Драматургия Маяковского - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Методическая разработка экскурсии 3 Контрольный текст экскурсовода... 1 42.68kb.
Ранняя лирика в. В. Маяковского 1 346.02kb.
Анализ 2 главы поэмы в в. маяковского «облако в штанах» Замысел поэмы... 1 48.16kb.
«Библионочь в Библиотеке Маяковского» Центральная городская публичная... 1 223.77kb.
Методическая разработка урока музыки в 7 классе по теме «Музыкальная... 1 81.23kb.
Литература от 60-90-те години на XVIII век поезия, проза, драматургия 1 35.12kb.
Резульаты 3-го тура (задание по фильму) по специальности «драматургия»... 1 53.44kb.
Лирика Маяковского послушайте! 1 137.87kb.
Драматургия Л. Лерона 1 9.18kb.
Программа дисциплины «Музыкальная драматургия балета» 2 467.2kb.
Мой Маяковский. Трудность и радость постижения личности В. В. 1 47.8kb.
Программа разработана для учащихся 1 классов и рассчитана на 33 часа 1 85.46kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Драматургия Маяковского - страница №1/1

Драматургия Маяковского.

В мае 1928 года режиссер Всеволод Мейерхольд телеграфировал Маяковскому из Свердловска: «Последний раз обращаюсь к твоему благоразумию. Театр погибает. Нет пьес. От классиков принуждают отказаться. Прошу серьезного ответа: можно ли рассчитывать получить твою пьесу в течение лета. Телеграфь срочно...»

Маяковский ответил утвердительно и начал работу над пьесами о современности, материал для которых был хорошо известен поэту. Первая – феерическая комедия «Клоп» – осмеивала обывателей и советских мещан, тех новых мещан, торжество которых давно беспокоило Маяковского. Вторая – драма в шести действиях с цирком и фейерверками «Баня» – разоблачала мещанство политическое (бюрократов и приспособленцев).

В письмах к Татьяне Яковлевой отразился процесс работы Маяковского над пьесой «Клоп». В письме от 28 декабря 1928 года можно прочитать:



«Мы (твоя авторучка и я) написали новую пьесу... Писали по 20 суточных часов без питья и еды. Голова у меня от такой работы вспухлая (даже кепка не налазит)...

Что ты пишешь про Новый год? Сумасшедшая! Какой праздник может быть у меня без тебя. Я работаю. Это единственнейшее мое удовольствие».

В подготовке первого спектакля участвовали лучшие творческие силы, и уже в феврале 1929 года пьеса «Клоп» была поставлена в театре Мейерхольда. Роль «бывшего рабочего» Присыпкина, который «с треском отрывается от своего класса», исполнил Игорь Ильинский. Музыкальное оформление принадлежало молодому композитору Дмитрию Шостаковичу. Эскизы костюмов сделали художники Кукрыниксы (Куприянов, Крылов, Ник. Соколов).

Как известно, пьеса «Клоп» состоит из двух взаимосвязанных частей. В первой из них действие происходит в 1929 году в рабочем общежитии и в доме парикмахерской дочки Эльзевиры Ренесанс, то есть по соседству со зрителями того времени, возможно, как отмечал Маяковский, в Тамбове. Затем действие переносится на 50 лет вперед, в 1979 год, где происходит воскрешение Присыпкина, «замороженного» после пожара на собственной свадьбе.

Присыпкин – Пьер Скрипкин, безусловно, стал, подобно мольеровскому Журдену, образом «вечного мещанина». Не трудно спроецировать особенности его поведения и речи на современных «новых» и «самых новых» русских. Маяковский, словно предвидя постоянное воспроизводство этих качеств, обращался к зрителю: «...но только не злись на шутки насекомого. Это не про тебя, а про твоего знакомого».

Маяковский отстаивал самоценность человека, обостряя конфликт жизни и смерти в образе девушки-самоубийцы Зои Березкиной. В нем просматривается одна из героинь поэмы «Облако в штанах» – художница Антонина Гумилина, влюбленная в Маяковского. По воспоминаниям Романа Якобсона, Гумилина часто рисовала Маяковского, свою свадьбу с ним. Потом увлеклась художником Шиманом, но в 1918 году, отчаявшись найти свое счастье, она покончила с собой. Но героиня пьесы все-таки спасена для будущего:

«Профессор. Самоубийство? Что такое «самоубийство»? (Ищет в словарях...) Вы стреляли в себя? Приговор? Суд? Ревтрибунал?

Зоя Березкина. Нет... Я сама.

Профессор. Сама? От неосторожности?

Зоя. Нет... От любви.

Профессор. Чушь... От любви надо мосты строить и детей рожать... А вы... Да!».

Дочь Маяковского, профессор Патриция Томпсон, пишет, что последняя реплика профессора – это слова ее матери, сказанные Маяковскому в Нью-Йорке в 1925 году.

– Что автор осуждает в устройстве общества?

Присыпкин, оказавшись в будущем, возмущен коллективной волей, решающей его воскресить. Он не хочет жить в стерильном обществе, где исчезли «влюбленные микробы» и нет места фотографии любимой. Зоологический сад, куда он был помещен, оказался для него клеткой с клопом, западней, из которой доносится голос Скрипкина:



«Граждане! Братцы! Свои! Родные!.. Когда же вас всех разморозили? Чего ж я один в клетке?»

Фальшивому, насквозь пародийному миру противостоит только Любовь. «Любовь – это сердце всего. От нее разворачиваются и мысли, и дела...» – писал Маяковский в дневнике в дни создания поэмы «Про это». Противоположное определение любви дает репортер из пьесы «Клоп»:



«Древняя болезнь, когда человечья половая энергия, разумно распределяемая на всю жизнь, вдруг скоротечно конденсируется в одном воспалительном процессе, ведя к безрассудным и невероятным поступкам».

Сатирическое преувеличение стало важнейшим стилистическим приемом, формирующим жанровые особенности пьесы, ее композицию, характеристику персонажей.

Постановщик пьесы Мейерхольд указывал среди безусловных достоинств пьесы Маяковского ее «главное целеустремление: бичевать пороки сегодняшнего дня. Перебрасывая нас в 1979 год, Маяковский заставляет нас разглядывать не преображение мира, а ту же болезнь, что и в наши дни. Надо бороться с недостатками с большей энергией, чем теперь... Маяковский хочет показать, что болезни имеют глубокие корни, что нужны большие периоды времени и громадная активность для их изжития».

Одним из действующих сатирических приемов стала пародия. Например, сцена свадьбы Эльзевиры и Пьера строится как новый обряд, смесь партийного собрания и ресторанного застолья. По законам пародий строятся также эпизоды, связанные с гибелью и воскрешением Присыпкина. Сцены с замороженным Присыпкиным в обледеневшем погребе и строительной бригадой, обнаружившей «индивида», по наблюдению М. С. Петровского, похожи на ситуацию в романе американского писателя Эдуарда Беллами «Через сто лет» (1888). Герой этого социально-утопического романа тоже замерзает во время катастрофы накануне своей свадьбы и, размороженный через сто лет, знакомится с обществом будущего.



Очевидно, что-то не так в обществе торжествующего коллективизма, где очутился Присыпкин, если прежний «клоп, клопуля» оказывается ему ближе, чем стрелявшаяся из-за любви к нему, но выздоровевшая Зоя Березкина.




Друг у власти — потерянный друг. Генри Брукс Адамс
ещё >>