Е а байков г л зыков Тайны подводного шпионажа - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Байков Владимир Борисович, диакон Баранчик Анатолий Алексеевич 1 25.08kb.
Филиппины, расположенные на семи тысячах островов рай для любителей... 1 28.88kb.
Даниил гранин 35 5643.99kb.
Радионуклиды в гидротермальных отложениях подводного вулкана пийпа 1 26.77kb.
Stv раскроет самые сокровенные тайны знаменитостей! 1 27.07kb.
Международное коммерческое право / А. М. Байков. Рига: jumi, 2011. 1 59.87kb.
Тайны времени. Вадим Александрович чернобров 63 10554.63kb.
Отчёт по прессе 2 августа 3 публикации Тайны метросексуалов и рэперов 1 67.22kb.
Байков Вениамин, Ващенко Татьяна, Лаковникова Александра Возможности... 1 19.91kb.
Изменчивость морфометрии подводного склона и литологии осадков вдоль... 1 39.85kb.
Нет ничего тяжелее тайны Цель 1 45.46kb.
Ставка на ядерные силы Россия гарантированно обеспечит собственную... 1 172.31kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Е а байков г л зыков Тайны подводного шпионажа - страница №1/21

Е А Байков Г Л Зыков




Тайны подводного шпионажа





"But there will always be espionage and there will always be counter espionage.

...There will always be secrets which one side jealously guards and which the other will use every means to discover".

William Sommerset Maugham

"Ashenden or the British Agent"

"Шпионаж будет существовать всегда так же, как и контрразведка.

...Всегда найдутся секреты, которые одна сторона будет ревностно оберегать, а другая - использовать все доступные средства для их раскрытия".

Уильям Сомерсет Моэм

"Ашенден, или британский агент"

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы появилось достаточно большое количество публикаций, посвященных одному из самых закрытых видов военной и политической деятельности - разведке. При этом в них, как правило, основное внимание уделяется агентурной разведке, или, говоря другими словами, "человеческому фактору" в разведке. В значительно меньшей степени в печати отражена другая, несомненно не менее интересная, разновидность разведдеятельности, связанная с использованием для достижения поставленных целей преимущественно технических средств и систем. Данная книга посвящена одной из сторон такой деятельности - разведывательным и диверсионным операциям подводного флота США и их ближайших союзников в морских глубинах. Широкому кругу читателей нашей страны об этом мало что известно. Долгое время подобные операции совершались под покровом абсолютной тайны, и, надо сказать, небезуспешно, поскольку было что скрывать.

В эпоху холодной войны, начиная со второй половины 40-х годов, военно-политическое руководство США переориентировало внимание своих специальных служб, образующих так называемое разведывательное сообщество, на деятельность бывшего союзника по антигитлеровской коалиции. При этом особым объектом внимания явился Военно-Морской Флот СССР, как один из наиболее мощных и мобильных видов Вооруженных Сил Советского Союза. Наш флот в те годы развивался бурными темпами, наращивая боевой потенциал, становился океанским, ракетно-ядерным, способным действовать далеко за пределами ближайших морей. Все это вызывало понятное беспокойство у руководства Соединенных Штатов.

Именно с той поры разведка ВМС США начала использовать подводные лодки своей страны для тайных операций в глубинах морей, прилегающих к нашему побережью, не брезгуя при этом противоправными действиями и рискуя многими человеческими жизнями. Так было при обоюдном слежении друг за другом американских и советских субмарин, при подъеме с морского дна затонувшей техники и фрагментов ракетного оружия, при прослушивании подводных кабелей связи или иных разведывательных действиях.

Опасность столкновения подводных лодок с последующей гибелью экипажа не выдумка. Подобные трагические факты, к сожалению, реальность. Весьма высока вероятность обнаружения и даже уничтожения подводной лодки, рискнувшей нарушить запрет заходить в территориальные воды суверенного государства. В силу этих причин тайные разведывательные операции в глубинах морей, требующие к тому же огромных материальных расходов, должны были получать предварительное одобрение у высшего руководства страны, включая президента США. В то же время раскрытие фактов противоправных действий, санкционированных на самом высоком уровне, могло привести к серьезнейшим осложнениям между двумя могущественными государствами, вплоть до применения военной силы в различных масштабах с обеих сторон.

Особое место в деятельности подводного флота занимают разведывательно-диверсионные операции. Они проводились и проводятся специальными подразделениями ВМС США, как в военное, так и в мирное время. Им поручаются, как правило, наиболее ответственные и деликатные задачи, которые не могут быть решены другими силами и средствами. Боевые пловцы могут вести разведку и совершать диверсии как в водной среде, так и, при необходимости, на побережье. Но они снова уходят под воду, чтобы вернуться на свои носители-транспортировщики, скрытно выполнив поставленные задачи или скрываясь от преследования противника. Действия сил специальных операций всегда являлись одной из самых засекреченных сторон деятельности разведывательных структур США.

Таким образом, у американского разведывательного сообщества было что скрывать. Но тайное со временем всегда становится явным. Пришла пора приподнять завесу секретности, скрывавшую имевшие место в прошлом разведывательные и диверсионные операции американского подводного флота, с тем чтобы направить взгляд в будущее.

Да, пока имеются противоречия в интересах многих стран мира, пока развиваются армии и военные флоты, до тех пор будут существовать разведка и контрразведка. Однако это обстоятельство ни в коей мере не должно ставить под угрозу мирное сосуществование государств и народов, особенно в наш неспокойный ракетно-ядерный век. Как раз об этом и написана данная книга, хотя в ней рассказано далеко не все.

У читателей может сложиться впечатление, что американская подводная разведка всесильна, а большинство ее операций успешны. Однако это не так. Ошибки, неудачи, а порой и провалы были свойственны ей на протяжении всего рассматриваемого периода так же, как успехи и достижения. В то же время про способы противодействия подводной разведке, по-видимому, еще рано рассказывать. Силы ВМФ СССР неоднократно и успешно вели непосредственное слежение за субмаринами противника, были подчас детально осведомлены об их "тайной" деятельности, ставили в тупик американцев.

Книга эта - прежде всего предостережение военным морякам, нынешним и будущим. Предостережение от иллюзий, порой внушаемых нам о том, что противников у современной России якобы не имеется. Судить о взаимоотношениях следует не по заявлениям о дружбе или сотрудничестве, а по реальным делам и возможным интересам. В сильной России не заинтересованы так называемые ведущие морские державы. Им нужна слабая, раздробленная, технически немощная, "сухопутная" страна.

Однако Родина наша всегда стремилась к морям. Во второй половине XX века она сумела в кратчайший исторический срок создать небывалый по мощи океанский ракетно-ядерный флот, стоявший на страже интересов страны в Мировом океане. Поэтому надеемся, что эта книга предостережение окажется нужной всем читателям, кого волнуют судьба Отечества и проблема морского могущества России.

Глава 1.

Разведывательные операции по выявлению объектов советского и российского ВМФ

Подготовка первой разведывательной операции

В марте 1999 года американская пресса сообщила о том, что в госпитале небольшого городка Истон, что расположен на берегу живописного Чесапикского залива в штате Мэриленд, скончался адмирал Рафаэль Бенитес. Да будет мир праху его...

У этого офицера состоялась необычная карьера в подводном флоте США. Именно под его командованием в 1949 году была проведена первая разведывательная операция двух американских дизельных подводных лодок у советских берегов в Баренцевом море. Бенитес командовал тогда одной из лодок группы "Кочино", а в ходе возникшей трагической ситуации принял на себя руководство спасательной операцией с участием и второй лодки - "Таск".

Принято считать, что холодная война началась со знаменитой речи Черчилля в Фултоне в марте 1946 года, а "политика сдерживания" Запада по отношению к СССР определила проведение блоком НАТО, образованным в 1949 году, ряда недружественных действий военного характера. Одним из первых в этом ряду был поход разведывательной группы подводных лодок к берегам бывшего союзника...

Поход закончился провалом. Более того, сама "Кочино" затонула, имелись жертвы в экипажах обеих лодок. Задача не выполнена, корабль потерян, люди погибли... Можно с уверенностью сказать, что и гораздо меньшие проступки могли бы привести к концу карьеры любого офицера. Однако Бенитес, по всей видимости, был незаурядной личностью. Настолько незаурядной, что преуспел в дальнейшей службе и "сделал флаг" - на американском военно-морском жаргоне это означает получение адмиральского звания.

Как же протекал этот поход, ознаменовавший начало нового направления в деятельности военно-морской разведки США?

В то время два главных победителя Второй мировой войны параллельно с ухудшением политических отношений были вовлечены в гонку вооружений. Важным направлением в ней было создание ракетной техники и ядерного оружия. Тогда еще существовала монополия США на эти виды оружия. В Америке над созданием военных систем работал один из ведущих ракетчиков мира - Вернер фон Браун. СССР, истощенный четырьмя годами жесточайшей войны, был вынужден направить огромные ресурсы на развитие ракетно-ядерного вооружения. Политические реалии заставляли это делать. Между СССР и США уже произошло первое столкновение интересов. Назрел Берлинский кризис, когда Америка использовала шантаж, в том числе и ядерный. Черчилль вообще предлагал предъявить Советскому Союзу ультиматум: либо снимается блокада Берлина, либо советские города подвергаются ядерной бомбардировке1.

В этой обстановке главной задачей группы подводных лодок "Кочино" и "Таск" являлась разведка деятельности советских ракетных полигонов и, возможно, деятельности, связанной с созданием ядерного оружия. Приблизившись к берегам СССР, лодки должны были скрытно маневрировать и осуществлять радиоперехваты переговоров, их расшифровку. Особые надежды связывались с возможностью записи излучений советской телеметрической аппаратуры, измеряющей траектории полетов испытываемых образцов ракет.

Подготовка к походу осуществлялась на военно-морской базе в Лондондерри в Северной Ирландии. В состав экипажа "Кочино" был назначен Харрис Остин - один из лучших в ВМС асов радиоперехвата, специально натренированный на расшифровку советских военных переговоров. Незадолго до Остина на лодку прибыл и вновь назначенный командир - тридцатидвухлетний коммандер Рафаэль Бенитес. Перед этим Бенитес узнал, что "Кочино" будет оснащена экспериментальной разведывательной техникой и что профилем ее деятельности будут соответствующие разведывательные операции в прибрежных водах.

"О боже, что за "свинью" подсовывает мне судьба", - подумал Бенитес. Он только что окончил юридическую школу, получил хорошее образование и мог бы заняться адвокатской практикой. Однако после некоторых колебаний решил вернуться из резерва на действительную службу в подводном флоте и спустя некоторое время был назначен командиром подводной лодки. Столь высокое назначение объяснялось достаточно большим авторитетом Бенитеса, завоеванным в годы Второй мировой войны. Он зарекомендовал себя смелым и хладнокровным подводником.

Конечно же, назначение льстило самолюбию будущего адмирала. Хм... только вот название его новой лодки "Кочино"... В этом и заключалась "свинья", подложенная Бенитесу. В чем дело? Он был пуэрториканцем и его родной язык - испанский. В переводе название означало, что Бенитес назначен командиром подводной лодки "Свинья"! Вот расстройство! Он понимал, что это испанское слово является прижившимся в английском языке названием рыбы, что в американском флоте есть традиция - давать лодкам "рыбьи" имена. Но все же угораздило: как он будет рассказывать друзьям в Пуэрто-Рико о славных походах? "Кочино" - вот незадача! Если бы Бенитес знал тогда, что название лодки - это еще не главная "свинья", которая его ожидает...

Подготовка "Кочино" в Лондондерри шла полным ходом, хотя и с трудностями. Главной проблемой была установка "шпионского" оборудования. Для монтажа специальных антенн радиоперехвата требовалось дополнительно "продырявить" прочный корпус лодки, то есть сделать в нем несколько дополнительных сквозных отверстий, а это всегда снижение безопасности! "Кочино" и без того была оборудована новым устройством - РДП (работа дизелей под водой, или "шнорхель"), обеспечивающим работу главной двигательной установки в подводном положении. Это устройство расширяло возможности подводных лодок по ведению скрытных действий. Однако плавание под РДП было небезопасным

(в 1961 году именно из-за неисправности РДП погибла подводная лодка Северного флота С-80)2.

Все это не особо радовало Бенитеса. Лезть к самым советским границам, все время находиться под РДП да еще надо менять конструкцию подводной лодки из-за этих "шпионских штучек". Кому это понравится?!

После некоторых проволочек всесильное кораблестроительное управление ВМС США дало разрешение на модернизацию "Кочино" с учетом ее дальнейшего использования для разведывательных операций вблизи и в советских территориальных водах. Следовательно, "Кочино" - это первая специально переоборудованная для разведывательных операций подводная лодка ВМС США. Так сказать, "прародительница" семейства атомных подводных лодок "Хэлибат", "Сивулф", "Пёрч",

"Р. Рассел", о которых речь пойдет далее...

Начало холодной войны имело и свое идеологическое обеспечение. Атмосфера враждебной подозрительности уже существовала в американском обществе. Действовал Комитет по расследованию антиамериканской деятельности, выдвинувший обвинение бывшему служащему государственного департамента Элджеру Хиссу в шпионаже в пользу СССР3 . Это было потрясением! На волне шпиономании было создано Центральное разведывательное управление, объявившее о вступлении в непримиримую войну с советскими шпионами. Военные НАТО также рвались внести свой вклад в борьбу с Советами. Вот на таком фоне и готовился поход...

Бенитес, получив нагоняй за недостаток рвения в подготовке, теперь хорошо понимал, что его главная задача - обеспечение шпионской миссии "слухача" Остина. Командование ВМС хотело показать, что подводные лодки в условиях холодной войны становятся эффективными разведчиками и могут самостоятельно добывать ценную информацию. В 1948 году разведуправление ВМС уже посылало в экспериментальные походы серийные подводные лодки "Си дог" и "Блэкфиш" в Берингово море. Теперь на базе накопленного опыта в поход отправлялась специально оборудованная новейшая подводная лодка. Действительно новейшая, ведь "Кочино" хотя и считалась участницей военных действий, но впервые вышла в боевой поход спустя две недели после вылета "Энолы Гэй"4 на атомную бомбардировку Хиросимы, когда война на Тихом океане, по сути, уже была окончена. В 1949 году лодке было четыре года младенческий возраст для боевого корабля...

В конце июля окончательная подготовка к походу была завершена в Портсмуте, в Англии. Некоторое время заняли тренировочные выходы в море для проверки нового оборудования и действий экипажа. И вот в августе 1949 года операция "Кайо" началась. Главное действующее лицо - подводная лодка "Кочино". Ее непосредственное прикрытие осуществляет подводная лодка "Таск", выход группы из Портсмута производится в составе отряда совместно с еще двумя лодками - "Торо" и "Корсар", которые в дальнейшем должны были действовать по своему плану. Общее руководство операцией осуществлял коммодор Рэй Бенсон...

Провал миссии "Кочино"

Сразу же после выхода на "Кочино" был организован четкий и размеренный трехсменный ритм жизни, хорошо знакомый любому подводнику. Каждая смена, как установлено в американском флоте, жила по своему времени: гринвичскому, гавайскому и времени Индийского океана. И только "слухачи", Остин и его помощник, "путешествовали" во времени, по очереди неся вахту со всеми сменами. Надо сказать, что при первых же погружениях в походе обнаружились протечки сальников вновь установленных антенных устройств. Остин отчаянно сражался с водой. Еще немного - и могла быть залита сама аппаратура. Тогда поход закончился бы, практически не начавшись. Все бывает в море, но этот факт свидетельствует о низком качестве проведенной наспех модернизации.

Плохое начало, а что еще впереди? Мысли Бенитеса были уже там, за Нордкапом. Так именуется мыс на самом севере побережья Норвегии.

В район выполнения поставленной задачи лодки прибыли через несколько суток, чередуя плавание под РДП с надводным ходом. Впереди "Кочино", за ней "Таск" с задачей прикрытия и отвлечения советских противолодочных сил в случае, если они нападут на "след" группы.

Кстати говоря, такой прием использовался и в 80-е годы, когда самая удачливая, но уже атомная подводная лодка-разведчик "Пёрч" прикрывалась другой атомной лодкой во время установки подслушивающих устройств в Баренцевом море. Однако рассказ об этой самой дерзкой операции подводного шпионажа против СССР еще впереди.

Находясь в районе назначения, Бенитес ощущал неудобство из-за слишком большой продолжительности светлого времени суток, что естественно для августа в высоких широтах. По всей видимости, был просчет по срокам проведения операции. Почему так спешно их выгнали в этот поход? Видимо, к этому времени имелась предварительная информация о готовности СССР к испытаниям собственной атомной бомбы, и вся разведка США, все ведомства "сломя голову" старались добыть любую информацию на этот счет. Не исключено, что этот поход разведгруппы лодок, наряду с добыванием информации о ракетных пусках, командование ВМС США намеревалось использовать и для разведки ядерных испытаний.

Однако приказ есть приказ - и лодка, находясь на перископной глубине, заняла позицию в 150 милях от Мурманска и баз Северного флота Полярный и Ваенга (ныне Североморск). Остин включил аппаратуру перехвата, и операция "Кайо" вступила в решающую фазу.

В течение 4-5 суток патрулирования "улов" Остина оказался незначительным: несколько перехваченных переговоров в голосовом режиме, "морзянка" с кораблей из полигонов боевой подготовки, сигналы непонятного назначения - вот и все, что удалось добыть. Еще несколько дней, а картина принципиально не изменялась. Ничего ценного в смысле главной задачи: сведений о ракетах и испытании атомного оружия не было... Только однажды, практически в последний вечер нахождения в районе, Остин перехватил информацию, вроде бы указывавшую на подготовку испытаний оружия. Однако принять передаваемые сигналы достаточно достоверно не удавалось. Остин запросил у командира разрешение на маневрирование, чтобы найти наиболее выгодную позицию для радиоперехвата. Бенитес начал выполнять повороты, ориентируясь на доклады радиоразведчика об улучшении или ухудшении слышимости сигналов. Через какое-то время их передача прекратилась. Остин так и не смог точно определить, какого рода информация перехвачена. Возможно, позднее, в береговом центре разведки специалисты смогут выжать из нее что-то полезное.

"Шпионская миссия" оказалась проваленной. Но все же была проверена сама возможность выполнения подобных задач в районах у советского побережья. Ведь "Кочино" не обнаружена противолодочными силами Северного флота, значит, так действовать можно. И все же Бенитес, покидая район, был разочарован. От него ждали большего, и, конечно, хотелось бы оправдать эти ожидания. Лодка развернулась на курс для выхода из района разведки.

В соответствии с планом похода подводные лодки должны были провести совместное учение по поиску и атаке друг друга. Но это уже там, за Нордкапом. 25 августа командиры установили связь друг с другом и начали учение. В 10.30 "Кочино" следовала под РДП, поскольку была ее очередь прятаться, а "Таск" в это время "считала до десяти с зажмуренными глазами", как в детской игре в прятки, где-то за горизонтом...

Несколько часов назад поступило штормовое предупреждение, и оно подтверждалось сейчас - резкий шквалистый ветер, короткие злые волны. Лодку раскачивало, что причиняло большие неприятности экипажу. Резкий крен - и все летело в отсеках: посуда, инструмент, штурманские карты и книги. Погружение было бы как нельзя кстати. Однако надо было "убежать" на требуемую дистанцию. Бенитес рассчитывал быстро это сделать под дизелями, следуя под РДП.

В это время поступил доклад о поступлении воды в дизельный отсек через предохранительный клапан "шнорхеля", и двигатели остановились. Лодка всплыла в надводное положение, Бенитес послал старшего помощника выяснить обстановку. Несколько минут спустя в кормовой части раздался глухой удар, и корпус лодки содрогнулся. "Что случилось?!" - сразу ответа не последовало. Через некоторое время старший помощник доложил: "Сэр, взрыв и пожар в кормовой полубатарее. Дело плохо...". Старпом был прав: потеря хода, электричества, пожар - теперь неудача шпионской миссии уже не имела никакого значения. Надо было спасать экипаж и сам корабль. Лодка качалась под ударами пятиметровых волн. Шторм продолжался, делая ситуацию еще более опасной. Связь с "Таск" - вот главное сейчас. Наличие второй подводной лодки в группе имело решающее значение для спасания экипажа "Кочино".

Обстановка была сложной: шторм, пожар продолжался, отсеки задымлены. Связь с "Таск" сразу установить не удалось. Бенитес приказал личному составу выйти наверх, кроме тех, кто не мог пройти через аварийный отсек из кормы, и тех, кто боролся с пожаром во главе со старпомом...

47 человек столпились на палубе лодки, прячась от волн за рубкой, 12 вместе с командиром находились на мостике и 18 во главе со старшим помощником бились с огнем внутри лодки. Несколько подводников пытались запустить двигатели, чтобы обеспечить ход лодке.

Пожар продолжался уже тридцать минут. Погибших пока не было. Вскоре удалось пустить дизель, и "Кочино" могла маневрировать. Один из моряков был смыт за борт, но наличие хода помогло спасти его. В этот момент на горизонте по правому борту появилась "Таск". Однако в 11.20, через пятьдесят минут после первого взрыва, раздался второй. Серьезные ожоги получили старший помощник и еще четыре моряка. Остин передал семафор на "Таск" об обстановке с просьбой немедленно прийти на помощь. Примерно через час "Таск" приблизилась к "Кочино". Ее командир, коммандер Уортингтон, пытался найти лучшее решение, чтобы оказать помощь. За борт было откачано четыре тонны дизельного топлива, как в старину выливали китовый жир, чтобы успокоить волны. Между лодками установили канатную дорогу и начали эвакуацию части экипажа "Кочино". Но продолжался шторм, и передача людей с борта на борт оказалась непростым делом. Первый же, кто был передан с "Кочино", погиб в результате удара о корпус "Таск". Далее 12 человек из экипажа "Таск", участвовавшие в спасательной операции, были смыты за борт сильной волной. Шестерых из них спасти не удалось. Это были первые жертвы.

И все же около семи вечера, через девять часов после начала аварии, удалось наладить буксировку "Кочино". Вертикальным рулем при этом управляли моряки из кормового отсека, находившиеся там вместе с обожженным старпомом. Бенитес уже поверил, что худшее позади, ведь через 3-4 часа можно зайти в ближайший норвежский порт. Однако вскоре после полуночи 26 августа раздался еще один взрыв - по-видимому, накопившегося водорода, и пожар пошел дальше в корму, угрожая людям в концевом отсеке. Выбора больше не было. Пятнадцать моряков через кормовой люк покинули отсек. Но там еще оставались два раненых и врач. Старпом не мог двигаться самостоятельно, и его спасаение представлялось сложным делом. В конце концов всех удалось вывести, и остатки экипажа "Кочино" столпились на мостике, ожидая подхода "Таск". Выстрелив боевые торпеды из носовых аппаратов для исключения взрыва в случае столкновения, "Таск" подошла к борту "Кочино". Надежды на спасение последней практически не было. Вода заливала кормовой отсек, нарастал дифферент. Моряки "Кочино" покинули лодку. Последним корабль оставил Бенитес. В 01.45 26 августа 1949 года "Кочино" затонула в 100 милях от побережья Норвегии. Через шесть часов битком набитая "Таск" вошла на рейд норвежского порта Хаммерфест.

Итак, совместный поход "Кочино" и "Таск" обернулся фатальной неудачей. Не сработала специально смонтированная аппаратура радиоперехвата, что определило провал собственно разведывательной операции. Технические неисправности и недостатки в эксплуатации подводной лодки привели к гибели "Кочино", тяжелым ранениям нескольких ее моряков. Плохая морская выучка и беспечность при проведении спасательной операции привели к гибели шести членов экипажа "Таск" и гидроакустика с "Кочино".

Семь погибших, десять раненых, потерянный корабль - таков был печальный итог первой разведывательной операции подводных сил ВМС США.

"Лодки против лодок"


следующая страница >>



Поэт может вынести все, кроме опечатки. Оскар Уайльд
ещё >>