Е а байков г л зыков Тайны подводного шпионажа - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Байков Владимир Борисович, диакон Баранчик Анатолий Алексеевич 1 25.08kb.
Филиппины, расположенные на семи тысячах островов рай для любителей... 1 28.88kb.
Даниил гранин 35 5643.99kb.
Радионуклиды в гидротермальных отложениях подводного вулкана пийпа 1 26.77kb.
Stv раскроет самые сокровенные тайны знаменитостей! 1 27.07kb.
Международное коммерческое право / А. М. Байков. Рига: jumi, 2011. 1 59.87kb.
Тайны времени. Вадим Александрович чернобров 63 10554.63kb.
Отчёт по прессе 2 августа 3 публикации Тайны метросексуалов и рэперов 1 67.22kb.
Байков Вениамин, Ващенко Татьяна, Лаковникова Александра Возможности... 1 19.91kb.
Изменчивость морфометрии подводного склона и литологии осадков вдоль... 1 39.85kb.
Нет ничего тяжелее тайны Цель 1 45.46kb.
Ставка на ядерные силы Россия гарантированно обеспечит собственную... 1 172.31kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Е а байков г л зыков Тайны подводного шпионажа - страница №2/21

С начала 50-х годов маховик гонки военных вооружений начал набирать максимальные обороты. Приоритет высоких технологий в этой области государственного соперничества определил особую роль подводных сил. В то время и СССР, и США были сосредоточены на создании качественно нового подводного флота - атомного. Этим, может быть, объясняется и определенный спад в проведении специальных разведывательных операций подводных сил США по выявлению объектов на побережье. Надо было отрабатывать задачи противоборства в морях и океанах. Главным направлением разведывательных операций становились подводные силы противника в море. Да, конечно, американские дизельные подводные лодки осуществляли наблюдение за силами Тихоокеанского флота в базах и в море в период Корейской войны. Подобные действия были продолжены и после войны, в том числе и в Баренцевом море. Разведывательные операции на подходах и в самих территориальных водах проводились при постоянном присутствии там атомных и дизельных лодок ВМС США. Отсюда и случаи преследования американских подводных лодок в советских территориальных водах ("Гаджеон" - в 1957, "Ваху" - в 1958 году). Все это так, но главным в сфере операций подводных сил становилось противодействие друг другу. "Рядовые подводные бойцы", то есть серийные подводные лодки, становились важнее, чем "подводный спецназ" - корабли, специально оборудованные... Вместе с пониманием того, что вносят атомные подводные, а также и дизельные ракетные лодки в копилку боевых возможностей американского и советского флотов, росло и понимание, как важно проводить комплексную борьбу с ними.

В 50-е годы подводными силами осваивались новые районы их применения: Арктическая зона, северо-восточная Атлантика, центральная часть Тихого океана. Туда выходили дизельные торпедные, а затем и ракетные подводные лодки. По тем временам это определенно было усилением обоюдной угрозы, требующим оперативного реагирования. Затем уже новейшие атомоходы соперников сразу же начали осваивать районы, где деятельность противолодочных сил затруднена или совсем невозможна. Примерами этому могут служить походы еще в 50-х годах лодок "Наутилус"5 и "Сидрэгон"6. Затем в 60-е годы наши атомоходы стали выполнять аналогичные задачи... Опыт этих походов показывал: лучшим бойцом против подводных лодок противника становилась сама подводная лодка.

Американцы, оценившие усилия СССР по созданию океанского Военно-Морского Флота и всегда болезненно и энергично реагирующие на любую возникающую для них угрозу, начали с глобальным размахом создавать систему противолодочной обороны. Одним из основных направлений при этом было создание постоянно действующей системы океанских противолодочных рубежей. На Атлантике он начинался у Гренландии, простирался к Исландии и далее к Британским островам... Соответственно, название его было GIUK: Greenland Iceland - United Kingdom.

Используя выгоду стратегической позиции, объединенные ВМС НАТО стремились закрыть выход советским подводным лодкам на оперативный простор Атлантики. При этом на противолодочных рубежах главенствующая роль принадлежала подводным лодкам. Американское командование даже разработало для них концепцию "барьерных операций". Она заключалась в организации длительных поисковых действий на атлантических рубежах.

В самих же США в конце 50-х нарастала "красная истерия", то есть преувеличение угрозы со стороны советских подводных лодок. "Они посылают их сотнями к нашим берегам!" - кричал на страницах прессы один из ревнителей национальной безопасности из палаты представителей конгресса. Повсюду находились и "очевидцы", видевшие перископы, рубоки подводных лодок "прямо у самого берега". Нередко находились "свидетели", утверждающие, что видели подводную лодку целиком, всплывающую или уходящую под воду.

В планировании действий противолодочных сил ВМС США принимают участие ЦРУ и могущественно-таинственное Агентство национальной безопасности - одна из самых закрытых государственных организаций Америки7. Свидетельством тесного сотрудничества этих организаций с военно-морской разведкой является операция "Холлистоун" ("Святой камень"), о некоторых деталях которой будет рассказано далее. И вот уже ВМС США выделены огромные средства на новый технологический виток в гонке военно-морских вооружений. На Атлантике и Тихом океане начинается размещение антенн-гидрофонов на океанском дне, а на побережье развертываются цепочки центров обработки информации. Так рождается СОСУС8 - глобальная система подводного наблюдения. Ее создание значительно усиливает потенциал борьбы с советским подводным флотом, но порождает и существенную проблему для ее создателей: слишком много шумов. Система "слышит" чересчур хорошо, поэтому и трудно выделить "полезные" шумы подводных лодок в огромном потоке звуковой информации. Тут и боевые надводные корабли, "представители" торгового флота, рыбаки, биологические шумы океанских жителей - да мало ли что может шуметь в море-океане. Все что угодно! Для разрешения этой проблемы было решено создать библиотеку "шумовых портретов" советских подводных лодок (некое подобие картотеки отпечатков пальцев), по которым можно было бы не только классифицировать, но и идентифицировать каждую подводную лодку советского ВМФ. Главная роль при решении этой задачи должна была принадлежать подводным силам ВМС США. Отсюда и направленность разведывательных операций: действия в большей степени против подводных лодок ВМФ СССР, а не береговых объектов.

Создание океанских рубежей и развертывание системы СОСУС было ответом на начало регулярных выходов советских подводных лодок в длительные походы в северо-восточную Атлантику и в центральную часть Тихого океана.

В штабе командующего Атлантическим флотом ВМС США появляется следующий документ:

"Вследствие того факта, что присутствие неустановленных подводных лодок на океанских подходах к Соединенным Штатам стало частым явлением, учитывая что эти подводные лодки не проявляют намерений в раскрытии национальной принадлежности и цели действий, как принято в соответствии с традициями среди добропорядочных моряков, а также принимая во внимание необходимость продемонстрировать отпор означенных подводных лодок, участвующих в тайных операциях против Соединенных Штатов, настоящим я подотверждаю торжественное обязательство представить ящик старого доброго Джека Дэниэлса, качественного виски из Теннесси, употребляемого семью поколениями наших предков начиная с 1866 года, в распоряжение ПЕРВОГО КОМАНДИРА НА АТЛАНТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ, который представит очевидные доказательства того, что недружественная подводная лодка поднята на поверхность в ходе преследования.

Джералд Райт, адмирал американского флота".

Ковбойский приз зажег соревновательный дух среди американских командиров. Тем более что в памяти еще были свежи "оскорбления", полученные от советских противолодочных сил, подъемом на поверхность "Гаджеон" и "Ваху".

Время шло, а победителя все еще не было. То были "игры" равных соперников в глубинах океана, и заполучить приз командующего Атлантическим флотом было делом нелегким...

Но вот утром 28 мая 1959 года одна из американских дизельных лодок, патрулирующая в назначенном районе возле Исландии, обнаружила шум винтов подходящей с восточного направления субмарины. "Не спугнуть удачу, спокойно", - мелькнуло в голове коммандера Теодора Дэвиса. Командир "Гренадир", сдерживая волнение, заставил себя выглядеть спокойным в глазах подчиненных. Длительность первичного контакта составила 20 минут, а затем советская лодки пропала в зоне акустической тени. Это действительно была удача: слабый шум винтов как будто случайно пробился по замысловатой траектории на приемные антенны бортовых гидроакустических станций "Гренадир" AN/BQS-2 и

AN/BQS-89 . Но и 20 минут контакта в подводном деле значат немало! Были вычислены курс и скорость советской лодки, и теперь оставалось только ждать, когда она подойдет ближе - на дальность уверенного контакта. Тогда "Гренадир" и "повиснет на хвосте" у ничего не подозревающей "добычи"! Дэвис назначил курс в расчетную точку перехвата. Через час экономичным ходом, чтобы окончательно не разрядить аккумуляторную батарею, "Гренадир" достигла места "засады" и затаилась...

Наступило расчетное время рандеву10 . Операторы гидроакустических станций "Гренадир" напряженно вслушивались в тишину океана, но лишь трели "биологических объектов" (так служебная инструкция повелевала именовать обитателей глубин при докладе о них в центральный пост), изредка нарушали ее. Монотонного и размеренного шума винтов русской лодки, так ожидаемого коммандером Дэвисом и его подчиненными, слышно не было. Радостное оживление, царившее в отсеках среди американских подводников, сменилось подавленным унынием. Где же была допущена ошибка в расчетах? Или капризные в своем поведении слои океанской воды экранировали теперь шум винтов идущей на запад лодки Северного флота?

Еще через час Дэвис решил всплыть на поверхность, осмотреть горизонт в перископ и с помощью радиолокационной станции. Да и отсеки провентилировать не мешало - надежда на удачную охоту сбила "Гренадир" с обычного режима "проветривания", и теперь в отсеках было повышенное содержание углекислого газа.

"Горизонт чист, сэр", - раздался доклад оператора радиолокационной станции, который с затаенной надеждой ожидал Дэвис, наблюдая в перископ одни лишь серо-свинцовые волны, которые мерно раскачивали "Гренадир" в приповерхностном слое. "Никого и ничего... Где же русские?", - подумал командир американской лодки и приказал вахтенному офицеру: "Провентилируйте лодку", - передавая ему перископ. Через некоторое время массивная шахта "шнорхеля" поползла вверх. "Центральный, шум винтов подводной лодки по левому борту! Очень близко! Дистанция в пределах одной мили", взволнованный голос акустика заставил вздрогнуть от неожиданности всех в центральном. Советская лодка все-таки наткнулась на засаду. Шум ее винтов миновал все помехи и превратился в полезный сигнал на экранах операторов акустических станций американской лодки. Далее началась игра в глубинах, составившая основное содержание нескольких последующих десятилетий холодной войны: "лодки против лодок" - так она называлась.

Однако теперь Дэвис уже не верил в удачу безоглядно. В соседнем районе действовала одна из первых атомных лодок Атлантического флота США "Скейт". Погрузившись на глубину 150 метров для улучшения условий пеленгования, командир "Гренадир" решил исключить любую случайность и приказал передать условный сигнал опознавания по звукоподводному телефону. Ответа не последовало: как раз наоборот, неизвестная лодка резко увеличила скорость в попытке оторваться от преследования. Сомнения исчезли - это была русская лодка, обнаруженная ранее. Теперь Дэвис решил снять все неясности относительно дистанции между лодками и приказал произвести ее замер с использованием гидролокатора. Хлесткий, как удар бичом, звук акустической посылки стегнул толщу океанской воды; отраженное от цели эхо вернулось с дистанции чуть более тысячи метров. Близко! Глубина ее погружения оценочно составляла метров двести, стало быть, столкновения не должно быть - ведь "зазор" по глубине между лодками составлял метров пятьдесят. Тут же последовала и реакция на замер дистанции. Советская лодка, действительно, как подхлестнутая, выполнила маневрирование, словно сбивая погоню со своего следа, внезапно меняя курс и скорость. В результате этого лодки сблизились вообще на мизерную дистанцию в несколько сотен метров. Пеленг на цель летел как сумасшедший, резко изменяя свое значение. Теперь уже "Гренадир" выполнила серию поворотов для занятия наиболее выгодной позиции слежения. Это ей удалось, и американская лодка оказалась позади нашей на дистанции около двух тысяч метров, обеспечив себе идеальные условия для прослушивания. Растратив драгоценную энергию в резких маневрах, лодки на некоторое время "успокоились" в равномерном неспешном движении.

Так прошел час. Акустики "Гренадир" приноровились к условиям слежения и почувствовали уверенность в том, что уже не потеряют контакт с советской лодкой. Аккумуляторная батарея "Гренадир" еще имела достаточный для подводного маневрирования запас электроэнергии. Оставалась лишь одна проблема - повышенное содержание углекислого газа в отсеках. Ведь провентилировать отсеки на предыдущем всплытии не удалось - надо было заниматься появившейся лодкой русских. При дальнейшем длительном слежении это могло оказаться помехой, посчитал командир американской лодки. Коммандер Дэвис решил всплыть в надводное положение, провентилировать отсеки в максимальном темпе, передать радиограмму в штаб адмирала Райта и быстро нырнуть в глубину снова. "Десять минут на все, акустики не должны потерять обстановку. А мы будем иметь почти полную батарею и свежий воздух в отсеках. Игра - наша!" - радостно прикидывал в уме детали маневра командир "Гренадир".

Однако все сложилось даже еще лучше, чем ожидал Дэвис. Гидроакустический контакт уверенно поддерживался и в надводном положении! Убедившись, что команда акустиков действительно надежно "держит" цель при работающих дизелях, Дэвис решил продолжить слежение над водой: ведь так сохранялась энергия батареи.

Американцы в то время придавали особое значение отработке оперативно-тактического взаимодействия разнородных противолодочных сил на океанских рубежах. Пока система подводного наблюдения и разведки СОСУС находилась в "младенческой" стадии своего развития, порознь противолодочные силы ВМС США не могли эффективно осуществлять поисково-разведывательные действия в океане. Необходимо было усиливать возможности представителей одного рода сил за счет привлечения к решению этой же задачи другого "один за всех и все за одного". Поэтому большое значение придавалось надежной организации слаженных действий, особенно между подводными лодками и патрульной авиацией. Для повышения эффективности совместного слежения существовал специально разработанный метод обмена информацией и данными наведения - "патрульный самолет - подводная лодка".

Командир "Гренадир" имел все преимущества в тактической ситуации на своей стороне. Однако, следуя канонам уже упомянутых "барьерных операций", немедленно запросил поддержку в радиограмме командующему: "Преследую советскую подводную лодку. Прошу прислать патрульные самолеты".

Прошло несколько часов слежения, уже прибыли два противолодочных самолета "Треккер", время перевалило за полдень. Все складывалось благополучно для американцев. Теперь они отрабатывали совместные действия по методу взаимного обмена информацией. Акустики "Гренадир" чувствовали себя гораздо уверенней, чем в начале слежения, и сейчас они уже могли докладывать не только изменения курса, но и вертикальные перемещения "северянки". Ее попытки всплыть на перископную глубину для оценки обстановки тотчас же пресекались "Гренадир", которая наводила на расчетную точку поддерживающие самолеты патрульной авиаэскадрильи. Как только перископ показывался из воды, над ним с воем, почти на высоте волн, пролетал один из самолетов и сбрасывал маркеры, горевшие в воде ярким пламенем. Этот маневр выполнялся сторонами примерно раз в час. Нашей лодке не удавалось оторваться маневрированием на скорости, "Гренадир" цепко держала контакт...

Но вот в 23.00 гидроакустический контакт одновременно пропал на обеих станциях. Тишина... Стало ясно, что командир советской лодки решил сменить тактику отрыва и затаиться в надежде, что "гончая свора" потеряет след и проскочит дальше. "Гренадир" легла в дрейф и начала напряженно слушать глубины океана. Дэвис решил не погружаться. Он также избежал соблазна действовать как надводный корабль и не стал "молотить по океану" активными посылками, как это было при замере дистанции в начале "загона". Дэвис также скептично оценивал данные от одного из самолетов, который докладывал о контактах на его магнитометре. "Стоять и слушать - вот и все, вот и вся тактика. "Приятель" не может убежать далеко на минимальном ходу. Дальше нескольких миль по крайней мере, ведь его батарея уже истощена в попытках уйти за целый день преследования. Скорее всего он завис на нулевой скорости и притаился в глубине, где-то рядом..." - размышлял командир "Гренадир" о сложившейся ситуации.

Оставалось только ждать - развязка приближалась. Ведь наиболее темное время суток должно было наступить совсем скоро. Хотя назвать чуть серую мглу "темным временем" суток можно было весьма условно - в мае на этих широтах темноты практически не было. В час ночи 29 мая "окруженная со всех сторон" советская лодка всплыла в надводное положение. Ничего не поделаешь, надо было пополнять запасы электроэнергии в разряженной батарее. Командир "Гренадир" классифицировал контакт визуально. На поверхности океана появилась ракетная подводная лодка типа "Зулу" (проект 611АВ). Серьезная удача! Лодки этого типа первыми в советском ВМФ были вооружены ядерными баллистическими ракетами. Дэвис послал "победную реляцию" в штаб флота, не забыв упомянуть "поощрительный приз" - ящик виски. Справедливости ради он попросил командующего флотом выделить аналогичный приз летчикам патрульной авиаэскадрильи. Они, видимо, оказали Дэвису значительную поддержку в преследовании "Зулу". Естественно, что с советской лодки был снят детальный шумовой портрет для СОСУС, а факт всплытия подтверждался многочисленными фотографиями.

Получив указания на дальнейшие действия, "Гренадир" продолжила патрулирование на рубеже. "Зулу" была "оставлена заботам" противолодочной авиации, которая и потеряла контакт с ней через 24 часа. Советский ракетоносец завершил заряд аккумуляторной батареи и совершил энергичный отрыв от слежения. Тем не менее штаб Атлантического флота посчитал преследование "Зулу" серьезным успехом в действиях против подводных лодок ВМФ СССР. Это была первая "победа" на противолодочном рубеже американских подводников. Чтобы подчеркнуть важность события, адмирал Райт лично прибыл на "Гренадир" поздравить командира и экипаж с завершением успешного похода и вручить призовой ящик виски.

Как видно из этой истории, дизельные подводные лодки еще широко использовались американцами для решения задач противолодочной войны в конце 50-х годов. Но уже необратимо надвигалась другая эра - эра атомного подводного флота. Если мы развивали оба "отряда" подводных сил параллельно, и дизельные лодки, и лодки с ядерными силовыми установками, то американцы однозначно сделали ставку на атомный подводный флот. Руководить технической и организационной стороной создания нового флота был призван Хьюман Риковер, выходец из Польши, ставший адмиралом и "отцом" американского атомного подводного флота. Авторитет Риковера был столь велик, что конгресс США неоднократно издавал персональные постановления по Риковеру, продлевая ему срок службы. А это совсем неординарное явление для вооруженных сил США.

Итак, к концу 50-х в составе американского подводного флота среди "рядовых бойцов", серийных подводных лодок, сокращается доля дизельных и появляются три принципиально различных класса кораблей с ядерными силовыми установками. Это, в первую очередь, атомные подводные ракетоносцы типа "Джордж Вашингтон" и "Итен Аллен", не без основания прозванные "убийцами городов"11 . Следующий класс - это подводные лодки с крылатыми ракетами "Регулус". Они также были предназначены для поражения береговых объектов. Это отряд, из которого вышла самая знаменитая спецназовская лодка "Хэлибат". И, наконец, класс торпедных атомных лодок, тех самых "бойцов-охотников", задача которых - прежде всего противодействие ракетоносцам.

Примерно по такой схеме развивался и советский подводный флот. Так же в его составе были подводные лодки с баллистическими ракетами, крылатыми ракетами для поражения надводных кораблей и многоцелевые подводные лодки. Разница заключалась в большей доле подводных лодок с обычными энергетическими установками. Даже подводные лодки с баллистическими ракетами были дизельными - это знаменитый "Гольф" (проект 629). Именно эти лодки, наряду с лодками проекта 611АВ, "вынесли" ракетно-ядерную угрозу Америке на просторы Мирового океана. И лишь потом появился атомный вариант такого корабля - подводная лодка типа "Хотэл" (проект 658).

С появлением новых кораблей главной задачей для обоих флотов стала практика их оперативного применения в условиях холодной войны, а также разработка тактики их действий в различных ситуациях. Как ядерное оружие изменило теорию и практику военного искусства в целом, так и появление атомного флота изменило основы вооруженной борьбы на море. Надо было учиться воевать по-новому, "по-атомному". Учиться и кораблям, и экипажам, и командирам флота, и самим флотоводцам...На передний план выходили корабли-бойцы, и их действия в открытом океане, специальные операции кораблей-шпионов у побережья отошли в сторону. Пока...

Хотя отдельные разведывательные задачи решались и серийными атомными подводными лодками. Они имели несравненно большие возможности для осуществления дерзких разведывательных рейдов к советским военно-морским базам и портам, чем их предшественники, начиная с погибшей "Кочино" и "опозоренных" "Гаджеон" и "Ваху". Среди командиров атомоходов, прошедших "тройное сито" Риковера (адмирал утверждал, что когда двое из трех отобранных офицеров выпускаются из его "академии" - это нормальный "коэффициент потерь"), находились отчаянные "сорвиголовы", как правило, с опытом службы на дизельном флоте, готовых идти на самые рискованные задачи.

Так, по утверждению американцев12 , коммандер Уильям Беренс провел одну из первых атомных подводных лодок "Скипджек" в Кольский залив, практически на внутренний рейд Мурманска! Позже, в этом же походе, "Скипджек" осуществляла длительное слежение за испытаниями новейшей подводной лодки проекта 629 в Баренцевом море. Если так, то это действительно рискованный и опасный поход - предвестник еще более дерзких операций подводных лодок специального назначения.

И все же пусть утверждение о проникновении в Кольский залив останется на совести американцев.

В начале 60-х противолодочные силы Северного флота длительно преследовали атомную подводную лодку "Скэмп", в том числе и с применением малых глубинных зарядов для принуждения к всплытию. Так что свидетельство о том, что "бойцы" атомного флота осуществляли разведывательные миссии у наших берегов, имеется... Одна из них могла оказаться и успешной...

Охотники за "убийцами городов"

Время становления подводных "бойцовых дружин" успешно заканчивалось к середине 60-х годов. Атомоходы составили основу боевой мощи флотов СССР и США в той модели глобального соперничества, военно-морская составляющая которого стала океанской и ракетно-ядерной. Особое значение приобретало дальнейшее развитие атомных стратегических ракетоносцев. В ответ на создание нескольких эскадр подводной ракетно-ядерной системы "Поларис" СССР создал также в рекордно короткие сроки (с 1964 по 1972 г.) группировку в 34 единицы подводных лодок проекта 667А. Эти лодки по своей архитектуре настолько напоминали первые американские ракетные лодки "Джордж Вашингтон" и "Итен Аллен", что в натовской классификации получили наименование "Янки".

Выход новых ракетоносцев на боевое патрулирование вместо устаревших лодок проектов 629 (дизельные) и 658 (атомные) вызвал состояние "легкого шока" у американцев. Ведь каждый из них имел новый комплекс стратегического оружия с шестнадцатью баллистическими ракетами и ничуть не уступал по своим возможностям американским "убийцам городов". Теперь и советский ВМФ обладал возможностью гарантированного ракетно-ядерного удара из океанских глубин. Новое качественное состояние советского флота во многом привело к достижению ядерного паритета между СССР и США. Возрастание глубинной угрозы означало и повышение ответственности флотов за ее отражение.

Новая угроза буквально ошеломила американское руководство. Всего лишь через несколько лет после Карибского кризиса, поставившего мир на грань ядерной войны, СССР развернул абсолютно новую систему вооружений. Причем по качеству проекта и технологии исполнения она ничуть не уступала американскому аналогу. Главной задачей сил и средств подводной войны США становилась борьба с новыми ракетоносцами. На это были нацелены и система подводного наблюдения СОСУС, и базовая патрульная авиация, и многоцелевые подводные лодки. За первые годы успехов в борьбе с "Янки" американцы не добились... Главной причиной этого было отсутствие достоверных данных о характере шумов новой лодки. СОСУС не могла осуществлять надежное длительное слежение за ней и, соответственно, не могла наводить на цель маневренные противолодочные силы. Вот почему раз за разом посылались в Баренцево море подводные лодки-охотники типа "Стерджен".


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Клоун: артист, который в цирке играет роль человека. Казимеж Сломиньский
ещё >>