсолютно невозможным в полигамии: она противоречит равному достоинству личности мужчины и женщины, которые в супружестве даруют себя друг другу со всеохватывающей, а потому единственной и исключительной любовью, и тем самым фактически отрицает Божий замысел, открытый нам в начале. Как указывает Собор, «Единство брака, утвержденное Господом, предстает во всей своей очевидности также из равного личностного достоинства как мужа, так и жены, которое должно признаваться ими во взаимной и полной любви» [48].

Нерасторжимое общение


20. Супружеское общение характеризуется не только своим единством, но и нерасторжимостью: «Это глубокое единение и взаимоотдача двух людей, равно как и благо детей, настоятельно требуют от супругов полной верности и нерасторжимого единства» [49].

Церковь считает своим основным долгом еще раз подтвердить со всей твердостью, как это сделали отцы Синода, учение о нерасторжимости супружества. Тем, кто в наше время считает для себя трудным или даже невозможным прожить всю жизнь с одним человеком, и тем, кто находится под влиянием культуры, отвергающей нерасторжимость супружества и открыто высмеивающей обязательство супружеской верности, необходимо вновь напомнить радостную весть о бескомпромиссном характере той супружеской любви, которая во Христе Иисусе находит свое основание и силу [50].

Укорененная в личностном и целостном обоюдном дарении супругов и необходимая ради блага детей, нерасторжимость супружества обретает окончательную истину в замысле Божием, выраженном в Откровении. Бог жаждет этой нерасторжимости и дарует ее как плод, знамение и требование абсолютно верной любви, питаемой Им к человеку и питаемой Христом к Своей Церкви.

Христос обновляет первоначальный замысел, запечатленный Творцом в сердцах мужчины и женщины, и в таинстве брака дает им «сердце новое» так, что супруги не только могут превозмочь «жестокосердие» [51], но одновременно и, прежде всего, — разделить полную и окончательную любовь Христа, Новый и Вечный Завет, ставший Плотью. Подобно тому, как Христос есть «свидетель верный» [52], воплощенное «да» обетованиям Божьим [53], и, тем самым, — высшее осуществление безусловной верности, с какой Бог любит народ Свой, так и супруги христиане призваны к действительному участию в непреложной нерасторжимости, соединяющей Христа с Церковью, Невестой Его, до конца Им возлюбленной [54].

Дар таинства одновременно есть и призвание, и заповедь для христианских супругов, с тем, чтобы они оставались верными друг другу всегда, невзирая на все трудности и испытания, в великом послушании святой воле Господней: «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» [55].

Свидетельство о нерасторжимости брака и супружеской верности, значение которых невозможно переоценить, является одной из важнейших и безотлагательных задач, стоящих перед христианскими супругами наших дней. Поэтому вместе со всеми собратьями, участвовавшими в Синоде епископов, я выражаю похвалу и поддерживаю все те многочисленные супружеские пары, которые, хотя и встречают на своем пути немалые трудности, все же сохраняют и развивают благо нерасторжимости брака, исполняя тем самым, смиренно и дерзновенно, доверенную им задачу, заключающуюся в том, чтобы быть в мире «знаком» — маленьким, но драгоценным знаком, подвергающимся иногда испытаниям, но неизменно возвращающимся на путь праведности, — знаком той неустанной верности, с какою Бог Отец и Иисус Христос любят всех людей и каждого человека. Необходимо также признать ценность свидетельства тех супругов, которые, будучи отвергнуты партнерами, благодаря силе веры и христианской надежде не заключили нового союза.

Они также свидетельствуют о подлинной верности, которая так необходима нынешнему миру. Посему и к ним должно приходить воодушевление и помощь пастырей и верных Церкви.
Семейное общение как расширение супружеского общения

21. Супружеское общение составляет основу, на которой созидается более широкое общение семьи — родителей и детей, братьев и сестер, домочадцев и других родственников между собой.

Это общение основано на естественных узах плоти и крови, но оно развивается и достигает подлинно человеческого совершенства с помощью установления и укрепления более глубоких и многогранных уз, какими являются духовные узы. Любовь, оживляющая межличностные отношения отдельных членов семьи, составляет внутреннюю силу, формирующую и утверждающую семейное общение и семейную общину.

Христианская семья призвана также и к переживанию опыта нового и особого общения, в котором получает свое подтверждение и совершенствуется общение естественное и человеческое. В действительности, благодать Христа, «первенца среди братий» [56], является, по своей природе и внутреннему динамизму, «благодатью братства», как ее называет св. Фома Аквинский [57]. Святой Дух, сообщающийся при совершении таинств, есть живой источник и неисчерпаемая пища сверхъестественного причастия — общения, собирающего и соединяющего верующих со Христом и между собой во единстве Божьей Церкви. Откровение церковного общения и подлинное его осуществление установлено христианской семьей, которую также еще и поэтому можно и должно называть «домашней Церковью» [58].

Все члены семьи, каждый в согласии со своим даром, имеют благодать и ответственность созидать, день за днем, общение людей, делая семью «школой более полной и глубокой человечности» [59]. Это совершается через заботу и любовь к детям, больным и старикам; через взаимное повседневное служение друг другу; через сопереживание благам, радостям и страданиям.

Главным при создании подобного общения является воспитующий обмен между родителями и детьми [60], при котором каждый получает и отдает. Дети, через любовь, уважение, послушание родителям вносят свой особенный и незаменимый вклад в построение подлинно человеческой и христианской семьи [61]. Эта задача будет облегчена, если родители будут рассматривать свою непреложную власть как самое настоящее «служение», то есть служение, подчиненное человеческому и христианскому благу детей, чтобы в первую очередь дать им возможность обрести по-настоящему ответственную свободу, и если родители сохранят живое осознание «дара», который непрестанно получают от детей.

Семейное общение может быть сохранено и усовершенствовано только в духе жертвенности. Ибо оно требует благородной готовности всех и каждого к пониманию, терпимости, прощению и примирению. Пусть каждая семья помнит о том, что эгоизм, разногласия, напряженная обстановка и конфликты жестоко угрожают, а иногда и смертельно ранят ее собственное общение. Отсюда проистекают разнообразные и множественные формы разделений в семейной жизни. Но вместе с тем каждая семья неизменно призвана Богом мира к радостному и обновляющему опыту примирения, то есть к восстановленному общению и вновь обретенному единству. В особенности, участие в таинстве примирения и в трапезе Тела Христова дарует христианской семье благодать и ответственность преодолевать всякие разделения и двигаться по воле Божией к полной истине общения, отвечая тем самым живейшему желанию Господа: «Да будут все едино» [62].

Права и обязанности женщины


22. Семья, которая по природе своей является общением и общиной личностей и должна всегда оставаться таковой, обретает в любви живой источник и постоянный стимул для принятия, уважения и содействия в развитии каждого из своих членов, в высочайшем его личностном достоинстве, то есть в достоинстве живого образа Божьего. Как справедливо подтвердили отцы Синода, нравственный критерий подлинности супружеских и семейных отношений основан на развитии достоинства и призвания каждой личности, которая может полностью найти себя в искренней самоотдаче [63].

В этой перспективе Синод пожелал уделить особое внимание женщине, ее правам и обязанностям в семье и обществе. В той же перспективе надлежит рассмотреть мужчину как супруга и отца, а также права и обязанности детей и пожилых людей.

Следует прежде всего подчеркнуть равное достоинство и ответственность женщины по отношению к мужчине: подобное равенство находит свое исключительное выражение в той преданности супругов друг другу и детям, которая является отличительной чертой супружества и семьи. То, о чем догадывается и что познает человеческий разум, было в полноте явлено Словом Божьим, ибо сама история спасения — это непрестанное и славное свидетельство достоинства женщины.

Сотворив человека, «мужчину и женщину», [64], Бог дарует им личностное достоинство каждому в равной мере, наделяя их неотъемлемыми правами и ответственными обязанностями, проистекающими из самой человеческой природы. Вслед за тем, Бог в высшей мере являет достоинство женщины, когда Он Сам воспринимает человеческое тело от Девы Марии, Которую Церковь почитает как Богородицу, именует новой Евой и поставляет образцом искупленной женщины. Деликатное и уважительное отношение Христа к женщинам, которых Он призвал следовать за Собой и к Своей дружбе; то, что в утро Воскресения Он явился женщине прежде, нежели иным ученикам; то, что женщинам была поручена миссия — принести апостолам благую весть о Воскресении, — все это знаки, подтверждающие особое признание Христом достоинства женщины. Апостол Павел пишет: «Все — сыны Божии по вере во Христа Иисуса... Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» [65].



Женщина и общество


23. Не вдаваясь теперь в отдельные подробности обширной и сложной темы взаимоотношений женщины и общества и ограничившись лишь существенными их принципами, невозможно не заметить, что традиционная и широко распространенная точка зрения культуры и общества на наиболее специфическую область семьи отводит женщине лишь роль супруги и матери, закрывая ей, соответственно, доступ к исполнению общественных функций, предоставленных, в основном, мужчине.

Нет сомнения в том, что равное достоинство и ответственность мужчины и женщины полностью оправдывают участие женщины в решении общественных задач. С другой стороны, истинное развитие женщины как личности неизменно предполагает, чтобы была недвусмысленно признана первостепенная ценность ее материнской и семейной задачи по сравнению со всеми другими общественными задачами и профессиями. Впрочем, оба эти аспекта жизни женщины, семейный и общественный, должны гармонично сочетаться друг с другом, если мы желаем, чтобы общественное и культурное развитие было по-настоящему и в полной мере человеческим.

Эта задача будет облегчена, если, в соответствие с желанием Синода, обновленное «богословие труда» высветит и углубит значение труда в христианской жизни и установит основополагающую связь, существующую между трудом и семьей, и тем самым покажет изначальное значение домашнего труда и его незаменимость при воспитании детей [66].

Поэтому Церковь может и должна помочь современному обществу, неустанно призывая к признанию и всеобщему уважению незаменимой ценности домашнего труда женщины. И это имеет особое значение в деле воспитания: таким образом устраняется сама причина возможной дискриминации между различными формами труда и профессиями, если всем станет ясно, что мужчина и женщина, в какой бы сфере они не трудились, обладают одинаковыми правами и несут равную ответственность. Так, образ Божий засияет в них еще ярче.

Если женщина получает право участия, наравне с мужчиной, в решении различных общественных задач, то это вовсе не значит, что общество практически может вынуждать замужних женщин и матерей работать вне дома; их семьи должны иметь возможность достойно жить и успешно развиться, даже если женщины целиком посвящают себя собственной семье.

Следует, кроме всего прочего, изжить представления, согласно которым больше чести приносит женщине труд не в семье, но вне дома. Для этого необходимо, чтобы мужчины уважали и любили женщину с полным приятием ее достоинства, и также, — чтобы общество формировало и развивало условия, облегчающие домашний труд.

Проявляя должное уважение к различию призвания мужчины и женщины, Церковь должна в собственной своей жизни поддерживать, по мере возможности, равенство их прав и достоинства ради блага всех: семьи, общества и Церкви.

Но совершенно ясно, что для женщины все это означает не отказ от своей женственности, либо попытку подражания мужчине, но как раз ту полноту истинно женственной человечности, которую она должна выражать всем своим поведением, как в семье, так и за ее пределами; не забывая при этом о различии обычаев и культурных традиций, сложившихся в данной области человеческих взаимоотношений.



Об оскорблениях достоинства женщины


24. К сожалению, это христианское понимание достоинства женщины упорно отрицается теми, кто рассматривает человека не как личность, но как вещь, объект купли-продажи, служащий исключительно эгоистическому интересу и удовольствию. Первой жертвой подобного менталитета становится женщина.

Такие умонастроения порождают горькие плоды, такие как презрение к человеку, рабство, притеснение слабых, порнография, проституция (особенно организованная) и все те различные формы ущемления прав, которые встречаются в области образования, в профессиональной сфере, при оплате труда и т.д.

Кроме того, еще сегодня значительная часть нашего общества проявляет многообразные формы унизительной дискриминации, затрагивающей и чрезвычайно оскорбляющей отдельные категории женщин, к примеру, замужних, но бездетных, вдов, женщин, живущих в разделении с мужем, разведенных и матерей-одиночек.

Отцы Синода резко осудили эти и другие формы дискриминации, поэтому я настоятельно прошу всех с новыми силами и более энергично заняться пастырской деятельностью в этой особой сфере, с тем чтобы подобная дискриминация могла быть окончательно изжита и чтобы почитание образа Божьего, сияющего в каждом, без исключения, человеке, обрело свою полноту.



Мужчина — муж и отец


25. Внутри супружеского и семейного общения–общины мужчина призван принять дар и задачу быть мужем и отцом.

Он видит в своей жене исполнение замысла Божия: «Нехорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» [67], — и вслед за Адамом, первым мужем в истории человечества, восклицает: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей» [68].

Истинная супружеская любовь предполагает и требует, чтобы мужчина питал глубокое уважение к равноправному достоинству женщины: «Ты не господин ей, — пишет св. Амвросий, — но муж, не рабу ты обрел, но жену [...] Воздай приветливостью за приветливость, любовь вознагради любовью» [69]. Мужчина должен жить со своей женой «в особенной приязни личностей» [70]. Христианин призван развивать новый подход к любви, являя по отношению к своей супруге нежную и сильную любовь, подобную той, какую питает Христос к Церкви [71].

Любовь к супруге, ставшей матерью, и любовь к детям — естественный путь мужчины к пониманию и осуществлению своего отцовства. Прежде всего там, где общественные и культурные условия легко склоняют отца к некоему освобождению самого себя от семейных обязанностей и к меньшему участию в воспитании детей, необходимо восстановить в обществе убеждение в том, что место и задача отца в семье и являются уникальными и незаменимыми [72]. Как показывает опыт, отсутствие отца ведет к психической и нравственной неуравновешенности детей и к возникновению значительных трудностей в семейных отношениях. Но и в противоположных случаях присутствие отца-тирана, особенно там, где встречаются проявления так называемого «мачизма», то есть мужского шовинизма, приводит на практике к верховенству мужчины и унижению женщины, а также препятствует развитию здоровых семейных отношений.

Мужчина, являя и воспроизводя на земле отцовство Самого Бога [73], призван обеспечить равное развитие всем членам семьи. Он может исполнить эту задачу через осознанную ответственность за жизнь ребенка, которого носит под сердцем мать, через заботливое исполнение обязанностей воспитания, разделяемого с супругой [74], через работу, которая не должна быть в ущерб семье, но способствовать ее сплоченности и стабильности, через свидетельство зрелой христианской жизни, успешно открывающее детям опыт Христа и Церкви.

О правах ребенка


26. В семье, общине личностей, следует уделять особое и пристальное внимание ребенку, глубоко уважая его личностное достоинство, соблюдая и отстаивая с великодушием его права. Это относится к каждому ребенку, но чем младше ребенок и чем больше он нуждается в чем-либо, будучи больным, страдающим или имеющим физические ограничения, тем большей заботой он должен быть окружен.

Ходатайствуя за каждого ребенка, который является в этот мир и неизменно выказывая ему свою нежную заботу, Церковь исполняет свою основополагающую миссию; ибо она призвана являть и вновь предлагать в истории пример и заповедь Христа, поставившего дитя в самый центр Царства Божьего, говоря: «Пустите детей приходить ко Мне, ... ибо таковых есть Царствие Божие» [75].

Я еще раз повторяю то, что сказал на генеральной ассамблее ООН 2 октября 1979 года: «Я желаю ... выразить ту радость, которой для всех нас являются дети, весна жизни, залог будущей истории нашего земного отечества. Ни одна страна в мире, ни одна политическая система не может думать о своей будущности иначе, как только через образ этих новых поколений, которые примут из рук родителей многообразное наследие ценностей, задач и стремлений собственного народа и всей семьи человечества. Забота о ребенке, еще до его рождения — с первого момента зачатия, а затем в детские годы и в отрочестве, есть первостепенная и основополагающая проверка отношения человека к человеку. Чего еще более можно пожелать каждому народу и всему человечеству, всем детям мира, как не той лучшей будущности, в которой соблюдение прав человека станет совершенной реальностью в измерениях грядущего 2000 года?» [76].

Каждый ребенок, приходящий в мир, должен приниматься с любовью, уважением, многообразным служением, направленным к единой цели — любви к нему и заботе о нем — материальной, воспитательной и духовной. Подобное отношение к ребенку должно стать непреложной отличительной чертой христиан, особенно христианских семей: так дети, возрастая «в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков» [77], будут вносить свой ценный вклад в построение семейной общины и в само освящение родителей [78].



О роли пожилых членов семьи


27. Есть культуры, которые демонстрируют особое почитание и огромную любовь к старикам. При таком подходе старый человек не только не исключается из семьи и не воспринимается как некая обуза, но, уважая самостоятельность нового семейства, он продолжает оставаться активным и ответственным участником семьи, и главная его задача состоит в том, что он является свидетелем прошлого и что он может передать будущему, в лице молодежи, свой богатый жизненный опыт и мудрость.

В других же культурах, особенно вследствие беспорядочного промышленного и урбанистического развития, применяли и продолжают применять недопустимые меры вытеснения пожилых людей на обочину жизни, что является для них источником невыразимых страданий и причиной духовной деградации для многих семей.

Необходимо, чтобы пастырская деятельность Церкви побуждала всех взглянуть по-иному на роль пожилых людей в светском кругу и церковной общине, и оценить ее, особенно в семье. В действительности «жизнь пожилых людей помогает нам пролить свет на шкалу человеческих ценностей; она открывает нам преемственность поколений и удивительным образом демонстрирует взаимную зависимость Народа Божьего. Старые люди обладают, кроме прочего, даром преодолевать барьеры между поколениями, прежде чем они возникают. Сколько детей нашли понимание и любовь в глазах, словах и нежности пожилых людей! Сколько стариков с удовольствием относили к себе вдохновенные слова Писания о том, что «венец стариков — сыновья сыновей их» (Притч 17, 6) [79].


следующая страница >>



Легче что-то знать, чем знать, откуда ты это знаешь. Збышко Беднож
ещё >>